Глава 7

С раскосыми и жадными очами?

Ошибался поэт. Не было у скифов «раскосых очей». Европейского склада глаза у них.


Скиф из Приднепровья


Вот жадными — да, были те очи. Точнее, по мнению скифов, не жадными, а справедливыми. Ибо это всего лишь естественно — изъять собственность у того, кто не умеет с нею правильно обращаться. Критерий правильности и вовсе прост. Раз не умеет хозяин защитить свою собственность — значит, она ему не дорога. Следовательно, используется нерачительно. А ведь собственности не так уж и много, чтобы позволять ей гнить в неправильных руках. И только справедливо, коли она перейдет в руки правильные. В руки победителя.

А скальпы убитых врагов у седла — это так, для отчетности. Иначе какой порядок?

Поэтому порядок скифский, по словам Геродота, был таким:

…все опустошали своим буйством и излишествами. Они взимали с каждого народа наложенную ими дань, но кроме дани совершали набеги и грабили, что было у каждого народа.

А что такого? На то и воины, чтобы славы и богатства хотеть, чтобы в битвах ярость свою воинскую тешить. Смерть — не самая большая неприятность. Зато всем хорошо: одни с добычей и славой домой вернулись, другие увлеченно месть готовят, третьи уже с богами чаши заздравные поднимают, честь великую принимают. А прислуживают убитые ими. С отрезанными большими пальцами, чтобы по ту сторону Кромки сражаться со своими победителями не могли.


Ахилл


Есть еще легенда про легендарного Ахиллеса, Пелеева сына, который гневен был и вспыльчив без меры. Как писал Лев Диакон Калойский в своей «Истории», —

— порицает его Агамемнон в сих словах: «Тебе приятны всегда споры, раздоры и битвы».

Агамемнон и сам не был отцом-настоятелем воскресной школы. Подобного рода упрек воину из уст воина многое говорит о свойствах характера оппонента.

Но интересна нам эта легенда другим. Тем, что, согласно преданиям, что дошли до Льва Диакона, Ахиллес был скиф по происхождению:

Пелеев сын Ахилл был родом скиф из небольшого города Мирмекия, стоявшего близ озера Меотиды… После уже, изгнанный скифами за необузданность, жестокость и высокомерие духа, он поселился в Фессалии. Ясным сему доказательством служат покрой плаща его с пряжкою, навык сражаться пешим, светлорусые волосы, голубые глаза, безумная отважность, вспыльчивость и жестокость, за что порицает его Агамемнон в сих словах: «Тебе приятны всегда споры, раздоры и битвы».

Правда, если соотноситься с тем, когда в реальности была та Троянская война, Ахилл наш был скорее киммерийцем. Но это неважно, тем более что литературная версия тех событий все равно появилась лишь при Гомере. И в том и в другом случае — «наш» был парень, если легенда не врет. И уж коли киммерийцы или скифы выгнали его за лютость, — что означает, как прокомментировал это место один остроумный человек, то же, как если бы из СС за жестокость выставили, — тогда действительно троянцы совершили фатальную ошибку, убив его друга Патрокла…

Отважные ребята с подобной жизненной философией стали следующей волной степных арийцев, что выплеснулась на тогдашний «цивилизованный мир» из-за пределов Ойкумены на рубеже VIII–VII веков до н. э., когда началась новая, более влажная и прохладная климатическая эпоха — субатлантическая.

Выплеснулась волна и — что для нас крайне важно! — была зафиксирована в исторических источниках грамотными иноплеменными современниками. Благодаря им мы не только можем рассуждать об археологических культурах, характерных для скифского времени, и пытаться реконструировать их быт и нравы, но и узнать, что делали, как жили и о чем думали легендарные наши предки. А благодаря скифскому неповторимому искусству — еще их и увидеть.

И еще раз убедиться в неправоте великого русского поэта: не было у них раскосых очей. Да и откуда им взяться, коли скифы — плоть от плоти все тех же «р-один-цев». Просто сдвинулась очередная волна тех, кто ранее оставался дома. Оставался, вызревал этнически… А затем — под влиянием природных ли условий, соседей ли агрессивных, или еще каких-то, возможно политических, факторов — покидают родные пенаты и отправляются в дальний путь.

Но так ли это? Наши ли предки — скифы? Может, они как раз носители других гаплогрупп и, значит, на них и прерывается сплошная линия наследия по мужской линии между нами и охотниками на оленей и мамонтов?

Нет. Во-первых, по языку скифы — иранцы. Что, конечно, ничего не доказывает с точки зрения генетической идентичности, но является все же аргументом важным. Но главное, что и генетически —

— мумии и костные остатки, найденные в древних скифских курганах, раскиданных от Черного моря до Монголии, позволили сказать, что люди, там похороненные, имеют гаплогруппу R1a1. [13]

Итак, скифы — «наши».

Каким же образом генетическое «послание» скифов передалось нам?

Для ответа на этот вопрос почитаем, что пишут о скифах их современники.

Главным из них, описавшим скифов подробно, стал все тот же «отец истории» Геродот. Все его строки об этом народе цитировать долго, да и не наша это цель, так что ограничимся кратким обзором.

В четвертой книге своей «Истории» Геродот помещает скифов в четырехугольник со сторонами по Дунаю — Черному морю — Дону — примерная линия, параллельная черноморской и отстоящая от нее на 4000 стадий:

Если принять Скифию за четырехугольник, две стороны которого вытянуты к морю, то линия, идущая внутрь страны, по длине и ширине будет совершенно одинакова с приморской линией. Ибо от устья Истра до Борисфена 10 дней пути, а от Борисфена до озера Меотиды еще 10 дней и затем от моря внутрь страны до меланхленов, живущих выше скифов, 20 дней пути. Дневной переход я принимаю в 200 стадий. Таким образом, поперечные стороны [четырехугольника] Скифии составляют 40 000 стадий, а продольные, идущие внутрь материка, — еще столько же. Такова величина этой области.

Стадий Геродота определить легко. В одном месте (в рассказе про войну Дария со скифами же) он описывает пролив Босфор:

Устье этого моря в ширину четыре стадия, длина же этого устья — пролива, названного Боспором… доходит до 120 стадиев.

Мы знаем, что длина Босфора — 33,4 км. Нетрудно подсчитать, что стадий Геродота составляет 278 м. Пусть 280. Почему это противоречит нашим знаниям про классическую длину стадия (~180 м), я не знаю. Но если верить Геродоту, то северная граница Скифии располагается, следовательно, в 1100–1120 км от черноморского побережья. Это расстояние как раз от Перекопа до Москвы!

Такая география, конечно, может не быть правильной: немало искажений могло случиться на пути этой информации до ушей добросовестного античного историка. Но по крайней мере мы можем представить масштабы, в которых он и его современники мыслили себе Скифию. Особенно в сравнении с размерами материковой Греции.

С другой стороны, есть одно очень знаковое совпадение. Именно в районе Москвы во времена Геродота располагалась финно-угорская дьяковская культура. Гаплогруппы N, надо полагать.

Хорошие люди: это они подарили русским детям избушку на курьих ножках. Именно их «домики мертвых» — этакие склепы в виде прямоугольных бревенчатых полуземлянок высотой около 2 м с двускатной крышей и очагом у входа — как считается, и послужили прообразом жилища Бабы-Яги.

Вот как выглядело типичное дьяковское погребение в таком домике:

Когда-то это был небольшой бревенчатый домик, в котором находились кремированные останки 5–6 человек, мужчин, женщин и детей <…> В нескольких случаях прах был помещен в сосуды-урны. Некоторые из урн были сильно обожжены с одной стороны, возможно, что во время погребальной церемонии они находились около костра… [326]

А что — все совпадает! Зашел себе в избушку передохнуть, водички испить. А тут появляется финно-угорская старушенция, унюхивает чуждую гаплогруппу, кричит: «Здесь русский дух, здесь русским пахнет!», запихивает тебя в горшочек (или сажает на лопату), а его в очаг у входа — и пожалуйте!

А кто был соседом дьяковской культуры с юга?

Да —

— доказано, что дьяковцы перенимали некоторые технологии у скифов — так, их костяные наконечники стрел подражают скифским формам, найдено также некоторое количество привозных вещей из Скифии. [67]

Так что Геродот-то, похоже, именно дьяковцев и имел в виду, говоря —

— севернее этих царских скифов живут меланхлены — другое, не скифское племя. Севернее меланхленов, насколько мне известно, простирается болотистая и безлюдная страна.

Севернее дьяковцев действительно болотистая и тогда почти пустынная Вологодчина и Белоозеро.

Раз уж речь зашла о геродотовой географии, нельзя не упомянуть скифов-земледельцев:

…Севернее ализонов живут скифы-земледельцы. Они сеют зерно не для собственного пропитания, а на продажу. Наконец, еще выше их живут невры, а севернее невров, насколько я знаю, идет уже безлюдная пустыня. Это — племена по реке Гипанису к западу от Борисфена.

То есть по реке Буг. Далее местопребывание скифов-земледельцев уточняется:

За Борисфеном же со стороны моря сначала простирается Гилея, а на север от нее живут скифы-земледельцы. <…> Эти земледельцы-скифы занимают область на три дня пути к востоку до реки Пантикапа, а к северу — на одиннадцать дней плавания вверх по Борисфену. Выше их далеко тянется пустыня. За пустыней живут андрофаги — особое, но отнюдь не скифское племя. А к северу простирается настоящая пустыня, и никаких людей там, насколько мне известно, больше нет.

Геродот идет с запада на восток в своем описании. Следовательно, Гилея — это область Тавриды, между излучиной Днепра и Азовским морем. Дневной переход Геродот обозначил: 200 стадий, или 56 км. Значит, земледельцы наши живут в 600 км выше устья Днепра и на север от Тавриды. И получается это район между нынешними Кременчугом и Черкассами. Там сейчас Кременчугское водохранилище. На три дня пути к востоку от него, то есть в 160–170 км, из относительно крупных рек только одна — Ворскла.

Археологи дополняют:

Именно в этом регионе сосредоточено значительное количество городищ и селищ. Так, только на территории киево-черкасского локального варианта данного этнокультурного массива, которая протянулась вдоль правого берега Днепра примерно на 380 км, зафиксировано 64 поселения, в том числе 18 городищ. Среди последних самое небольшое — Шарповское (площадь 8 га), тогда как основная масса городищ насчитывает десятки (Макеевское, Хотовское, Млынок и др.) или же сотни (Матронинское, Трахтемировское, Журжинцы и др.) гектаров.

Близкая картина наблюдается и в бассейне р. Ворсклы. Несколько хуже исследованы и, в силу этого, менее известны городища на территории восточно— и западноподольских локальных вариантов. Однако и тут имеются памятники интересующего нас типа — Севериновское, Переоркское, Григоровское городища, среди которых особое место занимает Немировское площадью около 100 га. [240]

Так что можно легко согласиться с академиком Б. А. Рыбаковым, который тоже помещал сюда скифов-земледельцев.

Давайте рассмотрим ситуацию подробнее.

В эпоху раннего железного века — с 750 до 500 года до н. э. — интересующие нас места населяли представители чернолесской культуры, о которой уже была речь. Располагались ее поселения в Кировоградской, Черкасской, Полтавской областях Украины, по берегам и притокам рек Ингулец, Ингул, Ворскла, Тясмин и т. д.

Для этой культуры характерны круговые поселения. Например: 22 дома, расположенных по окружности. Примечательно, что наибольшее количество круглых городищ находится в долине реки Тясмин, что течет как раз через Кировоградскую и Черкасскую области и впадает аккурат в Кременчугское водохранилище! Неплохое совпадение с геродотовой локализацией!

Но есть проблема. «Чернолессцы» не подходят на роль скифов-пахарей по той причине, что жизнь у них идиллической, как то показывает Геродот, явно не была. Не похожа на жизнь господствующего этноса. Достаточно посмотреть на их города.

Здесь часто встречаются настоящие крепости. Опять-таки круглые, диаметром от 40 до 100 м, с глинобитным валом, деревянным частоколом поверху и довольно серьезным рвом — шириной в 9 и глубиной в 3,75 м.

Судя по этой фортификации, она в первую очередь предназначалась для защиты от конницы. Конечно, всаднику спешиться недолго. Но главная задача будет достигнута — таранной силы при наличии такого рва и вала кавалерия иметь уже не будет.

Так что, учитывая характер укреплений, от конных скифов чернолессцы и пытались обороняться. Защищались же они ранее таким же образом от киммерийцев…

Но в этом случае, похоже, оборона была не очень успешной. Постепенно скифские элементы явственно распространяются на востоке Среднего Поднепровья. А затем археология и топонимика (названия рек, в основном) фиксируют скифскую оккупацию также и западной части чернолесской территории.

В общем, не устояли…

Но… во всяком явлении кроется его отрицание. Археология показывает ясно: степные богатыри очень скоро расслабились рядом с несомненно соблазнительными женщинами-чернолешенками. Хлебнули отравленной неги оседлого существования. Почувствовали, что собственность хороша не только в качестве реквизиции. И… —

— и превратились в земледельцев. Унаследовали быт покоренного племени. Не в первый и не в последний раз в истории.

А как конкретно это превращение выглядело?

Археологи достаточно хорошо изучили племена скифов-пахарей… В настоящее время хорошо известны большие городища, окруженные мощной оборонительной системой, указывающей на напряженные межплеменные отношения. Весь археологический материал, обнаруженный в Киевской и Черкасской областях Украины, свидетельствует об оседлом образе жизни племен, основным занятием которых было земледелие и скотоводство. На высоком уровне стояла обработка железа и меди. Есть все основания полагать, что металлургия была в руках мастеров, которые готовили изделия не только на свою общину, но и на соседние. <…> Из городищ широко известны Немировское, Матронинское, Пастерское, Шарповское, возникшие уже в VI в. до н. э. [317]

Вот тут-то и возникают уже первые вопросы. А зачем, собственно, земледельцам крупные городища? Вот, например, Бельское:

Бельское городище (конец VI — начало III в. до н. э.), самое большое в Восточной Европе (4021 га). Уникальный памятник скифской культуры в лесостепной зоне Северного Причерноморья. Нахождение — село Бельск Полтавской области УССР….Мысовое, расположено на возвышенности между р. Ворскла и Сухая Груня. Городище имело сложную фортификационную систему, состоящую из четырех укреплений. Окружено рвом и стенами с деревоземляной конструкцией (бревенчатая основа). Общая длина стен — 33 833 м. Раскопаны жилища — наземные срубы и землянки, хозяйственные помещения, железоделательные и бронзолитейные мастерские, кузница, святилище с многочисленными глиняными жертвенниками и остатками деревянного храма с колоннами. Обнаружено множество культовых предметов из глины: антропоморфные и зооморфные статуэтки, модели зерен культурных растений, плуга, ярма и т. д. Кроме огромного количества находок разнообразных вещей местного производства, представлены и привозные — стеклянные бусы, родосско-ионийская керамика, хиосские, протофасосские и фасосские амфоры. Б[ельское] г[ородище] отождествляется с г. Гелон Геродота и трактуется как административный ремесленный, торговый и религиозный центр политического объединения гелонов, невров и будинов. [228]


Валы Бельского городища


С кем отождествлять — это поле зыбких предположений —

— разнообразие типов погребений в среднем течении Днепра свидетельствует о разноплеменности населения этих мест — здесь все, начиная от погребения в скорченном состоянии… идущего еще от индоевропейской «культуры шаровых амфор», катакомбных киммерийских (?) погребений и до различного типа захоронения пепла после сожжения. [317]

Но вот 30 километровые стены — это как раз дает некую определенность. Несмотря на возникающий сразу непростой вопрос: а, собственно… какой армией их защищать?

Если расставить бойцов по стене хотя бы через 10 м друг от друга, то это уже под 4000 воинов. Очень крупная величина по тем временам. Но каждые 10 м — это смешно. Без огнестрельного оружия такая оборона невозможна. Даже и 5 м между бойцами лишают их локтевого взаимодействия. Оптимальная дистанция — 2–2,5 м. Необходимые для обороны стены силы — 10–15 тысяч воинов. Сегодняшняя дивизия…

Кроме потребной для обороны такого периметра величины армии эти крепостные сооружения предполагают наличие сразу нескольких важных условий:

— многочисленное население: у бойца хотя бы по одной жене, да по отцу с матерью, да детей трое-пятеро — это еще под 100 тысяч постоянных жителей;

— серьезную сельскохозяйственную и логистическую инфраструктуру: при тогдашней урожайности на такую прорву народу пашенных площадей нужно было не меньше 100 тыс. га; да соответствующие мощности по доставке, складированию, хранению и т. д.;

— крепкий военно-промышленный комплекс, включающий рудную, литейную, обрабатывающую промышленность, снова соответствующую логистику, центры обучения, кадры — с семьями опять же!

— крепкую финансовую сферу: содержание такого войска, по сути, равно содержанию трех римских легионов; а это и деньги немалые, и необходимость их где-то добывать, для чего тогда не придумано было способов иных, кроме как отнять или получить в процессе продаж;

— сильную государственную власть: на такую ораву сколько полиции надо? а заставить людей 30 км валов накопать, да стены возвести? а держать под контролем сотни офицеров и минимум трех генералов (естественно, их тогдашних аналогов) 15 тысячной армии? наконец, просто организовать и обеспечить все вышеперечисленное соответствующей политической волей!

Надо ли говорить, что ничего близкого для содержания такого населенного пункта окрестности Бельского городища даже не предлагают! К тому же такие городища-гиганты появляются —

— практически одновременно в конце VII или начале VI в. до н. э. и не имеют никаких прототипов среди предшествующих им чернолесских городищ.

Обратим внимание еще раз: скифско-земледельческие городища не идентичны чернолесским и легко отличаются археологами.

Но что еще интересно: внутри этих стен отмечены очень большие… незастроенные площади! Выходит, пустоту должны были охранять такие мощные крепости?

Словом, понятно, что наличие такого города — фантастично.

Но тем не менее Бельское городище было. Более того, их было немало, подобных городов.

Чем это объяснить?

Я склонен в ответе на этот вопрос поддержать остроумную версию В. Ю. Мурзина и Р. Ролле, которые полагают, что речь идет о центрах господства в регионе скифов-кочевников. Тем более, что здесь немало курганов — типичных погребальных памятников высшей скифской аристократии.

Тогда мы легко разбираемся с вопросом о сильной государственной власти — кто как не грозные скифы-кочевники, получившие гигантский боевой опыт в ходе походов на Ближний Восток и Переднюю Азию, а заодно и насмотревшихся на функционирование тамошних городов-государств, лучше всего подходят на роль «царей»? Кстати, получаем и объяснение введенного Геродотом понятия «царские скифы» — а какие еще?

Получаем ответ и на вопрос о пустых пространствах внутри городищ —

— здесь могли располагаться кибитки и юрты номадов, что требовало, как известно по этнографическим данным, значительного пространства.

Ясность наступает и с количеством населения: было оно вполне разумным для окружающих географических и исторических условий. И представляло собою ремесленную и пищевую обслугу кочевнического войска, пребывавшего в городах временно и потому не требовавшего всей той гигантской инфраструктуры, о которой мы только что говорили.

А главное, мы начинаем хорошо понимать, откуда тут гаплогруппа R1a в таком количестве. Даже безотносительно к тому, какой маркер несли чернолесцы, понятно, что царствующие — царские! — скифы генофонд их значительно подправили.

И понятно, почему их называют скифами-пахарями. Они скифы и есть! Только — пахари…

И потому, хотя —

— начиная со второй половины V века и на протяжении IV и III веков прослеживаются тесные связи культуры лесостепной зоны со скифской степной культурой —

— уже довольно скоро оставшиеся в степи скифы археологически с «пахарями» уже не смешиваются:

…уже в этот период, несмотря на общую основу, проявляются отличия лесостепной культуры в типах поселений, экономических и общественных отношениях, религиозных верованиях. <…> За исключением немногих скифских зеркал, стеклянных бусинок, так называемых скифских пуговичных серег и небольшого количества фрагментов греческих ваз, изготовленных на гончарном круге, влияние иностранной культуры практически не ощущается. [102]

Вот откуда появились «скифы-земледельцы» — вроде и скифы, но какие-то не такие. Вроде и местное население, но какое-то скифоподобное… И снова прав Геродот, когда не дал им какого-то имени — вроде невров или андрофагов. Потому как и не было у них другого имени! Завоеватели дали свое.

Но культуру восприняли — завоеванных. Ничего необычного, впрочем, — практически на наших глазах, уже в «письменное» время, то же произошло с болгарами и венграми.

Земледелие на местных прекрасных почвах под защитой воинственных скифов развивается очень бурно:

Анализ огромного количества костей животных, обнаруженных в обоих поселениях и в крепостях, показывает, что на 90 % они принадлежат домашним животным. Преобладают коровы и свиньи, кости лошадей, овец, коз и собак встречаются реже. Отпечатки пшеницы, ячменя и проса и явные следы муки позволяют сделать вывод о развитии сельского хозяйства. Геродот пишет о том, что «скифы-земледельцы» сеяли зерно не только для еды, но и на продажу, то есть говорит о достаточном количестве сельскохозяйственных продуктов. Хотя основную часть зерна выращивали для домашнего употребления, собранного хватало для продажи и уплаты племенной дани.

<…>

Обнаруживаемые во время раскопок в деревнях и укреплениях глиняные формы, шлак, тигли, форсунки свидетельствуют о постоянном совершенствовании приемов обработки металлов. Увеличивается и количество железных предметов: топоров, серпов, иголок и удил для уздечек. Появляются разные виды украшений: бронзовые или железные булавки с плоскими, круглыми или загнутыми в форме пастушьего посоха головками, браслеты, ожерелья, серьги. [102]

По берегам рек Тясмина, Рось, Ингулец, верхнего течения Южного Буга, Сулы, Псела, Ворсклы, Сейма и Северского Донца обнаружены сотни поселений скифов-земледельцев. По сути, большая страна, должного внимания которой Геродот не уделил лишь потому, что далековато до нее было от причерноморских греческих колоний. Стоит ли нам после этого спрашивать, каким образом арийская гаплогруппа так сильно представлена в крови нынешнего русского народа? Да она всегда тут и была! Вот только периодически обновлялась в ходе новых выплесков новых мигрантов из арийской степной прародины.

Поскольку, однако, на добровольную инъекцию из Степи новообразованный скифо-пахарский этнос был готов не более, чем старый чернолесский, то укрепляться он тоже не забывал. Об этом мы говорили в начале главы. И повторим в связи с этим главное: подобного рода сооружения из чисто экономических оснований не могли обходиться без весьма и весьма сильной власти. Авторитарной. Местное вече, может быть, и в состоянии разобрать кражу свиньи у соседа или проголосовать по новому разделению пойменного луга, но принять решение, выходящее за рамки здорового обывательского эгоизма, может только уже оторвавшаяся от этого обывателя власть. Иначе говоря — власть государственная. Так что можно без особенной натяжки признать, что первое протогосударственное образование у «нас» появилось лет за 300–400 до Рождества Христова.

Вот только что-то помешало ему сохраниться и развиться.

Или кто-то.

Кто?

ИТАК:

VIII–III века до н. э. Вытеснив из степей киммерийцев, их хозяевами становятся скифы. Это тоже прямые наши предки, также носившие маркер R1a1. Часть скифов подчинила земледельческую чернолесскую культуру лесостепи, вскоре образовав с ее населением симбиоз и превратившись, таким образом, в общность, получившую в истории название скифов-пахарей. Таким образом, в лесостепной полосе России закрепилось население, принадлежащее к гаплогруппе R1a1 (см. рис. 18).


Рис. 18. Генеалогическое древо






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх