Глава 23

Дулебы

Итак, славяне на Руси.

Напомню: началось все с дулебов и садомазохистских развлечений авар с их женщинами.

Добавим в эту картину лишь один штришок —

— материальным свидетельством аварского периода стали находки, относимые к VII веку, на городище Хотомель в Белоруссии и в Мартыновском кладе в Поросье элементов железных доспехов аварского типа —

— и пейзаж можно считать законченным. На нем даже и взыскательный зритель увидит совмещение пражско-корчакских древностей и военно-технических связей людей из этого ареала с аварами. Нет, я не хочу сказать, что именно какой-то аварин добрался до Хотомеля на упряжке из дулебских красоток, а тут местные пуритане радикально изменили его отношение к сексуальным развлечениям. Нет, доспехи вполне могли принадлежать доброму славянскому парню, что когда-то отправился за лучшей долей в войско кагана. А через какое-то время вернулся мужественным красивым воеводой с горячащим девичьи сердца шрамом на лице. Так что у нас есть то, что есть: «праго-корчакцы» — славяне в «узком» смысле, носили эсоконечные кольца на территории вплоть до Поросья. Где мы фиксируем и их материальную связь с аварским миром.

Значит, мы имеем на территории России не только славян вообще, не только потомков венедов, но и славян в «праго-корчакском» смысле. И следовательно, те племена, которые мы найдем вышедшими из «узких» славян, будут не только подлинно славянскими по происхождению, но и местными, ни с какого Дуная не пришедшими.

Осталось найти эти племена. По кольцам, вестимо. Ну и по другим признакам.

А кто такие дулебы?

Дулебов часто отождествляют с более поздними волынянами. Но иных доказательств этому, кроме сходного ареала обитания, нет. [22]

Наша задача — доказать (или опровергнуть) две вещи:

а) что дулебы есть если не все пражско-корчакские славяне, то по крайней мере их заметная часть;

б) что известные нам «письменные», летописные племена являются потомками дулебов.

Итак, дулебы.

Может ли что-то значить их имя? Задумавшийся когда-то об этом О. Н. Трубачев вывел его из германского daud-laiba — дословно «имущество, наследство умершего». Остроумен Олег Николаевич, как всегда, но и хваток, мне кажется, через меру. Как потом ни подводи объяснение такому толкованию — убедительно не будет. Какое наследство, при чем тут умерший — в сравнении с целым-то народом!

Может, попробуем начать с того языка, носителями которого были дулебы? С древнеславянского? Точнее, с полабского, близкого к пражско-корчакскому ареалу географически.

Так вот, на полабском djola, djole означает «работать». А djolu — «работа», «дело». «Работник» — не лучше ли «выморочного имущества»? А если вспомнить, что sklave, slave на германских диалектах означает не только «славянин», но и «раб», то ситуация становится решительно интимной! Вспомним, в каком положении оказались славяне после покорения их аварами! Не рабами ли? Особенно если речь идет не о всех славянах — да мы и не ведем речь о всех славянах, а лишь о некоей их группе, племени, подпавшей под особенно сильное угнетение со стороны авар. Не превратилось ли в этих обстоятельствах дотоле гордое «словак», «словенин» в адекватное «дюлеб» — «работник», «раб»? А уж соседние германцы, не вдаваясь в такие тонкости, попросту скалькировали значение с одного слова на другое…

Справедливости ради приведу, однако, контраргументы профессионального лингвиста:

Эти слова восходят к о. — слав. *delo (род. п. delese) «дело», «действие»; производный глагол *delati. Именно из праформ надо исходить при построении этимологии. Как видите, на «дулебов» «дело» не «похоже» (совершенно неуместный критерий, к слову) ни разу.

Герм. *dau?(a) — laiboz (мн. ч.) > праслав. *doudleb — > дул?б — фонетически безупречно. Скорее «наследники мертвых».

Полабский к древнеславянскому не близок. Сравнительно с остальными славянскими языками он от древнеславянского весьма далек. [27]

Не вижу тут особого противоречия. «Дело», djelo, djole, delo — практически одинаковые формы. И, значит, речь должна идти только лишь о том, что может быть ближе к элементарной человеческой логике мышления: «делальщики»-«работники»-«рабы» на родном языке — или некие «наследники мертвых» на чужом. Откуда у германцев такие фантастические ассоциации? Что за некрофилия?

Строго говоря, этноним *Dau?(a) laiboz означает всего лишь «потомки (букв. «остатки») [своих] предков». Ср. аналогичную внутреннюю форму в имени д. — исл. Olafr (Oleifr), д.-а. Onlaf < *Anu-laibaz «потомок (то же слово!) предков». Так мог называться некий (восточно-?) германский клан (род), впоследствии славянизированный и давший свое имя племени. Как это произошло, например, с иранцами-протохорватами.

Не знаю. Как видите, читатель, я очень ценю уважаемого оппонента и рад, что он прочел эту книгу еще в рукописи. Но кое с какими вещами согласиться мое сознание не может. Даже если что-то звучит фонетически безупречно. Каким образом некие чужие этнически люди называли целое племя «наследниками выморочного», а оно не только с этим соглашалось, но и так бурно пиарило, что это имя дошло до русской летописи XI века? Через 500 лет! Простите, не верю. Это логике не поддается, ни человеческой, ни исторической.

Так мог называться некий (восточно-?) германский клан (род), впоследствии славянизированный и давший свое имя племени.

Это фантастично. И всего лишь на базе одного лингвистического построения… Это как гепарда, похожего на кошку, живущего, как кошка, бегающего, как кошка, причислять к собакам лишь на основании того, что у него когти не прячутся. Наука, конечно, долго так и делала, но даже научные глупости не длятся вечно. Вот и гепарда обратно в кошку превратили.

В общем, я, не будучи настоящим специалистом в этом вопросе, не стану настаивать на своем варианте. Но и на «немецкий» согласиться невозможно. Простите, в условиях, когда лингвистические построения противоречат логике человеческого мышления и поведения, я все же предпочитаю оставаться на почве последней. А потому, что касается дулебов-рабов, то я бы предположил, что так их могли назвать авары. С которыми славяне как раз в соответствующей позиции и находились. После аваров смысл стерся, а имя осталось. Не аварское слово? Согласен. Так ведь, судя по тому, что славянский язык мощно развился, а «аваризмов» мы в нем настолько не видим, что даже не знаем, на каком языке авары и разговаривали, то придется признать, что в аварском каганате основным языком и был славянский. Да и означать — во всяком случае, для славян — могло и не «раба». Судя по литовскому daile — «искусство, ремесло» или сербохорватскому дjлати — «делать, работать, строгать» (как нам дает Фасмер), «дулеб» могло пониматься и как «ремесленник», «мастер», даже «плотник». Или, наконец, просто «делатель», «деятель»…

Возможно, дулебами и звали ту часть славян, которая непосредственно жила под аварами в районе Паннонии — Чехии — Южной Польши — Волыни. Возможно, какую-то их часть. В то время как другая часть — а поди до нее доберись! — и в ус себе не дула на берегах Случи и Стыри. И звалась теми же волынянами.

Во всяком случае, коренной территории дулебов археология не фиксирует. Значит, некоей отдельной культуры этого племени не существовало и его надо искать в одной из известных культур.

На период аварского господства над славянами выбор у нас небольшой. Это либо дунайские «пеньковцы» и «ипотешти-киндештцы», то есть анты, с которыми у авар, как мы знаем, действительно имелись разногласия. Либо это соседи антов — славяне пражско-корчакской культуры, — жизнь которых под аварами также надежно фиксируется археологически и письменно.

А больше у нас в это время славянских культур нет!

С антами-«пеньковцами» вопрос решается достаточно однозначно. Русский летописец помещает дулебов туда, —

— кде нын? волыняне.

В то же время из данных самого надежного нашего друга — археологии — следует, что волыняне — это чистые наследники пражко-корчакских древностей, перешедших затем в лука-райковецкие. А пеньковская культура, со своей стороны, географически к Волыни отношения не имела.

По тем же причинам не подходит и ипотешти-киндештская группировка. Эта вообще слишком далека, на Дунае.

В то же время средневековые письменные памятники —

— фиксируют разброс славянских дулебов — на Волыни, в Чехии, на верхней Драве, на среднем Дунае между озером Балатон и р. Мурсой… Все эти группы дулебов, как показывают археологические материалы, восходят к пражско-корчакскому культурно-племенному кругу. [305]

Кроме того, источники однозначно связывают Аварский каганат со славянами, как однозначно указывают на аварское господство над славянами же. Зная, что славян и антов тогда различали — вплоть до момента уничтожения последних, — мы можем заключить, что речь явно не о них.

Наконец, с точки зрения исторической катание на девках больше соотносится с ситуацией владения, контроля и угнетения. Антов же авары не контролировали, а при первой возможности уничтожили. Это, конечно, весьма шаткое соображение, но на фоне археологии оно все же является дополнительным доводом. А, скажем, В. В. Седов и вовсе, не мудрствуя лукаво, называет главу в своей книге «Дулебы», а дальше спокойно ведет рассказ про археологию… пражско-корчакской культуры!

И это — знаково. Значительное количество авторов и комментаторов, что пишут о дулебах, на самом деле совершают одну важную, но полностью убивающую истину подмену. Точнее — две подмены. Одна состоит в том, что дулебов априори приравнивают к славянам и далее продолжают вещать что-то вроде того, что «дулебы оставили памятники пражско-корчакского типа». То есть эти люди просто ставят знак тождества между славянами и дулебами, и дулебы вдруг превращаются в племя, которое занимает место славян-склавинов. А разве дулебы Константинополь в 626 году штурмовали? Нет, славяне. Могли быть среди славян дулебы? Могли, отчего нет. Ибо это они поставляли аварскому хану лодки-однодеревки и своих мужчин в качестве боевой силы. А после неудачи их же авары и казнили, обвинив в срыве штурма. Но только отношения части и целого при таком вот взгляде на источники меняется на противоположное: дулебы — лишь часть славян.

Второе же передергивание аналогично первому, только вектор его другой. Здесь дулебов, ничтоже сумняшеся, приравнивают к волынянам. Которые действительно жили по Волыни, упоминались в источниках, — но никакой источник не говорит, что они и есть дулебы. За источники это делают различные комментаторы:

…дулебский союз племен. Существует мнение, что в него входили многие славяноязычные племена. Это мнение основано на сведениях арабского географа аль-Масуди. В своих «Золотых лугах» он упоминает о сверхдержаве славян Валинана и ее царе Маджаке.

Что ж, почитаем Масуди.

Вот как отрывок звучит полностью (даю по переводу с прекрасного, драгоценнейшего в нашем Интернете сайта средневековых источников «Востлит», всей глубины благодарности к создателям и хранителям которого я не умею высказать):

Сказал Масуди: Славяне суть из потомков Мадая, сына Яфета, сына Нуха; к нему относятся все племена Славян и к нему примыкают в своих родословиях. Это есть мнение многих людей сведущих, занимавшихся этим предметом. Обиталища их на севере, откуда простираются на запад. Они составляют различные племена, между коими бывают войны, и они имеют царей. Некоторые из них исповедуют христианскую веру по Якобитскому толку, некоторые же не имеют писания, не повинуются законам; они язычники и ничего не знают о законах. Из этих племен одно имело прежде в древности власть (над ними), его царя называли Маджак, а само племя называлось Валинана. Этому племени в древности подчинялись все прочие славянские племена, ибо (верховная) власть была у него и прочие цари ему повиновались. Затем следует славянское племя Астабрана, которого царь в настоящее время называется Саклаих; еще племя, называемое Дулаба, царь же их называется Ванджелава. Затем племя, называемое Бамджин, а царь называется Азана; это племя самое храброе между Славянами и самое искусное в наездничестве. Еще племя, называемое Манабан, а царь называется Занбир. Затем племя, называемое Сарбин; это славянское племя грозно (своим противникам) по причинам, упоминание коих было бы длинно, по качествам, изложение которых было бы пространно, и по отсутствию у них закона, которому они бы повиновались. Затем идет племя, именуемое Марава; затем племя, называемое Харватин; затем племя, называемое Сасин и племя, по имени Хашанин; затем племя, по имени Баранджабин. Названные нами имена некоторых царей этих племен суть имена известные (общепринятые) для их царей.

Упомянутое нами племя под именем Сарбин сожигают себя на огне, когда умирает у них царь или глава; они сожигают также его вьючный скот. У них есть обычаи, подобные обычаям Гинда; мы уже об этом отчасти упомянули выше в этом сочинении, при описании горы Кабха и страны хазарской, когда мы говорили, что в хазарской стране находятся Славяне и Русы, и что они сожигают себя на кострах. Это славянское племя и другие примыкают к востоку и простираются на запад.

Первым из славянских царей есть царь Дира, он имеет обширные города и многие обитаемые страны; мусульманские купцы прибывают в столицу его государства с разного рода товарами. Подле этого царя из славянских царей живет царь Аванджа, имеющий города и обширные области, много войска и военных припасов; он воюет с Румом, Ифранджем, Нукабардом и с другими народами, но войны эти не решительны. Затем с этим славянским царем граничит царь Турка. Это племя красивейшее из Славян лицом, большее них числом и храбрейшее из них силой.

Славяне составляют многие племена и многочисленные роды; эта книга наша не входит в описание их племен и распределение их родов. Мы уже выше рассказали про царя, коему повиновались, в прежнее время, остальные цари их, то есть Маджак, царь Валинаны, которое племя есть одно из коренных племен славянских, оно почитается между их племенами и имело превосходство между ними. Впоследствии же, пошли раздоры между их племенами, порядок их был нарушен, они разделились на отдельные колена и каждое племя избрало себе царя, как мы уже говорили об их царях, по причинам, описание коих слишком длинно. Мы уже изложили совокупность всего этого и многие подробности в двух сочинениях наших Ахбар аз-Заман (летопись времен) и Аусат (Средняя книга)». [99]

И где тут «дулебский союз племен», да еще во главе отчего-то с волынянами?

Пишет автор о волынянах и ни сном ни духом ни о каких дулебах и не ведает. То есть ведает, но говорит о них не в синонимическом ряду, а в сочинительном:

само племя называлось Валинана… еще племя, называемое Дулаба…

Нормальное перечисление: волыняне, которые раньше были ого-го, дулебы, у которых царь Венджлав-Венцлав и так далее.

Не зная арабского, не берусь упражняться в отгадывании приведенных тут названий и имен с реальными историческими. Можно сказать лишь, что Абу-Л-Хасан Али Ибн Ал-Хусайн Ибн Али Ал-Масуди создавал свой труд «Мурудж Аз-Захаб Ва Ма'дин Ал-Джаухар» («Золотые копи и россыпи самоцветов») где-то в 920–950 х годах. То есть был современником начальной Киевской Руси, князей Олега, Игоря, византийского императора Константина Багрянородного.

Как водится у арабов, в свои описания-рассуждения они без зазрения совести и критического анализа вводят информацию из предыдущих времен. Поэтому обычно нижнюю границу временной локализации их известий провести довольно трудно. По тексту-контексту, что называется. Но в данном случае речь вряд ли идет о временах раньше 850 х годов — слишком большая дистанция получается. И аваров у Масуди уже нет. В условиях, когда он прекрасно знает венгров и болгар на Дунае, это позволяет такую нижнюю границу проводить вполне надежно.

Далее есть несколько деталей, которые помогают понять ситуацию несколько точнее.

Средневековые арабы писали так, что их сегодня и тончайшие специалисты не всегда однозначно могут понять. Вот и для имени валинанского царя Маджака есть варианты Махак, Махал и даже Бабак. При этом у Ибрахима ибн-Йакуба, который передал (через ал-Бакри) схожие сведения, правитель называется Маха. Насколько это по-славянски звучит, судить каждому, говорящему по-славянски. Вариантов — бесконечно множество — от Мухи до Могуты. Во всяком случае, в истории он нигде не зафиксирован.

Итак, мы видим, что дулебы — не волыняне, а вполне самостоятельный народ. Более того, в этом качестве дулебы-дудлебы были известны как чешское племя, попав в том числе и в хронику Козьмы Пражского. Это несколько противоречит моей гипотезе о «терминологическом» происхождении этого этнонима. Но в то же время и не противоречит. Во-первых, ключевое слово — «происхождение». И мы знаем много примеров, когда некое прозвище или профессиональные занятия становились впоследствии этнонимами. В конце концов, этноним «русские» — тоже не чистый. Это показатель принадлежности, ставший этнонимом. А во-вторых, чешских дулебов фиксируют только в Х веке, когда, конечно, любое древнее прозвище уже утеряло свой первоначальный смысл. Далее смотри пункт «во-первых».

Но откуда же пошло это передергивание? А от «Повести временных лет», где есть уже упоминавшаяся фраза:

Дул?би же живяху по Бугу, кде нын? волыняне,

Почему-то она и стала основанием отождествлять одних с другими. Слово «ныне», ключевое, оказалось многими не понятым. А мы пометим себе: «ныне» — это «сегодня». То есть — не раньше. И если где-то ныне сидят волыняне, это не значит, что они являются теми же, кто сидел тут раньше. В ином случае нам нужно вспомнить, что ныне здесь живут украинцы, и на том закрыть историю.

Затянулось отступление, но зато мы избавились от двух очень мешающих колодок на мозгах. А то будем тоже теории строить наподобие вот этой —

— после разгрома дулебов аварами, союз этот должен был распасться — Масуди сообщает об освобождении соседних царей из-под власти Валинаны.

Ага! Авары разгромили дулебов, а соседние цари освободились от… волынян!

Впрочем, оставим наконец сторонние рассуждения. Смотрим, что еще у нас есть.

Собственно… ничего! Нет больше ничего вещественного по дулебам! Как только перестаешь заменять ими славян пражско-корчакской культуры — и исчезают дулебы! Становятся одним из обычных племен.

Так что оставим их в том историческом закутке, из которого их зачем-то (вот искренне не могу понять, зачем?) вытаскивают, чтобы спрятать в их тени ранних славян — «праго-корчакцев». И посмотрим, что делалось со славянами дальше на территории Руси.

ИТАК:

VI–VII века. В истории проявляется славянское племя дулебов, вокруг которого оказалось накручено немало мифологических сюжетов. Между тем никакой отдельной исторической величины оно не представляет, а является лишь одним племенем из многих. И если бы не анекдот из русской летописи, никто дулебов даже не подумал представлять некими лидерами некоего «славянского союза племен».

Которого тоже не было.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх