Глава 6

КИММЕРИЙЦЫ

Закатилось солнце и покрылись тьмою все пути, а судно наше достигло пределов глубокого Океана. Там народ и область людей киммерийских, окутанные мглою и тучами; и никогда сияющее солнце не заглядывает к ним своими лучами — ни тогда, когда восходит на звездное небо, ни тогда, когда с неба склоняется к земле, но непроглядная ночь распростерта над жалкими смертными…

Это «отец поэзии» Гомер рассказал в «Одиссее» о киммерийцах. Кажется, это первое известие о них, ведь поэмы великого грека датируются VIII веком до н. э. Но, возможно, этот кусок был взят им, как и, собственно, сюжеты его поэм, из преданий, легенд и песен более ранних времен, времен Троянской войны. Судя по результатам раскопок в Трое, это примерно 1260 е годы до н. э.

В таком случае мы можем фиксировать отсутствие какого-либо разрыва в истории ариев-синташтинцев, ариев-андроновцев, ариев срубной культуры и киммерийцев. Более того — при всей спорности вообще любых этнических идентификаций в эту эпоху, кое-кто из авторитетных исследователей относит киммерийцев к выходцам именно из срубной культуры. То есть к индоевропейцам-«р-один-цам».

Появление этой группы кочевых племен Степи на горизонте ахейских греков совпадает с ухудшением природно-климатических условий в степях в конце II — начале I тысячелетия до н. э. с так называемым среднесубатлантическим потеплением. Проще говоря, с новой засухой. Именно она и заставила развалиться земледельческо-скотоводческую срубную культуру, а ее население — переместиться в более благоприятные местности, закономерно отказавшись при этом от ставшего нерентабельным земледелия.

Итог, по данным археологии:

В XII–X вв. до н. э., по сравнению с предшествующим периодом, в степной зоне между Доном и Дунаем наблюдается десятикратное уменьшение количества поселений и погребений. Те же тенденции сокращения населения проявляются в степном Причерноморье и в последующую киммерийскую эпоху, что находит свое отражение в отсутствии на этой территории поселений и стационарных могильников.

Налицо деградация на фоне жесточайшей войны и резни всех против всех. И куда в этих условиях податься естественным или насильственным образом обедневшему и деградировавшему из-за потери прогрессивных форм хозяйствования арийцу?

Два пути у него. На север — укрыться среди лесов нынешней Центральной России. Это путь для жертв и небоеспособных беженцев. И на юг. К теплым морям и богатым городам. Население которых, конечно же, не откажется восполнить дефицит наличных продовольственных и денежных средств у грозных воинов Севера.

И вот сначала мы видим —

— территории предгорного Крыма и Северного Кавказа, в частности Закубанья, где в предскифский период отмечен резкий прирост могильников. Многие из них несут в себе черты, свидетельствующие о контактах со степными племенами. Данное обстоятельство явилось важным фактором формирования одной из групп киммерийских памятников, получивших в науке название «новочеркасской». Основной территорией распространения «новочеркасской» группы является Предкавказье и лесостепное Днепровское Правобережье. Культура этого населения сформировалась преимущественно в процессе тесных контактов ранних кочевников и местного населения Северного Кавказа. [47]

Здесь помещает киммерийцев и «отец истории» Геродот. Правда, в своем V веке до н. э. он пишет о старине, и в его время киммерийцев вытеснили уже скифы. Но он упоминает еще о могиле киммерийских царей у реки Тирас (Днестр) и называет ряд топонимов —

— и теперь еще есть в Скифии Киммерийские стены, есть Киммерийские переправы, есть и область, называемая Киммерией, есть и так называемый Киммерийский Боспор.

Итак, два «отца» — поэзии и истории — дают нам картинку движения этого народа. От «севера дальнего», где полярная ночь (явно отголоски индоевропейских же преданий о Заполярье, кое и для древних ариев было краем света), до Причерноморья.

Ну а оттуда — понеслись дальше на юг конные лавы яростных и умелых северных бойцов.

Опустошительные их набеги вызвали настолько сильное впечатление, что до сих пор киммерийцев историки и писатели на исторические темы считают исчадиями ада.

Необычный внешний облик этих варваров был запечатлен на вазах, а античные литературные и ассирийские клинописные тексты сохранили некоторые имена их военачальников:

Теушпа, Лигдамис (или, по синхронным ассирийским документам, Дугдамме), Сандакшатру.

Явно арийского происхождения имена.

А вот что об этом натиске можно узнать по аутентичным источникам.

Народ гамирра стал тревожить северные границы государства Урарту начиная с последней четверти VIII века до н. э. Около 714 года до н. э. царь урартов Руса I решил их проучить. Были собраны едва ли не все урартские войска, —

— причем в них находился и сам царь, его туртан (главнокомандующий), и к тому же по меньшей мере 13 областеначальников. Несмотря на концентрацию сил урартов, киммерийцы нанесли им сокрушительное поражение, наголову разгромив войска туртана и еще 2 областеначальников и захватив их самих в плен. Остальные 11 областеначальников были вынуждены отступить, а сам царь поспешил в Урарту, оставив свои войска. [230]

Получается, что эти степные воины были посильнее армии целого государства, мощного и стабильного.

И это понятно. Судя по археологии, киммерийское войско было чем-то весьма похожим на позднейшее монгольское. Не исключено поэтому, что тот самый грозный «народ Рош» из Библии, столь любимый всеми нашими удревнителями отечественной истории, обозначает именно киммерийцев. Во всяком случае, вот эти строки —

— не будет в нем ни изнемогающего, ни утомленного; он не будет дремать и не будет спать; пояс не снимется с чресл его, и не разорвется ремень у сандалий его; стрелы его заострены и все луки его натянуты; копыта коней его подобны кремню, и колесницы его, как вихрь… —

— исследователи связывают именно с нашими героями.

Впрочем, объективности ради скажем, что с тем же успехом это может обозначать и любую предыдущую волну тех, «кто вторгался с севера». Как и последующую.

Основой киммерийского войска были конные бойцы, тесно спаянные в отряды. Они были прежде всего лучниками, то есть самым неприятным противником для пеших армий. Подскакал, выстрелил, ускакал, построился в «карусель», где один стреляющий конник сменяет другого… — а ты ничего не можешь с ними поделать! Ибо их не то что догнать, в них и попасть практически невозможно.

Луки киммерийцев — составные. Они монтировались из двух продольных полос дерева, обмотанных, по-видимому, берестой. Бронзовые наконечники стрел были втульчатыми. У некоторых встречается шип в виде маленького крючка. Извлекается из раны вместе с большим куском плоти.

К тому же у киммерийцев были свои «танковые корпуса прорыва». Захоронение в кургане Уашхиту в Закубанье подтверждает существование у киммерийцев колесниц:

В южной части ямы сохранились остатки колесницы и ее упряжи. Место собственно колесницы отмечено двумя ямками от колес со следами дерева внутри. На костяках четверки сопряженных вместе коней обнаружены уздечные принадлежности, среди которых удалось выделить предметы — индикаторы упряжек колесниц. [229]

Что же из этого следует? Киммерийцы разбогатели на грабежах так, что им было не жалко положить в могилу какому-то их древнему «Гудериану» дорогущий тогдашний «танк». Это раз. Два — это действительно наследники ариев, у которых, согласно «Авесте», колесница является атрибутом царей и богов. «Стоящие на колеснице» — одно из трех сословий древнеиранского общества, из которого происходит царь.

Но кроме того, киммерийцы были вооружены весьма (если не самыми) совершенными для своего времени мечами с железным клинком и бронзовой рукоятью. Распространены они были куда шире, чем известный нам по истории ареал собственно киммерийцев: на Северном Кавказе, в Центральной Европе и в Волжско-Камском междуречье. Что может еще раз свидетельствовать об автохтонности носителей группы R1a в наших русских местах. Ибо понятно, что, как всегда, ушли не все. Часть арийского населения осталась в степях, избрав наиболее пригодные для жизни места, например в долинах больших рек. Именно с таким населением —

— следует связывать другую группу киммерийских памятников. Она названа «черногоровской» по захоронению в кургане у хутора Черногоровский в Донецкой области. Эта группа памятников локализовалась на широкой территории от Заволжья на востоке до низовий Дуная на западе. Именно черногоровское население более тесно связано по обряду погребения и общему облику материальной культуры со степными культурами эпохи поздней бронзы юга Восточной Европы. [230]

Тем временем восточнее, на границе леса и степи между Днестром, Днепром и Доном, развиваются отдельные культуры (см. рис. 16). Речь идет о белогрудовской и ее продолжении — чернолесской — культурах XI–VII веков до н. э. Судя по всему, это отдаленные родственники киммерийцев: белогрудовская культура, как считается, выходит из срубной. А срубная — связывается с киммерийцами. Таким образом, это разные народы. Хотя и одной и той же гаплогруппы.


Рис. 16.


Здесь уже обрабатывают железо, а для чернолесского времени (VIII–VII века до н. э.) изготовление железного оружия и хозяйственных вещей стало обычным делом.

Но в VIII веке до н. э. из степей на чернолесские племена днепровского Правобережья напали киммерийцы. Себе на беду. «Чернолесцы» в итоге их отбили, начав строить укрепления, известные позднее как «Змиевы валы».

А киммерийцы, которые в Степь вернуться уже не могли по причине, о коей мы еще поговорим, рассеялись по лесам и поймам рек, постепенно растворившись в местном населении. Оставив, однако, один очень характерный предмет украшения.

Очень интересна эта деталь:

В женских захоронениях встречаются глиняные сосуды, иголки, золотые или бронзовые с золотой плакировкой височные кольца…

Височные кольца! Характерный признак. Особенно для славянских племен Восточной Европы VII–XI веков. Нашей эры.

На другом «фронте», пройдя в VII веке до н. э. армян Урарту, киммерийцы стали создавать серьезные проблемы ассирийским царям Саргону II (681–669 гг. до н. э.) и Ашшурбанипалу (669–627 гг. до н. э.). Не всегда успешно, впрочем:

В 679/678 г. до н. э. киммерийцы вторглись в Ассирию, но их царь Теушпа был разбит где-то в Малой Азии. Далее они фигурируют в качестве ассирийских наемников. В 676–675 гг. до н. э. киммерийцы вместе с урартами напали на Фригию. Поход был успешным. Урарты захватили много добычи и пленных, а Фригия была отдана на разграбление киммерийцам.


Саргон II


С 70 х годов VII века до н. э. степные воины начали систематическое разграбление запада Малой Азии.

Бесчинства киммерийцев привели к тому, что около 660 г. до н. э. Лидия и Табал обратились за помощью против них к Ассирии, что не помешало номадам напасть на Лидию. В битве с ними около 644 г. до н. э. лидийский царь Гиг был убит, а столица его царства, город Сарды, была взята и разграблена победителями. Вслед за Лидией киммерийцы обрушились на греческие ионийские города. Большой интерес представляет сообщение Стефана Византийского о том, что киммерийцы около ста лет владели городом Антандром на берегу Эгейского моря в Северо-Западной Малой Азии, и этот город даже назывался Киммеридой. О киммерийской оккупации малоазийской исторической области Вифиния сообщал Арриан. [230]

Наконец, Ассирия пришла на помощь Лидии. Нанятые царем Ашшурбанипалом скифы разбили киммерийцев. И в конце VII века до н. э. лидийский царь Аллиат нанес им окончательное поражение.

Помогли скифы. С киммерийцами их разделяла какая-то неутолимая ненависть…

Началось все с великой замятни в Степи. И считается, что дестабилизировали ситуацию китайцы. Вынужденно, конечно, из оборонительных соображений, но тем не менее. И сделали это так радикально, что вопрос встал о самой жизни многочисленных народов.

Об этих событиях —

— повествуют летописи времен династии Чу. В них рассказывается о диком племени хиунг-ну, предшественниках, как полагают, самих гуннов, впоследствии опустошивших большую часть Европы, которые уже тогда тревожили мирных земледельцев западных приграничных земель Китая. К IX в. до н. э. они стали наносить такой существенный ущерб, что император Суань (827–781 гг. до н. э.) был вынужден предпринять против них военные действия. Его карательной экспедиции удалось отбросить племя хиунг-ну далеко на запад от границ Китая. Будучи исключительно оборонительной мерой, этой акции было суждено иметь неожиданно широкие последствия для территорий, расположенных на расстоянии многих сотен миль к западу от поля боя, так как отступающие неизбежно вытесняли своих западных соседей с их традиционных мест стоянок. Те в свою очередь столкнулись с другими племенами, которые в подходящее время внезапно напали на племя, обитавшее к западу от них, так что вскоре вся степь пришла в движение: каждое племя нападало на своего западного соседа, пытаясь овладеть новыми пастбищами. Важно еще отметить, что все это смятение совпадает с периодом тяжелейшей засухи, которую Элсворт Хантингтон приписывает приблизительно 800 г. до н. э., и она вполне могла послужить дополнительным фактором для передвижения народов в западном направлении. [277]

И действительно, из других источников известно, что где-то в районе Средней Азии массагеты напали на скифов и сдвинули их с их пастбищ. Сдвигаясь на запад, скифы наткнулись на киммерийцев. Разводить руками и ссылаться на форс-мажорные обстоятельства никто не стал. «Пастбища мне нужны, а ты — нет» — вот и вся конструктивная аргументация.

Обмен мнениями киммерийцы проиграли и отправились искать нового счастья по двум направлениям: через Дарьял в царства Ван и Урарту — и по степям на Запад, к Дунаю. Тогда и получилось, что один их «рукав» напал на «чернолесцев», а второй обрушился на Кавказ.

Скифы, однако, продолжили их преследование. Тех киммерийцев, что пошли на запад, прогнали до самого края степи, до Карпат. Далее, собственно, идти было некуда: в горах степнякам делать было нечего, а на Венгерскую равнину отступать захотели не все:

С приближением скифов киммерийцы стали держать совет, что им делать пред лицом многочисленного вражеского войска. И вот на совете мнения разделились. Хотя обе стороны упорно стояли на своем, но победило предложение царей. Народ был за отступление, полагая ненужным сражаться с таким множеством врагов. Цари же, напротив, считали необходимым упорно защищать родную землю от захватчиков. Итак, народ не внял совету царей, а цари не желали подчиниться народу. Народ решил покинуть родину и отдать захватчикам свою землю без боя; цари же, напротив, предпочли скорее лечь костьми в родной земле, чем спасаться бегством вместе с народом. Ведь царям было понятно, какое великое счастье они изведали в родной земле и какие беды ожидают изгнанников, лишенных родины. Приняв такое решение, киммерийцы разделились на две равные части и начали между собой борьбу. Всех павших в братоубийственной войне народ киммерийский похоронил у реки Тираса (могилу царей там можно видеть еще и поныне). После этого киммерийцы покинули свою землю, а пришедшие скифы завладели безлюдной страной.

«Поныне» — это во времена Геродота, который и рассказал об этой истории.

Скорее всего, дело было иначе: судьбу народа предоставили решать богам — по результатам поединка между диспутантами. Но легенда красивая.

Только «разумное решение» не помогло. Скифы не прервали уничтожение киммерийцев. Причем не только на западе. На южном направлении их продолжают неуклонно оттеснять к границам Ассирии и в Малую Азию. Где-то в 615 году до н. э. скифы сломили врага окончательно. Киммерийцы подались во Фригию, где правил царь Мидас (тот самый, из мифов Древней Греции), и опустошили ее полностью. Затем та же участь постигла Лидию, а позднее и греческие ионийские города, о чем уже шла речь. Но и здесь скифы их догоняли и уничтожали.

И киммерийцы прекратили историческое существование. А в Степи на долгие века воцарились скифы.

Которые генетически — тоже наши предки. «Наша» гаплогруппа.

ИТАК:

XII–VII века до н. э. Наследники синташтинской культуры — люди срубной культуры и носители гаплогруппы R1a под воздействием нового катастрофического для них изменения климата срываются с места и под давлением точно так же сдвинутых с места скифов и других племен андрониковского круга мигрируют на запад. Здесь они разделяются на два потока. Один остается в южнорусских степях, другой успешно и кроваво воюет в Передней Азии и на Ближнем Востоке. В конечном итоге и там, и там их уничтожают новые пришельцы — скифы. При этом остатки киммерийцев впервые в археологически прослеживаемой истории демонстрируют характерное для будущих обитателей лесостепной полосы поведение — уход на север и обживание тамошних лесов. При этом киммерийцы проявляют важный этнографический признак будущих славян — женские височные кольца (см. рис. 17).


Рис. 17. Генеалогическое древо






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх