VII. Новгород после Мстислава Удалого до татар


Сначала, после Мстислава, новгородцы призывали его двоюродных племянников, сыновей Мстислава Романовича — Святослава, потом Всеволода. Когда Всеволод им не полюбился, они сказали ему: "иди куда хочешь"; и в 1222 году опять обратились к суздальскому князю Юрию и пригласили сына его, Всеволода, но не иначе как во всем на всей воле новгородской. Всеволод с ними не ужился и убежал прочь. Партия суздальская так усилилась, что под ее влиянием Новгород призвал снова того самого Ярослава, который отличился такими свирепствами над новгородцами, против которого ратовал Мстислав за новгородскую вольность: до такой степени материальные выгоды дружелюбного сношения с Суздальской Землей преодолевали всякие антипатии. Характер новгородцев отличался живостью и изменчивостью; притом же и по степени тогдашней развитости нельзя смотреть на партии как на что-нибудь твердое, прочное, основанное на зрелых убеждениях; минутные побуждения брали верх над всяким рассчитанным планом; те же лица, которые стояли во главе одной партии, легко могли быть поколеблены обстоятельствами и перейти к противной стороне, а потом снова пристать к прежней. Несомненно, однако, что время Мстислава не прошло даром, и суздальские князья навсегда получили убеждение, что новгородская вольность не может и не должна быть нарушена. В 1223 году Ярослав приехал в Новгород и в тот же год удалился в Переяславль. На следующий год новгородцы пригласили опять Всеволода Юрьевича; но, видно, порядок дел в Новгороде был не под-стать привычкам, укоренившимся у князей в Суздальской Земле. Всеволод убежал от новгородцев в следующем же году. Новгородцы требовали его назад, а отец его Юрий, занял Торжок. Готова была, по-видимому, возобновиться прежняя история; но на этот раз обошлось без кровопролития; Юрий требовал выдачи некоторых лиц, которых считал виновниками бегства сына[25]. Новгородцы не только отказали, но собрали всю волость свою и начали делать около города острог. А ко Всеволоду послали сказать: "Кланяемся тебе, княже, а братии своей не выдаем, а ты крови не проливай; паки ли твой меч и наши головы!" Начали новгородцы делать укрепления по пути, ставить сторожи, собирались умереть за св. Софию, и Юрий, видя, что с Новгородом воевать не легко, уступил.

Новгородцы в 1225 году пригласили к себе князем Михаила черниговского, шурина Юрьева, с согласия последнего. Михаил в том же году и расстался с Новгородом. — Не хочу у вас княжить, — сказал он, — иду к себе в Чернигов, а вы пускайте гостей своих ко мне: пусть земля моя будет так же, как и ваша (а яко земля ваша, тако земля моя)". Новгородцы послали опять за Ярославом. В 1228 году по поводу распри со Псковом возникли несогласия у Новгорода с этим князем; но Ярославне мог уже проявить своего неудовольствия ничем, кроме того, что ушел в свой Переяславль, оставив в Новгороде двоих сыновей. Молодые князья, по случаю (в 1229 году) междоусобия и убийств в городе, убежали, а новгородцы позвали снова Михаила черниговского. И тот, прибыв в Новгород, целовал крест по всей воле новгородской. В залог взаимной приязни князя с Новгородом, новгородцы обложили пеней приверженцев Ярослава в городе и на Городище. Они должны были платить на постройку большого моста: — зато их не грабили, как обыкновенно поступали со сторонниками изгнанного князя, принявши нового. В 1230 году Михаил уехал в Чернигов на время, оставив в Новгороде сына; но вслед затем произошли междоусобия; сына Михайлова изгнали, и призвали снова Ярослава. Тогда был самый бурный и самый несчастный год для Новгорода: его волости были поражены страшным голодом. Это-то, кажется, и было причиной, что опять обратились к Суздальской Земле. При-шедши в Новгород, князь целовал святую Богородицу на всех грамотах Ярославовых, то есть на всей воле новгородской. На этот раз князь Ярослав пробыл князем новгородским до 1235 г., когда ушел в Киев, а новгородцам оставил сына своего Александра, славного впоследствии Невского героя, который и оставался князем новгородским до самого 1252 года, когда сделался великим князем.


Примечания:



2

"Оставшии же людие нзыдоша из градов в дальныя страны, овии на Белыя воды, иже ныне зовется Белое езеро; овни же на езеро Темное и нарекошася Весь. Иные же по разным и нарекошася различными наименованиями".



25

Рече послом: выдайте ми Якима Иванковиця, Микифора Тудороэиця, Иванка Тн-мошкиннця, Сдилу Савиннця, Вячка Иваца, Радка. Не выдадите ли? а я поил есмь коне Тверью, а еще Волховом напсю. Новг., I, 41.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх