Глава 1

Генетика как метод исторического исследования

Для поисков предков в нынешнее время стало возможно привлекать новейшие данные генетической науки. С их помощью появляется шанс залезть в прошлое современных народов. И понять, кто из них кто. И в каком родстве с другими.

Но сначала — об аппарате и понятиях.

Примечание про «девичьи дневники» ДНК

У каждого из нас в клетках есть молекулы ДНК. В них есть участки, несущие какую-либо целостную информацию. Например, о строении молекулы белка. Или других функциональных молекул, которые определяют рост и функционирование организма.

Эти участки называются генами. В них прописан наш наследственный код. Поэтому мы, благодаря этой информации, — люди. А не, скажем, кошки.

В генах же время от времени происходят изменения. Изменения называются мутациями. Мутации оставляют в ДНК метки. Словно в дневнике школьницы, где условными значками обозначается, кто из одноклассников на нее томно поглядел, кто пригласил в кино, а с кем она даже поцеловалась.

«Значки» этих вот нарушений-мутаций передаются по наследству. Когда произойдет следующая мутация, она тоже будет копироваться. И так далее.

Таким образом, каждый из нас является хранителем истории наших предков, записанной в виде набора особых последовательностей нуклеотидов.

Поскольку природа придерживается более строгой морали, чем большинство нынешних школьниц, то «целуется» не чаще, чем раз в несколько тысяч лет. А потому по отметкам о мутациях можно заглянуть в прошлое на десятки, а то и сотни тысячелетий.

Отметки-насечки переведены учеными в соответствующие символы. Последовательность этих символов — собственно «дневник школьницы» — называется гаплотипом человека. Он индивидуален, как неповторим набор переживаний юной особы. Потому этот гаплотип можно назвать индивидуальным «паспортом» каждого человека.

Правда, частота мутаций не настолько велика, чтобы этот «паспорт» был достаточно подробен. Примерно одна на пять поколений. Но для проникновения в историческое прошлое — в самый раз. Ибо достаточно только пройти по записям в «дневниках» в обратном порядке — и можно добраться до первопредка. У которого еще не было мутаций.

Скажем, у первобытного товарища по имени (если у них были имена) У произошла мутация А. Соответственно, все потомки товарища У ее унаследовали. И обозначить их можно как У(А). Затем у одного из правнуков вышеуказанного члена первобытного общества произошла следующая мутация. Например, Б. Его потомки понесли уже запись У(АБ). А вот по другой линии потомков У произошла мутация В. И понесла эта линия запись У(АВ).

Отметки в «паспорте», обозначающие эти самые наборы, ученые ставят не буквами, как в данном примере, а цифрами. Они обозначают число повторов характерной для каждого маркера группы нуклеотидов (short tandem). Примерно так:

16–12 — 25–11 — 11–13

Это так называемые STR-маркеры.

И последнее понятие, которым мы будем оперировать, — «снип». Точнее, по-научному, — SNP-гаплотип. Он тоже показывает мутации, но на отдельных нуклеотидах в ДНК. И потому дает независимую ДНК-характеристику как каждому человеку, так и группе людей. Также передается по наследству. Это — редкая мутация, одна примерно в 5 — 10 тысяч лет, а потому — весьма полезный исторический маркер.

Мутации происходят с определенной вероятностью. Эти вероятности складываются. А сами мутации возможны в любую сторону, как увеличивая число повторов, так и уменьшая его. А потому весь 6 маркерный гаплотип меняется чаще, чем один, о котором говорилось в самом начале. В результате от предка с определенным маркерным «паспортом», «начавшего» новую группу мутаций (У(АО), условно), через многие поколения получается не один, а целый набор гаплотипов. Как говорят, образуется «облако» гаплотипов, группирующееся вокруг базового.

Но вернемся к нашему первобытному охотнику. Как мы видели, мутации приводят к тому, что потомки даже одного родоначальника — вроде бы родственники, но с разными записями в «паспортах». И когда мы сверим эти записи у представителей разных нынешних этносов, то сразу увидим, кто из них потомок тов. У, а кто, к примеру, тов. Авраама. Который, впрочем, тоже является потомком У. Ибо общим предком всех мужчин человечества, как показывает генетика, был один-единственный мужчина. И жил наш самый первый родоначальник около 80 тысяч лет назад в Африке.

Прежде чем пойти дальше, добавим еще одну важную деталь, поясняющую, почему я подчеркнуто упомянул именно мужчин. Поскольку школьницы от школьников отличаются не только романтичностью, но и наличием X-хромосомы, то мужские «паспорта» наследуются мальчиками, а женские — девочками. И вот именно по линии мутаций мужских Y-хромосом тот самый первобытный «Адам» и был идентифицирован.

Куда делись предки самого «Адама», его коллеги по работе в первобытном коллективе, а также соседи и просто хорошие люди, мы не знаем. По крайней мере, на нынешнем этапе развития генетических исследований. Мы просто видим, что от них не осталось Y-хромосом. Как это может произойти, я сам не очень понимаю. Возможно, частью их решили тогдашнюю продовольственную проблему. Или в ходе какого-то катаклизма погибли все мужчины с другими гаплотипами. Людей-то на планете было тысяч 20 всего.

Примем это как факт. Так же как то, что «жена» тов. У родилась примерно за 80 тысяч лет до него. Во всяком случае, по женской линии все человечество происходит от этой «генетической “Евы”». От которой оно несет митохондриальную ДНК, как от «Адама» — Y-хромосому.

А теперь — последнее из понятийного аппарата. Если у каждого человека есть свой гаплотип, то, естественно, у группы людей с похожими гаплотипами существует соответствующая общая групповая характеристика. Она называется гаплогруппой.

Понятно, что у тех, кто имеет одну и ту же гаплогруппу, был общий предок. Не только самый первый, общий для всех У, а и кто-то из его разбредшегося по Ойкумене потомства. Все эти У(АБН), У(АБЩ), У(АБЛК) и прочие.

Таких гаплогрупп на данный момент выделено двадцать, с обозначением от А до Т. Затем идут подгруппы, обозначаемые цифрами. Например, в гаплогруппе R существуют подгруппы R1 — это народы Европы и Западной Азии — и R2, в которую входят этносы Индии, Центральной Азии, Кавказа (см. рис. 1).


Рис. 1


Ну а теперь остается лишь описать, что представляет собою с генно-генеалогической точки зрения современный русский народ. Для этого нужно взглянуть на гаплотипы русских в целом. Что ученые и сделали.

Чтобы соблюсти чистоту эксперимента, исследование проводилось лишь в старинных русских городах и деревнях. Так можно достовернее выделить превалирующий генотип, нежели в мегаполисах с их перемешанным мультинациональным населением.

Выявились три наиболее широко распространенных гаплотипа у мужчин, проживающих в старинных русских городах:

16–12 — 25–11 — 11–13

16–12 — 24–11 — 11–13

16–12 — 25–10 — 11–13

Это если брать STR-гаплотипы. Но нам, не генетикам, более интересны результаты по SNP-гаплотипам. А они говорят, что русские генетически расходятся по трем основным гаплогруппам — R1a (70 %), I1b (23 %) и N1 (7 %).

И теперь самое главное.

Судя по этим гаплогруппам, мы, русские… не славяне!

Во всяком случае, это самое семидясетипроцентное их большинство.

Не славяне? Да. И вот почему.

Конечно, в том, что наш русский этнос распадется на три только крупных гаплогруппы, особенной сенсации нет. Такое же положение у подавляющего большинства народов Земли, за исключением очень небольшого количества так называемых изолятов. Просто подавляющее большинство SNP-мутаций намного древнее времени формирования современных этносов. Но среди русских есть явно выраженное гаплобольшинство. Если установить, откуда и как оно появилось, станет приблизительно понятно, откуда оно взялось и с какой группой предков может идентифицироваться.

А теперь давайте-ка вспомним, как, согласно нашей летописи, появились на Руси славяне:

По мноз?хъ же времен?хъ с?л? суть словени по Дунаеви, кде есть нын? Угорьская земля и Болгарьская.

От т?хъ словенъ разидошася по земьли и прозвашася имены своими, кде с?дше на которомъ м?ст?. <…> Волохомъ бо нашедшим на словены на дунайскые, и с?дшимъ в нихъ и насиляющимъ имъ. Слов?не же ови пришедше и с?доша на Висл?, и прозвашася ляхов?, а от т?хъ ляховъ прозвашася поляне, ляхов? друзии — лютиц?, инии мазовшане, а инии поморяне.

Такоже и т? же слов?не, пришедше, с?доша по Днепру и наркошася поляне, а друзии деревляне, зане с?доша в л?с?хъ, а друзии с?доша межи Прип?тью и Двиною и наркошася дреговичи, и инии с?доша на Двин? и нарекошася полочане, р?чькы ради, яже втечеть въ Двину, именемь Полота, от сея прозвашася полочан?. Слов?не же с?доша около озера Илмера, и прозвашася своимъ именемъ, и сд?лаша городъ и нарекоша и? Новъгородъ. А друзии же с?доша на Десн?, и по Семи, и по Сул? и наркошася с?веро. И тако разидеся словенескъ языкъ, т?мьже и прозвася словеньская грамота.

А теперь посмотрим на соответствующие генно-генеалогические карты.

И сразу увидим яркое пятно концентрации гаплогруппы I1b в Боснии и Хорватии. И действительно: этот маркер доминирует среди 63,8 % герцеговинцев, 52,2 % боснийцев, 32,2 % хорватов. А среди населения островов далматинского побережья частота I1b доходит до 80 %! А вот группа R1a у балканских славян встречается —

— с частотой 15,2 % среди македонцев, 14,7 % среди болгар и 12,1 % среди герцеговинцев. [47]

Второе пятно I1b — в районе Молдавии, Украины и Румынии (см. рис. 2).


Рис. 2


И, таким образом, оба центра концентрации этой гаплогруппы располагаются там, где в VI–VII веках н. э. находили славян современные им авторы:

Склавены живут от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским, до Данастра и на север до Висклы…

Новиетун, как считают, располагался в нынешней Словении. Таким образом, мы застаем славян вдоль Дуная на территории от чуть ли не Италии до Приднестровья.

Дунай — значит Балканы.

При этом уверенно установлено, что массовое переселение славян из Центральной Европы на восток происходило в VII–IX веках. Оно шло в двух направлениях — северо-восточном и юго-восточном.

А на северо-востоке мы видим — генетически — отнюдь не I1b! Не славян то бишь! А видим мы там неизвестного пока происхождения группу носителей R1a (см. рис. 3).


А теперь сложим наши данные. Славяне располагались там, где и сегодня мы видим гаплогруппу I1b в массовом составе. Затем они оттуда двинулись на Русь, о чем говорят древний летописец и современные исторические данные. После этого мы видим в составе русского народа «балканскую» гаплогруппу. Правда, всего в объеме 23 %, т. е. в меньшинстве.

Но частота — и есть главное. Ведь понятно, что никто не может дать другому больше, чем есть у самого. А напомню — значительное большинство русских имеет маркер R1a. И значит, если славяне на Русь пришли с Балкан, а балканские славяне — носители маркера I1b, то, следовательно, большинство русских — не славяне!

Более того, «балканцы-славяне» генетически ближе европейским народам, нежели вот этому большинству русских. Во всяком случае, в Западной Европе заметно представлена подгруппа I1a. И вообще, —

— южные славяне получили свою генетической метку, или «снип» М170, который и определил их исходную гаплогруппу I, примерно 20–25 тысяч лет назад. Потом за ним последовал снип S31, который и отделил генеалогически южных от прибалтийских славян, у которых снипы совсем другие, получившие индексы М253, М307, Р30 и Р40. [178]

Что же касается большинства русских, то с «балканцами» в последний раз оно пересекалось, когда две эти группы вместе получали снипы М168 и М89 при выходе из Африки примерно 45 тысяч лет назад. С тех пор, можно сказать, мы, якобы славянский народ, с теми, кто согласно нашей национальной летописи является славянами, — и не виделись!

И получается у нас несколько холодящая душу картина. Заметная, значительная, большая часть нынешнего русского народа генетически ничего общего с летописными славянами не имеет. Они не развивались ни вместе, ни параллельно последние 45 тысяч лет.

Так кто кому славянин?

В этой связи нам очень много интересного может поведать третья гаплогруппа, представленная в современном русском этносе. Это гаплогруппа N (см. рис. 4).


Рис. 4


Вообще говоря, среди русских представлена не сама N, а подгруппа N1c (прежде ее обозначали как N3, но в 2008 году классификацию изменили). И вот она-то как раз распространена в объеме более 50 % среди финно-угорских и балтских народов. При этом она практически отсутствует в генофондах западных и южных европейцев.

Интересно, что так мало, казалось бы, общего имеющие между собой балты и финны вместе оказываются в этой группе. Правда, по материнским линиям ДНК в ней выявляются две внутренние ветви — юго-западная и северо-восточная. То есть наборы все же разные: с одной стороны — литовцы и латыши, с другой — финны, включая эстонцев. Это важно запомнить, когда мы вернемся к балтской теме позднее.

В России гаплогруппа N1c географически представлена неравномерно: варьирует от 5 % в Калужской области до 35 % в Псковской. Среди поморов Архангельской области данная группа встречается практически так же часто, как и у финнов.

Как это далеко от «р-один-цев», т. е. носителей R1a?

Гаплотипы группы N обычно имеют вид:

14–12 — 23–11 — 14–14

14–12 — 23–10 — 14–14

Это означает 8–9 мутаций в сторону от «эровского» большинства. 800 — 1000 поколений до общего предка или 20–30 тысяч лет.

Примечательно, какое путешествие проделала эта гаплогруппа от места своего зарождения. Самым вероятным регионом ее происхождения считается Северный Китай или Монголия. Оттуда она распространилась в Сибирь и Балтику. При этом доминантная ветвь N1c ныне широко представлена в Сибири и Северной Европе. N1b, в общем, очень близкая к N1c, имеет два кластера — в Волго-Уральском регионе и на Дальнем Востоке. Самая «маленькая» ветвь N1a в малых концентрациях представлена в Казахстане, Корее и Китае (см. рис. 5, 6).

Что касается возраста этой группы… Кластер N1c1 начал свою экспансию в Южной Сибири около 10 тысяч лет назад и примерно через 2 тысячи лет добрался до Восточной Европы. А самый молодой кластер N1c1c зародился в районе Байкала 4 тысячи лет назад, и затем продвинулся в район Волги — Урала.


Рис. 5, 6


Соответственно, получается, что финно-угры в Северной Европе не были автохтонным населением. Они сюда именно продвинулись. При этом мы знаем исторически — а теперь и с точки зрения генетики, — что финно-угорские племена приняли значительное участие в формировании русского этноса. Носителями подгруппы N1c, как уже говорилось, являются от пяти до тридцати пяти процентов только в русских областях. Но ведь это по мужской, Y-хромосоме! Значит, генеалогия этих людей восходит не к финским матерям, которых славянские пришельцы могли принудить к участию в распространении своего генетического аппарата, а к финским отцам. Которые, конечно, никоим образом генетически в славян — «балканцев» — не превращались. А превращались они в русских. Этнически. Генетически оставаясь финнами.

И получается, что и по этой линии русские — не славяне…

ИТАК:

Русский этнос состоит генетически из трех основных слагаемых (хотя в малых дозах присутствуют и другие): неизвестного пока происхождения группы R1a1 (большинство), финской N1с и соответствующей летописному преданию о приходе славян с Дуная «балканской» I1b. Поскольку русские представляют собою этнос, генетически идентичный польскому, белорусскому и украинскому, то либо эти этносы не являются славянскими, либо легенда о приходе славян на Русь с юга не соответствует действительности.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх