Глава 29

Post mortem: Почему пал Тобрук

Тогда у меня не было времени написать post mortem по Тобруку. Но военная сторона дела была ясна и понятна. Не удивительно ли то, что Тобрук выдержал семимесячную осаду и не смог выстоять однодневного штурма?

Я полагаю, нет. В начале 1941 года, когда мы первый раз штурмовали обороняемые австралийцами укрепления, у Роммеля не было ни одной полностью укомплектованной дивизии. Большая часть наших сил занималась подготовкой надежного плацдарма. Роммель не вел непрерывного штурма крепости в течение семи месяцев. Две попытки взять Тобрук были предприняты в апреле и в начале мая 1941 года. После этого он сосредоточил свое внимание на границе, совершенствуя свой план полномасштабного штурма в ноябре. Этот план мог бы иметь успех, но тогда Роммелю противостояла более мощная крепость, чем Тобрук июня 1942 года.

За время пребывания австралийцев в Тобруке они усердно и искусно укрепляли его оборонительные сооружения, и эту крепость уже нельзя было сравнить с той, которую взял генерал Уэйвел. Первые атаки Роммеля были направлены против двух особенно сильных секторов на юго-западной стороне крепости, а поскольку он повторял свои атаки, то защитникам удавалось сконцентрировать свои резервы, и особенно танки, в месте возникновения угрозы. А когда атаки прекращались, они укрепляли свою оборону по всему периметру.

Когда же Роммель атаковал в июне, защитники не были готовы к штурму ни физически, ни психологически. Я не хочу сказать ничего плохого о боевом духе южноафриканцев, хотя большая часть дивизии была относительно неопытна; у нее просто не было такой боевой закалки, приобретаемой в постоянных боях, как у многих их товарищей и у Африканского корпуса. В целом гарнизон, вероятно, не предвидел поражения, и, тем не менее, 8-я армия была вытеснена за пределы хорошо укрепленного рубежа Газалы. Жестокие танковые сражения у Рыцарского Моста были проиграны, и осажденные в крепости знали, что остатки 8-й армии оказались оттесненными далеко назад к границе.

В гарнизоне не было уныния, но не было и победного духа. Роммель же упивался своим успехом, как и солдаты его Африканского корпуса.

Физически гарнизон Тобрука деградировал, поскольку не ждал новой осады. В ноябре 8-я армия была уверена, что одним махом сумеет разорвать ее кольцо. После сражений с переменным успехом Роммель был оттеснен назад к Эль-Агейле, хотя отбросить за этот рубеж его не удалось; а Тобрук психологически рассматривался англичанами просто как удобная база снабжения. Даже когда 8-я армия откатилась назад к Газале, Тобрук не стал спешно готовиться к отражению штурма: разве передовые опорные пункты не удержат противника на расстоянии? Поэтому минные поля были ослаблены и тысячи мин были взяты для укрепления рубежа Газалы. Без должного ухода осыпался противотанковый ров.

И наконец, по неизвестной причине, когда в Тобруке уже чувствовалась угроза, все почему-то решили, что Роммель будет снова наступать в секторе Медаввы. И это при том, что были захвачены некоторые наши секретные документы, из которых стали ясны первоначальные планы Роммеля атаковать Бир-Хакейм и рубеж Газалы с флангов и ударить в районе Эль-Адема и Сиди-Резей! Этот первоначальный план предполагал штурм крепости со стороны Эль-Дуды, если мы туда доберемся; и вот теперь Роммель в точности выполнил свое намерение, которое, как показал результат, оказалось совершенно неожиданным для врага. Сейчас у Роммеля появилось преимущество, которого не было 14 месяцев назад. В 1941 году он не обладал информацией о системе обороны, и даже позднее она была минимальна. Первая карта, содержащая точные детали, была получена только после первого штурма, сведения о числе и мощи опорных пунктов оказались для нас совершенно неожиданными. Но за месяцы осады система обороны была тщательно изучена, а ко времени разработки плана штурма в ноябре были определены все сильные и слабые стороны каждого сектора.

Теперь же, в июне, каждый элемент оборонительной системы был слабее, чем в ноябре. Морская линия фронта Тобрука протянулась на 40 километров, наземная – на 58 километров. И для обороны такого растянутого фронта 8-я армия выделила всего лишь 61 противотанковое орудие, из которых, как нам стало известно позже, 6-фунтовыми были только восемнадцать! Это не позволяло командующему гарнизона сконцентрировать достаточную мощь в резерве для создания противотанкового щита, который мог отбросить или сдержать напористое продвижение наших танков, пока танки защитников не будут сосредоточены для эффективного контрудара.

Тобрук пал потому, что у его защитников не было плана отражения неожиданного мощного штурма, и еще потому, что танки, в задачу которых входило не подпустить Роммеля на расстояние прямого удара, были разбиты в открытом поле.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх