Загрузка...



Глава 19

Быть ли Андреевскому флагу на Средиземном море

После расформирования 5-й оперативной эскадры походы наших кораблей в Средиземное море стали редкостью. Через каждые 4—6 месяцев менялись в порту Тартус плавмастерские (ПМ-56 или ПМ-138).

Периодически ходят разведывательные суда ССВ-201, «Кильдин», «Челекен», «Лиман» и др. Так, в ходе нападения стран НАТО на Югославию в 1999 г. разведывательные суда Черноморского флота с 4 апреля по 27 июня находились в Адриатическом море в районе боевых действий.

В конце 1995 г. состоялся первый и последний (на 1 января 2008 г.) поход на Средиземное море единственного нашего авианосца «Адмирал Кузнецов».

30 декабря 1994 г. был подписан акт о завершении госиспытаний палубного истребителя Су-27К. Указом Президента РФ от 31 августа 1998 г. палубный истребитель приняли на вооружение ВМФ России под обозначением Су-33. Одновременно завершилась подготовка лидерной группы пилотов в составе 10 человек.

Зимой 1994/1995 г. на ТАВКР провели ремонт главных котлов с заменой трубок. 20 апреля 1995 г. командование крейсером принял контр-адмирал А.В. Челпанов. Корабль продолжал подготовку к боевой службе. «Адмирал Кузнецов» вновь занял 1-е место на Северном флоте за успешную стрельбу по морской цели главным ракетным комплексом. Но во время очередного выхода в море ТАВКР попал в шторм, засолив трубки главных котлов и потеряв ход. Крейсер нуждался в серьезном заводском ремонте, но его ожидал поход в Средиземное море, где натовские авианосцы бомбили города Югославии. В год 300-летия Российского флота «Адмиралу Кузнецову» надлежало во главе АМГ (авианосной мобильной группы) демонстрировать в этом неспокойном районе свой фла г.

23 декабря 1995 г. «Адмирал Кузнецов» (бортовой № 063) вышел на боевую службу в Средиземное море. В возглавляемую им АМГ под командованием контр-адмирала В.Г. Доброскоченко (старший на борту – первый заместитель главкома ВМФ РФ адмирал И.В. Касатонов) входили эсминец «Бесстрашный», многоцелевая атомная подводная лодка «Волк», танкер «Днестр» и буксир СБ-406 Северного флота, сторожевой корабль «Пылкий» и танкер «Олекма» Балтийского флота, а также буксир «Шахтер» и танкер «Иван Бубнов» из состава Черноморского флота. Авиагруппа ТАВКР включала 13 самолетов Су-33, два Су-25УТГ и 11 вертолетов Ка-27, Ка-27ПС и Ка-29 из состава 57-й специальной корабельной авиадивизии (командир – генерал-майор Т.А. Апакидзе).

Поход начался в сложных метеоусловиях. Уже на выходе из Кольского залива корабли попали в семибалльный шторм, а у мыса Нордкап вышли из строя два главных котла с потерей мощности главной энергетической установки. Первые восемь полетов состоялись только 29 декабря в районе западного побережья Великобритании, палубные Су-33 выполнили три учебных перехвата британских и голландских патрульных самолетов «Орион» и «Нимрод». Затем из-за сильного шторма полеты прекратили.

Спустя 10 суток, в ночь на 4 января 1996 г., АМГ прошла Гибралтар. Из-за проблем с котлами «Адмирал Кузнецов» следовал малым ходом. Тем не менее 4 и 5 января полеты авиации были возобновлены. При этом Су-33 неоднократно осуществляли перехваты самолетов базовой патрульной авиации стран НАТО «Атлантик» и «Нимрод».

7 января «Адмирал Кузнецов» стал на якорь у берегов Туниса, и до 17-го числа на нем устраняли неисправности. Там же впервые состоялись обмены визитами российских и американских моряков (авианосец «Америка»), при этом на палубу «Адмирала Кузнецова» совершили посадку два вертолета SH-60 «Си Хок». Наши летчики в ходе проведения совместных учений летали в качестве вторых пилотов на американских палубных самолетах и вертолетах (в том числе В.Г. Пугачев – на истребителе F-14 «Томкэт», Т.А. Апакидзе – на противолодочном S-3A «Викинг»). В свою очередь, российские вертолеты более 30 раз садились на взлетно-посадочные полосы кораблей 6-го флота ВМС США, а командующий 6-м флотом адмирал Пиллинг с группой офицеров подробно ознакомился на борту «Адмирала Кузнецова» с палубным истребителем Су-33.

С 19 по 23 января Су-33 выполнили 67 полетов. Вертолеты Ка-27 отрабатывали поиск подводных лодок. 24 января корабль принимал запасы, стоя на якоре, а 26 января взял курс к берегам Сирии. На переходе два Су-33 осуществили перехват пары истребителей F-16 ВВС Израиля.

С 28 января по 2 февраля состоялся деловой заход в сирийский порт Тартус, а 3 февраля «Адмирал Кузнецов» вновь вышел в море. К тому времени ситуация с котлами на авианосце еще больше осложнилась. В Средиземное море на разведывательном судне «Кавказ» срочно вышел начальник Главного штаба ВМФ вице-адмирал В.Е. Селиванов. 4 февраля у острова Крит он сменил адмирала И.В. Касатонова и поднял на ТАВКР свой фла г. Было проведено внеплановое учение по буксировке «Адмирала Кузнецова» спасательным буксиром «Шахтер».

8—9 февраля корабли АМГ попали в пыльную бурю, а после пополнения запасов на границе территориальных вод Ливии и Египта взяли курс на Мальту. Визит «Адмирала Кузнецова» в Ла-Валлетту продлился с 17 по 18 февраля, после чего из-за проблем с котлами и надвигавшегося шторма был прерван, и корабль снова вышел в открытое море.

2 марта впервые на Средиземном море прошло летно-тактическое учение в ближней и дальней зонах ПВО АМГ с отработкой истребителями задач по перехвату самолетов и атакующих крылатых ракет. Отсутствие на борту самолетов и вертолетов радиолокационного дозора компенсировалось организацией полуавтономного патрулирования Су-33 по данным выдвинутого на угрожаемое направление корабля радиолокационного дозора – эсминец «Бесстрашный».

6 марта корабли соединения прошли Гибралтар и вышли в Атлантику. В британской зоне ответственности ТАВКР был взят на сопровождение фрегатом «Шеффилд», вертолет которого с разрешения российского адмирала садился и взлетал с палубы «Адмирала Кузнецова».

На завершающем этапе похода, по прохождении Фарерско-Исландского рубежа, наши корабли приняли участие в командно-штабных учениях Северного флота. 20 марта палубные Су-33 успешно отражали ракетную атаку условного противника (четыре Ту-22М3), перехватив с участием корабля радиолокационного дозора (эсминец «Бесстрашный») бомбардировщики на 450-километровом удалении от центра охраняемого ордера. В ходе этих учений на одном из Су-33 (М.Ф. Савицкий) произошел частичный отказ одного двигателя. В условиях отсутствия запасных аэродромов пилот сумел с первого захода посадить аварийную машину на палубу «Адмирала Кузнецова» (позже за это он был удостоен звания Героя России). 22 марта 1996 г. ТАВКР ошвартовался у своего причала в Видяеве.

Всего за время похода кораблем было пройдено более 14 156 миль, выполнено 524 полета самолетами и 996 вертолетами, фактически перехвачено 12 воздушных целей, обнаружены две иностранные подводные лодки, отработаны учебно-боевые задачи по двум своим подводным лодкам, успешно проведены ракетно-артиллерийские стрельбы, в том числе главным ударным комплексом. Осуществлявшая задачу дальнего противолодочного обеспечения крейсера, атомная подводная лодка «Волк» (капитан 2 ранга С. Справцев) выполнила скрытное длительное слежение за несколькими натовскими субмаринами, включая одну американскую атомную подводную лодку типа «Лос-Анджелес».

При этом первый выход «Адмирала Кузнецова» на боевую службу в Средиземное море, по воспоминаниям участников, проходил в очень сложных условиях и стоил личному составу большого напряжения сил. Главным образом это касалось электромеханической боевой части. Из-за низкой квалификации личного состава, а также конструктивных недостатков ряда систем имели место отказы техники. Например, броски напряжения в электросети приводили к частым выходам из строя блоков управления системами посадки, систем опознавания, блоков РЛС.

Много нареканий вызывала работа системы управления посадкой «Луна», требовавшая постоянной настройки. Так, при ее отказе пилот Су-33 (бортовой № 86) был вынужден посадить свою машину на палубу «визуально». Были отказы и в гидросистеме складывания крыла Су-33 при подготовке к полету.

Но самое неприятное – к концу боевой службы из восьми главных котлов в строю осталось два. Домой корабль возвращался, следуя вокруг Британских островов малым ходом, а самолеты летали с ограничениями по взлетной массе, без подвесного ракетного вооружения.

Осенью 2000 г. ТАВКР «Адмирал Кузнецов» готовился выйти на боевую службу в Средиземное море, но после ее отмены в связи с гибелью атомохода «Курск» был поставлен в ремонт на СРЗ-35.

В 1996 г. в Средиземное море впервые под Андреевским флагом вошел черноморский морской тральщик «Железняков». Командовал походом тральщика аж контр-адмирал Е. Орлов.

В октябре 1997 г. сторожевой корабль «Пытливый» (проекта 1134) под флагом контр-адмирала А. Ковшаря ходил с визитом в греческие порты Пилос (Наварин) и Пирей. Поход был посвящен 170-летию Наваринского сражения.

В 1998 г. визиту наших кораблей на Средиземное море поспособствовал случай. Москва является городом-побратимом города Канны. В конце октября 1998 г. в Каннах проводился аукцион недвижимости двух городов-побратимов, и для торжеств туда была направлена делегация города Москвы, но двумя путями: часть – самолетом, часть – морем. На БПК «Керчь» пошли пять членов делегации во главе с замом Лужкова Олегом Толкачевым. Расходы на топливо оплатил московский «Русский банк развития», исполнительный директор которого Михеев Сергей Станиславович сам пошел на корабле.

На БПК, как положено, отправили для увеселения гостей артистов – ансамбль штаба Черноморского флота (человек 80).

Тем не менее тогдашний командующий Черноморским флотом адмирал Э.Д. Балтин приказал: «…выйти в море и стрелять всю дорогу, направо и налево, сразу от боновых ворот. Прикомандируйте туда подготовленных людей».

В результате на переходе морем было выполнено 11 артиллерийских стрельб и 8 ракетных пусков – проверены все каналы ракетных комплексов. Дали пострелять из АК-630 и московским гостям.

С 3 июля по 1 августа 1999 г. пять больших десантных кораблей выполняли задачу по доставке российского миротворческого контингента из района Туапсе в греческий порт Салоники. За два похода корабли доставили в Салоники 278 единиц различной техники и 1000 человек из числа воздушно-десантных войск.

В 2000 г. в Канны отправился крейсер «Москва» (бывший «Слава»). Но увы, Балтин был смещен, и в походном штабе оказались одни политработники. Никакой боевой подготовки не велось, одни «песни и пляски».

Еще раз «демонстрировал флаг» в Средиземном море крейсер «Москва» в 2002 г., а БПК «Азов» в 2001, 2002, 2004, 2005 годах ходил с подобным визитом в Грецию на годовщины Наваринского сражения. Демонстрировал все тот же «флаг».

И лишь в 2003 г. был предпринят единственный дальний поход в условиях, приближенных к боевым. Первая группа кораблей в составе танкера «Бубнов», буксира «Шахтер» и большого десантного корабля «Цезарь Куников» с усиленной ротой десанта на борту прошла Босфор 10 апреля. А на следующий день в пролив вошли крейсер «Москва», сторожевые корабли «Пытливый» и «Сметливый».

При этом турецкий катер пытался помешать проходу большого десантного корабля и потребовал по УКВ остановиться. Командир корабля капитан 2 ранга Сергей Синкин ответил: «Не мешайте моим действиям». На палубе развернулись автоматчики – морпехи, экипаж по тревоге занял боевые посты. Ну, басурманы и отстали.

Зато после выхода из Дарданелл за нашими кораблями увязался португальский эсминец «Васко де Гама». Он запросил у крейсера, идущего головным: «Что за груз у вас на борту?» Немая сцена на ходовом, командир отряда контр-адмирал Е. Орлов, заместитель командующего Черноморского флота, дремлет в кресле, командир вызывает переводчика. В конце концов эсминец НАТО получил ответ: «Какая погода в Португалии?» Больше вопросов не было.

Отряд Черноморских кораблей прошел Суэцкий канал и 29 апреля 2003 г. на рейде острова Сокотра соединился с отрядом кораблей Тихоокеанского флота в составе БПК «Маршал Шапошников» и «Адмирал Пантелеев». Кроме того, в учении приняли участие два ракетоносца Ту-95. Воздушная разведка велась двумя самолетами Ту-160. Наши самолеты действовали на расстоянии 8500 км от аэродрома базирования.

Сценарий учений был следующий. В результате эскалации военных действий США в Ираке вооруженные силы США начали боевые действия с применением обычного оружия. Конвой противника в составе десантного корабля управления и шести десантных кораблей из точки с координатами ш = 17°30’; д = 65°30’ осуществляют переход в район Баб-Эль-Мандебского пролива. Соединение кораблей-ракетоносцев в составе крейсера, двух эсминцев и трех фрегатов выдвинуто для прикрытия конвоя по направлению 330° на расстоянии 5 миль.

Боевую устойчивость корабельных групп обеспечивают две подводные лодки, действующие в районе 250 миль западнее порта Бомбей.

Наш отряд в составе крейсера «Москва», сторожевых кораблей «Сметливый» и «Пытливый», с приданными БПК «Маршал Шапошников» и «Адмирал Пантелеев» должен нанести последовательные удары по ракетоносцам противника с задачей ослабить его (вывести из строя главные цели) с последующим уничтожением транспортов противника из состава конвоя.

Вражеский конвой был обнаружен разведчиками Ту-160, они и навели на него ракетоносцы Ту-95 и корабельную группу. Двумя крылатыми ракетами с Ту-95 были «потоплены» один эсминец и один фрегат.

Крейсер «Москва» 15 мая провел пуск ракеты «Вулкан» по крейсеру типа «Тикондерога» на дистанции 25 км. «Крейсер» был имитирован надувной мишенью, поставленной «Сметливым». Ракета сделала «горку» до высоты 230 м, обнаружила цель, а затем опустилась на высоту 40 м. Было достигнуто прямое попадание в мишень.

Возможно, у кого-то из читателей возник вопрос: а почему была так мала дистанция стрельбы? Основных причин две. Во-первых, было решено проверить возможность стрельбы на малых дистанциях, ведь по техническим условиям производителя минимальная дальность стрельбы этим комплексом составляла 50 км. Вторая причина заключалась в том, что в районе учений постоянно сновали американские военные корабли и очистить от них большой район стрельбы было трудно. И наше начальство решило подстраховаться – вдруг влепят «Вулканом» по реальной цели.

Кроме того, были проведены пуски зенитных ракет 5В-55РМ комплекса «Форт» по воздушным и надводным целям. Черноморские корабли стреляли с зенитного комплекса «Оса-МА», а БПК «Пантелеев» – с комплекса «Кинжал».

23 мая был проведен «встречный бой» на совместных учениях с Западным флотом ВМС Индии.

В общем, учения 2003 г. в Индийском океане были проведены как в былые годы, я бы сказал, «на советском уровне».

В том же, 2003 году БДК Черноморского флота «Ямал» ходил в Грецию на остров Специя. Цель мероприятия – участие в открытии на острове памятника графу Алексею Орлову работы скульптора Владимира Усова. Почему не на Паросе в Аузе (Науссе)? На Специи якобы был «штаб» Орлова. Думаю, что дело тут в близости острова к Афинам или в каких-то подковерных играх.

В феврале 2006 г. крейсер «Москва», БДК «Азов» и спасательный буксир СБ-36 совершили визит в итальянский порт Мессина.

В мае того же года сторожевой корабль Черноморского флота «Пытливый» проекта 1135М прибыл в Таранто для проведения совместных российско-итальянских учений «Иониекс-2006». Командир похода – капитан 1 ранга Олег Криворо г. С итальянской стороны в учениях приняли участие эсминец «Франческо Мимбелли» и подводная лодка «Жанфранко Газзано». На учениях отрабатывалось маневрирование кораблей, работа средств связи, систем ПВО и ПЛО и передача грузов на ходу. Проводились артиллерийские стрельбы. Учение обеспечивали два итальянских вспомогательных судна и авиация ВМС. В Севастополь «Пытливый» вернулся 11 июня 2006 г.

После терактов 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке США вместе с другими «антитеррористическими мероприятиями» предложили своим натовским союзникам ежегодно проводить в Средиземном море операцию «Активное усилие». Название, как видим, довольно глупое, а вот по сути операции – это пиратская акция. Корабли НАТО численностью от 5 до 10 единиц ведут в Средиземном море отлавливание «подозрительных плавсредств». Капитаны кораблей запрашивают «подозреваемых» на предмет национальной принадлежности, порта приписки, характера перевозимого груза и т.п. Далее делается проверка и, если данные не совпадают, производится задержание судна и его досмотр, для чего на борту кораблей находятся специальные группы морских пехотинцев.

Даже натовские дипломаты признают незаконность подобных акций, идущих вразрез со всеми нормами международного права. Ведь при желании «подозреваемым» может оказаться любое судно.

В годы «холодной войны» США и их союзники, а также СССР постоянно перевозили вооружение и иное оборудовании под «удобным» (типа Панамы, Либерии) или «липовым» флагом. Понятно, что янки не дадут досматривать свои подобные суда. А как насчет русских?

Страны НАТО после 1991 г. и без «Активных усилий» начали творить форменный беспредел на море. Так, в середине 1990-х годов Турция заявила, что она не пропустит через проливы любые суда, везущие российские зенитные ракеты С-300 в суверенную Республику Кипр. По сему поводу турки захватили и обыскали какое-то украинское судно, но ничего не нашли.

Так что же, Российская Федерация стала протестовать против «Активных усилий»? Увы, Россия присоединилась и к этому беззаконию. В 2004 г. впервые для участия в «Активных усилиях» в Средиземное море прибыл сторожевой корабль Черноморского флота «Пылкий» (проекта 1135). Теперь ежегодно с этой целью в Средиземное море отправляются один или два корабля Черноморского флота.

3 августа 2007 г. туда отправился сторожевой корабль «Ладный» проекта 1135. С 6 по 11 августа СКР находился с деловым визитом в турецком порту Акзас-Караагач. На стоянке вместе с турецким фрегатом «Газиантеп» проводились тренировки досмотровых групп и другие учения. В период с 12 по 17 августа «Ладный» проводил учения в море индивидуально, а утром 17 августа корабль прибыл в гавань Мар-Гранде порта Таранто, где вместе с кораблями ВМС Италии проводил учения по обороне корабля на внешнем рейде по схеме отражения «Асимметричных угроз»; учения по контролю за надводной обстановкой; по артиллерийской стрельбе; по передаче грузов на ходу; по передаче грузов при помощи вертолета и другие. В ходе учений успешно выполнена артиллерийская стрельба по дрейфующей малоразмерной цели размером 3 ? 5 метров на дистанции 8 км.

С 30 по 31 августа «Ладный» посетил с деловым визитом порт Тартус (Сирия), а с 24 по 26 сентября – порт Суда (о. Крит).

Американцам подобное сотрудничество пришлось по вкусу, и они сделали Путину подарок – предложили проводить «Активные усилия» еще и в Черном море.

Понятно, что Кремлю иметь постоянно действующую эскадру НАТО у берегов Крыма и Кавказа явно не улыбается, и там начали невнятно лопотать: мол, не надо – сами, мол, справимся с «террористами». А пардон, какая разница, господа, где нарушать международное право – в Средиземном море или в Черном?

По всему Крыму регулярно проходят манифестации русскоязычного населения, выступающего против проведения учений НАТО на полуострове. Крымчане справедливо полагают, что учения НАТО имеют антироссийскую направленность. В ответ «оранжевая» пресса не менее справедливо задает вопрос: если учения НАТО в Крыму имеют антироссийскую направленность, то, следовательно, участие кораблей Черноморского флота в «Активных усилиях» имеет ту же антироссийскую направленность?

Каковы же перспективы дальнейшего пребывания наших кораблей на Средиземном море? 3 августа 2007 г. Главнокомандующий Военно-морским флотом России адмирал флота Владимир Масорин заявил в Севастополе о необходимости пребывания Российского флота на постоянной основе в Средиземном море. Он назвал Черноморский флот форпостом России на юго-западном стратегическом направлении. Главком заявил, что «вся операционная зона флота обоснованно может быть названа зоной стратегических интересов Российской Федерации».

Масорин отметил, что «операционная зона флота, распространяющаяся на Черноморскую и Средиземноморскую морские зоны вплоть до Атлантического океана, находится на стыке Европы, Азии и Африки… Полагаю, что с задействованием сил Северного и Балтийского флотов здесь должно быть восстановлено постоянное присутствие ВМФ России».

По словам адмирала, «Черноморский флот – это реальная сила, способная внести заданный вклад в отражение и, главное, предотвращение агрессии против России». Он подчеркнул, что эта сила «вынесена на передовые рубежи, на удаление от защищаемых территорий и может быть эффективно применена в любой период для обеспечения государственных интересов, не дожидаясь прихода агрессора на нашу территорию».

Масорин также поставил перед командованием Черноморского флота задачу обеспечить безопасность проведения зимней Олимпиады 2014 года в Сочи. «Флот должен гарантированно обеспечить безопасность этого мероприятия с моря», – сказал главком. По его словам, «для этого у Черноморского флота уже сейчас и на перспективу есть все возможности».

Главком ВМФ также не исключил временного перебазирования единственного на Российском флоте авианосца «Адмирал Кузнецов» на Черноморский флот. Кроме того, рассматривается вопрос о развертывании строительства нового российского авианосца.

Он подчеркнул, что нигде в России не существует таких благоприятных условий для подготовки летчиков палубной авиации, как на Черном море. Главком напомнил, что в советское время в городе Саки был создан учебно-тренировочный комплекс «НИТКА». «Сегодня этот тренажер во многом устарел и принято решение о строительстве нового комплекса подготовки палубных летчиков на территории России», – сказал Масорин.

По его словам, в ближайшее время начнется строительство комплекса в Ейске на Азовском море.

Адмирал также заявил журналистам, что строительство базы Черноморского флота в Новороссийске не означает ухода из Севастополя. Он напомнил, что до 2017 г., согласно соглашению с Украиной по базированию Черноморского флота, «ни один российский корабль не уйдет из главной базы – Севастополя».

В связи с этим он напомнил о необходимости неукоснительного соблюдения договора между Россией и Украиной по базированию Черноморского флота. «Взаимоотношения Черноморского флота России и Украины должны быть построены на принципе неукоснительного соблюдения базовых соглашений (от 1997 года). Без пересмотра», – сказал адмирал.

По словам Масорина, по мере строительства военно-морской базы в Новороссийске планируется начать пополнение Черноморского флота новыми боевыми кораблями. «Пусть украинская сторона не беспокоится – все корабли для Черноморского флота будут поступать на базу в Новороссийске», – сказал главком. Он подчеркнул, что, как только в Новороссийске будут построены необходимые для безопасного базирования гидротехнические сооружения, в состав флота поступят четвертый корвет проекта 20 380, который уже заложен на «Северной верфи» в Санкт-Петербурге, и дизельная подводная лодка.

«Это будет либо новая серийная подводная лодка проекта 677, либо прошедшая ремонт и модернизацию подводная лодка проекта 877 Северного флота», – сказал Масорин.

Он напомнил, что в настоящее время в боевом составе Черноморского флота находятся две дизельные подводные лодки, одна из которых находится в ремонте.

Напомню, что в сирийском порту Тартус, где еще с советских времен располагается пункт материально-технического обеспечения (МТО) Российского военно-морского флота, начались работы по углублению дна. После завершения дноуглубительных работ Тартус сможет принимать любые боевые корабли Черноморского флота. В результате пункт МТО может получить статус пункта базирования флота, а затем и военно-морской базы Черноморского флота.

В командовании Черноморского флота и в Главном штабе ВМФ опровергли информацию о подготовке перебазирования Черноморского флота из Севастополя в Тартус и назвали эту информацию «полной чушью». Там заявили, что на базе МТО идут обычные плановые ремонтные работы.

Увы, заявления Масорина следует рассматривать как элементы избирательной кампании правящей партии «Единая Россия» и президента Путина. К сожалению, и единственный наш авианосец «Адмирал Кузнецов» в настоящее время не боеспособен, а на его капитальный ремонт, как заявил один из адмиралов, требуется больше денег, чем весь годовой бюджет Российского флота.

«Рассматривается вопрос о развертывании строительства нового российского авианосца» у нас уже с 1922 г., а воз и ныне там. Если заложат новый авианосец в конце 2007 г., то дай Бог он вступит в строй к 2017 году.

Тут я ориентируюсь на строительство боевых кораблей во времена «застоя», а с темпами «новой» России авианосец вряд ли будет построен и за четверть века.

Самым коротким путем пройти в Средиземное море можно только из Черного, а не с Белого моря или Кольского полуострова. Тем более что область наиболее важных интересов России находится не у Гибралтара, а в Восточном Средиземноморье. Но тут возникает вопрос о базировании кораблей Черноморского флота и предполагаемой Средиземноморской эскадры. Разговоры о строительстве ВМБ в Новороссийске или рядом с ним идут с 1991 г. Но увы, за 15 лет дело дальше пустой болтовни не пошло. Построить там ВМБ, равнозначную Севастополю, за 10 лет физически невозможно, даже если бы там были соответствующие бухты. Увы, из-за географических и климатических условий русский флот за 230 лет своего существования ни разу не базировался в Новороссийске, да и не мог этого сделать. Теоретически возможно построить там главную базу, но стоить она будет не десять, а сто, а то и триста миллиардов у.е.

Надо ли говорить, что при нынешней политической ситуации в РФ строительство базы в Новороссийске будет лишь огромной кормушкой для чиновников и бизнесменов.

Спору нет, в районе Новороссийска нужна база, но вспомогательная по сравнению с Севастополем. Выводить же флот из города русской славы что до 2017 г., что после просто преступно.

Лично я внимательно читал соглашение о Черноморском флоте между Россией и Украиной и не видел там пункта о невозможности ввода новых русских кораблей в Севастополь. Кстати, Украина вводит новые суда в Севастопольские бухты (тот же сторожевой корабль «Луцк»).

Да, собственно, какое дело Киеву, если вместо старого эсминца или подводной лодки придет новый корабль? Украинская сторона уже нарушила столько соглашений с Россией, что любое нарушение договора нами будет лишь адекватной мерой.

России требуется немедленное формирование постоянно действующей на Средиземном море эскадры численностью не менее пяти боевых кораблей. Основные причины для этого следующие.

Во-первых, хронически нестабильное состояние в Восточном Средиземноморье – Ливан, Сирия, Израиль. В любой момент могут начаться вооруженные конфликты между Грецией и Турцией. В такой ситуации присутствие нашей эскадры окажет серьезное сдерживающее действие на все стороны конфликта.

Во-вторых, безопасность нашего судоходства и судоходства наших торговых партнеров. Так, Турция под предлогом экологической безопасности и увеличения числа судов, проходящих через проливы, создает серьезные ограничения для прохода российских танкеров. Конечно, это надуманные предлоги. На самом деле Соединенные Штаты и Турция строят трубопровод Баку – Тбилиси – Эрзерум (БТЭ), и, естественно, их не устраивает конкуренция наших танкеров. Российское правительство вместо того, чтобы поставить на место зарвавшихся турок, решило построить трубопровод для транспортировки углеводородов по дну Черного моря и через территорию Болгарии в Грецию, а из греческих портов нефть и газ должны доставляться танкерами в Европу.

Думаю, не надо говорить о том, насколько возросла роль экспорта России на судах и трубопроводах за последние 20 лет. Вспомним, как испанские и итальянские фашисты в 1936—1938 г г. в мирное вроде бы время топили и захватывали наши торговые суда от Гибралтара до Дарданелл. А в 1939—1940 г г. английские и французские корабли захватили и ограбили несколько советских торговых судов, и тоже без объявления войны. В середине 1950-х годов чанкайшистский флот захватил в открытом море советский танкер «Туапсе» и ряд других судов.

Ну а в настоящее время США и их союзники окончательно попрали все нормы морского права, вспомним те же «Активные усилия».

Помимо «борьбы с терроризмом», сейчас появились и другие поводы для обысков и захватов торговых судов в открытом море. Чего только стоит «экологическая безопасность». А сколько раз США без объявления войны вводили морскую блокаду (карантин) независимым государствам (той же Кубе в 1962 г.)? Причем полбеды, если бы какие-то конкретные ограничения в движении судов приняли бы все ведущие державы мира. Вместо этого любое государство начинает творить в море полнейший беспредел.

Та же маленькая Норвегия в 2005 г. пыталась захватить российский траулер «Электрон» в «серой зоне», то есть спорных с Россией водах. И если бы не появился большой противолодочный корабль «Адмирал Левченко», то «Электрон» был бы захвачен. Россия предложила Норвегии уладить дипломатическим путем спор о «серой зоне», но Осло этого делать не желает. Мало того, Норвегия пошла на серию нарушений Парижского договора 1920 года о Шпицбергене и т.д.

Надо ли говорить, что во время правового беспредела лишь наши боевые корабли смогут отстоять экономические и политические интересы России.

А теперь перейдем к чисто военному фактору. Средиземное море стало главным плацдармом для нападения на Россию. Там базируется несколько американских, британских и французских атомных подводных лодок с баллистическими ракетами. Мало того, с середины 1980-х годов десятки американских надводных кораблей и подводных лодок получили на вооружение крылатые ракеты «Томагавк», способные поразить из Средиземного моря большую часть европейской территории РФ. Ну и по-прежнему в состоянии полной боевой готовности находится авианосная авиация 6-го флота США.

Российские баллистические ракеты могут через 40 минут после начала войны поразить любой объект на территории США и Западной Европы. Но против движущихся надводных кораблей и подводных лодок противника они бессильны. Сорвать или по крайней мере существенно ослабить удар по России способны только наши надводные корабли и подводные лодки в Средиземном море. Именно эта функция была главной для советской 5-й средиземноморской эскадры.

Возникает вопрос: так что же, начинать новую гонку вооружений с США и их союзниками, чтобы развалить нашу экономику? Ну во-первых, у российского правительства сейчас избыток средств за счет доходов от экспорта углеводородов. А во-вторых, нет необходимости держать в Средиземном море армаду из 50—100 вымпелов. Достаточно и пяти боевых надводных кораблей и столько же подводных лодок. Главное, чтобы это были современные корабли с отлично обученными экипажами.

Американское же военное присутствие в Средиземном море может быть легко уменьшено в случае продажи Россией современного военно-морского оружия и кораблей странам, находящимся в сложных отношениях с янки. Речь идет о Китае, Индии, Иране, Венесуэле и других странах. Российское военно-морское оружие плюс береговые ракетные комплексы и системы ПВО типа С-300 могут существенно изменить баланс сил в этих районах, что вызовет существенное увеличение там военно-морских сил США и соответственно уменьшение боевой мощи 6-го флота.

Неужели наши правители не понимают, что неохраняемое торговое судно или нефтепровод может стать в XXI веке добычей каждого желающего? Наличие же охраняющего судна, пусть даже старого и слабо вооруженного, кардинально меняет дело. Захват по-прежнему возможен, но уже чреват конфликтом. А если конвой судов или нефтепровод охраняет пусть даже малый ракетный корабль проекта 1234, но с четырьмя ракетами «Москит» со специальными боевыми частями и с лихим капитаном, то связываться с ними рискованно даже всему 6-му флоту. Естественно, что МРК будет уничтожен, но четыре «Москита» покончат с авианосцем и несколькими крейсерами и эсминцами. А янки очень боятся понести «неприемлемый ущерб».

Корабли будущей Средиземноморской эскадры, подобно кораблям 5-й эскадры, должны быть оснащены тактическими спецзарядами, но в гораздо большем числе.

Россия была и есть Черноморское и Средиземноморское государство, а без сильного флота на этих морях она неизбежно превратится в Московское княжество XV века. И это не преувеличение. Мы уже и так потеряли ряд земель, входивших в Великое княжество Московское в правление Ивана III.









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх