Глава 5

Русские — не индоевропейцы. Зато — арийцы!

Около 4100 лет тому назад (ХХII — ХХI века до н. э.) на Земле происходит новая экологическая катастрофа. Наступает среднесуббореальный термический максимум. Среднегодовая температура на 2–2,5 градуса превышала современную, а осадков выпадало на 50 — 100 мм меньше.

Что это означало? А означало это крайне трагическое развитие событий.

Началось иссушение планеты. Именно всей планеты: следы того экологического бедствия и до сих пор находятся археологами и климатологами по всему миру — от Индонезии до Гренландии.

Засуха была такая, что в благословенном Египте люди своих детей ели! Ибо Нил… пересох! Ну, почти. Во всяком случае, обмелел до состояния едва ли не ручейка. Его переходили вброд.

Именно в это время здесь отмечено и прекращение существования Древнего Царства. Как раз около 2200 года до н. э. страна распадается на множество независимых областей — номов, причем в результате ожесточенных военных действий. Резня длилась с 2250 по 2070 е годы до н. э. Правда, до самого пика засухи было еще далеко, но дело в том, что войны эти против центрального руководства, приведшие к распаду страны, уже были фактически битвами с богом. Ибо именно таковым считался фараон в Древнем Египте. И отвечал, в частности, за климат.

И уж если в священной Та-Кемт люди подняли руку на бога, то что творилось в других, менее цивилизованных местах? В частности, в дотоле изобильных степях и лесостепях?

А творилось то же самое. Великая Сушь. Которая сразу привела к массовой гибели широколиственных лесов —

— их на протяжении нескольких поколений сменили ксерофитные степные ландшафты с преобладанием маревых и полыней.


Статуи Гога и Магога в лондонском Сити


Это у нас, на Русской равнине, степь расширилась. Вот только теперь она больше напоминала не Блаженную Гиперборею, а пустыню Кызыл-Кум. Разве что без песка.

Естественно, это вызвало гигантские подвижки среди местных аборигенов. Обездоленные, потерявшие свои стада, но крепко военизированные и уже вооруженные изобретенными ими к тому времени колесницами, примерно на рубеже III–II тысячелетий до н. э. орды степных воинов покатились через Месопотамию, Малую Азию, Сирию вплоть до дельты Нила. Как бы ни высохли тут великие реки, а возле них есть города, а в городах есть чем поживиться.

И поживились. Это бедствие и породило первые легенды о вторжениях страшных северных народов, Гога и Магога, от которых нет спасения и нет убежища.

Но и плохое кончается. Около 3900–4000 лет назад климат становится мягче, влажнее. И на месте сухих степей появляется экосистема уже лесостепи. Очень важная для нас, русских, экосистема.

Ибо в ней наши генетические предки в конце концов и «вырастили» нас, нынешних.

Условия, в которых они жили, необходимо описать.

Примечание про раннюю лесостепную культуру

Здесь сама природа требовала даже от прежнего кочевого населения сменить род занятий. Реки, разливающиеся по поймам, и сами поймы с их легкими, пригодными для не знавшего еще железного лемеха деревянного рала почвами, просто молили: паши! Выращивай хлеб! Коси траву! И скотину не надо уже гонять по степи за прокормом! Строй дом, заводи хозяйство — земля даст все!

И люди действительно быстро перешли к оседлому земледелию.

Вот как выглядела еще одна культура, которую можно соотнести с нашими предками.

В XV–XII веках до н. э. образуется тшинецкая (или тшинецко-комаровская) культура. Она простирается от Судетских гор и Татр куда-то за Днепр в Подесенье и дальше сходит на нет в степях. Эта общность была уже почти чисто сельскохозяйственной, оседлой, занималась в своих небольших деревеньках земледелием, скотоводством, рыболовством, охотой. Ушицу любили… Но орудия труда — топоры, ножи, серпы — здесь делали из камня. Бронза, похоже, была слишком дорога — ее употребляли прежде всего для украшений. Впрочем, отсталости в этом искать не надо: одновременные с этой культурой герои Ахайи и Трои тоже считали бронзу великой ценностью.

Религиозные воззрения этих людей явно базировались на идее переселения душ, что роднит ее с более ранними идеологиями индоевропейцев. Любопытно, впрочем, что есть указания на то, будто в одном из селений было раскопано два святилища:


Одно было посвящено богу земледелия Святовиту, а другое — богу скотоводства Велесу.


Не знаю, как к этому относиться. Боги явно славянские — но до настоящих, исторических славян отсюда еще тысяча лет расстояния. Так что просто привожу эту цитату из книги великого Б. А. Рыбакова, который, впрочем, был склонен к «удревлению» славян всеми возможными способами.

То, что о славянах в строгом смысле говорить еще нельзя, доказывает то, что как-то без особых трений и возражений со стороны людей тшинецкой культуры часть ее влилась в состав другой — лужицкой, которая была мультиэтнична, но несла большой оттенок кельто-иллирийского субстрата. Ничего похожего на славянское у этой культуры нет. И могилы другие — целые поля погребальных урн. И дома другие — не полуземлянки, а столбовые, с плетнем, обмазанным глиной. И технологии — бронзу и другие металлы здесь лили много и умело.

Но генетически это были по-прежнему «наши». Правда, похоже, что в этом случае R1b потеснила R1a.

Однако важно другое. Пока на теплом юге другие расы функционировали бурно в условиях острой конкуренции за площади и ресурсы и строили города и государства, здесь, в Степи, при возникновении любой нештатной ситуации в букете реакций местных племен всегда существовала не меняющаяся в веках возможность — сняться с места и уйти подальше. И, возможно, именно этим объясняются и многочисленные миграции «индоевропейцев», и их многочисленные «прародины», и их археологические остатки, вызывающие горячие споры по поводу своей культурной и этнической принадлежности.

Одна из таких миграций стала знаковой. После того, как погода снова сменилась:

Примерно 3400–3500 лет назад (ХV в. до н. э.) вновь наступило засушливое время. Вновь на смену лесостепи приходят степи, на этот раз с преобладанием злаков. Примерно в это же время в Средиземноморье происходит катастрофическое по своим масштабам извержение вулкана Санторин, унесшее в небытие критскую цивилизацию. Возможно, выброс огромных масс вулканического пепла в атмосферу сыграл свою роль в изменении климатической обстановки. [323]


Потухший вулкан на о. Санторин


Эта засуха в особенности коснулась тех степей, которые до того давали нашим предкам все для жизни.

Сама по себе новая сушь столь катастрофической, как та, прежняя, не была, но неизбежно должна была заставить сдвинуться массы населения. Хотя бы в силу того, что привычный им ландшафт начал заметно меняться. Для кого-то добавлялось степного простора. Для кого-то сокращались площади озер, что превращались в болота. А кому-то вообще перестало хватать влаги для сельскохозяйственных нужд.

Следствием для всех становилось стремление покинуть родные пенаты.

На выбор — немало мест, куда в ходе предыдущих миграций направились родственные племена — носители индоевропейских диалектов. На Ближнем Востоке уже вовсю развернулось Хеттское царство, у истоков которого стояли прежние степные переселенцы. В Греции укрепляется микенская цивилизация ахейцев. В Европе размещаются общества культур шнуровой керамики.

В итоге —

— конечным этапом интенсивных переселений и распространения носителей древних индоевропейских диалектов является обнаруживающееся… давление части «древнеевропейских» племен на юго-восточные области Европы — Балканы (а несколько позднее и на Аппенинский полуостров). На Балканах они вступают во взаимодействие с обитавшими там ранее (после древнего переселения из Малой Азии) носителями индоевропейских диалектов — древнебалканского фракийского, а также фригийского, македонского и дорийского диалекта греческого языка. [98]

Так «новые» индоевропейцы — «языковые» — снова встретились с подлинными индоевропейцами — биологическими. Тогда же, около 1200 года до н. э., наряду с микенской Грецией погибло и Хеттское государство. В египетских источниках нашествие тех, кто его уничтожил (и кто много крови попортил великой Та-Кемт) отразилось в виде рассказов о набегах «народов моря».

Но это — на западе. Однако мы помним, что на востоке, на Южном Урале, в ходе движения представителей ямной культуры в свое время образовалось —

— новое важное ядро носителей гаплогруппы R1a.

С ним происходила такая эволюция:

Культурно-историческая и этническая близость племен, живших в степях от Дуная до Иртыша, которая особенно ярко проявилась к началу развитой бронзы, зафиксирована в памятниках культуры многоваликовой керамики, потаповско-синташтинских, синташтинских и петровских комплексах. [139]

Эти памятники входят в состав так называемой андроновской культуры. Ее происхождение, как водится, неясно, но в целом ей предшествует абашевская, в составе которой, по некоторым данным, и появились в Евразии колесницы. В свою очередь, абашевской предшествует катакомбная, которая, похоже, связана с древнеямной.

Между прочим, именно синташтинское население «отметилось» таким памятником, как Аркаим:

Аркаим правомерно определить как формирующийся город (квазигород, протогород) и одновременно как центр государственности номового (от греч. nomos — область, округ) типа, находящегося на формативной стадии.

Поселения XVIII–XVI вв. до н. э. Южного Урала можно рассматривать как систему формирующихся номовых государств, которые развивались в условиях степной экосистемы и имели целый ряд принципиальных особенностей по сравнению с классическими оазисными цивилизациями Древнего Востока. Ясно одно, что хозяйство производящего типа в той форме, в которой оно функционировало на Аркаиме, не могло сложиться без мощных импульсов южных культур и южных цивилизаций. [139]


Фрагмент сооружений в Аркаиме. Вид сверху


Причем очень интересно, что существует также связь между «аркаимцами» и изначальным ядром «языковых» индоевропейцев. В своей работе «Синташта и арийские миграции во II тыс. до н. э.» С. А. Григорьев отмечает:

…с середины III тыс. до н. э. мы можем говорить о полных аналогиях памятникам типа Синташта и Аркаим. На круглоплановом городище Демирчиуйюк в Северо-Западной Анатолии жилища имеют общие стены и торцами примыкают к оборонительной стене. На юге Сирии известен еще один подобный памятник — Роджем Хири. В отличие от раннего Демирчиуйюка здесь фиксируется уже не одно кольцо жилищ. Соблюдается в хеттских и сирийских городищах еще одна черта, имеющая параллели в синташтинской культуре. Оборонительные стены делаются из сравнительно легкого материала и устанавливаются на прочный массивный фундамент. Подобная традиция распространена чрезвычайно широко.

Таким образом, аналоги синташтинским городищам мы находим в Анатолии и в Сирии. Важное значение имеет также то обстоятельство, что в лесостепной Евразии эти городища представлены не только в Зауралье. Идентичные есть на Дону (Шиловское) и в Приуралье (Тюбяк). При этом они имеют овальную форму, как и ранние синташтинские городища.

И один из выводов:

Синташта производит впечатление явления, привнесенного в Волго-Уралье в полностью оформленном виде, —

— вновь возвращает нас к мысли, что индоевропейцы по языку очень даже могли быть симбиотами (и, скорее всего, царствующими) «р-один-цев». В прежние времена, конечно. О которых, однако, все хорошо помнили.

Похоже также, что —

— в ходе синташтинской миграции индоиранский язык ложится на уже распространенные в степи индоевропейские языки.

К сожалению, здесь не место для разговора об этом цивилизационном феномене. Стоит привести лишь любопытное наблюдение писателя и историка Геннадия Климова:

Аркаим не просто город — это настоящая космическая обсерватория. Конструкция Аркаима отражает представления древних жителей планеты Земля о космосе и по существу является конструкцией Вара из древних книг Авесты, где укрылись люди во времена глобальной катастрофы. В Ветхом Завете этому событию соответствует Потоп. Аркаим — это ковчег или его древняя копия, на котором спасся Ной.

Про глобальную катастрофу — не праздные слова.

Повторюсь: ХV век до н. э. — засушливое время. Но в это же время происходит по меньшей мере еще один крупный внезапный катаклизм, который тут уже упоминался, — взрыв вулкана на острове Санторин.

Немалая, судя по всему, была катастрофа. Например, страшное извержение вулкана Кракатау на Яве в конце позапрошлого века вызвало гибель 36 тысяч человек и выбросило столько пепла, что громадные пространства Азии погрузились в сумрак на несколько дней. А взрыв на острове Санторин был в пять раз мощнее!

Может быть, именно с этим явлением связаны строки из древнеиндийского эпоса «Ригведы» о том, что «ночь длилась сто дней», «было два месяца лета и десять месяцев зимы», «холод проник повсюду»? «Ядерная зима» из-за поднятого в воздух вулканического пепла — вполне известное науке явление.

Кстати, Библия говорит о чем-то похожем. В части, связанной с исходом евреев из Египта, который произошел, согласно авторитетным оценкам, тоже около маркера полутора тысяч лет до нашей эры. Помните этот пепел «во всей земле Египетской», вызывавший «воспаление с нарывами»? Испорченную воду в «воссмердевших реках», и густую «осязаемую тьму»?

Конечно, от Египта и Крита до Урала далеко. Но если извержение Кракатау отразилось на всей планете, то более страшное санторинское тем паче имело все шансы войти в эпос. В качестве примера гнева богов, скажем.

Не оттого ли так напоминающий не город, а некий специализированный монастырь Аркаим в это же время (3500 лет назад) прекращает свое существование, прожив лишь примерно 150–200 лет?

И вот тут — очень важная историческая метка! Где-то в это же время на пришедших в упадок землях индийских цивилизаций Хараппы и Мохенджо-Даро появляются завоеватели с севера, которых называли ариями.

Слово «арья» — самоназвание предков индийцев и иранцев, представлявших тогда индоиранскую языковую и культурную общность. Отсюда — арийцы.

В Индии, как сейчас полагают, индоарии представлены археологической культурой «серой расписной керамики». Она, как показали раскопки, была распространена в Восточном Пенджабе, вплотъ до впадения Ямуны в Ганг. И вот нижняя ее граница относится примерно к XII веку до н. э. А поскольку культура «серой расписной керамики» создалась уже в Индии, то начало проникновения ариев сюда относится к XIV–XIII векам до н. э.

То есть вскоре — по тем временным масштабам передвижений народов — после извержения Санторина и ликвидации Аркаима…

Связаны ли эти явления между собою?

Археологического материала мало, и он может интерпретироваться различно. Но у нас есть важный — и объективный! — инструмент. Генная генеалогия.

Давайте снова заглянем в хромосомные «дневники» народов. И тут же выясним: мы и индусы принадлежим к одной и той же гаплогруппе — R1a1 (см. рис. 14). Точнее, —

— четверть Индии сейчас имеет ту самую гаплогруппу R1a1.


Рис. 14


Более того, —

— при рассмотрении 718 гаплотипов пакистанцев (вряд ли стоит напоминать, что Пакистан отделился от Индии совсем недавно, а мы говорим о тысячелетиях) самая большая группа имела следующий гаплотип: 16–12 — 25–11 — 11–13.

Это из работ уже известного нам исследователя генеалогической генетики А. Клесова. И что же означает этот набор цифр?

Начнем издалека.

Гаплотипы евреев имеют в среднем 10 мутаций в сторону от нашего, русского. Формальный подсчет дает примерно 1000 поколений до общего предка. Это 25–30 тысяч лет. В итоге, как мы знаем, это очень разные гаплогруппы — J и R.

Гаплотипы арабов: 9 — 11 мутаций в сторону. Эфиопы ближе: 7 мутаций в сторону. Еще ближе — китайцы: обычно 3–5 мутаций в сторону. А вот монголы — действительно дальше: 8 — 10 мутаций. Даже, казалось бы, близкий от нас западноевропейский атлантический гаплотип находится от «нас» в пяти шагах мутаций. Это 520 поколений до общего предка.

И так далее. Как пишет исследователь, —

— совпадение базовых гаплотипов — дело исключительно редкое, и к тому должны быть веские причины.

А какой базовый гаплотип у русских?

16–12 — 25–11 — 11–13

Сравните набор цифр. Тот же самый.

Выходит так, что у славян и индусов должен быть общий предок, с тем самым «базовым» гаплотипом, 16–12 — 25–11 — 11–13.

Не менее важно и то, что генетики находят очень большую похожесть в «облаках» гаплотипов между «нами» и индусами. Скажем, по пуштунам совпадение составляет 40 %!

А значит, общий предок у нас был относительно недавно. Когда?

А. Клесов пишет:

…я рассматривал 260 восточно-славянских гаплотипов, и нашел в них 293 мутации по отношению к базовому гаплотипу 16–12 — 25–11 — 11–13. Это дает в среднем 0,19 мутации на маркер, или примерно 117 поколений, или 3000 лет до общего предка.

В другом месте Анатолий Клесов дает несколько иные данные:

в среднем 0,27 мутаций на маркер. Это соответствует примерно 170 поколениям до общего предка, или 4200 лет.

В общем, разброс естественный на данном уровне развития исторической генетики. Мы об этом уже говорили. Так что зададим себе некий плюс-минус в несколько веков — пять-шесть, не больше. И в этих пределах поищем нашего общего с индийцами предка.

А в том, что он был, убеждает даже внешняя похожесть русских и представителей некоторых индусских народов. Вот, например, в «живом журнале» очень интересного автора Михаила Диунова (а также на http: //orei.livejournal.com) приведены фотографии внешнего вида народа калашей. Живут в Северном Пакистане, в труднодоступных горных долинах. Сохранились в числе нескольких тысяч человек. Внешне — один в один тип деревенских русских!

Быт — не мусульманский, несмотря на мусульманское окружение. А ведь надо было иметь большое мужество, чтобы оставаться «язычником» рядом с теми, кому вера велит с язычеством бороться любыми методами…

И —

— верования калашей чрезвычайно близки научно-реконструированному пантеону ариев.


Девочка из племени калашей


Девушка из племени калашей


Хотя и это, конечно, не доказательство. Просто такая похожесть, что за сердце берет!

Впрочем, дело не во внешности. Тождества гаплотипов вполне достаточно.

Итак, 3000 плюс-минус сколько-то лет назад «мы» с индусами были одним народом.

Где? И как?

В Степи накануне середины II тысячелетия до н. э. формируются две гигантские культурные общности: срубная (от Днепра до Урала) и андроновская (от Урала до Енисея).

Как пишет И. П. Евтушенко (на чью замечательную работу «Арии на Урале» я сейчас опираюсь), —

— большинство современных специалистов считают, что андроновские поселения создали индоиранцы. Многие лингвисты помещают их прародину в юго-восточной Европе. По данным языкознания, разделение арийцев на две ветви, индоарийскую и иранскую, наметилось еще на их общей прародине в конце III — начале II тыс. до н. э. К середине II тыс. до н. э. индоарии покидают свою прародину и уходят в Индию.

Со своей стороны, синташтинцы, которые приняли самое активное участие в формировании срубной культуры Приуралья и Поволжья, —

— к концу XVI в. до н. э. под натиском своих восточных соседей и почти кровных родственников — петровских племен — были вынуждены оставить восточные склоны Урала и уйти на запад, на прародину своих культурных предков — абашевцев.



Мужчины из племени калашей


При этом вытесненные на запад племена срубной культуры ликвидируют здесь катакомбную культуру, уже потесненную абашевцами, а последних включает в свой состав, традиционно образуя новую общность.

Могильники синташтинцев известны в настоящее время на Волге и на Дону. Активная экспансия синташтинцев в западном направлении зафиксирована в культуре многоваликовой керамики, которая занимает территорию степной Украины. Далее на запад она прослеживается на археологических памятниках Румынии.

А часть тех, кто образовывал все эти предарийские, по сути, общности, и решила отправиться на юг.

Ну что же, тем хуже для цивилизаций Хараппы и Мохенджо-Даро…

Для пояснения дальнейшего снова обратимся к генетике. В процессе миграции индоиранского племенного союза на юг произошел раскол исходной общности. Объясняют это следующим обстоятельством:

В западной части страны (Ирана) представителей индоевропейского клана мало, возможно, от 5 до 10 процентов мужчин. Однако на восточной стороне примерно 35 процентов мужчин носят маркер M17. Такое распределение заставляет думать, что большие иранские пустыни представляли собою серьезный барьер и сдерживали общение между двумя группами. [46]

Но дело, скорее всего, не в пустыне (хотя и в ней частично тоже). Просто поссорились две группы достойных ариев —

— главным образом, по вопросам политического главенства, однако внешне это нашло теологическое выражение (проще говоря, спорили, чьи боги старше по званию). Вот потому-то благие божества «ахура» ариоиранцев превратились в лукавых демонов «асура» у индоариев и, наоборот, добронравные девы (т. е. боги) индоариев у ариоиранцев трансформировались в зловредных дэвов. Далее — одна часть бывшего племенного союза двинулась на юго-восток и вторглась на территорию Индостана, а другая осела вокруг южного побережья Каспия, постепенно завоевывая с востока территорию будущей Персии. [46]



Вот те, кто вторгся на территории Индостана, и вошли в историю в качестве ариев. Но были-то при этом они частью большой предарийской культуры! Причем эту культуру с собою и унесли.

Справедливости ради надо сказать, что есть и другая точка зрения. Э. А. Грантовский в своей «Ранней истории иранских племен Передней Азии» весьма обстоятельно обосновывает, что западные иранцы начали осваивать территорию Ирана через северо-запад, и проникли туда из Юго-Восточной Европы через Кавказ не ранее IX века до н. э. Интересный факт — многие иранские заимствования в славянский и балтский языки, толкуемые как скифские, обосновываются исключительно западно— или общеиранским материалом, отнюдь не восточноиранским:

Проникновение ариев в Переднюю Азию, Иран (и, полагаю, также в Индию) связано с наемничеством, а не с масштабной племенной миграцией. И имена переднеазиатских ариев, и первые западноиранские имена в Иране — мужские имена. Отмеченное родство мтДНК может быть объяснено скорее тем, что возвращаясь из походов на родину в Причерноморье, арии приводили с собой южанок.

Впрочем, одно другому не мешает. В высокой подвижности первобытных народов мы уже не раз убеждались. Так что не вижу ничего невозможного в том, что те, кого мы знаем в качестве иранцев, пришли на эту территорию позднее и постепенно поглотили местных иранцев-арийцев. Иными словами, позднее носители R1a были на территории Западного Ирана «переработаны». Они представляли собою персидскую знать, а значит, выбивались во время войн в первую очередь. И сегодня ариев в этой местности, можно сказать, и нет. Зато, как показано в работах Б. Малярчука с соавторами по исследованию мтДНК в Западном и Восточном Иране, модальный гаплотип женского населения иранского запада близок к гаплотипу дам в юго-западных регионах России — в Белгородской области и на Кубани. На это стоит обратить внимание, так как позже мы увидим в этом свидетельство неких важных исторических событий.

Как бы то ни было, арии оказываются носителями нашей, «русской», гаплогруппы R1a1, или частью большого арийского континуума, которая ушла в вольное плавание по просторам индийской и иранской истории. Те же арии, то есть те же «мы», что никуда не уходили, а так и оставались на исконных своих землях степной Евразии, продолжили развиваться на месте, превратившись в некоторые современные народы. В том числе — в русских.

А теперь вспомним, что единственные европейцы, родственно связанные с ариями, — представители той же гаплогруппы R1, только в модификации «b», ушедшие в Европу в седые допотопные и даже доледниковые времена! Помните? —

— Германо-Альпийская — 18–22 тысячи лет назад.

И даже народы культуры шнуровой керамики, которые могли принадлежать к «арийской» R1a, распространились по Европе и осели там в минус 2000 х годах — за 1000 лет до того, как в истории появились арии. Так что фашисты очень зря себя арийцами называли. Они не были ими исторически, ибо будущие германцы ушли с прародины индоевропейцев раньше, чем оставшиеся стали ариями. Они не были ими географически — по той же причине. Наконец, они не были ими расово! Ибо генетически как раз представляли уже совсем другой народ с другими снипами, нежели тот, часть которого позднее двинулась в Индию…

Соответственно, если одни арии ушли в Индию и Иран, то другие остались дома и чем-то занимались на месте. Надо полагать, ничего особенно нового, кроме как и дальше пасти стада и проявлять воинскую доблесть в боях, они не делали. И потому мы сильно не ошибемся, если в дальнейшем прослеживании исторического пути наших предков будем опираться на наблюдения за эволюцией степных народов.

ИТАК:

ХХII–XIII века до н. э. Параллельно с «европейской» другая группа мигрантов со степной прародины индоевропейцев, носители гаплогруппы R1a, осваивалась на Южном Урале, где создала синташтинскую (и ее варианты) культуру. Под влиянием нового миграционного импульса с «первой» индоевропейской прародины в Передней Азии на ее базе возникает андроновская культура, одним из творений которой стал знаменитый Аркаим и целая металлургическая «держава», частью которой он был. Вероятно, именно здесь сформировалась сначала религиозная, а затем и культурная общность под названием «арии». Под влиянием изменившихся природных факторов, возможно связанных с извержением вулкана на острове Санторин, арии двинулись из Южного Предуралья на юг, в Иран и Индию. Там они образовали две, вероятно враждующие по религиозным мотивам, цивилизации. Генетически же арии были носителями гаплогруппы R1a1, то есть той, к которой принадлежит и самая массивная часть русских. Таким образом, вопрос об «арийскости» германцев и вообще европейцев снимается автоматически — они населили Европу до образования ариев из населения тех, кто остался на индоевропейской степной прародине (см. рис. 15).


Рис. 15. Генеалогическое древо






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх