Загрузка...



  • Приложение 1. Рюриковичи — великие киевские князья
  • Приложение 2. Рюриковичи — короли Руси (галицкие князья)
  • Приложение 3. Рюриковичи — великие князья владимирские, московские, цари
  • Приложение 4. Родословная роспись московской княжеской династии
  • Приложение 5. Некрополь Рюриковичей в Архангельском соборе Московского Кремля
  • Приложение 6. Материалы к библиографии по истории рода Рюриковичей
  • Приложение 7. Рюриковичи в русской поэзии.
  • Приложение 8. Родословные таблицы Рюриковичей (1 – 12)
  • Приложения

    Приложение 1. Рюриковичи — великие киевские князья

    За основу взят список «Киевские князья-сениоры X — середины XIII в.» из книги: Подскальски Г. Христианство и богословская литература в Киевской Руси (988 — 1237 гг.). СПб., 1996. С. 472 — 474, составленный А. Поппэ.

    1. Игорь Рюрикович 912 — ноябрь 944/945

    2. Ольга (Елена) 945 — 11.07.969

    3. Святослав Игоревич 945 — весна 972

    4. Ярополк Святославич Весна 972 — 980

    5. Владимир (Василий) Святославич 980 — 15.07.1015

    6. Святополк (Пётр) Владимирович (Окаянный) Июль 1015 — конец 1015

    7. Ярослав (Георгий) Владимирович (Мудрый) Конец 1015 — после 22.07.1018

    8. Святополк Окаянный (второй раз) 14.08.1018 — конец 1018

    9. Ярослав Мудрый (второй раз) 1019 — 20.02.1054

    10. Изяслав (Дмитрий) Ярославич Февраль 1054 — 15.09.1068

    11. Всеслав Изяславич 15.09.1068 — апрель 1069

    12. Изяслав Ярославич (второй раз) 2.05.1069 — март 1073

    13. Святослав (Николай) Ярославич 22.03.1073 — 27.12.1076

    14. Всеволод (Андрей) Ярославич 1.01.1077 — июль 1077

    15. Изяслав Ярославич (третий раз) 15.07.1077 — 3.10.1078

    16. Всеволод Ярославич (второй раз) Октябрь 1078 — 13.04.1093

    17. Святополк (Михаил) Изяславич 24.04.1093 — 16.04.1113

    18. Владимир (Василий) Всеволодович (Мономах) 20.04.1113 — 19.05.1125

    19. Мстислав (Фёдор) Владимирович (Великий) 20.05.1125 — 15.04.1132

    20. Ярополк Владимирович 17.04.1132 — 18.02.1139

    21. Вячеслав Владимирович 22.02.1139 — 4.03.1139

    22. Всеволод (Кирилл) Ольгович (Всеволод II) 5.03.1139 — 1.08.1146

    23. Игорь (Георгий?) Ольгович 1 — 13.08.1146

    24. Изяслав (Пантелеймон) Мстиславич 13.08.1146 — 27.08.1149

    25. Юрий Владимирович (Долгорукий) Конец августа 1149 — лето 1150

    26. Изяслав Мстиславич с Вячеславом Владимировичем (оба вторично) Лето 1150

    27. Юрий Владимирович (второй раз) До осени 1150 — весна 1151

    28. Изяслав Мстиславич с Вячеславом Владимировичем (оба в третий раз) Весна 1151 — 13.11.1154

    29. Вячеслав Владимирович с Ростиславом (Михаилом) Мстиславичем Ноябрь — декабрь 1154

    30. Изяслав Давыдович Начало — март 1155

    31. Юрий Долгорукий (третий раз) 20.03.1155 — 15.05.1157

    32. Изяслав Давыдович (второй раз) 19.05.1157 — декабрь 1158

    33. Мстислав (Фёдор) Изяславич 22.12.1158 — 11.04.1159

    34. Ростислав Мстиславич (второй раз) 12.04.1159 — между 8 и 12.02.1161

    35. Изяслав Давыдович (третий раз) 12.02. — 6.03.1161

    36. Ростислав Мстиславич (третий раз) Март 1161 — 14.03.1167

    37. Владимир Мстиславич Март — май 1167

    38. Мстислав Изяславич (второй раз) 19.05.1167 — 12.03.1169

    39. Глеб Юрьевич Март 1169 — конец февраля 1170

    40. Мстислав Изяславич (третий раз) Начало марта — 13.04.1170

    41. Глеб Юрьевич (второй раз) Апрель 1170 — 20.01.1171

    42. Владимир Мстиславич (второй раз) 15.02. — 10.05.1171

    43. Роман (Борис) Ростиславич Июль 1171 — февраль 1173

    44. Михаил и Всеволод (Дмитрий) Юрьевичи 18.02. — 24.03.1173

    45. Рюрик (Василий) Ростиславич 24.03. — осень 1173

    46. Ярослав (Иоанн) Изяславич Ноябрь — декабрь 1173

    47. Святослав (Михаил) Всеволодович 12 дней в декабре 1173 или в январе 1174

    48. Ярослав Изяславич (второй раз) Начало — лето 1174

    49. Роман Ростиславич (второй раз) Лето 1174 — июль 1176

    50. Святослав Всеволодович (второй раз) 20.07.1176 — август/сентябрь 1180

    51. Рюрик Ростиславич (второй раз) Август/сентябрь 1180 — лето 1181

    52. Святослав Всеволодович (третий раз) Лето 1181 — 25.07.1194

    53. Рюрик Ростиславич (третий раз) Июль 1194 — осень 1201

    54. Ингварь Ярославич Осень 1201 — конец 1202

    55. Рюрик Ростиславич (четвёртый раз) 1/2.01.1203 — зима 1204

    56. Роман Мстиславич 1204 — лето 1205

    57. Рюрик Ростиславич (пятый раз) Июль 1205 — 1206

    58. Всеволод (Даниил) Святославич (Чермный) Лето — осень 1206

    59. Рюрик Ростиславич (шестой раз) Осень 1206 — весна 1207

    60. Всеволод Святославич (второй раз) Весна — ноябрь 1207

    61. Рюрик Ростиславич (седьмой раз) Ноябрь 1207 — осень 1210

    62. Всеволод Святославич (третий раз) Осень 1210 — 1212

    63. Ингварь Ярославич (второй раз) 1212

    64. Мстислав (Борис) Романович 1212 — 1218

    65. Владимир (Дмитрий) Рюрикович 1219

    66. Мстислав Романович (второй раз) 1219 — 31.05.1223

    67. Владимир Рюрикович (второй раз) 16.06.1223 — июнь 1235

    68. Изяслав Мстиславич Июнь — конец 1235

    69. Владимир Рюрикович (третий раз) Конец 1235 — 1236

    70. Ярослав (Фёдор) Всеволодович (Ярослав II) 1236 — весна 1238

    71. Михаил Всеволодович Лето 1238 — весна 1240

    72. Ростислав Мстиславич Весна — лето 1240

    73. Даниил (Иоанн) Романович с лета 1240

    6 декабря 1240 г. Киев был взят Батыем.

    Приложение 2. Рюриковичи — короли Руси (галицкие князья)

    1. Король Даниил Романович 1253 — 1264

    2. Лев Данилович 1264 — 1301?

    3. Король Юрий Львович 1301? — 1308

    4. Андрей и Лев Юрьевичи 1308 — 1323

    Приложение 3. Рюриковичи — великие князья владимирские, московские, цари

    1. Андрей Юрьевич (Боголюбский) 4.06.1157 — 29.06.1174

    2. Ярополк Ростиславич Осень 1174 — 15.06.1175

    3. Михаил Юрьевич Июнь 1175 — 19.06.1176

    4. Всеволод (Дмитрий) Юрьевич (Большое Гнездо, Всеволод III) Июнь 1176 — 15.04.1212

    5. Юрий Всеволодович Апрель 1212 — 21.04.1216

    6. Константин Всеволодович Апрель 1216 — 2.02.1218

    7. Юрий Всеволодович (второй раз) Февраль 1218 — 4.03.1238

    8. Ярослав (Фёдор) Всеволодович (Ярослав II) 1238 — 30.09.1246

    9. Святослав (Гавриил) Всеволодович 1246 — 1248

    10. Михаил Ярославич (Хоробрит) 1248 — 1249

    11. Андрей Ярославич 1249 — июль 1252

    12. Александр Ярославич (Невский) 1252 — 14.11.1263

    13. Ярослав (Афанасий) Ярославич (Ярослав III) 1264 — 16.09.1271

    14. Василий Ярославич 1272 — январь 1276

    15. Дмитрий Александрович 1276 — 1281

    16. Андрей Александрович 1281 — 1283

    17. Дмитрий Александрович (второй раз) 1283 — 1294

    18. Андрей Александрович (второй раз) 1294 — 27.07.1304

    19. Михаил Ярославич 1304 — 1317

    20. Юрий Данилович 1317 — 1322

    21. Дмитрий Михайлович (Грозные Очи) 1322 — 1326

    22. Александр Михайлович 1326 — 1328

    23. Александр Васильевич 1328 — 1331

    24. Иван Данилович (Калита, Иван I) 1328 — 31.03.1340

    25. Семён Иванович (Гордый) 1340 — 27.04.1353

    26. Иван Иванович (Красный, Иван II) 1353 — 13.11.1359

    27. Дмитрий (Фома) Константинович 22.06.1360 — 1362

    28. Дмитрий Иванович (Донской) 1362 — 19.05.1389

    29. Василий I Дмитриевич 15.08.1389 — 27.02.1425

    30. Василий II Васильевич (Тёмный) 1425 — 25.04.1433

    31. Юрий Дмитриевич Апрель — лето 1433

    32. Василий II (второй раз) Лето 1433 — 20.03.1434

    33. Юрий Дмитриевич (второй раз) 31.03. — 5.06.1434

    34. Василий Юрьевич (Косой) Июнь — июль 1434

    35. Василий II (третий раз) Июль 1434 — февраль 1446

    36. Дмитрий Юрьевич (Шемяка) 12.02.1446 — февраль 1447

    37. Василий II (четвёртый раз) 17.02.1447 — 27.03.1462

    38. Иван III (Тимофей) Васильевич (Великий) 1462 — 27.10.1505

    39. Василий III (Гавриил) Иванович 1505 — 4.12.1533

    40. Иван IV Васильевич (Грозный) 1533 — 18.03.1584, царь с 16.01.1547

    41. Фёдор Иоаннович 1584 — 7.01.1598

    42. Василий Иоаннович (князь Шуйский) 19.05.1606 — 17.07.1610

    Приложение 4. Родословная роспись московской княжеской династии

    Колено I

    1. Святой Даниил Александрович (1261 — 4/5.03.1303, Москва). Младший сын Александра Невского. Московский князь с 1280-х гг. Умер в схиме. Похоронен в Даниловом монастыре. Ж.: Мария.

    Колено II

    2(1). Георгий (Юрий) Данилович (1281? — убит 21.11.1325 в Орде князем Дмитрием Михайловичем Тверским. Похоронен 8.02.1326 в Архангельском соборе Москвы). Князь Московский с 1303, великий князь Владимирский в 1317 — 1322. Ж.: 1). в Ростове с 1297, вероятно, ростовская княжна, дочь князя Константина Борисовича; 2) с 1317 – Кончака (Агафья), ум. в 1318 в Твери, похоронена в Ростове, сестра хана Узбека.

    3(1). Афанасий Данилович (ум. 1322 иноком в Новгороде, похоронен в Спасской церкви на «Городище»). Князь Новгородский в 1315 — 1322. Ж.: Анна (ум. после 1326).

    4(1). Александр Данилович (ум. осенью 1308).

    5(1). Борис Данилович (ум. в 1320, похоронен в Успенском соборе Владимира). Князь Нижегородский с 1311.

    6(1). Андрей Данилович (?).

    7(1). Семён Данилович (?).

    8(1). Иван Данилович Калита (в иночестве Ананий) (ок. 1288 — 31.03.1340, Москва). Князь Московский с 1325, великий князь Владимирский с 1328. Ж.: 1). Елена, ум. 1.03.1331; 2). с 1332 — Ульяна, ум. после 1340, от неё родились две младшие дочери.

    Колено III

    9(2). Софья Георгиевна (Юрьевна), ум. до 1339, с 13.11.1320 в Костроме за Константином Михайловичем (1306 — 1345), впоследствии князем Тверским (сын Михаила Ярославича тверского).

    10(8). Симеон (Созонт) Иванович (7.09.1317 — 27.04.1353, Москва). Князь Московский и великий князь Владимирский с 1340. Ж.: 1). с зимы 1333 — Айгуста (в крещении Анастасия) Гедиминовна, ум. в схиме 11.03.1345, дочь великого литовского князя Гедимина; 2). с 1345 — Евпраксия, дочь Фёдора Святославича, князя Смоленского, развод — 1346; 3). с весны 1347 — Мария (в иночестве Фетинья), ум. 17.03.1399, дочь Александра Михайловича, князя Тверского.

    11(8). Даниил Иванович (1320 — до 1336).

    12(8). Мария Ивановна (ум. летом 1356 от мора). С 1328 за Константином Васильевичем, князем Ростовским (ум. в 1365 в Ростове от мора), принадлежал к младшей линии князей Ростовских. Их потомки: князья Хохолковы-, Катыревы-, Буйносовы-, Яновы-, Губкины-, Тёмкины-, Касаткины-, Ласткины-, Пужбольские-, Бычковы-, Бритые-, Лобановы-Ростовские.

    13(8). Евдокия Ивановна, ум. 1342. С 1330-х гг. за Василием Давыдовичем Грозные Очи, князем Ярославским (ум. зимой 1345, претендент на великокняжеский стол в 1340). Их потомки: князья Курбские, Троекуровы, Алабышевы, Аленкины, Сисеевы, Шастуновы, Гагины, Пенковы, Кубенские, Засекины, Сонцовы, Щетинины, Юхотские и Шаховские.

    14(8). Феодосия Ивановна (в иночестве Феодора), ум. после 1389. Жена Фёдора Романовича, князя Белозерского, погибшего в Куликовской битве 8.09.1380.

    15(8). Феотиния Ивановна.

    16(8). Иван II Иванович Красный (30.03.1326, Москва — 13.11.1359, там же). Князь Московский и великий князь Владимирский с 1353 (занял Владимирский стол 25.03.1354). Ж.: 1). с зимы 1341 — Феодосия, ум.1342, дочь Дмитрия Романовича, князя Брянского; 2). с 1345 — Александра (в иночестве Мария), ум. 27.12.1364 от мора, вероятно, дочь московского тысяцкого Василия Вельяминова.

    17(8). Андрей Иванович (4.07.1327 — 6.06.1353, от мора). Родоначальник династии серпуховских и боровских князей. Ж.: с 1345 — Мария (в иночестве Марфа), ум. 2.12.1389, дочь Ивана Фёдоровича, князя Галицкого (потомство Константина Ярославича, младшего сына Ярослава II).

    18(8). Мария Ивановна.

    19(8). Феодосия Ивановна.

    Колено IV

    20(10). Василий Семёнович (12.04.1337 — нач. 1338).

    21(10). Василиса Семёновна (ум. 20.04.1368), с зимы 1349/50 за Михаилом Васильевичем (1331 — 20.12.1373), князем Кашинским (внуком Михаила Ярославича тверского).

    22(10). Константин Семёнович, род. и ум. в 1341, жил один день.

    23(10). Даниил Семёнович (15.12.1347 — ум. в младенчестве?).

    24(10). Михаил Семёнович (1348 или сент. 1349 — ум. в младенчестве).

    25(10). Семён Семёнович (февраль 1352 — сер. марта 1353, умер от мора).

    26(11). Иван Семёнович (зима 1350/51 — март 1353, умер от мора).

    27(16). Святой Дмитрий Иванович Донской (12.10.1350 — 19.05.1389, Москва). Князь Московский с 1359, великий князь Владимирский с 1362. Канонизирован Русской Православной церковью на Поместном соборе в июне 1988. Ж.: с 18.01.1367 в Коломне — Евдокия, в иночестве Евфросиния, (ум. 7.06.1407, похоронена в основанном ею Московском Вознесенском монастыре), дочь Дмитрия Константиновича, князя Нижегородского. Канонизирована Русской православной церковью.

    28(16). Иван Иванович (после 1350 — 23.10.1364, умер от мора). Князь Звенигородский с 1359.

    29(16). Анна Ивановна, за князем Дмитрием Михайловием Боброк-Волынским, героем Куликовской битвы, внуком Гедимина (?).

    30(16). Любовь (?) Ивановна, за литовским князем Дмитрием Кориатовичем, внуком Гедимина.

    31(17). Иван Андреевич (между 1345 и 1353 — 1358).

    32(17). Владимир Андреевич Храбрый Донской (15.07.1353 — май 1410). Князь Серпуховской (основал город в 1374), Боровский, в разное время владел также Угличем, Галичем, Дмитровом и другими городами. Ж.: с 1372 — Елена (в иночестве Евпраксия) Ольгердовна, ум. 15.09.1438, дочь великого литовского князя Ольгерда, внучка Гедимина. Владела Лужею, а из московских сёл Коломенским и Ногатинским.

    Колено V

    33(27). Даниил Дмитриевич (до 1371- до 1383).

    34(27). Василий I Дмитриевич (30.12.1371, Москва — 27.02.1425, там же). Великий князь Владимирский и Московский с 1389 (поставлен на владимирский стол ордынским послом 15.08.1389). Ж.: с 9.01.1391 — Софья (в иночестве Синклитиния) Витовтовна (1371 — 5.07.1453), дочь великого литовского князя Витовта, правнучка Гедимина.

    35(27). Георгий (Юрий) Дмитриевич (26.11.1374, Переяславль, крещён Сергием Радонежским — умер скоропостижно 5.06.1434, Москва). князь Галичский и Звенигородский с 1389, великий князь Московский (апрель — лето 1433 и с 31.03.1434). Ж.: с 1400 в Москве — Анастасия, ум.11.06.1422 в Звенигороде, дочь Юрия Святославича, князя Смоленского.

    36(27). Семён Дмитриевич, ум. 11.09.1379.

    37(27). Софья Дмитриевна, с сент. 1386 за Фёдором Ольговичем, князем Рязанским (умер ок. 1427).

    38(27). Анастасия Дмитриевна, с 23.09.1397 за князем Иваном Всеволодовичем Холмским (умер 27.03.1402).

    39(27). Мария Дмитриевна, ум. 15.05.1399, с 14.06.1394 в Москве за литовским князем Лугвением-Семёном Ольгердовичем, внуком Гедимина.

    40(27). Андрей Дмитриевич (14.08.1382 — 9/10.07.1432, Можайск). Князь Можайский и Верейский с 1389. Ж.: с 8.10.1403 в Москве — Аграфена (Агриппина), дочь Александра Патрикеевича, князя Стародубского, правнука Гедимина.

    41(27). Пётр Дмитриевич (29.07.1385, крещён Сергием Радонежским — февраль 1428). Князь Дмитровский с 1389. Ж.: с 16.01.1406 в Москве — Евфросинья Полиевктовна, умерла в иночестве в апреле 1466, внучка московского тысяцкого Василия Васильевича Вельяминова.

    42(27). Анна Дмитриевна, родилась 8.01.1388, вышла замуж за князя Юрия Патрикеевича, правнука Гедимина, родоначальника князей Голицыных, Куракиных и Щенятевых.

    43(27). Иван Дмитриевич (в иночестве Иоасаф), умер в июле 1393.

    44(27). Константин Дмитриевич (14 или 15.05.1389 — 9.05.1434, похоронен в Симоновом монастыре), в иночестве Кассиан. Князь Угличский. Ж.: Анастасия, ум. в октябре 1419.

    45(32). Андрей-большой Владимирович, ум. до 1410.

    46(32). Иван Владимирович (весна 1381, Москва — 7.10.1422). Князь Серпуховской с 1410. Ж.: с весны 1401 в Москве — Василиса Фёдоровна, дочь рязанского князя Фёдора Ольговича.

    47(32). Семён Владимирович (в иночестве Савва), умер осенью 1426 от мора. Князь Боровский с 1410. Ж.: с января 1404 в Москве — Василиса (в иночестве Мария), ум. после 1462, дочь Семёна Романовича, князя Новосильского.

    48(32). Ярослав-Афанасий Владимирович (18.01.1388, Дмитров — 16.08.1426, умер от мора). Князь Малоярославецкий с 1410 (в его честь был основан город Малоярославец). Ж.: 1) с зимы 1408 — Анна, ум. 1411 в Боровске, дочь князя Семёна Васильевича Новленского; 2) Мария Фёдоровна Кошкина-Голтяева, ум. после 1456, дочь родоначальника рода Романовых. Дети родились от второго брака.

    49(32). Фёдор Владимирович (26.01.1389 — ум. до 1406).

    50(32). Андрей-меньшой Владимирович (ум. 5.11.1426 от мора). Князь Радонежский с 1410. Ж.: Елена, ум. между 1428 и 1432, дочь боярина Ивана Дмитриевича Всеволожского.

    51(32). Василий Владимирович (9.07.1394 — 1427, умер от мора). Князь Перемышльский с 1410, совместно с братом Андреем владел Угличем. Ж.: Ульяна, ум. после 1446.

    Колено VI

    52(34). Георгий (Юрий) Васильевич (30.03.1393 или 1395 — 30.11.1400).

    53(34). Иван Васильевич (15.01.1396 — 20.07.1417). Ж.: с 14.01.1416 — дочь Ивана Владимировича, князя Пронского.

    54(34). Даниил Васильевич (6.12.1401 — апр. 1402).

    55(34). Василиса Васильевна, в первом браке с 5.02.1419 за князем Александром Ивановичем Брюхатым, во втором — за князем Александром Ивановичем Взметнем (оба происходят из династии Суздальско-Нижегородских князей).

    56(34). Семён Васильевич (13.01. — апр. 1405).

    57(34). Анна Васильевна (1400 — 1417, умерла от мора в Константинополе), с 1411 за Иоанном Палеологом (впоследствии император Иоанн VIII, ум. 31.10.1448), сыном византийского императора Мануила II.

    58(34). Анастасия Васильевна, с 1417 за князем Олелько Владимировичем киевским (ум. в 1455), внуком великого литовского князя Ольгерда.

    59(34). Василий II Васильевич Тёмный (10.03.1415 — 27.03.1462, Москва). Великий князь Московский с 1425 (с перерывами), поставлен на великокняжеский стол в Москве ордынским послом 5.10.1432, ослеплён 14.02.1446 в Москве. Ж.: с 8.02.1433 — Мария (в иночестве Марфа) Ярославна, княжна Боровская (приняла постриг 2.02.1478, ум. 4.07.1485), владела Ростовом и Нерехтой.

    60(35). Василий Юрьевич Косой (ум. 10.11.1448). Князь Московский в июне — июле 1434, князь Звенигородский с 1434, ослеплён 21.05.1436. Ж.: с 1432 — дочь князя Андрея Владимировича радонежского.

    61(35). Дмитрий Юрьевич Шемяка (ум. 17.07.1453 в Новгороде, отравлен, ныне похоронен в новгородском Софийском соборе). Князь Московский с 12.02.1446 по начало 1447, князь Галичский до 1450. Ж.: с 1436 — Софья, дочь Дмитрия Васильевича, князя Заозерского. 7.02. 1456 бежала из Новгорода в Литву, где и умерла.

    62(35). Дмитрий Юрьевич Красный (ум. 22.09.1440 в Галиче). Князь Бежецкого Верха и Галича.

    63(35). Иван Юрьевич, ум. в монашестве в 1432, вероятно, «болезный».

    64(40). Анастасия Андреевна (ум. 12.02.1451), первая жена тверского князя Бориса Александровича (ум. 10.02.1461 в Твери).

    65(40). Иван Андреевич (ум. после 1471). Второй князь Можайский с 1432, пленил Василия II 13.02.1446, в 1454 бежал с женой и детьми в Литву, где был владетелем Стародуба, Гомеля, Брянска, Любеча. Жена — дочь князя Фёдора Львовича Воротынского.

    66(40). Михаил Андреевич (ум. 12.04.1486, похоронен в Пафнутьево-Боровском монастыре). Князь Верейский и Белоозерский с 1432, Вышгородский в 1450 — 1464. Жена — Елена Ярославна, княжна Боровская.

    67(44). Семён Константинович.

    68(46). Мария Ивановна, за Александром Фёдоровичем, князем Ростовским.

    69(48). Василий Ярославич, умер зимой 1483 в заточении (на его захоронении в Архангельском соборе почему-то стоит дата 17.03.1462). Князь Боровский, схвачен 10.07.1456, сослан в Углич, а затем на Вологду. Ж.: 1) ум. до 1450; 2). с 1454, в 1456 бежала в Литву.

    70(48). Мария Ярославна, с 1433 жена Василия II (№ 59).

    71(48). Елена Ярославна, за Михаилом Андреевичем верейским (№ 66).

    72(50). Дочь Андрея Радонежского, с 1432 за Василием Косым (№ 60).

    Колено VII

    73(59). Георгий (Юрий) Васильевич Большой (осень 1437 — янв. 1441).

    74(59). Иван III (Тимофей) Васильевич Грозный или Великий (22.01.1440, Москва — 27.10.1505, там же). Великий князь Московский с 1462. Ж.: 1) с 4.06.1452 — Мария Борисовна, княжна тверская (1422 — 22.04.1467); 2) с 12.11.1472 — Зоя (Софья) Фоминична Палеолог (ок. 1448 — 17.04.1503), дочь деспота Мореи, племянница последнего византийского императора Константина XII Палеолога Драгаша (ранее была просватана за принца Караччиоло).

    75(59). Георгий (Юрий) Васильевич Меньшой (22.01.1441 — 12.09.1472, Москва), с 1462 князь Дмитрова, Можайска, Серпухова.

    76(59). Андрей Васильевич Большой Горяй (13.08.1446, Углич — 6.11.1493, умер в заточении в Москве). Князь Угличский с 1462, схвачен 20.09.1491, уморен в темнице. Ж.: с 27.05.1470 в Москве — Елена, ум. 2.04.1483, дочь князя Романа Андреевича Мезецкого.

    77(59). Семён Васильевич (1.09.1447 — между 1449 и 1451).

    78(59). Борис Васильевич (21.07.1449 — 26.05.1494, Руза). Князь Волоцкий и Рузский с 1462, позднее Вышгородский и Суходольский. Ж.: с 9.05.1471 — княжна Ульяна Михайловна Холмская, ум. 4.11.1503 (из тверской династии Рюриковичей).

    79(59). Андрей Васильевич Меньшой (8.08.1452 — 5.07.1481). Князь Вологодский с 1462, позднее Тарусский и Серпуховской.

    80(59). Анна Васильевна (ум. в апреле 1501), с 28.01.1464 за Василием Ивановичем (ум. в 1483), князем Рязанским (своим троюродным братом).

    81(59). Дмитрий Васильевич (30.09.1455 — до 1461).

    82(59). Мария Васильевна (ум. в апреле 1465).

    83(61). Иван Дмитриевич Шемякин (ум. после 1485), с 1454 в Литве, там был князем Рыльским и Новгород-Северским. Ж.: гречанка.

    84(61). Мария Дмитриевна (ум. 13.02.1456 в Новгороде), с 1452 за князем Александром Васильевичем Чарторыйским (ум. после 1477).

    85(65). Андрей Иванович (ум. ок. 1487), князь Брянский (в Литве). Ж.: княжна Евдокия Александровна Чарторыйская.

    86(65). Семён Иванович (ум. в феврале 1502), в Литве владел Стародубом, Любечем. Гомелем, Черниговом, Карачевом, с 1500 служил в Москве.

    87(66). Анастасия Михайловна, не позже апреля 1486 вышла замуж за князя Осипа Андреевича Дорогобужского (из тверской династии Рюриковичей).

    88(66). Василий Михайлович Удалой (ум. ок. 1501), князь Верейский (упоминается с 1468), в 1483 бежал в Литву с женой. С 2.10.1483 князь Любеча. Ж.: Мария Андреевна Палеолог, племянница Софьи Палеолог.

    89(66). Иван Михайлович (ум. между 1476 и 1483).

    90(69). Иван Васильевич (от первого брака), в 1456 бежал в Литву, где и умер. В Литве владел городами Клецком и Рогачёвом.

    91(69) Иван Васильевич.

    92(69). Андрей Васильевич.

    93(69). Василий Васильевич. Все три сына Василия Ярославича родились от второго брака. Сосланы в Кострому, где и умерли.

    Колено VIII

    94(74). Иван Иванович Молодой (15.02.1458, Москва — в ночь на 8.03.1490, там же), великий князь Тверской с 1485. Ж.: с 7.01.1483 — Елена Стефановна (убита 18.01.1505), дочь валашского господаря Стефана III Великого. С 1502 в заточении.

    95(74). Елена Ивановна (18.04.1474 — после 1479).

    96(74). Феодосия Ивановна (28.05.1475 — после 1479).

    97(74). Елена Ивановна (19.05.1476 — 20.01.1513), с 15.02.1495 в Вильно за Александром Казимировичем (1461 — 1506), великим князем Литовским (с 1492), королём Польши (с 1501).

    98(74). Василий III (Гавриил, в иночестве Варлаам) Иванович (25.03.1479, Москва — 4.12.1533, там же). Великий князь Московский с 1505. Ж.: 1). с 4.09.1505 по 1525 — Соломония Юрьевна Сабурова (в иночестве Софья), ум. 18.12.1542 в Суздальском Покровском монастыре; 2) с 21.01.1526 — княжна Елена Васильевна Глинская (1508 — 3.04.1538).

    99(74). Георгий (Юрий) Иванович (23.03.1480 — 3.08.1536, уморен голодом в темнице), князь Дмитровский, схвачен 11.12.1533.

    100(74). Дмитрий Иванович Жилка (6.10.1481 — 14.02.1521, Углич), князь Угличский.

    101(74). Феодосия Ивановна (29.05.1485 — 19.02.1501), с 13.02.1500 за князем Василием Даниловичем Холмским, ум. после 1508.

    102(74). Семён Иванович (21.03.1487 — 26.06.1518), князь Калужский.

    103(74). Андрей (церковное имя — Евгений) Иванович (5.08.1490, Москва — 10.12.1537, там же). Князь Старицкий, схвачен в июне 1537, погиб в темнице. Ж.: с янв. 1533 — княжна Евфросиния (в иночестве Евдокия) Андреевна Хованская, дочь князя Андрея Фёдоровича Хованского, с авг. 1563 инокиня, убита 20.10.1569 по приказу Ивана Грозного.

    104(74). Борис Иванович, ум. после дек. 1503.

    105(74). Евдокия Ивановна (1492 — февраль 1513), с 23.01.1506 за татарским царевичем Куйдакулом Ибреимовичем (с дек. 1505 — в крещении Пётр), ум. в марте 1523. Одна из их дочерей, Анастасия (ум. в 1540), с августа 1529 была женой князя Фёдора Михайловича Мстиславского (ум. в 1540). Их внучка (от сына Ивана, ум. в 1586) — Анастасия — жена Симеона Бекбулатовича (ум. в 1616), сделанного Иваном Грозным в 1575 московским государем (Симеон Бекбулатович был родным племянником второй жены Ивана Грозного — Марии Темрюковны и потомком последнего хана Золотой Орды — Ахмата).

    106(76). Ульяна Андреевна (в иночестве Евпраксия), ум. 15.05.1537 (похоронена в московском Новодевичьем монастыре), до 1486 вышла замуж за князя Ивана Семёновича Кубенского (ум. в апреле 1500).

    107(76). Дочь Андрея Горяя, до 1491 вышла замуж за князя Андрея Дмитриевича Курбского.

    108(76). Святой Иван Андреевич (1477, Великие Луки — 19.05.1522, Спасо-Прилуцкий монастырь в Вологде, там же и похоронен), в иночестве Игнатий, схвачен в 1491, умер схимником в оковах. Канонизирован Русской Православной церковью.

    109(76). Дмитрий Андреевич (до зимы 1483 —?), с 1491 в заточении, 20.12.1540 с него были сняты оковы, после он жил в Переяславле. Похоронен в Спасо-Прилуцком монастыре.

    110(78). Фёдор Борисович, ум. 3.05.1513, князь Волоцкий с 1494, похоронен в Иосифо-Волоцком монастыре. Ж.: 1) с 1504 — Мария; 2) Анна.

    111(78). Иван Борисович (между 1478 и 1479 — 28.11.1504, похоронен в Иосифо-Волоцком монастыре), князь Рузский с 1494.

    112(78). Анна Борисовна, ум. до 1503, жена князя Петра большого Дмитриевича Хохолкова-Ростовского.

    113(83). Василий Иванович Шемячич (ум. в Москве в заточении 10.08.1529), с 1500 служил в Москве, князь Новгород-Северский и Рыльский, схвачен 12.05.1523. Ж.: в иночестве Евфимия, ум. в середине XVIII в. в Суздальском Покровском монастыре.

    114(83). Семён Иванович Шемячич, умер до 1500 (?).

    115(83). Владимир Иванович Шемячич.

    116(83). Иван Иванович Шемячич.

    117(83). Дочь (Мария?), за князем Юрием Васильевичем Путятиным.

    118(85). Фёдор Андреевич, погиб в Брянске в 1486.

    119(86). Василий Семёнович (ум. между весной 1515 и сент. 1518), с 1500 служил в Москве. Владел Стародубом, Гомелем, Черниговом, Карачевом и Любечем. Ж.: с 1506 — Мария Юрьевна Сабурова, сестра Соломонии.

    120(88). Софья Васильевна (ум. в авг. 1549), за Ольбрахтом Мартиновичем Гаштольдом (ум. в 1539).

    121(90). Князь Фёдор Иванович Боровский (ум. в 1521 в Литве бездетным). Владел городом Клецком. Ж.: с 1498 — княжна Александра Пинская.

    122(90). Ульяна Ивановна, за князем Юрием Ивановичем Гольшанским (ум. в 1536).

    123(90). Василиса Ивановна (ум. 11.05.1552), за Александром Ивановичем Ходкевичем.

    Колено IX

    124(94). Дмитрий Иванович (Внук) (10.10.1483 — погиб в тюрьме 14.02.1504). Венчан на великое княжение Московское 4.02.1498. Схвачен 11.04.1502.

    125(94). Иван Иванович (15.02.1485 —?, очевидно, умер в младенчестве).

    126(98) Иван IV Васильевич Грозный (в иночестве Иона) (25.08.1530, село Коломенское — 18.03.1584, Москва). Великий князь Московский с 1533, царь с 16.01.1547. Ж.: 1) с 3.02.1547 — Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева (ок. 1530 — 7.08.1560), дочь окольничего Романа Юрьевича Захарьина; 2) с 21.08.1561 — княжна Мария (Кученей) Темрюковна Черкасская (ум. 1.09.1569); 3) с 28.10.1571 — Марфа Васильевна Собакина (1552 — 13.11.1571); 4) с 29.04.1572 — Анна Алексеевна Колтовская (с сент.1572 инокиня Дарья, ум. 5.04.1626); 5) с янв. 1575 — Анна Григорьевна Васильчикова (ум. в иночестве в начале 1577, по другим сведениям — 7.01.1626); 6) с конца 1570-х гг. — вдова дьяка Василиса Мелентьевна Иванова; 7) с 6.09.1580 — Мария Фёдоровна Нагая (с 1591 — инокиня Марфа, ум. 20.07.1612 или 28.06.1611?).

    127(99). Георгий (Юрий) «Московский» (30.10.1532 — 24.11.1563). С авг. 1560 — князь Угличский и Калужский. Ж.: с 3.11.1547 — княжна Ульяна Дмитриевна Палецкая, дочь князя Дмитрия Фёдоровича Палецкого (с 30.04.1564 — инокиня Александра, ум. 8.05.1574 в московском Новодевичьем монастыре).

    128(103). Владимир (церковное имя — Иакинф) Андреевич (3 или 18.07.1533 — погиб по приказу Ивана Грозного 9.10.1569). Князь Старицкий с дек. 1541, Дмитровский с 1566. Ж.: 1) с 18 (или 31).05.1550 — Евдокия Александровна Нагая (ум. 1557); 2) с 28.04.1558 — княжна Евдокия Романовна Одоевская, погибла вместе с мужем 9.10.1569 (двоюродная сестра князя Андрея Михайловича Курбского).

    129(113). Иван Васильевич Шемячич-Севрюк, ум. в монастыре 5.11.1561.

    130(113). Дочь (Мария?) Василия Шемячича.

    131(113). Дочь (Евфросинья?) Василия Шемячича. С апреля 1524 обе дочери — монахини Суздальского Покровского монастыря.

    Колено X

    132(126). Анна Ивановна (10.08.1549 — 20.07.1550, похоронена в московском Новодевичьем монастыре).

    133(126). Мария Ивановна (17.03.1551 — до 1552).

    134(126). Дмитрий Иванович (окт. 1552 — утонул 4.06.1553).

    135(126). Иван Иванович (28.03.1554, Москва — 19.11.1581, Александровская слобода). Ж.: 1) с 4.11.1571 — Евдокия Богдановна Сабурова, до 1575 — инокиня Александра (ум. 28.11.1614 или в 1620? в Суздальском Покровском монастыре); 2) с лета 1575 — Феодосия (Пелагея) Михайловна Петрова-Солового, с 1579 — инокиня Прасковья (ум. в 1621 в московском Иверском монастыре); 3) с 1580 — Елена Ивановна Шереметева, с 1581 — инокиня Леонида (ум. 25.12.1586 в московском Новодевичьем монастыре).

    136(126). Евдокия Ивановна (26.02.1556 — июнь 1558).

    137(126). Фёдор Иванович (31.05.1557, под Переяславлем-Залесским — 6.01.1598, Москва). Царь с 1584, последний царь московской династии Рюриковичей. Ж.: до весны 1575 — Ирина Фёдоровна Годунова, с 1598 — инокиня Александра (ум. 26.10.1603 в московском Новодевичьем монастыре).

    138(126). Василий Иванович (род. и ум. в 1563).

    139(126). Святой Дмитрий (Уар) Иванович (19.10.1582, Москва — 15.05.1591, Углич), князь Углича с 1584 (номинально). Погиб при невыясненных обстоятельствах. Канонизирован Русской православной церковью.

    140(127). Василий Георгиевич (Юрьевич) (февраль 1559 — 20.02.1560).

    141(128). Василий Владимирович (ок. 1552 — 1574), князь Дмитровский с 1573.

    142(128). Евфимия Владимировна (ок. 1553 — 1571).

    143(128). Мария (в иночестве с 1586 Марфа) Владимировна (ок. 1560 — 13.06.1613 или лето 1614, похоронена в Успенском соборе Троице-Сергиева монастыря), с 12.04.1573 за Магнусом (1540 — 18.03.1583), принцем Датским, сыном короля Христиана III, королём Ливонии. У них была дочь Евдокия (1579 — 17.03.1589, похоронена в Успенском соборе Троице-Сергиева монастыря).

    144(128). Юрий Владимирович (1563 — погиб 9.10.1569).

    145(128). Евдокия Владимировна (20.02.1560 — 20.11.1569).

    146(128). Татьяна Владимировна (ум. в янв.1564).

    147(128). Анастасия Владимировна (ум. в янв. 1568).

    148(128). Иван Владимирович (6.01. — погиб 9.10.1569).

    149(128). Мария Владимировна (погибла 9.10.1569).

    Колено XI

    150(137). Феодосия Фёдоровна (29.05.1592 — 25.01.1594).

    Рассматривая имена московских Рюриковичей, можно заметить, что в целом их состав не слишком велик. Наиболее популярным именем было Иван — известно 24 случая его употребления, что объясняется памятью об Иване Калите, так как весь московский род произошёл именно от него. Это имя очень редко употреблялось среди Рюриковичей домонгольского периода.

    На втором месте по распространённости имя Василий («царский”) — 13 случаев. Оно было одним из наиболее популярных христианских имён среди Рюриковичей, поскольку креститель Руси князь Владимир Святославич получил его при крещении. Предок московских князей Владимир Мономах также носил это имя. В форме Василько оно часто употреблялось у представителей различных династий Рюриковичей, в том числе и во Владимиро-Суздальском Доме (св. Василько Константинович ростовский). Один из братьев Александра Невского — князь костромской и великий князь владимирский также носил имя Василий.

    На третьем месте у Даниловичей стоит имя Семён (10 случаев). Это объясняется тем, что оно принадлежало старшему сыну Калиты, в домонгольский период оно практически у Рюриковичей не употреблялось.

    На четвёртом месте — Андрей и Дмитрий (по 9 случаев). Имя Андрей вошло в именослов Владимиро-Суздальского Дома, поскольку его основатель, сын Ярослава Мудрого Всеволод получил это имя при крещении. Андреем звались его внук (Андрей Владимирович Добрый), правнук (Андрей Юрьевич Боголюбский) и другие потомки (наиболее известны Андрей Ярославич, брат Александра Невского, и Андрей Александрович, его сын). Имя Дмитрий получило особенное распространение оттого, что его носил в качестве христианского общий предок владимиро-суздальских князей Всеволод Большое Гнездо, в честь которого был основан город Дмитров. «Дмитрий” с тех пор употреблялся у всех династий, происходивших от Всеволода, не только в московском роде, но и в тверском (Дмитрий Грозные Очи), и в нижегородском (Дмитрий Константинович).

    Наконец, ещё одним частым именем было имя Георгий (Юрий) (8 случаев). Конечно же, эта популярность обусловлена его принадлежностью предку московского рода Юрию Долгорукому.

    Остальные имена употреблялись реже: четыре раза известен Даниил (основатель собственно московской династии), затем можно отметить следующие имена: Фёдор, Борис, Владимир, Константин и Михаил. Последние несколько имён известны в именослове домонгольских Рюриковичей и не являются особенной принадлежностью владимирского Дома или московской династии (имя Михаил было популярно в тверской княжеской династии).

    Среди женских имён наиболее распространены были Софья, Анна, Анастасия, Мария, Евдокия, Василиса.

    Приложение 5. Некрополь Рюриковичей в Архангельском соборе Московского Кремля

    С XIV века Архангельский собор Московского Кремля служил родовой усыпальницей для московских великих и удельных князей и царей. Здесь находится 54 захоронения представителей московской династии Рюриковичей и династии Романовых XVII века. Начиная с петровской эпохи роль такого некрополя постепенно перешла к Петропавловскому собору в Петербурге. Единственным исключением стало погребение в Архангельском соборе императора Петра II, умершего от оспы в Москве в 1730 году. Захоронения расположены в определённом порядке. Как правило, великие князья похоронены вдоль южной стены собора, удельные князья — вдоль западной, опальные или умершие насильственной смертью — вдоль северной. Романовские захоронения сосредоточены у столпов в центральной части собора. В алтарной части погребены Иван Грозный с двумя сыновьями и в одном из приделов — князь М. В. Скопин-Шуйский. У северо-западного и юго-западного столпов погребены два Чингисида, принявших православие и находившихся при московском дворе. Умершие захоронены в белокаменных саркофагах под полом в земле, над местами захоронения установлены надгробия с белокаменными плитами, а в начале XX века надгробия были помещены в медные застеклённые футляры. На плитах надгробий и на крышках медных футляров помещены надписи о том, кто похоронен и когда скончался. Надписи на крышках не всегда совпадают с надписями на надгробиях, поскольку при переводе дат с древнерусской системы счёта лет на современную были допущены ошибки. В нижеприведённой таблице даются номера надгробий в соответствии с планом, имена погребённых с номером, указывающим на место в родословной росписи, даты на белокаменных плитах и медных крышках.


    1. Ярослав (Афанасий) Владимирович (№ 48) 16.08.6934 16.08.1426

    2. Иван Владимирович (№ 46) 7.10.6931 7.10.1423[ 1 ]

    3. Андрей Васильевич меньшой (№ 79) 5.07.6999 5.07.1481

    4. Борис Васильевич (№ 78) 29.05.7002 29.05.1494

    5. Георгий Васильевич (№ 75) 12.09.6981 12.09.1473[ 2 ]

    6. Семён Иванович (№ 102) 26.06.7026 26.06.1518

    7. Иван Васильевич (№ 53) 10.07.6925 10.07.1417

    8. Пётр Дмитриевич (№ 41) 10.08.6936 10.08.1428

    9. Андрей Дмитриевич (№ 40) 10.07.6940 10.07.1432

    10. Георгий Дмитриевич (№ 35) 19.08.6940 19.08.1432[ 3 ]

    Василий Юрьевич (Косой) (№ 60) 10.11.1448

    Дмитрий Юрьевич (Красный) (№ 62) 22.09.1441[ 4 ]

    11. Владимир Андреевич (Храбрый, Донской) (№ 32) 12.08.6918 12.08.1410[ 5 ]

    12. Андрей Иванович (№ 17) 6.06.6061 6.06.1353

    13. Дмитрий Иванович (Внук) (№ 124) 14.02.7012 14.02.1504

    14. Иван Иванович (Молодой) (№ 94) 7.03.6998 7.03.1490

    15. Василий I Дмитриевич (№ 34) 27.02.6933 27.02.1425

    16. Дмитрий Иванович (Жилка) (№ 100) 14.02.7029 14.02.1521

    17. Дмитрий Иванович (Донской) (№ 27) 19.05.6897 19.05.1389

    18 Иван II Иванович (Красный) (№ 16) 13.11.6967 13.11.1359

    19. Георгий Васильевич (Московский) (№ 127) 25.11.7072 25.11.1564[ 6 ]

    20. Семён Иванович (Гордый) (№ 10) 26.04.6861 26.04.1353

    21. Иван I Данилович (Калита) (№ 8) 31.03.6849 31.03.1341[ 7 ]

    22. Василий III Иванович (№ 98) 4.12.7042 4.12.1534[ 8 ]

    Царевич Дмитрий Иванович (№ 134) 6.06.7062 6.06.1554

    23. Иван III Васильевич (№ 74) 28.10.7013 28.10.1505[ 9 ]

    24. Василий II Васильевич (Тёмный) (№ 59) 28.03.6970 28.03.1462

    25. Царь Фёдор Иоаннович (№ 137, ум. 6.01.1598)

    26. Царевич Иван Иванович (№ 135, ум. 19.11.1581)

    27. Царь Иван IV Васильевич (Грозный) (№ 126, ум. 18.03.1584)

    28. кн. Михаил Васильевич Скопин-Шуйский (ум. 24.04.1610)

    29. царевич Дмитрий Иванович (№ 139, убит 15.05.1591)

    30. Царь Алексей Михайлович 29.01.7184 29.01.1676

    31. Царевич Алексей Алексеевич 17.01.7178 17.01.1670

    32. Царь Михаил Фёдорович 12.07.7153 12.07.1645

    Царевич Василий Михайлович 25.03.1639

    33. Царевич Иван Михайлович 10.01.7147 10.01.1639

    34. Царевич Дмитрий Алексеевич 6.10.7158 6.10.1650

    Царевич Семён Алексеевич 19.06.1669

    35. Царевич Илья Фёдорович 21.07.7189 21.07.1681

    Царевич Александр Петрович 13.05.7200 13.05.1692

    36. Царь Василий Иванович (кн. Шуйский) 12.09.7121 12.09.1613[ 10 ]

    37. Владимир Андреевич (№ 128, погиб 9.10.1569)

    Василий Владимирович (№ 141, умер в 1574 г.)

    38. Андрей Иванович (№ 103) 11.12.7045 11.12.1537

    39. Георгий Иванович (№ 99) 3.08.7044 3.08.1536

    40. Андрей Владимирович (№ 50) 5.11.6934 5.11.1426

    41. Андрей Васильевич Большой (Горяй) (№ 76) 6.11.7002 6.11.1494[ 11 ]

    42. Царь Иван V Алексеевич 29.01.1696

    43. Царь Фёдор Алексеевич 27.04.1682

    44. Император Пётр II Алексеевич 18.01.1730 18.01.1730

    45. Василий Ярославич (№ 69) 17.03.1462[ 12 ]

    46. Михаил Всеволодович, черниговский князь, погибший в 1246 г. — рака с мощами.

    47. Пётр (Куйдакул Ибреимович «Маматяков»), казанский царевич 13.03.7031 (1523)

    48. Александр Сафагиреевич (Утемиш-Гирей), казанский царь 11.06.7074

    (1566)

    49. Место первоначального погребения царя Бориса Годунова в 1605 г.

    Следует заметить, что многие даты на надгробиях вызывают вопросы и, вероятно, содержат ошибки, связанные с переводами по различным стилям, во всяком случае, некоторые из них обнаруживают расхождения с письменными источниками.

    В настоящее время в подвальной палате Архангельского собора находятся и саркофаги с останками женщин — великих княгинь, княжён, цариц и царевен. Все они когда-то были похоронены в Вознесенском соборе кремлёвского Вознесенского монастыря, но в 1929 году, перед сносом монастыря, сотрудники музея перенесли их в Архангельский собор. Из Рюриковичей здесь похоронены Евдокия Дмитриевна (жена Дмитрия Донского), Мария Борисовна и Софья Палеолог (жёны Ивана III), Софья Витовтовна (жена Василия I), Елена Глинская (жена Василия III), четыре жены Ивана Грозного (Анастасия Романова, Мария Темрюковна, Марфа Собакина и Мария Нагая), Ирина Годунова (жена Фёдора Иоанновича), Екатерина Буйносова-Ростовская (жена Василия Шуйского), правнучка Ивана III княгиня Евдокия Фёдоровна Мстиславская, дочь Фёдора Иоанновича Феодосия, дочь Василия Шуйского Анна, женщины семьи Владимира Старицкого (мать Евфросинья, жена Евдокия, дочери Мария, Евдокия, Анастасия) и др.

    Приложение 6. Материалы к библиографии по истории рода Рюриковичей

    Нижеприведённая библиография включает в основном работы генеалогического и биографического характера. Она разделена на пять частей, но не по научной значимости трудов, а по условному тематическому принципу. Первый раздел содержит генеалогические и биографические справочники, специально посвящённые Рюриковичам или охватывающие значительные «пласты» их генеалогии. По правившим Рюриковичам наиболее представительными являются работы А. В. Экземплярского, Н. А. Баумгартена, О. М. Рапова, Л. В. Войтовича, Д. В. Донского. Во второй части даются работы общеисторического характера, важные для изучения истории рода, и содержащие биографии князей Рюриковичей, — это труды в основном монографического плана. Сюда же включены и исследования по истории отдельных русских княжеств. Третий раздел составляют работы, посвящённые в основном локальным вопросам генеалогии и биографий князей-Рюриковичей, а также те, в которых генеалогические сюжеты присутствуют, но не являются основной темой исследования. В четвёртый раздел вошли работы по генеалогии различных родов Рюриковичей, уже после того, как они утратили свои суверенные владения, и в продолжение их дальнейшей истории. Наконец, в пятом разделе помещены энциклопедические и биографические справочники, которые содержат информацию о конкретных потомках Рюрика, упоминаемых в книге.

    Деление библиографии условно и в силу многоплановости многих трудов. Библиография не претендует на исчерпывающую полноту и лишь намечает в очень приблизительной степени основной круг литературы, посвящённой истории рода Рюриковичей за весь период его существования.

    1.

    Baumgarten N. A. Genealogie et mariages occidentaux des Rurikides russes du Xe au XIIIe siecle // Orientalia Christiana. T. 9. Part. 1. № 35. Roma, 1927.

    Baumgarten N. A. Genealogie des branches regnantes des Rurikides du XIIIе au XIVе siecle // Orientalia Christiana. T. 35. Part. 1. № 94. Roma, 1934.

    Власьев Г. А. Потомство Рюрика. Т. 1. Ч. 1 — 3. СПб., 1906 — 1907; Т. 2. Кн. 1. Пг., 1918.

    Войтович Л. В. Генеалогiя династii Рюриковичiв. К., 1990.

    Войтович Л. В. Генеалогiя династii Рюриковичiв i Гедемiновичiв. К., 1992.

    Войтович Л. В. Удiльнi князiвства Рюриковичiв i Гедемiновичiв у XII — XVI ст. Львiв, 1996.

    Головин Н. Г. Родословная роспись потомства великого князя Рюрика. М., 1851.

    Дворянские роды Российской Империи / Под ред. С. В. Думина. Т. 1 — 3. СПб., М., 1993 — 1996.

    Кн. Долгоруков П. В. Российская родословная книга. 4 т. СПб., 1854 — 1857.

    Донской Д. В. Справочник по генеалогии Рюриковичей (сер. IX — нач. XIV в.) / Под ред. кн. Д. М. Шаховского. М.- Ренн, 1991.

    Рапов О. М. Княжеские владения на Руси в X — первой половине XIII в. М., 1977.

    Творогов О. В. Князья Рюриковичи. Краткие биографии. М., 1992.

    Ткаченко В. А. Московские великие и удельные князья и цари. М., 1998.

    Хмыров М. Д. Алфавитно-справочный перечень удельных князей русских и членов Царствующего Дома Романовых. Ч. 1 (А — И). СПб., 1871.

    Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период. 2 т. СПб., 1889, 1891.

    2.

    Абрамович Г. В. Князья Шуйские и российский трон. Л., 1991.

    Александров Д. Н. Русские княжества в XIII — XIV вв. М., 1997.

    Алексеев Л. В. Полоцкая земля в IX — XIII вв. М., 1966.

    Алексеев Л. В. Смоленская земля в IX — XIII вв. М., 1980.

    Алексеев Ю. Г. Государь всея Руси. Новосибирск, 1991.

    Алексеев Ю. Г. Под знамёнами Москвы. М., 1992.

    Андриашев А. М. Очерк истории Волынской земли до конца XIV ст. К., 1887.

    Артамонов В. А., Мезенцев Е. В., Морозова Л. Е., Пчелов Е. В., Сухарев Ю. В. Создатели Московского государства. М., 1997.

    Архангелов С. А. Святая благоверная княгиня-инокиня Анна Кашинская. СПб., 1909.

    Багалей Д. И. История Северской земли до половины XIV ст. К., 1882.

    Беляева С. А. Южнорусские земли во второй половине XIII — XIV вв. К., 1982.

    Болеслав-Юрий II, князь всей малой Руси. Сб. материалов и исслед. СПб., 1907.

    Борисов Н. С. Иван Калита. М., 1995.

    Борисов Н. С. Иван III. М., 2000.

    Борисов Н. С. Политика московских князей (конец XIII — первая половина XIV в.). М., 1999.

    Борисов Н. С. Русские полководцы XIII — XVI веков. М., 1993.

    Борзаковский В. С. История Тверского княжества. СПб., 1876.

    Голубовский П. В. История Северской земли до половины XIV ст. К., 1881.

    Голубовский П. В. История Смоленской земли до начала XV в. К., 1895.

    Горский А. А. Русские княжества и земли в XIII — XIV вв. М., 1996.

    Грушевский М. С. Очерк истории Киевской земли от смерти Ярослава до конца XIV ст. К., 1891, 1991.

    Данилевич В. Е. Очерк истории Полоцкой земли до конца XIV ст. К., 1896.

    Дашкевич Н. П. Княжение Даниила Галицкого по русским и иностранным известиям. К., 1873.

    Довнар-Запольский М. В. Очерк истории Кривичской и Дреговичской земель до конца XII ст. К., 1891.

    Древнерусские княжества X — XIII вв. М., 1975.

    Древняя Русь в свете зарубежных источников. М., 1999.

    Думин С. В. Другая Русь (Великое княжество Литовское и Русское) // История Отечества: люди, идеи, решения. М., 1991. С. 76 — 126.

    Зимин А. А. Витязь на распутье. М., 1991.

    Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного. М., 1960.

    Зимин А. А. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964, 2001.

    Зимин А. А. Россия на пороге нового времени. М., 1972.

    Зимин А. А. Россия на рубеже XV — XVI столетий. М., 1982.

    Зотов Р. В. О черниговских князьях по Любецкому синодику и о черниговском княжестве в татарское время. СПб., 1892.

    Зубрицкий Д. И. История древнего Галичско-Русского княжества. 3 ч. Львов, 1852 — 1855.

    Иванов П. А. Исторические судьбы Волынской земли с древнейших времён до конца XIV века. Одесса, 1895.

    Иловайский Д. И. История Рязанского княжества. М., 1884.

    Каргалов В. В. Полководцы X — XVI вв. М., 1989.

    Каргалов В. В., Сахаров А. Н. Полководцы Древней Руси. М., 1986, 1999.

    Карпов А. Ю. Владимир Святой. М., 1997.

    Карпов А. Ю. Русь Московская. М., 1998.

    Каштанов С. М. Социально-политическая история России конца XV — первой половины XVI вв. М., 1967.

    Квашнин-Самарин Н. Д. Исследование об истории княжеств Ржевского и Фоминского. Тверь, 1887.

    Клюг Э. Княжество Тверское. Тверь, 1994.

    Князь Александр Невский и его эпоха. Исследования и материалы. СПб., 1995.

    Кобрин В. Б. Иван Грозный. М., 1989.

    Коринный Н. Н. Переяславская земля: X — первая половина XIII в. К., 1992.

    Королюк В. Д. Западные славяне и Киевская Русь. М., 1964.

    Котляр Н. Ф. Данило Галицкий. К., 1979.

    Котляр Н. Ф. Древнерусская государственность. СПб., 1998.

    Котляр Н. Ф. Древняя Русь и Киев в летописных преданиях и легендах. К., 1986.

    Крип’якевич I. П. Галицько-Волиньске князiвство. К., 1984.

    Кучкин В. А. Дмитрий Донской // Вопросы истории. № 5 — 6, 1995.

    Кучкин В. А. Первый московский князь Даниил Александрович // Отечественная история. № 1, 1995. С. 93 — 107.

    Кучкин В. А. Повести о Михаиле Тверском. М., 1974.

    Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X — XIV вв. М., 1984.

    Лимонов Ю. А. Владимиро-Суздальская Русь. Очерки социально-политической истории. Л., 1987.

    Ляскоронский В. Г. История Переяславской земли с древнейших времён до половины XIII ст. К., 1897.

    Махновец Л. Е. Про автора «Слова о полку Iгоревiм». К., 1989.

    Михаил Ярославич. Великий князь Тверской и Владимирский. Тверь, 1995.

    Молчановский Н. В. Очерк известий о Подольской земле до 1434 г. К., 1885.

    Морозова Л. Е. Два царя: Фёдор и Борис. М., 2001.

    Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях. Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических связей IX — XII веков. М., 2001.

    Насонов А. Н. «Русская земля» и образование территории Древнерусского государства. М., 1951.

    Новосельцев А. П. Образование Древнерусского государства и первый его правитель // Вопросы истории. № 2 — 3, 1991.

    Орлов А. С. Владимир Мономах. М.-Л., 1946.

    Орлов В. А. Евфросиния Полоцкая. Минск, 1992.

    Павленко С. О. Князь Михайло Чернiгiвський та його виклик Ордi. Чернiгiв, 1996.

    Пашуто В. Т. Александр Невский. М., 1975.

    Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968.

    Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М., 1950.

    Перхавко В. Б. История России в лицах: IX — начало XVII в. М., 2000.

    Петрухин В. Я. Начало этнокультурной истории Руси IX — XI веков. Смоленск; М., 1995.

    Платонов С. Ф. Иван Грозный (1530 — 1584); Виппер Р. Ю. Иван Грозный. М., 1998.

    Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. М., 1998.

    Пушкарёва Н. Л. Женщины Древней Руси. М., 1989.

    Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII — XIII вв. М., 1993.

    Рыбаков Б. А. Мир истории. Начальные века русской истории. М., 1987.

    Рыбаков Б. А. «Слово о полку Игореве» и его современники. М., 1971.

    Рыдзевская Е. А. Древняя Русь и Скандинавия в IX — XIV вв. М., 1978.

    Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси: IX — первая половина X в. М., 1980.

    Сахаров А. Н. Дипломатия Святослава. М., 1982, 1991.

    Сахаров А. Н. «Мы от рода русского...» Рождение русской дипломатии. Л., 1986.

    Сахаров А. Н., Назаров В. Д., Боханов А. Н. Подвижники России. М., 1999.

    Сизов Е. С. «Воображены подобия князей». Стенопись Архангельского собора Московского Кремля. Л., 1969.

    Скрынников Р. Г. Иван Грозный. М., 1975.

    Скрынников Р. Г. Лихолетье. Москва в XVI — XVII веках. М., 1988.

    Скрынников Р. Г. Россия в начале XVII в. «Смута». М., 1988.

    Скрынников Р. Г. Россия накануне «Смутного времени». М., 1985.

    Скрынников Р. Г. Самозванцы в России в начале XVII века. Григорий Отрепьев. Новосибирск, 1987.

    Творогов О. В. Древняя Русь: события и люди. СПб., 1994.

    Тихомиров М. Н. Древняя Москва XII — XV вв. Средневековая Россия на международных путях. М., 1992.

    Тихомиров М. Н. Россия в XVI столетии. М., 1962.

    Толочко П. П. Древняя Русь. Очерки социально-политической истории. К., 1987.

    Толочко П. П. Киев и Киевская земля в эпоху феодальной раздробленности. К., 1980.

    Феннел Дж. Кризис средневековой Руси. 1200 — 1304. М., 1989.

    Флоря Б. Н. Иван Грозный. М., 1999.

    Фроянов И. Я. Древняя Русь. Опыт исследования истории социальной и политической борьбы. М.; СПб., 1995.

    Черепнин Л. В. Образование Русского централизованного государства в XIV — XV веках. М., 1960.

    Шабульдо Ф. М. Земли Юго-Западной Руси в составе Великого княжества Литовского. К., 1987.

    Шеков А. В. Верховские княжества (Краткий очерк политической истории XIII — середина XVI вв.). Тула, 1993.

    Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси X — XV вв. Т. 1 — 2. М., 1970; Янин В. Л., Гайдуков П. Г. Актовые печати Древней Руси X — XV вв. Т. 3. М., 1998.

    Яновский А. М. Юрий Долгорукий. М., 1955.

    3.

    Аверьянов К. А. Купли Ивана Калиты. М., 2001.

    Азбелев С. Н. К вопросу о происхождении Рюрика // Герменевтика древнерусской литературы. Сб. 7. Ч. 2. М., 1994. С. 363 — 374.

    Азбелев С. Н. Обзор источников о происхождении Рюрика и версия о его славянских предках // ИРГО. Вып. 1. СПб., 1994. С. 45 — 46.

    Антропологическая реконструкция и проблемы палеоэтнографии. М., 1973.

    Ариньон Ж.-П. Международные отношения Киевской Руси в середине X в. и крещение княгини Ольги // Византийский временник. Т. 41. М., 1980. С. 113 — 124.

    Баумгартен Н. А. Добронега Владимировна, королева польская, дочь св. Владимира // Благовест. № 2 — 3. Париж, 1930. С. 102 — 109.

    Баумгартен Н. А. К происхождению князей Вяземских // ЛИРО. Вып. 1 — 4, 1915. С. 64 — 69.

    Баумгартен Н. А. Ода Штаденская, внучатая племянница папы Льва IX — невестка Ярослава Мудрого // Благовест. № 1. Париж, 1930. С. 95 — 102.

    Баумгартен Н. А. Родословные отрывки: 1. Старшая ветвь Черниговских Рюриковичей; 2. Старшая ветвь Мономаховичей; 3. К родословию последних великих князей Рязанских; 4. К родословию князей Мезецких; 5. Первая ветвь князей Галицких: Потомство Владимира Ярославича; 6. К родословию великих князей Владимирских: Мать Александра Невского; 8. Феофания Музалонисса — жена Олега Святославича Черниговского, родоначальника князей Черниговских; 9. Вторая ветвь князей Галицких: Потомство Романа Мстиславича; Дополнение к первой ветви князей Галицких; 10. Кунигунда Орламюндская, княгиня Русская и её потомство; 11. К родословию Святополковичей Турово-Пинских. Княгиня Евфросинья Борисовна Пинская; 12. Прибыслава (Примислава, Предислава) Ярославна, княгиня (герцогиня) поморская; 13. Силезские герцоги — претенденты Галицкие; 14. Вышеслава (Вячеслава) Святославна, королева Польская; 15. София Владимировна, королева Датская, затем ландграфиня Тюрингенская; 16. Елена Ростилавна Смоленская, жена Казимира II Польского; 19. Предслава (Передслава) Святополковна, жена Альмоса Венгерского; 20. Князья Болховские и Изяслав Мстиславич; 21. Сбыслава Святополковна, жена Болеслава Кривоустого; 22. Дополнение к заметке о Кунигунде Орламюндской; 23. Мария Мстиславна, жена Всеволода II Ольговича // ЛИРО. Вып. 4, 1906. С. 13 — 20 (№ 1 — 2); Вып. 3, 1907. С. 3 — 8 (№ 3 — 4); Вып. 4, 1908. С. 3 — 30 (№ 5 — 8); Вып. 1, 1909. С. 3 — 46 (№ 9); Вып. 3, 1909. С. 31 — 55 (№ 10 — 13); Вып. 1, 1910. С. 22 — 37 (№ 14 — 17); Вып. 4, 1910. С. 27 — 40 (№ 18 — 19); Вып. 2, 1912. С. 11 — 28 (№ 20 — 23).

    Баумгартен Н. А. София Русская, королева Датская, а затем ландграфиня Тюрингенская // Seminarium Kondakovianum. T. IV. Prague, 1931. P. 95 — 104.

    Баумгартен Н. А. Ярослав Святополкович, князь Владимиро-Волынский. Его происхождение, браки и потомство // ИРГО. Вып. 4, 1911. С. 35 — 49.

    Baumgarten N. A. Le dernier mariage de Saint Vladimir // Orientalia Christiana. T. 18. Part. 2. № 61. Roma, 1930. P. 165 — 168.

    Baumgarten N. A. Pribyslava de Russie. Cunegonda d’Orlamunde // Orientalia Christiana. T. 20. Part. 3. № 66. Roma, 1930. P. 157 — 168.

    Белецкий С. В. К вопросу о правовом статусе Святополка Ярополчича в годы великого княжения Владимира Святого // Восточная Европа в древности и средневековье. Материалы к конф. М., 1998. С. 7 — 10.

    Белецкий С. В. Начало русской геральдики (знаки Рюриковичей X — XI вв.) // У источника. Вып. 1. М., 1997. С. 93 — 171.

    Белецкий С. В. Несколько замечаний о генеалогии первых поколений рода Рюриковичей // Восточная Европа в древности и средневековье. Генеалогия как форма исторической памяти. Материалы конф. М., 2001. С. 25 — 29.

    Беляев Н. Т. Рорик ютландский и Рюрик начальной летописи // Seminarium Kondakovianum. T. III. Prague, 1929. P. 215 — 270.

    Брюсова В. Г. К вопросу о происхождении Владимира Мономаха // Византийский временник. Т. 28. М., 1968. С. 127 — 135.

    Веселовский С. Б. Последние уделы в Северо-Восточной Руси // Исторические записки. Т. 22. М., 1947. С. 113 — 121.

    Виролайнен М. Н. Загадки княгини Ольги (Исторические предания об Олеге и Ольге в мифологическом аспекте) // Русское подвижничество. М., 1996. С. 64 — 71.

    Высоцкий С. А. О дате поездки посольства Ольги в Константинополь // Древние славяне и Киевская Русь. К., 1989. С. 154 — 161.

    Гадло А. В. Восточный поход Святослава (К вопросу о начале Тмутараканского княжения) // Проблемы истории феодальной России. Л., 1971. С. 59 — 67.

    Гадло А. В. Поединок Мстислава с Редедёй, его политический фон и исторические последствия // Проблемы археологии и этнографии Северного Кавказа. Краснодар, 1988. С. 95 — 96.

    Гинзбург В. В. Об антропологическом изучении скелетов Ярослава Мудрого, Анны и Ингигерд // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Вып. 7. М.; Л., 1940. С. 57 — 66.

    Гинзбург В. В., Герасимов М. М. Андрей Боголюбский // Там же. Вып. 11. М.-Л., 1945.

    Глазырина Г. В. Свидетельства древнескандинавских источников о браке Харальда Сурового и Елизаветы Ярославны // Внешняя политика Древней Руси. Тез. докл. М., 1988. С. 14 — 16.

    Глазырина Г. В. О русско-шведском брачном союзе конца X в. // Восточная Европа в древности и средневековье. Материалы к конференции. М., 1998. С. 16 — 21.

    Головко А. Б. Древняя Русь и Польша в политических взаимоотношениях Х — первой трети XIII вв. К., 1988.

    Голубовский П. В. Новые исследования о жизни французской королевы Анны Ярославны // Киевская старина. Т. 54. К., 1886. С. 12 — 16.

    Горский А. А. Брянское княжество в политической жизни Восточной Европы (конец XIII — начало XV в.) // Средневековая Русь. Вып. 1. М., 1996. С. 76 — 110.

    Горский А. А. Замужества дочери Василия I и судьба Нижегородского княжения // Восточная Европа в древности и средневековье. Генеалогия как форма исторической памяти. Материалы конф. М., 2001. С. 71 — 74.

    Горский А. А. О происхождении князя Изяслава (XIII в.) // Проблемы отечественной истории и культуры периода феодализма. Чтения памяти В. Б. Кобрина. Тез. докл. М., 1992. С. 44 — 46.

    Гринёв Н. Н. Легенда о призвании варяжских князей (об источниках и редакциях в Новгородской первой летописи) // История и культура древнерусского города. М., 1989. С. 31 — 43.

    Грот К. Я. Из истории Угрии и славянства в XII веке. Варшава, 1889.

    Гущин А. Р. Из наблюдений над именословом домонгольских Рюриковичей // Восточная Европа в древности и средневековье. Тез. докл. М., 1995. С. 9 — 11.

    Гущин О. Вступ Чернiгiвських Ольговичiв у боротьбу за Галицько-Волинську спадщину: трагедiя Iгоревичiв // Галицько-Волинська держава: передумови виникнення, iсторiя, культура, традицii. Тези конф. Львiв, 1993. С. 95 — 97.

    Гущин А. Р. Структура древнерусского княжеского рода в домонгольский период // Восточная Европа в древности и средневековье. Политическая структура древнерусского государства. Тез. докл. М., 1996. С. 17 — 23.

    Данилевич В. Е. К вопросу о Параскеве-Праксиде, княжне полоцкой. Харьков, 1905.

    Джаксон Т. Н. Ингигерд, жена князя Ярослава Мудрого, в изображении «Пряди об Эймунде» // Восточная Европа в древности и средневековье. Тез. докл. М., 1994. С. 14 — 15.

    Джаксон Т. Н. Исландские королевские саги о русско-скандинавских матримониальных связях // Скандинавский сборник. Вып. 27. 1982. С. 107 — 115.

    Дригалкiн В. I. До бiографii князя Ярослава Мудрого // УIЖ. № 2, 1970.

    Еремян С. Т. Юрий Боголюбский по армянским и грузинским источникам // Научные труды Ереванского государственного университета. Т. 23. Ереван, 1946. С. 389 — 421.

    Загорульский Э. М. Генеалогия полоцких князей Изяславичей. Минск, 1994.

    Зиборов В. К. Киевские граффити и дата смерти Ярослава Мудрого (источниковедческий анализ) // Генезис и развитие феодализма в России. Проблемы истории города. Л., 1988. С. 80 — 94.

    Зимин А. А. Дмитровский удел и удельный двор во второй половине XV — первой трети XVI в. // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. V. Л., 1973. С. 182 — 195.

    Зимин А. А. Удельные князья и их дворы во второй половине XV и первой половине XVI в. // История и генеалогия. М., 1977. С. 161 — 188.

    Иловайский Д. И. Вероятное происхождение святой княгини Ольги и новый источник о князе Олеге. М., 1914.

    Ильин Н. Н. Летописная статья 6523 г. и её источник. М., 1957.

    Иноземцев А. Д. Удельные князья Кашинские // Чтения в обществе истории и древностей российских. Кн. 4. Отд. 1. М., 1873. С. 31 — 58.

    Исаевич Я. Д. Галицко-Волынское княжество в конце XIII — первой трети XIV в. // ДГ. 1987. М., 1989. С. 71 — 77.

    Исаевич Я. Д. «Грады Червенские» и Перемышльская земля в политических взаимоотношениях между восточными и западными славянами (конец IX — начало XI в.) // Исследования по истории славянских и балканских народов. Эпоха средневековья. Киевская Русь и её славянские соседи. М., 1972. С. 107 — 118.

    Исаевич Я. Д. «Королевство Галиции и Володимирии» и «Королевство Руси» // ДГ. 1985. М., 1986. С. 62 — 64.

    Kazhdan A. (Каждан А.П.) Rus’-Byzantine princely marriages in the eleventh and twelfth centuries // Harvard Ukrainian Studies. Vol. XII/XIII. 1990. Р. 414 — 429.

    Карсанов А. Н. Ясыня из Волжской Болгарии // Герменевтика древнерусской литературы. Вып. 6. Ч. 2. М., 1994. С. 385 — 397.

    Каштанов С. М. Была ли Ода Штаденская женой великого князя Святослава Ярославича? // Восточная Европа в древности и средневековье. Древняя Русь в системе этнополитических и культурных связей. Тез. докл. М., 1994. С. 15 — 19.

    Каштанов С. М. К вопросу о расшифровке имени «Игошь» в уставе великого князя Всеволода-Гавриила Мстиславича // Образование древнерусского государства. Тез. докл. М., 1992. С. 23 — 25.

    Каштанов С. М. Кто был Карл, «сестричич» Василия III? // Генеалогия. Источники. Проблемы. Методы исследования. Тез. докл. М., 1989. С. 22 — 26.

    Кишкин Л. С. Мария Всеволожая — ясыня или чехиня? // Исследования по истории славянских и балканских народов. М., 1972. С. 253 — 269.

    Коваленко В. Распад. Земли-княжества домонгольской Руси // Родина. № 8, 1999. С. 38 — 43.

    Комарович В. Л. Культ рода и земли в княжеской среде XI — XIII вв. // ТОДРЛ. Т. 16. Л., 1960. С. 84 — 108.

    Королёв А. С. История междукняжеских отношений на Руси в 40 — 70-е годы X века. М., 2000.

    Котляр Н. Ф. Государь всея Волыни и Галичины. Жизнь и смерть Даниила Романовича, князя и короля, ратника и «отчича» // Родина. № 8, 2001. С. 38 — 43.

    Котляр М. Ф. Загадковий Iзяслав з Галицько-Волинського лiтопису // УIЖ. № 10, 1991.

    Котляр Н. Ф. Роман Мстиславич и Романовичи в исторической и поэтической памяти // Восточная Европа в древности и средневековье. Генеалогия как форма исторической памяти. Материалы конф. М., 2001. С. 99 — 104.

    Котляр М. Ф. Трiумвiрат Ярослвичiв (1054 — 1073) // Украiна: культурна спадщина, нацiональна свiдомiсть, державнiсть. Львов. № 5, 1998. С. 337 — 343.

    Котляр М. Ф. Чи Святополк убив Бориса i Глiба? // УIЖ. № 12, 1989. С. 110 — 122.

    Крузе Ф. О. происхождении Рюрика // Журнал министерства народного просвещения. № 1, янв. 1836. С. 43 — 73.

    Кузьмин А. Г. К вопросу о происхождении варяжской легенды // Новое о прошлом нашей страны. Памяти академика М. Н. Тихомирова. М., 1967. С. 42 — 53.

    Куник А. А. Известны ли нам год и день смерти великого князя Ярослава Владимировича? СПб., 1896.

    Куник А. А. О годах смерти великих князей Святослава Игоревича и Ярослава Владимировича // Записки Императорской Академии наук. Т. 28. СПб., 1876. С. 156 — 164.

    Кучкин В. А. Из истории генеалогических и политических связей московского княжеского дома в XIV в. // Исторические записки. Т. 94. М., 1974. С. 365 — 384.

    Кучкин В. А. К биографии Александра Невского // ДГ. 1985. М., 1986. С. 71 — 80.

    Кучкин В. А. Княгиня Анна — тётка Симеона Гордого // Исследования по источниковедению истории России (до 1917 г.). М., 1993. С. 4 — 11.

    Кучкин В. А. О дате рождения Александра Невского // Вопросы истории. № 2, 1986. С. 174 — 177.

    Кучкин В. А. «Слово о полку Игореве» и междукняжеские отношения 60-х годов XI века // Вопросы истории. № 11, 1985. С. 19 — 35.

    Кучкин В. А. Сподвижник Дмитрия Донского // Вопросы истории. № 8, 1979. С. 104 — 116.

    Кучкин В. А. Чудо св. Пантелеймона и семейные дела Владимира Мономаха // Россия в средние века и Новое время. М., 1999.

    Леонардов Д. С. Полоцкий князь Всеслав и его время // Полоцко-Витебская старина. Витебск, 1912. Вып. 2. С. 121 — 216; 1916. Вып. 3. С. 87 — 180.

    Архимандрит Леонид (Кавелин). Откуда родом была святая великая княгиня русская Ольга ? // Русская Старина. № 7, 1888. С. 215 — 224.

    Линниченко И. А. Взаимные отношения Руси и Польши до половины XIV столетия. Т. 1. К., 1884.

    Литаврин Г. Г. К вопросу об обстоятельствах, месте и времени крещения княгини Ольги // ДГ. 1985. М., 1986. С. 49 — 57.

    Ловмяньский Х. Рорик Фрисландский и Рюрик «Новгородский» // Скандинавский сборник. Т. 7, 1963. С. 221 — 249.

    Лонгинов А. В. Князь Фёдор-Любарт Ольгердович и родственные связи русских князей с Угорским королевским домом. Вильна, 1893.

    Лопарёв Х. М. Византийская печать с именем русской княгини // Византийский временник. Т. 1. Вып. 1. СПб., 1894. С. 159 — 167.

    Лопарёв Х. М. Брак Мстиславны (1122 г.) // Византийский временник. Т. 9. Вып. 3 — 4. СПб., 1902. С. 418 — 445.

    Лосева О. В. Патрональные святые русских князей (летописи, месяцесловы, сфрагистика ) // Восточная Европа в древности и средневековье. Генеалогия как форма исторической памяти. Мат-лы конф. М., 2001. С. 126 — 133.

    Малахов С. Н. Ясская «генеалогия» сына Андрея Боголюбского и проблема русско-аланских связей в XII в. // Аланика. № 2, 1992. С. 128 — 135.

    Малышевский И. И. Происхождение русской великой княгини Ольги Святой. К., 1889.

    Медведев И. П. Русская княжна на византийском троне // Вопросы истории. № 2, 1995. С. 144 — 147.

    Мельникова Е. А. Брак Ярослава и Ингигерд в древнескандинавской традиции: беллетризация исторического факта // XIII конференция по изучению истории, экономики, литературы и языка скандинавских стран и Финляндии. М.-Петрозаводск, 1997. С. 151 — 153.

    Мельникова Е. А., Петрухин В. Я. Легенда о призвании варягов и становление древнерусской историографии // Вопросы истории. № 2, 1995. С. 44 — 57.

    Молчанов А. А. Древнерусский антропонимический элемент в династических традициях стран Балтии XII — XIII вв. // Восточная Европа в древности и средневековье. Тез. докл. М., 1994. С. 24 — 26.

    Молчанов А. А. Древнескандинавский антропонимический элемент в династической традиции рода Рюриковичей // Образование Древнерусского государства. Спорные проблемы. Тез. докл. М., 1992. С. 44 — 47.

    Молчанов А. А. Об атрибуции лично-родовых знаков князей Рюриковичей X — XIII вв. // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. 16. Л., 1985.

    Мятлев Н. В. Родословные заметки. 5 ч. М., 1906 — 1911.

    Назаренко А. В. Когда же ездила княгиня Ольга в Константинополь? // Византийский временник. Т. 50. 1989. С. 66 — 83.

    Назаренко А. В. Неизвестный эпизод из жизни Мстислава Великого // Отечественная история. № 2, 1993. С. 65 — 78.

    Назаренко А. В. О династических связях сыновей Ярослава Мудрого // Отечественная история. № 4 — 5, 1994. С. 181 — 194.

    Назаренко А. В. О русско-датском союзе в первой четверти XI в. // ДГ. 1990. М., 1991. С. 167 — 190.

    Назаренко А. В. Родовой сюзеренитет Рюриковичей над Русью // ДГ. 1985. М., 1986. С. 149 — 157.

    Назаров В. Д. Дмитровский удел в конце XIV — середине XV в. // Историческая география России XII — начала XX вв. М., 1975.

    Назаров В. Д. Ликвидация самостоятельности Ярославского княжества и первые годы правления Ивана III // Проблемы отчественной истории и культуры периода феодализма. Чтения памяти В. Б. Кобрина. Тез. докл. М., 1992. С. 131 — 34.

    Назарова Е. Л. Русско-латгальские конакты в XII — XIII вв. в свете генеалогии князей Ерсике и Кокнесе // ДГ. 1992 — 1993. М., 1995. С. 182 — 196.

    Новик Т. Г., Шевченко Ю. Ю. Княжеская династия Чернигова и киевские Рюриковичи // Деснинские древности. Брянск, 1995. С. 96 — 100.

    О годе смерти Святослава Игоревича, великого князя киевского. Хронологические разыскания Н. Ламбина, А. Куника и В. Васильевского. СПб., 1876. С. 119 — 156.

    Кн. Оболенский Д. Д. К вопросу о путешествии русской княгини Ольги в Константинополь в 957 г. // Проблемы изучения культурного наследия. М., 1985. С. 36 — 47.

    Палаузов С. Н. Ростислав Михайлович, князь Мачвы // Журнал министерства народного провсещения. 1851. Август. Отд. II. С. 28 — 49; сентябрь. Отд. II. С. 73 — 101.

    Палацкий Фр. О русском князе Ростиславе, отце чешской королевы Кунгуты, и роде его // Чтения в Обществе истории и древностей российских. Кн. 3. Разд. 3. М., 1846. С. 3 — 16.

    Панова Т. Опальный род Старицких // Наука и жизнь. № 7, 1995. С. 46 — 49.

    Пападимитриу С. Д. Брак русской княжны Мстиславны Добродеи с греческим царевичем Алексеем Комненом // Византийский временник. Т. 11. № 1 — 2. СПб., 1904. С. 73 — 98.

    Перхавко В. Б. Князь Иван Берладник на Нижнем Дунае // Восточная Европа в древности и средневековье. Политическая структура древнерусского государства. Тез. докл. М., 1996. С. 70 — 75.

    Петров А. Е. Внук Кончака и князя Игоря // Родина. № 8, 1999. С. 34 — 37.

    Поппэ А. Родословная Мстиши Свенельдича // Летописи и хроники. 1973. М., 1974. С. 64 — 91.

    Поппэ А. Феофана Новгородская // Новгородский исторический сборник. Вып. 6(16), 1997. С. 102 — 120.

    Pritsak O. (Прицак О.) When and Where Was Ol’ga Baptized? // Harvard Ukrainian Studies. Vol. IX. 1985. Р. 5 — 24.

    Прозоровский Д. И. О родстве святого Владимира по матери // Записки Императорской Академии наук. Т. 5. М., 1864. С. 17 — 26.

    Пчелов Е. В. Генеалогия графини Оды, жены киевского князя Святослава Ярославича // Славяне и немцы. Средние века — раннее Новое время. Тез. конф. М., 1997. С. 134 — 137.

    Пчелов Е. В. Летописный рассказ о призвании варягов как династическая легенда // Восточная Европа в древности и средневековье. Материалы конф. М., 2000. С. 28 — 35.

    Пчелов Е. В. Польская княгиня — Мария-Добронега Владимировна // Восточная Европа в древности и средневековье. Тез. докл. М., 1994. С. 31 — 33.

    Пчелов Е. В. Происхождение династии Рюриковичей // Труды Историко-архивного института. Т. 34. М., 2000. С. 139 — 183.

    Пчелов Е. В. Русско-осетинские династические связи конца XII в. // Гербовед. № 44. М., 2000. С. 103 — 106.

    Пчелов Е. В. Ярослав Мудрый: вопросы биографии // Персонажи российской истории (история и современность).Тез. докл. СПб., 1996. С. 15 — 17.

    Рапов О. М. Когда родился великий киевский князь Святослав Игоревич? // Вестник МГУ. Сер. 8. История. № 4, 1993. С. 92 — 96.

    Розанов С. П. Евпраксия-Адельгейда Всеволодовна (1071 — 1109) // Известия Академии наук СССР. Серия VII. Отделение гуманитарных наук. № 8. Л., 1929. С. 617 — 646.

    Розанов С. П. Евфимия Владимировна и Борис Коломанович. Из европейской политики XII в. // Там же. 1930. № 8. С. 585 — 599; № 9. С. 649 — 671.

    Рохлин Д. Г. Итоги анатомического и рентгенологического изучения скелета Ярослава Мудрого // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Вып. 7. М.-Л., 1940. С. 49 — 56.

    Рохлин Д. Г., Майкова-Сырочанова В. С. Рентгеноантропологическое исследование скелета Андрея Боголюбского // Проблемы истории докапиталистических обществ. М.; Л., 1935. С. 9 — 10.

    Рукавишников А. Бастарды. Незаконнорождённые князья в домонгольской Руси // Родина. № 6, 2000. С. 13 — 16.

    Рыбаков Б. А. Запись о смерти Ярослава Мудрого // Рыбаков Б. А. Из истории культуры Древней Руси. М., 1984. С. 59 — 64.

    Рыдзевская Е. А. Ярослав Мудрый в древнесеверной литературе // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Вып. 7, 1940. С. 66 — 72.

    Савёлов Л. М. Родство потомков Владимира Святого с домом Пястов // Сборник в честь гр. П. С. Уваровой. М., 1916. С. 249 — 260.

    Сахаров А. Н. Балканские походы Святослава и дипломатия Древней Руси // Вопросы истории. № 2, 1982. С. 81 — 107.

    Сахаров А. Н. Дипломатия княгини Ольги // Вопросы истории. № 10, 1979. С. 25 — 51.

    Свердлов М. Б. Rorik (Hrorikr) i Gordum // Восточная Европа в древности и средневековье. Тез. докл. М., 1994. С. 36 — 37.

    Святий князь Михайло Чернiгiвський та його доба. Матерiали церковно-iсторичної конференцiї. Чернiгiв, 1996.

    Соловьёв А. В. Был ли Владимир Святой правнуком Свенельда? // Записки Русского научного института в Белграде. Вып. 16 — 17. Белград, 1941. С. 37 — 64.

    Соловьёв А. В. Восемь заметок по «Слову о полку Игореве». 6. Жена и дети Игоря // ТОДРЛ. Т. 20. М.-Л., 1964. С. 378 — 382.

    Soloviev A. V. (Соловьёв А. В.). Marie, fille de Constantin IX Monomaque // Byzantion. T. 33. fac. 1. 1963. P. 241 — 248.

    Стародубец П. А. Княжество Кокнезе в борьбе с немецкими захватчиками в начале XIII в. // Средние века. Т. 7. М., 1955. С. 199 — 216.

    Столярова Л. В. Кто был князь Василий Данилович, умерший в 1390 г.? // Историческая генеалогия. № 2, 1993. С. 19 — 21.

    Столярова Л. В. Мария Дмитриевна — жена псковского князя Довмонта // Средневековая Русь. Вып. 1. М., 1996. С. 58 — 75.

    Сухотин Л. М. Брачные союзы ближайших потомков князя Владимира // Владимирский сборник в память 950-летия крещения Руси. Белград, 1938. С. 175 — 187.

    Творогов О. В. На ком были женаты Игорь и Всеволод Святославичи? // ТОДРЛ. Т. 48. СПб., 1993. С. 48 — 51.

    Тимирязев В. А. Французская королева Анна Ярославна // Исторический вестник. Т. 55. СПб., 1894. С. 198 — 209.

    Титов А. А. Предания о Ростовских князьях. М., 1885.

    Тихонравов К. Н. Великая княгиня Соломония // Русская старина. Т. 16, кн. 6. СПб., 1876.

    Фроянов И. Я. Исторические реалии в летописном сказании о призвании варягов // Вопросы истории. № 6, 1991. С. 3 — 15.

    Цветаев Д. Мария Владимировна и Магнус Датский // Журнал министерства народного просвещения. Ч. CXCVI. СПб., 1878.

    Штернберг Я. И. Анастасия Ярославна, королева Венгрии // Вопросы истории. № 10, 1984. С. 180 — 184.

    Щавелева Н. И. Князь Ярополк Изяславич и христианская церковь XI в. // Восточная Европа в древности и средневековье. Материалы к конф. М., 1998. С. 132 — 136.

    Щавелева Н. И. Польки — жёны русских князей // ДГ. 1987. М., 1989.

    Щавелева Н. И. Русские княгини в Польше // Внешняя политика Древней Руси. Тез. докл. М., 1988.

    Юрасов М. К. Отражение перемен в политической ситуации Венгрии эпохи Арпадов в генеалогии Ласло Сара // Восточная Европа в древности и средневековье. Генеалогия как форма исторической памяти. Материалы конф. М., 2001. С. 204 — 210.

    Янин В. Л. Некрополь Новгородского Софийского собора. М., 1988.

    Янин В. Л. Печати Феофано Музалон // Нумизматика и сфрагистика. Т. 2. К., 1965. С. 76 — 90.

    Янин В. Л. Русская княгиня Олисава-Гертруда и её сын Ярополк // Нумизматика и эпиграфика. Вып. 4. 1963. С. 142 — 164.

    Янин В. Л., Литаврин Г. Г. Новые материалы о происхождении Владимира Мономаха // Историко-археологический сборник. М., 1962. С. 204 — 221.

    Яценко Б. И. Кто такой Борис Вячеславич «Слова о полку Игореве”? // ТОДРЛ. Т. 31. Л., 1976. С. 296 — 304.

    Яценко Б. И. Северские князья в «Слове о полку Игореве» // Русская литература. № 3, 1981. С. 106 — 110.

    Dimnik M. Mikhail, Prince of Chernigov and Grand Prince of Kiev. 1224 — 1246. Toronto, 1981.

    4.

    Абросова Е., Фёдоров А. Родословная князей А. Г. Щербатова и А. А. Щербатова — последних владельцев Васильевского // Марьино. Вып. 1. М., 1996. С. 40 — 66.

    Акиньшин А. Н. О происхождении князя А. Б. Лобанова-Ростовского по материнской линии // ИРГО. Вып. 10, 1999. С. 5 — 12.

    Аракчеев В. А. К изучению родословной М. П. Мусоргского // Труды Псковского музея-заповедника. Вып. 1. Псков, 1994. С. 67 — 72.

    Безроднов В. С. Новое о князьях Стародубских // Рождественские чтения. Вып. 3. Ковров, 1996. С. 3 — 7.

    Белоус Ф. Род князей Острожских, защитителей Юго-Западной Руси. Львов, 1883.

    Беляев И. С. Остафьево. Материалы о прежних владельцах и к родословию князей Вяземских. М., 1906.

    Бенцианов М. М. Княжеские родовые корпорации в Дворовой тетради 50-х годов XVI в. (Князья Оболенские, Ростовские, Суздальские, Ярославские, Стародубские, Мосальские в середине XVI в.) // Историческая генеалогия. № 8, 1995. С. 4 — 22.

    Беспалова Е. К. Род и предки И. И. Дмитриева // Симбирский вестник. Вып. 1. Ульяновск, 1993. С. 33 — 34.

    Гр. Бобринский А. А. Дворянские роды, внесённые в Общий Гербовник Всероссийской Империи. 2 т. СПб., 1890.

    Богданов А. П. Сказание о Волконских князьях. М., 1989.

    Богданович Е. В. Род князей Барятинских. СПб., 1898.

    Бранденбург Н. Е. Род князей Мосальских. СПб., 1892.

    Бычков Ф. А. Родословная рода князей и дворян Бычковых-Ростовских. СПб., 1880.

    Бычкова М. Е. Состав класса феодалов России в XVI в. М., 1986.

    Веселовский С. Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969.

    Власьев Г. А. Князья Острожские и Друцкие // ИРГО. Вып. 4, 1911. С. 1 — 30.

    Воейков И. Г. (игумен Ювеналий). Поколенная роспись или родословие князей Вадбольских. М., 1792.

    Кн. Волконская Е. Г. Род князей Волконских. СПб., 1900.

    Всеволожский А. Н. Род Всеволожских. Симферополь, 1866.

    Кн. Гагарин А. П., Шумков А. А. Князья Гагарины // Дворянский календарь. Тетр. 4. СПб., 1997. С. 25 — 40.

    Кн. Голицын М. М. Материалы для истории рода князей Прозоровских. М., 1899.

    Дворянская семья. Из истории дворянских фамилий России. СПб., 2000.

    Дмитриевы-Мамоновы А. И. и В. А. Дмитриевы-Мамоновы. СПб., 1911.

    Добровольская М. А. Личные печатки рода Огиньских в Эрмитаже // Труды Государственного Эрмитажа. Т. 21. Л., 1981. С. 186 — 192.

    Кн. Долгоруков П. В. Сказание о роде князей Долгоруковых. СПб., 1842.

    Кн. Долгорукой Ф. Долгорукие, Долгоруковы и Долгорукие-Аргутинские. СПб., 1913.

    Дурасов В. Родословная книга Всероссийского дворянства. Ч. 1. СПб., 1906.

    Еропкин В. В. Еропкины // Русская Старина. Т. 49. № 3, 1886. С. 561 — 570; Т. 50. № 4, 1886. С. 221.

    Зимин А. А. Княжеская знать и формирование состава Боярской думы во второй половине XV — первой трети XVI в. // Исторические записки. Т. 103. 1979. С. 195 — 241.

    Зимин А. А. Служилые князья в Русском государстве конца XV — первой трети XVI в. // Дворянство и крепостной строй России XVI — XVIII вв. М., 1975. С. 28 — 56.

    Зимин А. А. Суздальские и ростовские князья во второй половине XV — первой трети XVI в. // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. 7. Л., 1976. С. 56 — 69.

    Зимин А. А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV — первой трети XVI в. М., 1988.

    Золотарёв В. Родословные А. С. Пушкина, гр. Л. Н. Толстого, П. Я. Чаадаева, Ю. Ф. Самарина, А. И. Герцена, кн. П. А. Кропоткина, кн. С. Н. Трубецкого // Русский Евгенический журнал. Т. 5. Вып. 3 — 4. М., 1927. С. 113 — 132.

    Кобеко Д. Ф. К родословию князей Волконских // ИРГО. Вып. 2. Отд. 1. СПб., 1903. Прил., с. 1 — 9.

    Кобеко Д. Ф. Шереметевы и Полевы // ИРГО. Вып. 1. Отд. 1. СПб., 1900. С. 7 — 30.

    Кобрин В. Б. Материалы генеалогии княжеско-боярской аристократии ХV — ХVI вв. М., 1995.

    Кобрин В. Б. Опыт изучения семейной генеалогии (Протопоповы — Мезецкие — Пронские) // Вспомогательные исторические дисциплины. Вып. 14. Л., 1983. С. 50 — 58.

    Кром М. М. Меж Русью и Литвой. Западнорусские земли в системе русско-литовских отношений конца XV — первой трети XVI в. М., 1995.

    Кудрявцев Ф. Из рода Дмитриевых-Мамоновых // Куранты. Вып. 3. М., 1989. С. 207 — 215.

    Архимандрит Леонид (Кавелин). Село Полево или Полевщина и её владельцы Полевы и Балк-Полевы // Чтения в Московском обществе истории и древностей российских. Кн. 4. 1872. С. 1 — 14.

    Лихачёв Н. П. Документы о князьях Сицких // ИРГО. Вып. 3. Отд. 2. СПб., 1908. С. 216 — 352.

    Лихачёв Н. П. Заметки по родословию некоторых княжеских фамилий. СПб., 1900.

    Лихачёв Н. П. К родословию князей Долгоруких // ИРГО. Вып. 1. Отд. 1. СПб., 1900. С. 162 — 163.

    Кн. Лобанов-Ростовский А. Б. Русская родословная книга. 2 т. СПб., 1895.

    Любимов С. В. Гундоровы, Жижемские, Несвицкие, Зотовы, Остерманы, Сибирские. Кострома, 1915.

    Любимов С. В. Князья Костровы и Мусоргские. Псков, 1916.

    Любимов С. В. Опыт исторических родословий: Гундоровы, Жижемские, Несвицкие, Сибирские, Зотовы и Остерманы. Пг., 1915.

    Любимов С. В. (Васильевич С.). Титулованные роды Российской Империи. 2 т. СПб., 1910.

    Мельцин М. О. «Крымская» ветвь князей Долгоруковых в XIX — XX вв. // Из глубины времён. Вып. 9. СПб., 1997. С. 139 — 160.

    Мельцин М. О. Род князей Долгоруковых в XVIII — начале XX века: демографический аспект // Проблемы социального и гуманитарного знания. Вып. 1. СПб., 1999. С. 43 — 94.

    Мещеринов Г. В. Заметка о роде князей Шуйских вообще и о младшей его ветви, князей Горбатовых-Шуйских // Русская старина. Т. 87. № 7, 1896. С. 118 — 125.

    Минюшский Ф. П. О роде князей Пожарских // Труды Рязанской Учёной архивной комиссии. Т. 10. Вып. 1. 1895. С. 97 — 100.

    Мордовина С. П. Служилые князья в конце XVI в. // Труды Московского государственного историко-архивного института. Т. 28. М., 1970. С. 326 — 340.

    Мятлев Н. В. Князья Мышецкие // ИРГО. Вып. 4. Отд. 1. СПб., 1911. С. 93 — 107.

    Назаров В. Д. Князья Пожарские и Ряполовские по новым документам из архива Суздальского Спасо-Ефимовского монастыря // Историческая генеалогия. № 4, 1994. С. 74 — 79.

    Назаров В. Д. Князья Ногтевы-Суздальские в XV в. (по материалам архива Суздальского Спасо-Ефимовского монастыря) // Там же. С. 80 — 95.

    Вел. кн. Николай Михайлович. Князья Долгорукие, сподвижники императора Александра I в первые годы его царствования. Биографические очерки. 2-е изд., испр. и доп. СПб., 1902.

    Петров П. Н. История родов русского дворянства. 2 т. М., 1991.

    Плешко Н. Д. Князья Оболенские. Родословие. Нью-Йорк, 1959.

    Плешко Н. Д. Князья Оболенские. Родословие (дополнения к 31 — 34-му поколениям). Париж, 1976.

    Пташинский С. Л. Князья Пузыны. Историко-генеалогические материалы. СПб., 1899.

    Пчелов Е. В. Дмитриевы-Мамоновы — потомки Смоленских князей // Смоленское дворянство. Вып. 1. М., 1997. С. 66 — 77.

    Руммель В. В., Голубцов В. В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. 2 т. СПб., 1886 — 1887.

    Русина Е. В. Персональный состав Северских князей во второй половине XIV в. // Историческая генеалогия. № 2, 1993. С. 14 — 18.

    Савёлов Л. М. Князья Ковровы // Сборник статей в честь М. К. Любавского. Пг., 1917. С. 286 — 296.

    Савёлов Л. М. Князья Пожарские // ЛИРО. Вып. 2-3, 1906. С. 1 — 88.

    Савёлов Л. М. Князья Щербатовы по Белоозеру в XVII веке // ИРГО. Вып. 4. Отд. 1. СПб., 1911. С. 51 — 58.

    Савёлов Л. М. Родословные записи (Опыт родословного словаря русского древнего дворянства). Вып. 1-3. М., 1906 — 1909.

    Семёнищева Е. В. Род князей Вадбольских // Новодевичий монастырь в русской культуре. М., 1998. С. 144 -152.

    Татищев С. С. Род Татищевых. СПб., 1900.

    Татищев Ю. В. Материалы для родословия Внуковых // ЛИРО. Вып. 3, 1909. С. 7 — 13.

    Татищев Ю. В. Род князей Мезецких // ИРГО. Вып. 2. Отд. 1. СПб., 1903. С. 48 — 84.

    Татищев Ю. В. Татищевы и Писемские // ЛИРО. Вып. 1 — 4, 1915. С. 70 — 78.

    Татищева М. Д. Татищевы. К 600-летию рода // Дворянское собрание. № 10. М., 1999. С. 79 — 89.

    Телетова Н. К. Забытые родственные связи А. С. Пушкина. Л., 1981. См. также: Род и предки А. С. Пушкина. М., 1995. С. 335 — 388 (История рода Ржевских).

    Титов А. А. Род ярославских князей Троекуровых // Русский Архив. № 7, 1895. С. 377 — 382.

    Тихомиров С. А. Графы Дмитриевы-Мамоновы и их владения в Устюженском уезде // Устюжна. Вып. 2. Вологда, 1993. С. 134 — 146.

    Фадеева Н. Заметка о родословии князей Долгоруковых // Русский архив. № 8 — 9, 1866. С. 1340 — 1348.

    Кн. Шаховской Д. М. Общество и дворянство российское (Societe et noblesse russe). 4 т. Ренн, 1978 — 1986.

    Шумаков С. Акты Литовской метрики о князе А. М. Курбском и его потомках // Книговедение. № 7 — 8, 1894. С. 17 — 20.

    Кн. Щербатов М. М. Родословная князей Щербатовых. Род князей Репниных. Род Сонцовых. Род князей Мосальских. Род князей Одоевских. Род Шаховских // Древняя Российская Вивлиофика. Ч. IX. М., 1789. С. 1 — 386.

    Яковенко Н. М. Украiньска шляхта з кiнця XIV до середини XVII ст. К., 1993.

    Ferrand J. Les familles princieres de l’ancien Empire de Russie. Vol. 1 — 3. Paris, 1979 — 1982; 2-e ed. Vol. 1 — 2. Paris, 1997 — 1998.

    Ferrand J. Les princes Obolensky. Recueil genealogique et photographique (31e, 32e, 33e et 34e generations). Paris, 1992; Les princes Obolensky. Complement. Paris, 1995.

    Ikonnikov N. F. La noblesse de Russie (2-e edition). Paris, 1956 — 1966.

    Kuczynsky S. M. Ziemie czernihowsko-siewierskie pod rzadami Litwy. Warszawa, 1936.

    Wolff J. Kniaziowie Litewsko-ruscy od konca czternastego wieku. Warszawa, 1895.

    5.

    Декабристы. Биографический справочник. М., 1988.

    Отечественная история. История России с древнейших времён до 1917 года. Энциклопедия. 3 т. М., 1994 — 2000.

    Политические деятели России. 1917. Биографический словарь. М., 1993.

    Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века. Энциклопедия. М., 1996.

    Русские писатели. 1800 — 1917. Биографический словарь. 4 т. М., 1989 — 1999.

    Русский биографический словарь / Изд. А. А. Половцов. Т. 1 — 25. СПб., 1896 — 1918.

    Словарь русских писателей XVIII века. Вып. 1 — 2. Л.(СПб.), 1988 — 1999.

    Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской Империи. 1802 — 1917. Биобиблиографический справочник. СПб., 2001.

    Энциклопедия «Слова о полку Игореве». 5 т. СПб., 1995.

    ДГ — Древнейшие государства на территории СССР, Восточной Европы.

    ИРГО — Известия Русского генеалогического общества. СПб.

    ЛИРО — Летопись Историко-родословного общества в Москве. М.

    ТОДРЛ — Труды отдела древнерусской литературы Института русской литературы РАН. Л., СПб.

    УIЖ — Украiнський Iсторичний журнал. Киiв.

    Приложение 7. Рюриковичи в русской поэзии.

    Многие Рюриковичи оставили яркий след в русской поэзии (А. А. Ржевский, И. И. Дмитриев, кн. П. А. Вяземский, кн. А. И. Одоевский, кн. З. А. Волконская, кн. Ф. Н. Касаткин-Ростовский и др.), но также и ряд эпизодов истории Рюриковичей и образов древнерусских князей получили отражение в произведениях русских поэтов. Если материалом для изучения представлений о прошлом может в какой-то степени служить иллюстративный ряд этой книги, то предлагаемая вниманию читателя небольшая антология показывает интерес к тем или иным сюжетам и личностям древнерусской истории у классиков нашей литературы.

    1.Харальд Сигурдарсон. Висы радости.

    Всего норвежский конунг Харальд Сигурдарсон (Харальд Суровый) сочинил 16 вис, посвящённых своей невесте дочери Ярослава Мудрого Елизавете. Сохранилось лишь 6 вис. Ниже они приводятся в современном прозаическом переводе (Джаксон Т. Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (середина XI — середина XIII в.). М., 2000. С. 102 — 103):

    Корабль проходил перед обширной Сицилией. Мы были горды собой. Корабль с людьми быстро скользил, как и можно только было желать. Я меньше всего надеюсь на то, что бездельник будет нам в этом подражать. Однако не хочет девушка в Гардах чувствовать ко мне склонности.

    У трёндов[ 13 ] оказалось больше войска; мы выдержали поистине горячий бой; будучи молодым, я расстался с молодым конунгом, павшим в бою. Однако не хочет девушка в Гардах чувствовать ко мне склонности.

    Нас было шестнадцать на корабле, когда внезапно поднялась буря; нагруженный наш корабль был полон воды, которую мы вычерпывали. Я меньше всего надеюсь на то, что бездельник будет нам в этом подражать. Однако не хочет девушка в Гардах чувствовать ко мне склонности.

    Я владею восьмью искусствами: умею слагать стихи; умею быстро ездить верхом; иногда я плавал; умею скользить на лыжах; я опытен в метании копья и владении веслом; я также умею играть на арфе и знаю восемь приёмов борьбы.

    Я родился там, где уппландцы[ 14 ] натягивали луки; теперь у меня есть корабли, ненавистные населению, которые плавают среди островов; с тех пор как мы спустили его на воду, корабль мой рассекал много морей. Однако не хочет девушка в Гардах чувствовать ко мне склонности.

    Кроме того, ни женщина, ни девушка не смогут отрицать, что мы у южного города храбро сражались своими мечами: там есть доказательства наших подвигов. Однако не хочет девушка в Гардах чувствовать ко мне склонности.

    2. К. Н. Батюшков. Песнь Гаральда Смелого.

    А вот переложение тех же вис, сделанное Константином Николаевичем Батюшковым с французского перевода швейцарского историка П.-А. Малле (чем и объясняются некоторые расхождения с оригиналом) в 1816 г. Это яркий образец романтической поэзии, хотя сам Батюшков в шутку признавался, что во время работы с французским оригиналом романтический норвежский конунг неожиданно превратился для него в длинноволосого дикаря, разрывающего руками мясо и пьющего вино из черепа поверженного врага. Вероятно, сказалась некая суровость французского перевода, а может быть, и само прозвание Харальда — Суровый. Но романтическая струя всё же взяла верх, и перед читателями предстал прекрасный образец героически приподнятой песни, в которой отразилась и судьба самого поэта — в то время Батюшков тяжело переживал неразделённую любовь к воспитаннице А. Н. Оленина Анне Фёдоровне Фурман. (Батюшков К. Н. Избранные сочинения. М., 1986. С. 101 — 102.)

    Мы, други, летали по бурным морям,

    От родины милой летали далёко!

    На суше, на море мы бились жестоко;

    И море, и суша покорствуют нам!

    О други! Как сердце у смелых кипело,

    Когда мы, содвинув стеной корабли,

    Как птицы неслися станицей веселой

    Вкруг пажитей тучных Сиканской[ 15 ] земли!..

    А дева русская Гаральда презирает.

    О други! Я младость не праздно провел!

    С сынами Дронтгейма[ 16 ] вы помните сечу?

    Как вихорь пред вами я мчался навстречу

    Под камни и тучи свистящие стрел.

    Напрасно сдвигались народы; мечами

    Напрасно о наши стучали щиты:

    Как бледныя класы[ 17 ] под ливнем, упали

    И всадник, и пеший... владыка, и ты!..

    А дева русская Гаральда презирает.

    Нас было лишь трое на лёгком челне;

    А море вздымалось, я помню, горами;

    Ночь чёрная в полдень нависла с громами

    И Гела[ 18 ] зияла в солёной волне.

    Но волны напрасно, яряся, хлестали:

    Я черпал их шлемом, работал веслом:

    С Гаральдом, о други, вы страха не знали

    И в мирную пристань влетели с челном!

    А дева русская Гаральда презирает.

    Вы, други, видали меня на коне?

    Вы зрели, как рушил секирой твердыни,

    Летая на бурном питомце пустыни

    Сквозь пепел и вьюгу в пожарном огне?

    Железом я ноги мои окрыляя,

    И лань упреждаю по звонкому льду;

    Я, хладную влагу рукой рассекая,

    Как лебедь отважный по морю иду...

    А дева русская Гаральда презирает.

    Я в мирных родился полнoчи снегах;

    Но рано отбросил доспехи ловитвы[ 19 ]

    Лук звонкой и лыжи, и в грозныя битвы

    Вас, други, с собою умчал на судах.

    Не тщетно за славой летали далёко

    От милой отчизны, по диким морям;

    Не тщетно мы бились мечами жестоко:

    И море и суша покорствуют нам!

    А дева русская Гаральда презирает.

    3. К. Д. Бальмонт. Убийца Глеба и Бориса.

    Константин Дмитриевич Бальмонт в своём необозримом творчестве неоднократно обращался к темам русской истории. Как всегда у него, они трактуются в возвышенно-преувеличенном духе: любить — так безоглядно, ненавидеть — так до конца. Летописный сюжет о преступлениях Святополка Окаянного под пером светоча символизма превратился в гневный обличительный приговор. Гипертофированность неприязни выразилась и в преувеличенности преступлений, наслаивающихся одно на другое («обманно захватил престол», «зарезал» Глеба и Бориса, «умертвил» Святослава, «отдал на посрамленье» родную сестру польскому «крулю» и т. д.), и в подчёркнуто экспрессивной лексике, вплоть до крайности утверждений («какому в мире нет подобных»). Конечно, историческая правда при этом теряется, зато с каким мастерством изображены помрачение героя и его «закономерный» конец! Это стихотворение, пусть и в явно преувеличенной форме, отражает распространённый и традиционный взгляд на личность Святополка Окаянного. (Бальмонт К. Д. Стихотворения. М., 1990. С. 126 — 128.)

    И умер бедный раб у ног Непобедимого владыки.

    Пушкин.

    Едва Владимир отошёл,

    Беды великие стряслися.

    Обманно захватил престол

    Убийца Глеба и Бориса.

    Он их зарезал, жадный волк,

    Услал блуждать в краях загробных,

    Богопротивный Святополк,

    Какому в мире нет подобных.

    Но, этим дух не напитав,

    Не кончил он деяний адских,

    И князь древлянский Святослав

    Был умерщвлён близ гор Карпатских.

    Свершил он много чёрных дел,

    Не снисходя и не прощая.

    И звон над Киевом гудел,

    О славе зверя возвещая.

    Его ничей не тронул стон,

    И крулю Польши, Болеславу[ 20 ],

    Сестру родную отдал он

    На посрамленье и забаву.

    Но Бог с высот своих глядел,

    В своём вниманье не скудея.

    И беспощаден был удел

    Бесчеловечного злодея.

    Его поляки не спасли,

    Не помогли и печенеги,

    Его как мёртвого несли,

    Он позабыл свои набеги.

    Не мог держаться на коне

    И всюду чуял шум погони.

    За ним в полночной тишине

    Неслись разгневанные кони.

    Пред ним в полночной тишине

    Вставали тени позабытых.

    Он с криком вскакивал во сне,

    И дальше, дальше от убитых.

    Но от убитых не уйти,

    Они врага везде нагонят,

    Они — как тени на пути,

    Ничьи их силы не схоронят.

    И тщетно мчался он от них,

    Тоской терзался несказанной.

    И умер он в степях чужих,

    Оставив кличку: Окаянный.

    4. К. Д. Бальмонт. Смерть Димитрия Красного. Предание.

    В основе стихотворения Бальмонта, написанного в 1900 г., лежит реальный летописный рассказ о смерти галицкого князя Дмитрия Юрьевича Красного, младшего брата Василия Косого и Дмитрия Шемяки, умершего в сентябре 1440 г. Бальмонта интересуют прежде всего таинственные обстоятельства кончины князя, то «пограничное» состояние между жизнью и смертью, в котором возможно осуществление неких чудес, приоткрывающих великую тайну ухода человека и пугающих своей загадочностью. Удивление перерастает в ужас перед непостижимостью таинственного — князь обретает облик святого, что корреспондируется и с летописным повествованием: когда гроб с телом князя привезли в Москву, чтобы похоронить, то, открыв его, увидели нетленные останки — «лицо же его было, яко у спящего». (Бальмонт К. Д. Избранное. М., 1990. С. 34 — 35.)

    Нет, на Руси бывали чудеса,

    Не меньшие, чем в отдалённых странах.

    К нам также благосклонны небеса,

    Есть и для нас мерцания в туманах.

    Я расскажу о чуде старых дней,

    Когда, опустошая нивы, долы,

    Врываясь в сёла шайками теней,

    Тезали нас бесчинные моголы.

    Жил в Галиче тогда несчастный князь,

    За красоту был зван Димитрий Красный.

    Незримая меж ним и небом связь

    В кончине обозначилась ужасной.

    Смерть странная была ему дана.

    Он вдруг, без всякой видимой причины,

    Лишился вкуса, отдыха и сна,

    Но никому не сказывал кручины.

    Кровь из носу без устали текла.

    Быть приобщён хотел Святых он Таин,

    Но страшная на нём печать была:

    Вкруг рта — всё кровь, и он глядел — как Каин.

    Толпилися бояре, позабыв

    Себя — пред ликом горького злосчастья.

    И вот ему, молитву сотворив,

    Заткнули ноздри, чтобы дать причастье.

    Димитрий успокоился, притих,

    Вздохнув, заснул, и всем казался мёртвым.

    И некий сон, но не из снов земных,

    Витал над этим трупом распростёртым.

    Оплакали бояре мертвеца,

    И крепкого они испивши мёда,

    На лавках спать легли. А у крыльца

    Росла толпа безмолвного народа.

    И вдруг один боярин увидал,

    Как, шевельнув чуть зримо волосами,

    Мертвец, покров содвинув, тихо встал, —

    И начал петь с закрытыми глазами.

    И в ужасе, среди полночной тьмы,

    Бояре во дворец народ впустили.

    А мёртвый, стоя, белый, пел псалмы

    И толковал значенье русской были.

    Он пел три дня, не открывая глаз,

    И возвестил грядущую свободу,

    И умер, как святой, в рассветный час,

    Внушая ужас бледному народу.

    5. К. Д. Бальмонт. В глухие дни. Предание.

    Тем же 1900 годом датируется и следующее стихотворение Бальмонта. Беды, ознаменовавшие царствование Бориса Годунова, поэтом сознательно утрируются, он не жалеет красок, чтобы живописать все ужасы того времени — повествование разворачивается «по нарастающей», заканчиваясь закономерной точкой — началом новой эпохи — восстанием из мёртвых, как перед концом Света. Воскрешение мёртвого царевича, «переселившего» свой дух в Отрепьева, — итог всех народных страданий и природных катаклизмов. (Бальмонт К. Д. Избранное. М., 1990. С. 32 — 33.)

    В глухие дни Бориса Годунова,

    Во мгле российской пасмурной страны,

    Толпы людей скиталися без крова,

    И по ночам всходило две луны.

    Два солнца по утрам светило с неба,

    С свирепостью на дальний мир смотря.

    И вопль протяжный: «Хлеба! Хлеба! Хлеба!»

    Из тьмы лесов стремился на царя.

    На улицах иссохшие скелеты

    Щипали жадно чахлую траву,

    Как скот, — озверены и неодеты,

    И сны осуществлялись наяву.

    Гроба, отяжелевшие от гнили,

    Живым давали смрадный адский хлеб,

    Во рту у мёртвых сено находили,

    И каждый дом был сумрачный вертеп.

    От бурь и вихрей башни низвергались,

    И небеса, таясь меж туч тройных,

    Внезапно красным светом озарялись,

    Являя битву воинств неземных.

    Невиданные птицы прилетали,

    Орлы царили с криком над Москвой,

    На перекрёстках, молча, старцы ждали,

    Качая поседевшей головой.

    Среди людей блуждали смерть и злоба,

    Узрев комету, дрогнула земля.

    И в эти дни Димитрий встал из гроба,

    В Отрепьева свой дух переселя.

    6. И. А. Бунин. Князь Всеслав.

    Иван Алексеевич Бунин одно из своих стихотворений посвятил полоцкому князю Всеславу Брячиславичу (Вещему). В основу произведения легли мотивы «Слова о полку Игореве», откуда поэт непосредственно заимствовал и некоторые образы (князь «копьём дотронулся Стола», «звон полоцкой Софии» и др.). Но для Бунина Всеслав — жертва «людской жестокости», а не авантюрист-чародей, хитростью захвативший киевский престол. Стремительность князя и его связь с тёмными силами, отмеченная в «Слове...» («скакнул... лютым зверем в полночь..., объятый синей мглой...», «в ночи волком рыскал...»), подчёркиваются и Буниным («глухие, воровские дороги», «тёмный» князь и морозный ночной Полоцк в противовес светлому Киеву), но приобретают несколько иной смысл. Звон полоцкой Софии, слышимый Всеславом в киевской темнице (по «Слову...»), превращается в звон киевского собора, слышимый в Полоцке и напоминающий князю его мимолётное счастье в сердце «матери русских городов». Промелькнувшая реальность становится призрачной мечтой-воспоминаньем, навсегда сохранённой в душе «ушедшего в ночь» князя. «Темнота» его нынешнего бытия усиливается мифической деталью — князь удалился от мира и принял схиму. Стихотворение Бунина написано в 1916 г. (Бунин И. А. Собр. соч. Т. 1. М., 1993. С. 306.)

    Князь Всеслав в железы был закован,

    В яму брошен братскою рукой:

    Князю был жестокий уготован

    Жребий, по жестокости людской.

    Русь, его призвав к великой чести,

    В Киев из темницы извела.

    Да не в час он сел на княжьем месте:

    Лишь копьём дотронулся Стола.

    Что ж теперь, дорогами глухими,

    Воровскими в Полоцк убежав,

    Что теперь, вдали от мира, в схиме,

    Вспоминает тёмный князь Всеслав?

    Только звон твой утренний, София,

    Только голос Киева! — Долга

    Ночь зимою в Полоцке... Другие

    Избы в нём, и церкви, и снега...

    Далеко до света, — чуть сереют

    Мёрзлые окошечки... Но вот

    Слышит князь: опять зовут и млеют

    Звоны как бы ангельских высот!

    В Полоцке звонят, а он иное

    Слышит в тонкой грёзе... Чтo года

    Горестей, изгнанья! Неземное

    Сердцем он запомнил навсегда.

    7. Гр. А. К. Толстой. Роман Галицкий

    Несколько исторических баллад принадлежит перу графа Алексея Константиновича Толстого. Он писал в духе народных сказаний, иногда имитируя песенный размер. Одна из таких баллад создана по мотивам «Вис радости» Харальда Сурового. Другая рассказывает о галицком и волынском князе Романе Мстиславиче. В основе сюжета — эпизод из «Истории...» Н. М. Карамзина, проскальзывают летописные речевые обороты (Роман «храбр аки тур и сердит аки рысь» — ср. Ипатьевскую летопись), но, конечно, главное — итог переговоров с папским послом: остроумный отказ князя принять корону ради верности своей Родине и православной вере. Стихотворение написано в 1870 г. (Толстой А. К. Стихотворения. Царь Фёдор Иоаннович. Л., 1952. С. 262 — 263.)

    К Роману Мстиславичу в Галич послом

    Прислал папа римский легата.

    И вот над Днестром, среди светлых хором,

    В венце из царьградского злата,

    Князь слушает, сидя, посольскую речь,

    Глаза опустив, опершися на меч.

    И молвит легат: «Далеко ты,

    О княже, прославлен за доблесть свою!

    Ты в русском краю

    Как солнце на всех изливаешь щедроты,

    Врагам ты в бою

    Являешься Божиим громом;

    Могучей рукой ты Царьград поддержал,

    В земле половецкой не раз испивал

    От синего Дона шеломом;

    Ты храбр аки тур и сердит аки рысь —

    Но ждёт тебя бoльшая слава:

    Лишь римскому папе душой покорись,

    Святое признай его право!

    Он может по воле решить и вязать[ 21 ],

    На дом он на твой призовёт благодать.

    На недругов Божье проклятье!

    Прийми ж от него королевскую власть,

    К стопам его пасть

    Спеши — и тебе он отверзет объятья,

    И сыном коль будешь его нареком,

    Тебя опояшет духовным мечом!»

    Замолк. И лукавую выслушав речь,

    Роман на свой меч

    Взглянул, и его вполовину

    Он выдвинул вон из нарядных ножон:

    «Скажи своему господину:

    Когда так духовным мечом он силён,

    То он и хвалить его вoлен;

    Но пусть он владеет попрежнему им.

    А я вот и этим железным своим

    Доволен!

    А впрочем за ласку к Червонной Руси

    Поклон ему наш отнеси!»

    8. В. Я. Брюсов. Разорённый Киев.

    Валерий Яковлевич Брюсов широко использовал разнообразные исторические сюжеты в своём творчестве, чему способствовало его блестящее образование, полученное на историческом отделении историко-филологического факультета Московского университета. Небольшое стихотворение «Разорённый Киев» переносит нас в середину XIII века, в эпоху, когда Киев был разгромлен ордами Батыя. Возможно, на тему стихотворения повлияло свидетельство европейского путешественника Иоанна дель Плано Карпини, вкратце описавшего на пути в Орду своё впечатление от разрушенной русской столицы. Брюсов выбирает противоположное движение, взгляд русского человека (не стороннего наблюдателя!), стремящегося с востока (из Орды?) на благодатный запад Руси, также подвергшийся монгольскому опустошению (отсюда весьма неожиданное «ещё спустя три дня открылись нам Карпаты» как точка некоторого успокоения от неизбежности пути, а может быть, кто знает, одновременно и предчувствия новых безрадостных картин). Стихотворение отличается сдержанной экзальтированностью, в духе чисто «брюсовского» раннего символизма, написано в 1898 г. (Брюсов В. Я. Стихотворения. М., 1990. С. 62.)

    Четыре дня мы шли опустошённой степью.

    И вот открылось нам раздолие Днепра,

    Где с ним сливается Десна, его сестра...

    Кто не дивится там его великолепью!

    Но был нам в тот день не до земных красот!

    Спешили в Киев мы — разграбленный, пустынный,

    Чтоб лобызать хоть прах от церкви Десятинной,

    Чтоб плакать на камнях от Золотых ворот!

    Всю ночь бродили мы, отчаяньем объяты,

    Среди развалин тех, рыдая о былом;

    Мы утром все в слезах пошли своим путём...

    Ещё спустя три дня открылись нам Карпаты.

    9. В. Я. Брюсов. О последнем рязанском князе Иване Ивановиче.

    К 1899 г. относится стихотворение Валерия Брюсова, герой которого - последний великий рязанский князь Иван Иванович. Это стихотворение написано размером, имитирующим стиль народной песни, что должно было придавать ему некоторый фольклорно-исторический оттенок. Несмотря на «балалаечный» запев, оно проникнуто грустью о судьбе последнего независимого князя средневековой Руси, который мог бы быть первым среди русских князей, а теперь как последний вор сидит в темнице. В описании этой судьбы чувствуется некая ирония, данная как бы от лица москвичей (недаром проскальзывает московская лексика - «давеча»), хотя и не без сожаления об участи князя. Ситуацию усугубляет и верно представленная генеалогическая картина - Иван Иванович и действительно был по родовому старшинству выше Мономашичей, к которым принадлежали также и московские князья. Он верно характеризуется как «Святославич», т.е. потомок сына Ярослава Мудрого - Святослава, хотя далее Брюсов допускает ошибку, именуя князя «Ольговичем» (возможно, сознательно), хотя на самом деле Иван Иванович являлся потомком Ярослава - младшего брата Олега Святославича. Реальные события (плен рязанского князя) усилены некоторыми нереальными эпизодами (рязанского князя вряд ли вели по улицам Москвы на глазах у горожан, и уж, конечно, не могла состояться его казнь - московские князья своих родичей, если и убивали, то делали это тихо, а Иван Иванович, как известно, вырвался из плена и потом бежал в Литву). (Брюсов В.Я. Стихотворения. РнД., 1995. С. 83)


    Ой вы, струночки, - многозвончаты!

    Балалаечка, - многознаечка!

    Уж ты спой нам весело

    Свою песенку,

    Спой нам нонче ты, нонче ты, нонче ты...


    Как рязанский князь под замком сидит,

    Под замком сидит, на Москву глядит,

    Думу думает, вспоминает он,

    Как людьми московскими без вины полонён,

    Как его по улицам вели давеча,

    Природного князя, Святославича,

    Как глядел на него московский народ,

    Провожал, смеясь, до калужских ворот.


    А ему, князю, подобает честь:

    В старшинстве своём на злат-стол воссесть.

    Вот в венце он горит, а кругом - лучи!

    Поклоняются князья - Мономаховичи.

    Но и тех любить всей душой он рад,

    В племени Рюрика всем старший брат.


    Вот он кликнет клич, кто горазд воевать!

    На коне он сам поведёт свою рать

    На Свею, на Литву, на поганый Крым...

    (А не хоче кто, отъезжай к другим!)

    Споют гусляры про славную брань

    Потешат, прославят древнюю Рязань.


    Но кругом темно - тишина, -

    За решёткой в окно Москва видна,

    Не услышит никто удалый клич.

    За замком сидит последний Ольгович.

    Поведут его, жди, среди воров

    На злую казнь за кремлёвский ров.


    Ой вы, струночки, - многозвончаты!

    Ой, подруженька, - многознаечка!

    Спой нам нонче ты, спой нам нонче ты,

    Балалаечка!


    10. А. Н. Майков. В Городце в 1263 году[ 22 ].

    Замечательный поэт Аполлон Николаевич Майков также не оставил без внимания древнерусскую сюжетику. Она предстаёт в его произведениях исключительно в патриотическом духе, весьма характерном для творчества приверженца классически «чистой» поэзии. Непревзойдённый мастер слова, Майков рисует впечатляющую картину кончины Александра Невского — одной из центральных фигур русского средневековья. Величественность и одновременно удивительная возвышенность ухода Александра из жизни подчёркивается повторяющимся рефреном, предвещающим светлую смерть князя. Классическая ясность стиха и искренность чувства не снижают глубины смысла поэтического творения. Перед умирающим князем предстают картины смерти его отца Ярослава Всеволодовича на пути из Орды в 1246 г., гибели в ханской ставке в том же 1246 г. князя Михаила черниговского, взбунтовавшегося новгородского веча, отказывающегося платить дань татарам, — и каждый раз звучит оправдание поступков самого Александра, пошедшего на внешний союз с Ордой, смирившего свою гордость ради блага своей страны. Майков как бы отвечает обвинителям Александра, раскрывая те идеи, которыми руководствовался князь в своей политике. Как закономерный итог возникает сцена перенесения Петром I мощей прославленного церковью князя из Владимира в Александро-Невский монастырь (лавру) в Петербурге в 1724 г., разворачивающаяся на берегах той самой Невы, где когда-то юный полководец разгромил шведское войско. «Перекличка» эпох — последний миг перед смертью Невского, великолепная концовка стихотворения знаменуется словами русского митропололита, открывающими путь последующей канонизации. Произведение создано в 1875 г. (Майков А. Н. Избранные произведения. Л., 1977. С. 378 — 381.)

    Ночь на дворе и мороз.

    Месяц — два радужных светлых венца вкруг него...

    По небу словно идёт торжество;

    В келье ж игуменской зрелище скорби и слёз...

    Тихо лампада пред образом Спаса горит;

    Тихо игумен пред ним на молитве стоит;

    Тихо бояре стоят по углам;

    Тих и недвижим лежит, головой к образам,

    Князь Александр, чёрною схимой покрыт...

    Страшного часа все ждут: нет надежды, уж нет!

    Слышится в келье порой лишь болящего бред.

    Тихо лампада пред образом Спаса горит...

    Князь неподвижно во тьму, в беспредельность глядит...

    Сон ли проходит пред ним, иль видений таинственных цепь —

    Видит он: степь, беспредельная бурая степь...

    Войлок разостлан на выжженой солнцем земле.

    Видит: отец! смертный пот на челе,

    Весь измождён он, и бледен, и слаб...

    Шёл из Орды он, как данник, как раб...

    В сердце, знать, сил не хватило обиду стерпеть...

    И простонал Александр: «Так и мне умереть...»

    Тихо лампада пред образом Спаса горит...

    Князь неподвижно во тьму, в беспредельность глядит...

    Видит: шатёр, дорогой, златотканный шатёр...

    Трон золотой на пурпурный поставлен ковёр...

    Хан восседает средь тысячи мурз и князей...

    Князь Михаил перед ставкой стоит у дверей...

    Подняты копья над княжеской светлой главой...

    Молят бояре горячей мольбой...

    «Не поклонюсь истуканам вовек», — он твердит...

    Миг — и повержен во прах он лежит...

    Топчут ногами и копьями колют его...

    Хан, изумлённый, глядит из шатра своего...

    Князь отвернулся со стоном и, очи закрыв,

    «Я ж, — говорит, — поклонился болванам, чрез огнь я прошёл,

    Жизнь я святому венцу предпочёл...

    Но, — на Спасителя взор устремив, —

    Боже! ты знаешь — не ради себя —

    Многострадальный народ свой лишь паче души возлюбя!...»

    Слышат бояре и шепчут, крестясь:

    «Грех твой, кормилец, на нас!»

    Тихо лампада пред образом Спаса горит...

    Князь неподвижно во тьму, в беспредельность глядит...

    Снится ему Ярославов в Новгoроде двор...

    В шумной толпе и мятеж, и раздор...

    Все собралися концы и шумят...

    «Все постоим за святую Софию, — вопят, —

    Дань ей несут от Угорской земли до Ганзы...

    Немцам и шведам страшней нет грозы...

    Сам ты водил нас, и Биргер твоё

    Помнит досель на лице, чай, копьё!..

    Рыцари, — памятен им поотаявший лёд!..

    Конница словно как в море летит кровяном!..

    Бейте, колите, берите живьём

    Лживый, коварный, пришельческий род!..

    Нам ли баскаков пустить

    Грабить казну, на правёж нас водить?

    Злата и серебра горы у нас в погребах, —

    Нам ли валяться у хана в ногах!

    Бей их, руби их, баскаков поганых, татар!..»

    И разлилася река, взволновался пожар...

    Князь приподнялся на ложе своём;

    Очи сверкнули огнём,

    Грозно сверкнули всем гневом высокой души, —

    Крикнул: «Эй вы, торгаши!

    Бог на всю землю послал злую мзду.

    Вы ли одни не хотите его покориться суду?

    Ломятся тьмами ордынцы на Русь — я себя не щажу,

    Я лишь один на плечах их держу!..

    Бремя нести — так всем миром нести!

    Дружно, чтоб бор вековой, подыматься, расти,

    Веруя в чаянье лучших времён, —

    Всё лишь в конец претерпевый — спасён![ 23 ]..»

    Тихо лампада пред образом Спаса горит...

    Князь неподвижно во тьму, в беспредельность глядит...

    Тьма, что завеса, раздвинулась вдруг перед ним...

    Видит он: oблитый словно лучом золотым,

    Берег Невы, где разил он врага...

    Вдруг возникает там город... Народом кишат берега...

    Флагами веют цветными кругом корабли...

    Гром раздаётся; корабль показался вдали...

    Правит им кормчий с открытым высоким челом...

    Кормчего все называют царём...

    Гроб с корабля поднимают, ко храму несут,

    Звон раздаётся, священные гимны поют...

    Крышу открыли... Царь что-то толпе говорит...

    Вот перед гробом земные поклоны творит...

    Следом — все люди идут приложиться к мощам...

    В гробе ж, — князь видит, — он сам...

    Тихо лампада пред образом Спаса горит...

    Князь неподвижен лежит...

    Словно как свет над его просиял головой —

    Чудной лицо озарилось красой,

    Тихо игумен к нему подошёл и дрожащей рукой

    Сердце ощупал его и чело —

    И, зарыдав, возгласил: «Наше солнце зашло!»[ 24 ]

    11. К. Ф. Рылеев. Димитрий Донской.

    Один из руководителей декабристского движения Кондратий Фёдорович Рылеев получил известность и как талантливый поэт. Ему принадлежит целый цикл исторических «дум», посвящённых наиболее ярким личностям и моментам русской истории. Среди них думы «Олег Вещий», «Ольга при могиле Игоря», «Святослав», «Святополк», «Рогнеда», «Мстислав Удалый», «Михаил Тверской». Здесь приводится дума «Димитрий Донской», написанная в 1822 г. Это яркое, «порывное» стихотворение, окрашенное в романтически приподнятые тона. В нём ощущается задор юности и горячность чувств, но при воплощении героической страницы исторического прошлого Рылеев остаётся верен своим свободолюбивым идеям. Пафос всего произведения — тираноборчество, борьба за вольность, обретение желанной свободы (эти мотивы характерны практически для всех рылеевских дум). В то же время думу отличает и высокое религиозное чувство — русским воинам помог Бог по молитвам преподобного Сергия, именно Всевышнему и возносит Димитрий хвалу после сражения. Искренний религиозный настрой может показаться странным для тех, кто привык видеть Рылеева в образе несгибаемого революционера-борца, идеолога декабризма. Примечательна и лексика думы, некоторые элементы которой (например наименование ордынцев «моголами» — искажённое «монголы», как именовали этот народ в Индии) весьма распространены в русской классической поэтической традиции. (Рылеев К. Ф. Думы. Поэмы. Стихотворения. Проза. М., 1989. С. 52 — 54.)

    «Доколь нам, други, пред тираном

    Склонять покорную главу

    И заодно с презренным ханом

    Похорить сильную Москву?

    Не нам, не нам страшиться битвы

    С толпами грозными врагов:

    За нас и Сергия молитвы,

    И прах замученных отцов!

    Летим — и возвратим народу

    Залог блаженства чуждых стран:

    Святую праотцев свободу

    И древние права граждан.

    Туда! За Дон!.. настало время!

    Надежда наша — Бог и меч!

    Сразим моголов и, как бремя,

    Ярмо Мамая сбросим с плеч!»

    Так Дмитрий, рать обозревая,

    Красуясь на коне, гремел

    И, в помощь Бога призывая,

    Перуном грозным полетел...

    «К врагам! За Дон! — вскричали войски, —

    За вольность, правду и закон!»

    И. повторяя клик геройский,

    За князем ринулися в Дон.

    Несутся полные отваги,

    Волн упреждают быстрый бег;

    Летят, как соколы, — и стяги

    Противный осенили брег.

    Мгновенно солнце озарило

    Равнину и брега реки

    И взору вдалеке открыло

    Татар несметные полки.

    Луга, равнины, долы, горы

    Толпами пёстрыми кипят;

    Всех сил объять не могут взоры...

    Повсюду бердыши блестят.

    Идут, как мрачные дубравы —

    И вторят степи гул глухой;

    Идут... там хан, здесь чада славы —

    И закипел кровавый бой!..

    «Бог нам прибежище и сила! —

    Рек Дмитрий на челе полков. —

    Умрём, когда судьба судила!» —

    И первый грянул на врагов.

    Кровь хлынула — и тучи пыли,

    Поднявшись вихрем к небесам,

    Светило дня от глаз сокрыли,

    И мрак простёрся по полям.

    Повсюду хлещет кровь ручьями;

    Зелёный побагрoвел дол:

    Там русский поражён врагами,

    Здесь пал растоптанный могол,

    Тут слышен копий треск и звуки,

    Там сокрушился меч о меч.

    Летят отсeченные руки,

    И головы катятся с плеч.

    А там, под тению кургана,

    Презревший славу, сан и свет,

    Лежит, низвергнув великана,

    Отважный инок Пересвет.

    Там Белозерский князь и чада,

    Достойные его любви,

    И oкрест их татар громада,

    В своей потопшая крови.

    Уж многие из храбрых пали,

    Великодушный сонм редел;

    Уже враги одолевали,

    Татарин дикий свирепел.

    К концу клонился бой кровавый,

    И чёрный стяг был пасть готов,

    Как вдруг орлом из-за дубравы

    Волынский грянул на врагов.

    Враги смешались — т кургана

    Промчалось: «Сuлен русский Бог!» —

    И побежала рать тирана,

    И сокрушён гордыни рог!

    Помчался хан в глухие степи,

    За ним шумящим враном страх;

    Расторгнул русский рабства цепи

    И стал на вражеских костях!..

    Но кто там бледен, близ дубравы,

    Обрызган кровию лежит?

    Что зрю?.. Первоначальник славы[ 25 ],

    Димитрий ранен... старшный вид!..

    Ужель изречено судьбою

    Ему быть жертвой битвы сей?

    Но вот к стенящему герою

    Притек сонм воев и князей.

    Вот, преклонив трофеи брани,

    Гласят: «Ты победил! восстань!» —

    И князь, воздевши к небу длани:

    «Велик нас ополчивший в брань!

    Велик! — речет, — к нему молитвы!

    Он Сергия услышал глас:

    Ему вся слава грозной битвы;

    Он, он один прославил нас!»

    12. М. А. Дмитриев. Мономахи.

    В 1849 г. Михаил Александрович Дмитриев создаёт незамысловатое, но искреннее стихотворение, рассказывающее об истории своего древнего, но небогатого рода дворян Дмитриевых, потомков Владимира Мономаха. Дмитриев подчёркивает главное богатство своей семьи — честь и главную идею жизни её представителей — «стоять за правду», быть верным своему долгу, совести и России. Перед нами предстаёт галерея образов предков поэта — здесь и сам Владимир Мономах, и прародитель Дмитриевых — Александр Нетша, и дядя Михаила Александровича — тоже поэт и сановник Иван Иванович Дмитриев. Все они объединены общим родовым именем Мономахи, подчёркивающим общность идеалов на протяжении многих столетий. Стихотворение интересно тем, что рисует типичную судьбу многих старинных дворянских родов — потомков Рюриковичей. (Дмитриев М. А. Московские элегии: Стихотворения. Мелочи из запаса моей памяти. М., 1985. С. 125 — 126.)

    Мой предок — муж небезызвестный,

    Единоборец Мономах —

    Завет сынам оставил честный:

    Жить правдой, помня Божий страх.

    Его потомок в службу немцев

    Хоть и бежал от злой Литвы,

    Не ужился у иноземцев

    И отдался в покров Москвы.

    С тех пор мы немцев невзлюбили,

    С тех пор взлюбили мы Москву,

    Свтую Русь и правду чтили,

    Стояли царства за главу!

    Мой пращур в бунт второй стрелецкий[ 26 ],

    Когда Пётр маленький ушёл,

    Свой полк с отвагой молодецкой

    Под стены Троицы привёл.

    Зато землёй и деревнями

    Нас Пётр великий подарил,

    Но между новыми князьями

    Титyл наш старый позабыл!

    Но дух отважный Мономаха

    С княжою шапкой не пропал[ 27 ]:

    За правду мы стоим без страха,

    И каждый предка оправдал.

    Мой дед — сызрaнский городничий,

    Прямой Катон в глуши своей —

    Был чужд и славы, и отличий,

    Но правдой был — гроза судей!

    Отец мой — он в руках со шпагой,

    Собрав отважнейших в рядах,

    Зажжённый мост прошёл с отвагой

    Противу шведов на штыках!

    Мой дядя — верный страж закона,

    Прямой министр, прямой поэт —

    Высок и прям стоял у трона,

    Шёл смело в царский кабинет!

    А я, безвестный стихотворец,

    Не князь, а просто дворянин,

    В Сенате был единоборец —

    За правду шёл на всех один!

    13. Слово о полку Игореве. Поэтический перевод Н. А. Заболоцкого.

    Бессмертный шедевр русской литературы «Слово о полку (т. е. походе) Игореве», конечно, не могло оставить безучастными многих замечательных поэтов. Известно немалое число поэтических переводов и переложений этого произведения, принадлежащих перу самых прославленных авторов (В. А. Жуковский, А. Н. Майков, Л. А. Мей, К. Д. Бальмонт и др.), здесь же приводится перевод, а вернее, «свободное воспроизведение» (как определил сам поэт) древнерусского памятника Николаем Алексеевичем Заболоцким. Этот перевод можно считать одним из самых лучших: его отличают чёткость, простота и в то же время глубокая передача содержания и смысла всей поэмы. К переводу сделаны краткие примечания, объясняющие некоторые реалии «Слова...» — в основе их лежит комментарий Д. С. Лихачёва. (Заболоцкий Н. А. Столбцы и поэмы. Стихотворения. М., 1989. С. 317 — 345.)

    От переводчика:

    Моя работа над «Словом о полку Игореве» не претендует на научную точность строгого перевода и не является результатом новых текстологических изысканий. Это — свободное воспроизведение древнего памятника средствами современной поэтической речи. Оно предназначено для читателя, которому трудно разобраться в оригинале, но который хочет иметь о памятнике живое поэтическое представление. По мере своих сил я пытался воспроизвести древнюю героическую поэму русского народа во всей полноте её социального и художественного значения.

    Н. Заболоцкий.

    ВСТУПЛЕНИЕ

    Не пора ль нам, братия, начать

    О походе Игоревом[ 28 ] слово,

    Чтоб старинной речью рассказать

    Про деянья князя удалого?

    А воспеть нам, братия, его —

    В похвалу трудам его и ранам —

    По былинам времени сего,

    Не гоняясь в песне за Бояном.

    Тот Боян, исполнен дивных сил,

    Приступая к вещему напеву,

    Серым волком по полю кружил,

    Как орёл, под облаком парил,

    Растекался мыслию по древу.

    Жил он в громе дедовских побед,

    Знал немало подвигов и схваток.

    И на стадо лебедей чуть свет

    Выпускал он соколов десяток.

    И, встречая в воздухе врага,

    Начинали соколы расправу,

    И взлетала лебедь в облака,

    И трубила славу Ярославу[ 29 ].

    Пела древний киевский престол,

    Поединок славила старинный,

    Где Мстислав Редeдю заколол

    Перед всей касожскою дружиной[ 30 ],

    И Роману Красному[ 31 ] хвалу

    Пела лебедь, падая во мглу.

    Но не десять соколов пускал

    Наш Боян, но, вспомнив дни былые,

    Вещие персты он подымал

    И на струны возлагал живые, —

    Вздрагивали струны, трепетали,

    Сами князям славу рокотали.

    Мы же по иному замышленью

    Эту повесть о године бед

    Со времён Владимира княженья[ 32 ]

    Доведём до Игоревых лет

    И прославим Игоря, который,

    Напрягая разум, полный сил,

    Мужество избрал себе опорой,

    Ратным духом сердце поострил

    И повёл полки родного края,

    Половецким степям угрожая.

    О Боян, старинный соловей!

    Приступая к вещему напеву,

    Если б ты о битвах наших дней

    Пел, скача по мысленному древу;

    Если бы ты, взлетев под облака,

    Нашу славу с дедовскою славой

    Сочетал на долгие века,

    Чтоб прославить сына Святослава[ 33 ];

    Если б ты Траяновой[ 34 ] тропой

    Средь полей помчался и курганов, —

    Так бы ныне был воспет тобой

    Игорь-князь, могучий внук Траянов:

    «То не буря соколов несёт

    За поля широкие и долы,

    То не стаи галочьи летят

    К Дону на великие просторы!»

    Или так воспеть тебе, Боян,

    Внук Велесов[ 35 ], наш военный стан:

    «За Сулою[ 36 ] кони ржут,

    Слава в Киеве звенит,

    В Новеграде[ 37 ] трубы громкие трубят,

    Во Путивле[ 38 ] стяги бранные стоят!»

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    1

    Игорь-князь с могучею дружиной

    Мила брата Всеволода[ 39 ] ждёт.

    Молвит буй-тур[ 40 ] Всеволод: «Единый

    Ты мне брат, мой Игорь, и оплот!

    Дети Святослава мы с тобою,

    Так седлай же борзых коней, брат!

    А мои, давно готовы к бою,

    Возле Курска под седлом стоят».

    2

    А куряне славные—

    Витязи исправные:

    Родились под трубами,

    Росли под шеломами,

    Выросли, как воины,

    С конца копья вскормлены.

    Все пути им ведомы,

    Все яруги знаемы,

    Луки их натянуты,

    Колчаны отворены,

    Сабли их наточены,

    Шеломы позолочены.

    Сами скачут по полю волками

    И, всегда готовые к борьбе,

    Добывают острыми мечами

    Князю — славы, почестей — себе!

    3

    Но, взглянув на солнце в этот день,

    Подивился Игорь на светило:

    Середь бела дня ночная тень

    Ополченья русские покрыла[ 41 ].

    И не зная, что сулит судьбина,

    Князь промолвил: «Братья и дружина!

    Лучше быть убиту от мечей,

    Чем от рук поганых полонёну!

    Сядем, братья, на лихих коней

    Да посмотрим синего мы Дону!»

    Вспала князю эта мысль на ум —

    Искусить неведомого края,

    И сказал он, полон ратных дум,

    Знаменьем небес пренебрегая:

    «Копие хочу я преломить

    В половецком поле незнакомом,

    С вами, братья, голову сложить

    Либо Дону зачерпнуть шеломом!»

    4

    Игорь-князь во злат стремень вступает,

    В чистое он поле выезжает.

    Солнце тьмою путь ему закрыло,

    Ночь грозою птиц перебудила,

    Свист зверей несётся, полон гнева,

    Кличет Див[ 42 ] над ним с вершины древа,

    Кличет Див, как половец в дозоре,

    За Сулу, на Сурож[ 43 ], на Поморье,

    Корсуню[ 44 ] и всей округе ханской,

    И тебе, болван[ 45 ] тмутороканский!

    5

    И бегут, заслышав о набеге,

    Половцы сквозь степи и яруги[ 46 ],

    И скрипят их старые телеги,

    Голосят, как лебеди в испуге.

    Игорь к Дону движется с полками,

    А беда несётся вслед за ним:

    Птицы, поднимаясь над дубами,

    Реют с криком жалобным своим,

    По оврагам волки завывают,

    Клик орлов доносится из мглы —

    Знать, на кости русские скликают

    Зверя кровожадные орлы;

    На щиты червлёные[ 47 ] лисица

    Дико брешет в сумраке ночном...

    О Русская земля!

    Ты уже за холмом.

    6

    Долго длится ночь. Но засветился

    Утренними зорями восток.

    Уж туман над полем заклубился,

    Говор галок в роще пробудился,

    Соловьиный щёкот приумолк.

    Русичи, сомкнув щиты рядами,

    К славной изготовились борьбе,

    Добывая острыми мечами

    Князю — славы, почетсей — себе.

    7

    На рассвете, в пятницу, в туманах.

    Стрелами по полю полетев,

    Смяло войско половцев поганых

    И умчало половецких дев.

    Захватили золота без счёта,

    Груду аксамитов[ 48 ] и шелков,

    Вымостили топкие болота

    Епанчами[ 49 ] красными врагов.

    А червлёный стяг с хоругвью белой,

    Чёлку[ 50 ] и копьё из серебра

    Взял в награду Святославич смелый,

    Не желая прочего добра.

    8

    Выбрав в поле место для ночлега

    И нуждаясь в отдыхе давно,

    Спит гнездо бесстрашное Олега[ 51 ]

    Далеко продвинулось оно!

    Залетело храброе далече,

    И никто ему не господин:

    Будь то сокол, будь то гордый кречет,

    Будь то чёрный ворон — половчин.

    А в степи, с ордой своею дикой

    Серым волком рыская чуть свет,

    Старый Гзак на Дон бежит великий,

    И Кончак спешит ему вослед[ 52 ].

    9

    Ночь прошла, и кровяные зори

    Возвещают бедствие с утра.

    Туча надвигается от моря

    На четыре княжеских шатра.

    Чтоб четыре солнца не сверкали[ 53 ],

    Освещая Игореву рать,

    Быть сегодня грому на Каяле,

    Лить дождю и стрелами хлестать!

    Уж трепещут синие зарницы,

    Вспыхивают молнии кругом.

    Вот где копьям русским преломиться,

    Вот где саблям острым притупиться,

    Загремев о вражеский шелом!

    О Русская земля!

    Ты уже за холмом.

    10

    Вот Стрибожьи вылетели внуки[ 54 ]

    Зашумели ветры у реки,

    И взметнули вражеские луки

    Тучу стрел на русские полки.

    Стоном стонет мать-земля сырая,

    Мутно реки быстрые текут,

    Пыль несётся, поле покрывая,

    Стяги плещут: половцы идут!

    С Дона, с моря, с криками и с воем

    Валит враг, но, полон ратных сил,

    Русский стан сомкнулся перед боем —

    Щит к щиту — и степь загородил.

    11

    Славный яр-тур Всеволод! С полками

    В обороне крепко ты стоишь,

    Прыщешь стрелы, острыми клинками

    О шеломы ратные гремишь.

    Где ты ни проскачешь, тур, шеломом

    Золотым посвечиая, там

    Шишаки земель аварских[ 55 ] с громом

    Падают, разбиты пополам.

    И слетают головы с поганых,

    Саблями порублены в бою,

    И тебе ли, тур, скорбеть о ранах,

    Если жизнь не ценишь ты свою!

    Если ты на ратном этом поле

    Позабыл о славе прежних дней,

    О златом черниговском престоле,

    О желанной Глебовне[ 56 ] своей!

    12

    Были, братья, времена Траяна,

    Миновали Ярослава годы,

    Позабылись правнуками рано

    Грозные Олеговы походы.

    Тот Олег[ 57 ] мечом ковал крамолу,

    Пробираясь к отчему престолу,

    Селя стрелы и, готовясь к брани,

    В злат стремeнь вступал в Тмуторокани.

    В злат стремень вступал, готовясь к сече,

    Звон тот слушал Всеволод далече,

    А Владимир[ 58 ] за своей стеною

    Уши затыкал перед бедою.

    13

    А Борису, сыну Вячеслава[ 59 ],

    Зелен саван у Канина брега

    Присудила воинская слава

    За обиду храброго Олега.

    На такой же горестной Каяле,

    Укрепив носилки между вьюков,

    Святополк отца[ 60 ] увёз в печали,

    На конях угорских убаюкав.

    Прозван Гориславичем в народе,

    Князь Олег пришёл на Русь как ворог.

    Внук Даждь-бога[ 61 ] бедствовал в походе,

    Век людской в крамолах стал недолог.

    И не стало жизни нам богатой,

    Редко в поле выходил оратай,

    Вoроны над пашнею кружились,

    На убитых с криками садились,

    Да слетались галки на беседу,

    Собраясь стаями к обеду...

    Много битв в те годы отзвучало,

    Но такой, как эта, не бывало.

    14

    Уж с утра до вечера и снова,

    С вечера до самого утра,

    Бьётся войско князя удалого

    И растёт кровавых тел гора.

    День и ночь над полем незнакомым

    Стрелы половецкие свистят,

    Сабли ударяют по шеломам,

    Копья харалужные[ 62 ] трещат.

    Мёртвыми усеяно костями,

    Далеко от крови почернев,

    Задымилось поле под ногами,

    И взошёл великими скорбями

    На Руси кровавый тот посев.

    15

    Что там шумит,

    Что там звенит

    Далеко во мгле перед зарёю?

    Игорь, весь израненный, спешит

    Беглецов вернуть обратно к бою.

    Не удержишь вражескую рать!

    Жалко брата Игорю терять.

    Бились день, рубились день другой,

    В третий день к полудню стяги пали,

    И расстался с братом брат родной

    На реке кровавой, на Каяле.

    Недостало русичам вина,

    Славный пир дружины завершили —

    Напоили сватов допьяна,

    Да и сами головы сложили.

    Степь поникла, жалости полна,

    И деревья ветви приклонили.

    16

    И настала тяжкая година,

    Поглотила русичей чужбина,

    Поднялась Обида из курганов

    И вступила девой в край Троянов.

    Крыльями лебяжьими всплеснула,

    Дон и море оглашая криком,

    Времена довольства пошатнула,

    Возвестив о бедствии великом.

    А князья дружин не собирают,

    Не идут войной на супостата,

    Малое великим называют

    И куют крамолу брат на брата.

    А враги на Русь несутся тучей,

    И повсюду бедствие и горе.

    Далеко ты, сокол наш могучий,

    Птиц бия, ушёл на сине море!

    17

    Не воскреснуть Игоря дружине,

    Не подняться после лбтой сечи!

    И явилась Кaрна, и в кручине

    Смертный вопль исторгла, и далече

    Заметалась Жeля[ 63 ] по дорогам,

    Потрясая искромётным рогом.

    И от края, братья, и до края

    Пали жёны русские, рыдая:

    «Уж не видеть милых лад нам боле!

    Кто разбудит их на ратном поле?

    Их теперь нам мыслию не смыслить,

    Их теперь нам думою не сдумать,

    И не жить нам в тереме богатом,

    Не звенеть нам сeребром да залтом!»

    18

    Стонет, братья, Киев над горою,

    Тяжела Чернигову напасть,

    И печаль обильною рекою

    По селеньям русским разлилась.

    И нависли половцы над нами,

    Дань берут по белке со двора,

    И растёт крамола меж князьями,

    И не видно от князей добра.

    19

    Игорь-князь и Всеволод отважный,

    Святослава храбрые сыны, —

    Вот ведь кто с дружиною бесстрашной

    Разбудил поганых для войны!

    А давно ли, мощною рукою

    За обиды наши покарав,

    Это зло великою грозою

    Усыпил отец их Святослав[ 64 ]!

    Был он грозен в Киеве с врагами

    И поганых ратей не щадил:

    Устрашил их сильными полками,

    Порубил булатными мечами

    И на Степь ногою наступил.

    Потоптал холмы он и яруги,

    Возмутил теченье быстрых рек,

    Иссушил болотыне округи,

    Степь до Лукоморья[ 65 ] пересек.

    А того поганого Кобяка

    Из железных вражеских рядов

    Вихрем вырвал, и упал, собака,

    В Киеве, у княжьих теремов[ 66 ].

    20

    Венецейцы, греки и морава[ 67 ]

    Что ни день о русичах поют,

    Величают князя Святослава,

    Игоря отважного клянут.

    И смеётся гость земли немецкой,

    Что, когда не стало больше сил,

    Игорь-князь в Каяле половецкой

    Русские богатства утопил.

    И бежит молва про удалого,

    Будто он, на усь накликав зло,

    Из седла, несчастный, золотого

    Пересел в кащеево[ 68 ] седло...

    Приумолкли города, и снова

    На Руси веселье полегло.

    ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

    1

    В Киеве далёком, на горах,

    Смутный сон приснился Святославу,

    И объял его великий страх,

    И собрал бояр он по уставу.

    «С вечера до нынешнего дня, —

    Молвил князь, поникнув головою, —

    На кровати тисовой меня

    Покрывали чёрной пеленою.

    Черпали мне синее вино,

    Горькое отравленное зелье,

    Сыпали жемчyг[ 69 ] на полотно

    Из колчанов вражьего изделья.

    Златоверхий терем мой стоял

    Без конька, и, предвещая горе,

    Вражий ворон в Плесенске[ 70 ] кричал

    И летел, шумя, на сине море».

    2

    И бояре князю отвечали:

    «Смутен ум твой, княже, от печали.

    Не твои ль два сокола, два чада,

    Поднялись над полем незнакомым

    Поискать Тмуторокани-града

    Либо Дону зачерпнуть шеломом?

    Да напрасны были их усилья.

    Посмеявшись на твои седины,

    Подрубили половцы им крылья,

    А самих опутали в путины».

    3

    В третий день окончилась борьба

    На реке кровавой, на Каяле,

    И погасли в небе два столба,

    Два светила в сумраке пропали,

    Вместе с ними, за море упав,

    Два прекрасных месяца затмились —

    Молодой Олег и Святослав

    В темноту ночную погрузились[ 71 ].

    И закрылось небо, и погас

    Белый свет над Русскою землёю.

    И, как барсы[ 72 ] лютые, на нас

    Кинулись поганые войною.

    И воздвиглась на Хвалу Хула,

    И на волю вырвалось Насилье,

    Прянул Див на землю, и была

    Ночь кругом и горя изобилье.

    4

    Девы готские[ 73 ] у края,

    Моря синего живут.

    Русским золотом играя,

    Время Бусово[ 74 ] поют.

    Месть лелеют Шаруканью[ 75 ],

    Нет конца их ликованью...

    Нас же, братия-дружина,

    Только беды стерегут.

    5

    И тогда великий Святослав

    Изронил своё златое слово,

    Со слезами смешано, сказав:

    «О сыны, не ждал я зла такого!

    Загубили юность вы свою,

    На врага не вовремя напали,

    Но с великой честию в бою

    Вражью кровь на землю проливали.

    Ваше сердце в кованой броне

    Закалилось в буйстве самочинном.

    Что ж вы, дети, натворили мне

    И моим серебряным сединам?

    Где мой брат, мой грозный Ярослав[ 76 ],

    Где его черниговские слуги?

    Где татраны, жители дубрав,

    Топчаки, ольберы и ревуги[ 77 ]?

    А ведь было время — без щитов,

    Выхватив ножи из голенища,

    Шли они на полчища врагов,

    Чтоб отмстить за наши пепелища.

    Вот где славы прадедовской гром!

    Вы же решили бить наудалую:

    «Нащу славу силой мы возьмём,

    А за ней поделим и былую».

    Диво ль старцу — мне помолодеть?

    Старый сокол, хоть и слаб он с виду,

    Высоко заставит птиц лететь,

    Никому не даст гнезда в обиду.

    Да князья помочь мне не хотят,

    Мало толку в силе молодецкой.

    Время, что ли, двинулось назад?

    Ведь под самым Римовом[ 78 ] кричат

    Русичи под саблей половецкой!

    И Владимир[ 79 ] в ранах, чуть живой, —

    Горе князю в сече боевой!»

    6

    Князь великий Всеволод[ 80 ]! Доколе

    Муки нам великие терпеть?

    Не тебе ль на суздальском престоле

    О престоле отчем орадеть?

    Ты и Волгу вёслами расплещешь,

    Ты шеломом вычерпаешь Дон,

    Из живых ты луков стрелы мечешь,

    Сыновьями Глеба окружён[ 81 ].

    Если бы ты привёл на помощь рати,

    Чтоб врага не выпустить из рук, —

    Продавали б девок по ногате,

    А рабов — по резани на круг[ 82 ].

    7

    Вы, князья буй Рюрик и Давид[ 83 ]!

    Смолкли ваши воинские громы.

    А не ваши ль плавали в крови

    Золотом покрытые шеломы[ 84 ]?

    И не ваши ль храбрые полки

    Рыкают, как туры, умирая

    От калёной сабли, от руки

    Ратника неведомого края?

    Встаньте, государи, в злат стремень

    За обиду в этот чёрный день,

    За Русскую землю,

    За Игоревы раны —

    Удалого сына Святославича!

    8

    Ярослав, князь галицкий[ 85 ]! Твой град

    Высоко стоит под облаками.

    Оседлал вершины ты Карпат

    И подпёр железными полками.

    На своём престоле золотом

    Восемь дел ты, князь, решаешь разом,

    И народ зовёт тебя кргом

    Осмомыслом — за великий разум.

    Дверь Дуная заперев на ключ,

    Королю дорогу заступая,

    Бремена ты мечешь выше туч,

    Суд вершишь до самого Дуная.

    Власть твоя по землям потекла,

    В Киевские входишь ты пределы,

    И в салтанов с отчего стола

    Ты пускаешь княжеские стрелы[ 86 ].

    Так стреляй в Кончака, государь,

    С дальних гор на ворога ударь —

    За Русскую землю,

    За Игоревы раны —

    Удалого сына Святославича!

    9

    Вы, князья Мстислав и буй Роман[ 87 ]!

    Мчит ваш ум на подвиг мысль живая.

    И несётесь вы на вражий стан,

    Соколом ширяясь сквозь туман,

    Птицу в буйстве одолеть желая.

    Вся в железе княжеская грудь.

    Золотом шелом латинский блещет,

    И повсюду, где лежит ваш путь,

    Вся земля от тяжести трепещет.

    Хинову вы били и литву;

    деремела, половцы, ятвяги[ 88 ],

    Бросив копья, пали на траву

    И склонили буйную главу

    Под мечи булатные и стяги.

    10

    Но уж прежней славы больше с нами нет.

    Уж не светит Игорю солнца ясный свет.

    Не ко благу дерево листья обронило:

    Поганое войско грады поделило.

    По Суле, по Роси[ 89 ] счёту нет врагу.

    Не воскреснуть Игореву храброму полку!

    Дон зовёт нас, княже, кличет нас с тобой!

    Ольговичи храбрые одни вступили в бой.

    11

    Князь Ингвaрь, князь Всеволод[ 90 ]! И вас

    Мы зовём для дальнего похода,

    Трое ведь Мстиславичей у нас[ 91 ],

    Шестокрыльцев[ 92 ] княжеского рода!

    Не в бою ли вы себе честном

    Города и волости достали?

    Где же ваш отеческий шелом,

    Верный щит, копьё из ляшской стали[ 93 ]?

    Чтоб ворота Полю запереть,

    Вашим стрелам время зазвенеть

    За Русскую землю,

    За Игоревы раны —

    Удалого сына Святославича!

    12

    Уж не течёт серебряной струёю

    К Переяславлю-городу Сула.

    Уже Двина за полоцкой стеною

    Под клик поганых в топи утекла.

    Но Изяслав, Васильков сын[ 94 ], мечами

    В литовские шеломы позвонил,

    Один с своими храбрыми полками

    Всеславу-деду славы прирубил.

    И сам, прирублен саблею калёной,

    В чужом краю, среди кровавых трав,

    Кипучей кровью в битве обагрённый,

    Упал на щит червлёный, простонав:

    «Твою дружину, княже, приодели

    Лишь птичьи крылья у степных дорог,

    И полизали кровь на юном теле

    Лесные звери, выйдя из берлог».

    И в смертный час на помощь храбру мужу

    Никто из братьев в бой не поспешил.

    Один в степи свою жемчужну душу

    Из храброго он тела изронил.

    Через златое, братья, ожерелье

    Ушла она, покинув свой приют.

    Печальны песни, замерло веселье,

    Лишь трубы городенские поют...

    13

    Ярослав и правнуки Всеслава[ 95 ]!

    Преклоните стяги! Бросьте меч!

    Вы из древней выскочили славы,

    Коль решили честью пренебречь.

    Это вы раздорами и смутой

    К нам на Русь поганых завели,

    И с тех пор житья нам нет от лютой

    Половецкой прoклятой земли!

    14

    Шёл седьмой по счёту век Траянов.

    Князь могучий полоцкий Всеслав[ 96 ]

    Кинул жребий, в будущее глянув,

    О своей любимой загадав.

    Замышляя новую крамолу,

    Он опору в Киеве нашёл,

    И примчался к древнему престолу,

    И копьём ударил о престол.

    Но не дрогнул старый княжий терем.

    И Всеслав, повиснув в синей мгле,

    Выскочил из Белгорода зверем —

    Не жилец на Киевской земле.

    И, звеня секирами на славу,

    Двери новгородские открыл,

    И расшиб он славу Ярославу,

    И с Дудуток через лес-дубраву

    До Немиги волком проскочил.

    А на речке, братья, на Немиге

    Княжью честь в обиду не дают —

    День и ночь снопы кладут на риге,

    Не снопы, а головы кладут.

    Не цепом — мечом своим булатным

    В том краю молотит земледел,

    И кладёт он жизнь на поле ратном,

    Веет душу из кровавых тел.

    Берега Немиги той проклятой

    Почернели от кровавых трав —

    Не добром засеял их оратай,

    Но костями русскими — Всеслав.

    15

    Тот Всеслав людей судом судил,

    Города Всеслав князьям делил,

    Сам всю ночь, как зверь, блуждал в тумане,

    Вечер — в Киеве, до зорь — в Тмуторокани,

    Словно волк, напав на верный путь,

    Мог он Хорсу[ 97 ] бег пересягнуть.

    16

    У Софии в Полоцке, бывало,

    Позвонят к заутрене, а он

    В Киеве, едва заря настала,

    Колокольный слышит перезвон.

    И хотя в его могучем теле

    Обитала вещая душа,

    Всё ж страданья князя одолели,

    И погиб он, местию дыша.

    Так свершил он путь свой небывалый.

    И сказал Боян ему тогда:

    «Князь Всеслав! Ни мудрый, ни удалый

    Не минуют Божьего суда».

    17

    О, стонать тебе, земля родная,

    Прежние годины вспоминая

    И князей давно минувших лет!

    Старого Владимира[ 98 ] уж нет.

    Был он храбр, и никакая сила

    К Киеву б его не пригвоздила.

    Кто же стяги древние хранит?

    Эти — Рюрик носит, те — Давид,

    Но не вместе их знамёна плещут,

    Врозь поют их копия и блещут.

    ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

    1

    Над широким берегом Дуная,

    Над великой Галицкой землёй

    Плачет, из Путивля долетая,

    Голос Ярославны[ 99 ] молодой:

    «Обернусь я, бедная, кукушкой,

    По Дунаю-речке полечу

    И рукав с бобровою опушкой[ 100 ],

    Наклонясь, в Каяле омочу.

    Улетят, развеются туманы,

    Приоткроет очи Игорь-князь,

    И утру кровавые я раны,

    Над могучим телом наклонясь».

    Далеко в Путивле, на забрале,

    Лишь заря займётся поутру,

    Ярославна, полная печали,

    Как кукушка, кличет на юру:

    «Что ты, Ветер, злобно повеваешь,

    Что клубишь туманы у реки,

    Стрелы половецкие вздымаешь,

    Мечешь их на руские полки?

    Чем тебе не любо на просторе

    Высоко под облаком летать,

    Корабли лелять в синем море,

    За кормою волны колыхать?

    Ты же, стрелы вражеские сея,

    Только смертью веешь с высоты.

    Ах, зачем, зачем моё веселье

    В ковылях навек развеял ты?»

    На заре в Путивле причитая,

    Как кукушка раннею весной,

    Ярославна кличет молодая,

    На стене рыдая городской:

    «Днепр мой славный! Каменные горы

    В землях половецких ты пробил,

    Святослава в дальние просторы

    До полков Кобяковых носил.

    Возлелей же князя, господине,

    Сохрани на дальней стороне,

    Чтоб забыла слёзы я отныне,

    Чтобы жив вернулся он ко мне!»

    Далеко в Путивле, на забрале,

    Лишь заря займётся поутру,

    Ярославна, полная печали,

    Как кукушка, кличет на юру:

    «Солнце трижды светлое! С тобою

    Каждому приветно и тепло.

    Что ж ты войско князя удалое

    Жаркими лучами обожгло?

    И зачем в пустыне ты безводной

    Под ударом грозных половчан

    Жаждою стянуло лук походный,

    Горем переполнило колчан?»

    2

    И взыграло море. Сквозь туман

    Вихрь промчался к северу родному —

    Сам Господь из половецких стран

    Князю путь указывает к дому.

    Уж погасли зори. Игорь спит.

    Дремлет Игорь, но не засыпает.

    Игорь к Дону мыслями летит,

    До Донца дорогу измеряет.

    Вот уж полночь. Конь давно готов.

    Кто свистит в тумане за рекою?

    То Овлур[ 101 ]. Его условный зов

    Слышит князь, укрытый темнотою:

    «Выходи, князь Игорь!» И едва

    Смолк Овлур, как от ночного гула

    Вздрогнула земля,

    Зашумела трава,

    Буйным ветром вежи всколыхнуло.

    В горностая-белку обратясь,

    К тростникам помчался Игорь-князь,

    И поплыл, как гоголь, по волне,

    Полетел, как ветер на коне.

    Конь упал, и князь с коня долой,

    Серым волком скачет он домой.

    Словно сокол, вьётся в облака,

    Увидав Донец издалека.

    Без дорог летит он, без путей,

    Бьёт к обеду уток-лебедей.

    Там, где Игорь соколом летит,

    Там Овлур, как серый волк, бежит, —

    Все в росе от полуночных трав,

    Бoрзых кoней в беге надорвав.

    3

    Уж не каркнет ворон в поле,

    Уж не крикнет галка там,

    Не трещат сороки боле,

    Только скачут по кустам.

    Дятлы, Игоря встречая,

    Стуком кажут путь к реке,

    И, рассвет весёлый возвещая,

    Соловьи ликуют вдалеке.

    4

    И на вoлнах витязя лелея,

    Рек Донец: «Велик ты, Игорь-князь!

    Русским землям ты принёс веселье,

    Из неволи к дому возвратясь».

    «О река, — ответил князь, — немало

    И тебе величья! В час ночной

    Ты на волнах Игоря качала,

    Берег свой серебряный[ 102 ] устлала

    Для него зелёною травой.

    И когда дремал он под листвою,

    Где царила сумрачная мгла,

    Страж ему был гоголь над водою,

    Чайка князя в небе стерегла».

    5

    А не всем рекам такая слава.

    Вот Стугнa, худой имея нрав,

    Разлилась близ устья величаво,

    Все ручи соседние пожрав,

    И закрыла Днепр от Ростислава,

    И погиб в пучине Ростислав[ 103 ].

    Плачет мать над тёмною рекою,

    Кличет сына-юношу во мгле,

    И цветы поникли, и с тоскою

    Приклонилось дерево к земле.

    6

    Не сороки во поле стрекочут,

    Не вороны кличут у Донца —

    Кони половецкие топочут,

    Гзак с Кончаком ищут беглеца.

    И сказал Кончаку старый Гзак:

    «Если сокол улетает в терем,

    Соколёнок попадёт впросак —

    Золотой стрелой его подстрелим».

    И тогда сказал ему Кончак:

    «Если сокол к терему стремится,

    Соколёнок попадёт впросак —

    Мы его опутаем девицей[ 104 ]«.

    «Коль его опутаем девицей, —

    Отвечал Кончаку старый Гзак, —

    Он с девицей в терем свой умчится

    И начнёт нас бить любая птица

    В половецком поле, хан Кончак!»

    7

    И изрек Боян, чем кончить речь

    Песнотворцу князя Святослава:

    «Тяжко, братья, голове без плеч,

    Горько телу, коль оно безглаво».

    Мрак стоит над Русскую землёй:

    Горько ей без Игоря одной.

    8

    Но восходит солнце в небеси —

    Игорь-князь явился на Руси.

    Вьются песни с дальнего Дуная,

    Через море в Киев долетая.

    По Борuчеву восходит удалой

    К Пирогощей Богородице святой[ 105 ].

    И страны рады,

    И веселы грады.

    Пели песню страым мы князьям,

    Молодых настало время славить нам:

    Слава князю Игорю,

    Буй-тур Всеволоду,

    Владимиру Игоревичу!

    Слава всем, кто, не жалея сил,

    За христиан полки поганых бил!

    Здрав будь, князь, и вся дружина здрава!

    Слава князям и дружине слава![ 106 ]

    14. И. И. Козлов. Плач Ярославны.

    Один из наиболее известных отрывков «Слова...» — «Плач Ярославны» также известен в многочисленных переводах и переложениях. Пожалуй, лучшим за дореволюционную эпоху следует признать перевод Ивана Ивановича Козлова, осуществлённый в 1825 г. и посвящённый знаменитой княгине Зинаиде Волконской. Перевод Козлова лиричен, выделяется искренностью чувств и классической ясностью, напевностью стиха. (Стихотворения И. И. Козлова. СПб., 1892. С. 168 — 169.)

    Княгине З. А. Волконской.

    То не кукушка в роще тёмной

    Кукует рано на заре —

    В Путивле плачет Ярославна

    Одна на городской стене:

    «Я покину бор сосновый,

    Вдоль Дуная полечу,

    И в Каяль-реке бобровый

    Я рукав мой обмочу;

    Я домчусь к родному стану,

    Где кипел кровавый бой,

    Князю я обмою рану

    На груди его младой».

    В Путивле плачет Ярославна,

    Зарёй, на городской стене:

    «Ветер, ветер, о могучий,

    Буйный ветер! что шумишь?

    Что ты в небе чёрны тучи

    И вздымаешь, и клубишь?

    Что ты лёгкими крылами

    Возмутил поток реки,

    Вея ханскими стрелами

    На родимые полки?»

    В Путивле плачет Ярославна,

    Зарёй, на городской стене:

    «В облаках-ли тесно веять

    С гор крутых чужой земли,

    Если хочешь ты лелеять

    В синем море корабли?

    Что же страхом ты усеял

    Шашу долю? для чего

    По ковыль-траве развеял

    Радость сердца моего?»

    В Путивле плачет Ярославна,

    Зарёй, на городской стене:

    «Днепр мой славный! ты волнами

    Скалы Половцев пробил;

    Святослав с богатырями

    По тебе свой бег стремил:

    Не волнуй же, Днепр широкий,

    Быстрый ток студёных вод, —

    Ими князь мой черноокий

    В Русь святую поплывёт».

    В Путивле плачет Ярославна,

    Зарёй, на городской стене:

    «О река! отдай мне друга, —

    На волнах его лелей,

    Чтобы грустная подруга

    Обняла его скорей;

    Чтоб я боле не видала

    Вещих ужасов во сне,

    Чтоб я слёз к нему не слала

    Синим морем на заре».

    В Путивле плачет Ярославна,

    Зарёй, на городской стене:

    «Солнце, солнце, ты сияешь

    Всем прекрасно и светло!

    В знойном поле что сжигаешь

    Войско друга моего?

    Жажда луки с тетивами

    Изсушила в их руках,

    И печаль колчан с стрелами

    Заложила на плечах».

    И тихо в терем Ярославна

    Уходит с городской стены.

    «Слово о полку Игореве» вызвало многочисленные поэтические «отражения». Герои и сюжеты по-новому «обыгрывались» поэтами, раскрывая всё новые и новые грани человеческих чувств и переживаний. О поэтических «откликах» на «Слово...» существует даже специальная литература (см., например, работы Л. А. Дмитриева). Ниже приведены лишь два таких «отклика» — изящная элегия Игоря Северянина и трагически пронзительное стихотворение Марины Цветаевой. Но вначале ещё одно «отражение» — образа древнерусской княгини Ольги.

    15. Н. С. Гумилёв. Ольга.

    В стихотворении Николая Степановича Гумилёва этот образ полностью освобождается от христианского воплощения, возвращаясь «к истокам» — к скандинавскому, языческому началу, жестокому и диковатому. Стихотворение написано в ноябре 1920 г. и посвящено актрисе и художнице Ольге Николаевне Арбениной (Гильдебрант-Арбениной). (Гумилёв Н. С. Стихотворения и поэмы. Л., 1988. С. 332 — 333.)

    «Эльга, Эльга!» — звучало над полями,

    Где ломали друг другу крестцы

    С голубыми, свирепыми глазами

    И жилистыми руками молодцы.

    «Ольга, Ольга!» — вопили древляне

    С волосами жёлтыми, как мёд,

    Выцарапывая в раскалённой бане

    Окровавленными ногтями ход.

    И за дальними морями чужими

    Не уставала звенеть,

    То же звонкое вызванивая имя,

    Варяжская сталь в византийскую медь.

    Все забыл я, что помнил ране,

    Христианские имена,

    И твоё лишь имя, Ольга, для моей гортани

    Слаще самого старого вина.

    Год за годом всё неизбежней

    Запевают в крови века.

    Опъянён я тяжестью прежней

    Скандинавского костяка.

    Древних ратей воин отсталый,

    К этой жизни затая вражду,

    Сумасшедших сводов Валгаллы[ 107 ].

    Славных битв и пиров я жду.

    Вижу череп с брагой хмельною,

    Бычьи розовые хребты,

    И валькирией надо мною,

    Ольга, Ольга, кружишь ты.

    16. Игорь Северянин (И. В. Лотарёв). Игорь и Ярославна.

    Игорь Северянин создаёт лиричный и грустный рассказ о желанной встрече и расставании двух любящих людей — это изящное произведение несёт элемент формы «рондо», завершаясь двумя начальными строчками, что придаёт ему ещё более искренний оттенок. (Песнь любви. Лирика русских поэтов XIX и XX веков. М., 1988. С. 313.)

    То было, может быть, давно,

    А может быть, совсем недавно.

    Ты, опираясь на окно,

    Ждала меня, как Ярославна.

    А я, как Игорь, что в полон

    Был взят ордою половецкой,

    Томился, звал, — и Аполлон

    Манил меня улыбкой детской.

    Не мог препятствия кандал

    Я сбросить, пылу чувств в угоду,

    И я страдал, и я рыдал,

    Моля судьбу вернуть свободу.

    Мне улыбнулся как-то день, —

    И я бежал к тебе бесславно.

    Ты шла по саду, точно тень,

    Грустна, верна, как Ярославна.

    Была задумчивая ночь

    Погружена в свои загадки...

    Ты шла спокойно, без оглядки,

    Я — за тобой, но вскоре — прочь:

    Раз не почувствовала ты

    Своей душой, чутьём прихода

    Того, кто близок, — что мечты!

    Что упоенье! Что свобода!..

    И я ушёл... В душе темно...

    А ты всё ждёшь, как Ярославна...

    То было, может быть, давно,

    Но может быть, совсем недавно.

    17. М. И. Цветаева. Плач Ярославны.

    Наконец, Марина Цветаева в 1921 г. создаёт новый, трагический плач Ярославны, полный безысходного горя по погибшей России. Надлом начала XX века остро переживается поэтессой, оплакивающей конец Белого дела, и если плач в «Слове...» имеет счастливый «исход» — Игорь возвращается из плена, то здесь он приобретает черты безнадёжной скорби и ощущения бессмысленности жизни. Трагическое звучание усиливает и ассоциация, связанная с образом Дона — реки, к которой шёл князь Игорь и на которой зарождалось Белое движение. (Цветаева М. И. Собрание стихотворений, поэм и драматических произведений. Т. 1. М., 1990. С. 400 — 401.)

    Вопль стародавний,

    Плач Ярославны —

    Слышите?

    С башенной вышечки

    Непрервный

    Вопль — неизбывный:

    — Игорь мой! Князь

    Игорь мой! Князь

    Игорь!

    Ворон, не сглазь

    Глаз моих — пусть

    Плачут!

    Солнце, мечи

    Стрелы в них — пусть

    Слепнут!

    Кончена Русь!

    Игорь мой! Русь!

    Игорь!

    _______

    Лжёт летописец, что Игорь опять в дом свой

    Солнцем взошёл — обманул нас Баян льстивый.

    Знаешь конец? Там, где Дон и Донец — плещут,

    Пал меж знамён Игорь на сон — вечный.

    Белое тело его — ворон клевал.

    Белое тело его — ветер сказал.

    Подымайся, ветер, по оврагам,

    Подымайся, ветер, по равнинам,

    Торопись, ветрило-вихрь-бродяга,

    Над тем Доном, белым Доном лебединым!

    Долетай до городской до стенки,

    С коей пo миру несётся плач надгробный.

    Не гляди, что подгибаются коленки,

    Что тускнеет её лик солнцеподобный...

    — Ветер, ветер!

    — Княгиня, весть!

    Князь твой мёртвый лежит —

    За честь!

    __________

    Вопль стародавний,

    Плач Ярославны —

    Слышите?

    Вопль её — ярый,

    Плач её, плач —

    Плавный:

    — Кто мне заздравную чару

    Из рук — выбил?

    Старой не быть мне,

    Под камешком гнить,

    Игорь!

    Дёрном-глиной заткните рот

    Алый мой — нонче ж.

    Кончен

    Белый поход.

    Приложение 8. Родословные таблицы Рюриковичей (1 – 12)



    Примечания:



    1

    Дата переведена неверно, если это сентябрьский стиль, то она соответствует 1422 г.



    2

    То же, должен быть 1472 г.



    3

    Дата явно ошибочная, т. к. не соответствует данным письменных источников.



    4

    Дата переведена неверно, если это сентябрьский стиль, то должен быть 1440 г.



    5

    По данным летописей, Владимир Андреевич умер в мае 1410 г.



    6

    Дата переведена неверно, по сентябрьскому стилю при переводе должен быть 1563 г. Князь Георгий Васильевич скончался, как следует из надписи на надгробии, во втором часу ночи, т. е. между половиной четёртого и половиной пятого вечера 24 ноября.



    7

    По ультрамартовскому стилю эта дата соответствует 31.3.1340.



    8

    Дата переведена неверно, по сентябрьскому стилю при переводе должен быть 1533 г.



    9

    Иван III умер в 1 час ночи, т. е. около 7 часов вечера 27.10.1505 г.



    10

    Дата переведена неверно, по сентябрьскому стилю при переводе должен быть 1612 г.



    11

    По всей видимости, дата переведена неправильно, если это сентябрьский стиль, то год соответствует 1493.



    12

    Появление этой даты, возможно, связано с казнями сторонников Василия Ярославича, которые состоялись в марте 1462 г. На самом деле Василий Ярославич умер в 1483 г.



    13

    Жители норвежской области Трёндалёг.



    14

    Жители норвежской области Упплёнд.



    15

    Сицилии.



    16

    Трандхейм — область в Норвегии.



    17

    Класы — колосья.



    18

    Хель — владычица преисподней в скандинавской мифологии.



    19

    Ловитва — ловля, охота.



    20

    Болеслав был не королём, а князем, короноваться он так и не успел.



    21

    Отпускать или не отпускать грехи.



    22

    Городец на Волге; там умер на возвратном пути из Орды в. к. Александр Ярославич Невский в 1263 году (прим. А. Н. Майкова).



    23

    Фраза восходит к евангельскому тексту (Матф., X, 22).



    24

    Слова митрополита Кирилла о смерти Александра Невского.



    25

    Выражение летописца (прим. К. Ф. Рылеева).



    26

    Это слово следует читать «стрелецкой», что является признаком старинного московского говора.



    27

    Имеются в виду княжеская шапка и мантия в гербе Дмитриевых, свидетельствующие об их княжеском происхождении.



    28

    Игорь Святославич (1151 — 1202), внук Олега (Гориславича), князь новгород-северский, позднее черниговский.



    29

    Ярослав Мудрый (ум. в 1054 г.), киевский князь.



    30

    Речь идёт о поединке брата Ярослава — Мстислава тмутараканского с касожским (адыгским) князем Редедей в 1022 г.



    31

    Тмутараканский князь Роман Святославич, убитый половцами в 1079 г., внук Ярослава Мудрого.



    32

    Владимира Святославича (ум. в 1015 г.), крестившего Русь.



    33

    Игорь был сыном черниговского князя Святослава Ольговича (ум. в 1164 г.), в то же время его «сюзереном» был великий киевский князь Святослав Всеволодович (ум. в 1194 г.).



    34

    Существуют разные версии о том, кто такой Троян, упоминаемый в «Слове...»: по одной, имеется в виду римский император Траян, по другой — славянское языческое божество.



    35

    Велес — языческий бог скота, возможно, также был богом поэзии.



    36

    Левый приток Днепра, близкий к половецкой степи.



    37

    Имеется в виду Новгород-Северский, где княжил Игорь.



    38

    Путивль тоже входил в состав Новгород-Северского княжества, там сидел сын Игоря Владимир.



    39

    Брат Игоря — трубчевский и курский князь Всеволод Святославич (ум. в 1196 г.).



    40

    Туром в Древней Руси называли дикого быка или зубра.



    41

    Солнечное затмение 1 мая 1185 г.



    42

    Вероятно, мифическое существо, символизирующее восточные, враждебные Руси страны.



    43

    Город Судак в Крыму.



    44

    Крымский город Херсонес.



    45

    Идол.



    46

    Овраги.



    47

    Яркого розово-красного цвета.



    48

    Орнаментированная ткань типа бархата.



    49

    Накидки, плащи.



    50

    Имеется в виду бунчук — конский хвост на древке — знак ханской власти.



    51

    Общий предок отправившихся в поход князей — Олег Святославич (ум. в 1115 г), внук Ярослава Мудрого.



    52

    Половецкие ханы Гзак и Кончак, неоднократно ходившие на Русь.



    53

    В походе участвовало четверо князей: кроме Игоря и Всеволода, их племянник Святослав Ольгович, князь рыльский, и сын Игоря Владимир.



    54

    Стрибог — языческий бог ветра.



    55

    Авары, кочевой народ, исчезнувший ещё к IX в., здесь — поэтическая метафора для обозначения степняков.



    56

    Жена Всеволода, внучка Юрия Долгорукого — Ольга Глебовна.



    57

    Имеется в виду Олег Святославич, дед Игоря.



    58

    Это место в тексте «Слова...» испорчено, исследователи восстанавливают его как «сын Всеволож, Владимир» — т. е. Владимир Мономах.



    59

    Внук Ярослава Мудрого Борис Вячеславич погиб в усобной битве у Нежатиной Ниве в 1078 г. На месте этой битвы, вероятно, текла река Канина.



    60

    В этой же битве погиб и киевский князь Изяслав Ярославич. Святополк — его сын, впоследствии киевский князь (1093 — 1113) в той битве не участвовал.



    61

    Языческий бог света и солнца (?), под внуками Даждьбога следует понимать русичей.



    62

    Вероятно, булатные.



    63

    Карна, вероятно, олицетворение кары и скорби, желя — плач по убитым.



    64

    Подразумевается двоюродный брат Игоря и Всеволода — киевский князья Святослав Ольгович, совершивший успешный поход на половцев в 1184 г. Отцом князей он назван как их «феодальный глава».



    65

    Азовское лукоморье — устье реки Дона.



    66

    Половецкий хан Кобяк попал в плен к Святославу.



    67

    Имеются в виду венецианцы, византийцы и чехи.



    68

    Т. е. рабское седло, попал в плен к половцам. Кошами называли половецкие семьи.



    69

    Жемчуг в народных приметах считался предвестником слёз.



    70

    Или город в Галицком княжестве, или местность под Киевом.



    71

    Имеются в виду Игорь и Всволод, их племянник Святослав, Олег, сын Игоря, родившийся в 1175 г. и по летописным известиям также принимавший участие в походе.



    72

    В оригинале «Слова...» названы пардусы — гепарды.



    73

    Готы жили в Крыму, а также около Тмутаракани.



    74

    По всей видимости, антский вождь Бос, побеждённый готским королём Винитаром в 375 г. Антами называли предков восточных славян.



    75

    Дед Кончака — хан Шарукан потерпел поражение от русских князей в 1106 г.



    76

    Брат Святослава — князь Ярослав Всеволодович черниговский.



    77

    Племена кочевых народов, осевшие в Черниговской земле и выступавшие союзниками русичей.



    78

    Римов — небольшой город в Переяславском княжестве. Разгромив Игоря, Гзак и Кончак двинулись на Русь.



    79

    Переяславский князь Владимир Глебович был ранен при осаде половцами своего города.



    80

    Великий владимирский князь Всеволод Юрьевич (Большое Гнездо).



    81

    Сыновья рязанского князя, подвластные Всеволоду.



    82

    Ногата и резана — мелкие денежные единицы. В гривне было 20 ногат или 50 резан.



    83

    Братья Рюрик и Давыд Ростиславичи, внуки Мстислава (Великого), правнуки Владимира Мономаха.



    84

    Вероятно, имеется в виду битва с половцами на реке Орели в 1183 г., в которой сражались оба брата-князя.



    85

    Галицкий князь Ярослав Осмомысл, тесть Игоря.



    86

    Возможно, галичане участвовали в третьем крестовом походе против султана Саладина.



    87

    Роман Мстиславич, князь волынский, и, вероятно, его двоюродный брат Мстислав Ярославич пересопницкий.



    88

    Хинова — возможно, какие-то восточные народы, ятвяги — одно из литовских племён, деремела — по всей видимости, ятвяжское племя.



    89

    Притоки Днепра, граничившие с половецкой степью.



    90

    Ингварь и Всеволод — сыновья луцкого князя Ярослава Изяславича.



    91

    Вероятно, сыновья Мстислава Изяславича — Роман (уже упоминавшийся ранее), Святослав и Всеволод, княжившие в Волынской земле.



    92

    Т. е. соколов.



    93

    По матери Мстиславичи были внуками польского короля Болеслава Кривоустого, Польша неоднократно оказывала военную поддержку волынским князьям.



    94

    Неизвестный летописям один из князей полоцкой династии, правивший в Городене (?).



    95

    Две большие ветви рода Рюриковичей — потомки Ярослава Мудрого и Всеслава Вещего. Это место в «Слове...», вероятно, следует читать как «Ярославли вси внуце и Всеславли!», т. е. «все Ярославовы внуки и внуки Всеслава».



    96

    Рассказ о полоцком князе Всеславе Вещем, ставшим киевским князем в 1068 г. Он же потерпел поражение от Ярославичей на реке Немиге (на которой стоял Минск), захватывал Новгород. Дудутки — вероятно, местность под Новгородом.



    97

    Языческий бог солнца.



    98

    По всей видимости, Владимир Святославич — креститель Руси, общий предок всех русских князей, совершавший многочисленные походы за пределы Киевской земли.



    99

    Жена князя Игоря, дочь Ярослава Осмомысла галицкого.



    100

    В оригинале, по всей видимости, имеется в виду «бебряный» рукав, т. е. из белой шёлковой ткани особой выделки.



    101

    Крещёный половец Лавр, помогший Игорю бежать из плена.



    102

    В водах Донца несло немало мела, оседавшего летом на берегах реки, казавшихся, таким образом, серебряными.



    103

    В Стугне утонул молодой брат Владимира Мономаха — Ростислав в 1093 г.



    104

    Имеется в виду женитьба сына Игоря — Владимира на дочери хана Кончака.



    105

    Боричев подъём вёл от пристани к центру Киева, церковь Богородицы Пирогощей была построена в 1130-х годах и называлась так по иконе Богородицы, привезённой в Киев из Константинополя.



    106

    В подлиннике поэма заканчивается словом «Аминь».



    107

    Обитель мёртвых в скандинавской мифологии.









     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх