Загрузка...



Глава 18

Пятая оперативная эскадра

5 июня 1967 г. Израиль внезапно напал на Египет. Началась знаменитая «шестидневная война», в ходе которой израильская армия наголову разгромила армии Египта, Сирии и Иордании. Евреи оккупировали Синайский полуостров, сектор Газа, Голанские высоты и Западный берег реки Иордан общей площадью 68,5 тыс. кв. км.

К началу войны на Средиземном море находилось 7 боевых кораблей, включая крейсер «Слава»[156], эсминец «Настойчивый» и пять вспомогательных судов[157]. Позже адмирал флота И.М. Капитанец, находившийся на «Настойчивом», рассказывал:

«2 июня мы стали на якорь у острова Мальта в районе Ла-Валлетты. Только собрались немного отоспаться, половить рыбу, вдруг из Главного штаба шифровка: «Возможна угроза воздушного нападения! Корабль привести в полную боевую готовность, организовать оборону рейдовой стоянки… Пакет №… вскрыть!»»[158]

Еще перед началом боевых действий на Средиземном море с Черноморского флота были направлены крейсера «Дзержинский» и «Кутузов». Среди моряков ходили слухи, что в период кризиса на борт крейсера «Слава» были приняты снаряды с ядерной боевой частью. Подтвердить или опровергнуть эту информацию я не могу, хотя склоняюсь к тому, что все-таки снаряды были. Во всяком случае, доподлинно известно, что из Севастополя был направлен специальный транспорт со снарядами для крейсера «Слава». «Перегрузка снарядов в рейдовых условиях в районе острова Крит потребовала больших усилий для личного состава корабля и транспорта»[159]. Видимо, на этом транспорте и были доставлены специальные снаряды. Иначе зачем гонять транспорт? На крейсере что, отсутствовал боекомплект? Ведь «Слава» в Средиземном море учебных стрельб не вел!

Советские артиллерийские крейсера неотступно следовали за авианосцами 6-го флота «Америка» и «Саратога». Как рассказывали моряки, в случае подготовки к взлету большой группы штурмовиков крейсера должны были в упор расстрелять авианосцы. Кроме того, наши корабли обеспечивали морские перевозки из Черного моря от острова Крит до портов Египта. Защита осуществлялась патрулированием боевых кораблей на двух рубежах, а транспорты с особо ценным грузом и боевой техникой конвоировались одним-двумя боевыми кораблями.

14 июня 1967 г. в Египет для «моральной поддержки» перелетела эскадрилья бомбардировщиков Ту-16.

В середине июня в Москве приняли решение сформировать на Средиземном море 5-ю оперативную эскадру. 14 июля 1967 г. главнокомандующий ВМФ подписал приказ № 0195, в котором говорилось: «С сего числа считать сформированной для несения боевой службы на Средиземноморском театре 5-ю Средиземноморскую эскадру кораблей ВМФ СССР. Место дислокации – Средиземное море».

Тут следует заметить, что к середине 1960-х годов в ВМФ сложилась новая форма поддержания сил в высшей степени боевой готовности в мирное время – боевая служба. Ее содержание заключалось в том, чтобы мероприятиями и действиями флота, проводимыми по единому замыслу и плану, предотвратить внезапное нападение или ослабить до минимума возможные ракетно-ядерные удары ВМС США и НАТО. Эта цель могла быть достигнута при своевременном обнаружении атомных подводных лодок с баллистическими ракетами и авианосно-ударных соединений противника и уничтожении первых до старта ракет, а вторых – до массового подъема палубной авиации в воздух. Заблаговременное развертывание части боевых сил ВМФ в определенных акваториях морей и океанов для немедленного их применения в случаях неконтролируемого развития военно-политических кризисов стало объективной необходимостью.

Вообще говоря, штаб эскадры (в/ч 51 215) существовал уже с 3 июля 1967 г., о чем свидетельствует приказ командира эскадры № 01 от этого числа «О вступлении в должности офицеров управления 5-й эскадры кораблей ВМФ». В соответствии с этим приказом в состав управления вошли 20 человек, среди них: командир эскадры – контр-адмирал Петров Борис Федорович; заместитель командира эскадры – контр-адмирал Рензаев Николай Федорович; начальник штаба – капитан 1 ранга Платонов Виталий Васильевич.

В 10 ч. 00 мин. 9 июля 1967 г. штаб эскадры на борту эсминца «Благородный» под флагом первого заместителя главкома ВМФ адмирала флота В.А. Касатонова вышел из Севастополя в Средиземное море, а 12 июля в порту Александрия перешел на борт большого противолодочного корабля (БПК) «Комсомолец Украины». В 10 ч. 00 мин. 13 июля 1967 г. было установлено оперативное дежурство по 5-й эскадре. На следующий день, 14 июля, командир эскадры вступил в управление кораблями эскадры, которые находились в Средиземном море: крейсер «Дзержинский», плавбаза «М. Гаджиев», атомная подводная лодка К-21, 9 дизельных подводных лодок, большие противолодочные корабли «Комсомолец Украины» и «Отважный», эсминцы «Гневный», «Прозорливый», «Серьезный», «Благородный», «Пламенный», сторожевой корабль «Ворон», морской тральщик «Казарский», 4 десантных корабля, 3 спасательных судна и 3 танкера.

Несмотря на объективные трудности первых дней, штаб эскадры достаточно быстро вошел в курс событий и надежно, со знанием дела руководил деятельностью кораблей, практически непрерывно находящихся на ходу. В Средиземном море находилось достаточно большое количество боевых кораблей и вспомогательных судов (например, с 14 июля 1967 г. по 01 января 1968 г. боевую службу прошли 115 кораблей и судов – из них 36 подводных лодок, 54 боевых надводных корабля и 25 судов обеспечения).

Морская авиация в Средиземном море была представлена одной авиаэскадрильей из самолетов Ту-16Р, Ил-38, Бе-12, Ан-12, базировавшихся до июля 1972 г. на аэродроме Каир-Вест и Матрух (АРЕ). Кроме того, начиная с 1968 г. в составе эскадры практически постоянно находилось до двух эскадрилий вертолетов Ка-25 на крейсерах «Москва» и «Ленинград». Всего до 1991 г. эти корабли совершили 35 походов на боевую службу. Начиная с 1978 г. тяжелый авианосный крейсер «Киев» с самолетами Як-38 и вертолетами Ка-27 девять раз выходил на боевую службу и в 1985 г. был награжден за успехи в ее несении орденом Красного Знамени. Это был первый случай награды надводного корабля боевым орденом в мирное время.

Как писалГ.Г. Костев: «Задача эскадры заключалась в наблюдении за американским флотом в районе его маневрирования. За каждым американским авианосцем непосредственное слежение выполнял один надводный корабль. Дизельные подводные лодки по своим возможностям следить за авианосцами не могли, лишь фиксировали факт прохода авианосцев через определенный район, на котором подводные лодки были развернуты в завесе (по три-четыре единицы). Главная же задача дизельных подводных лодок из состава 5-й ОПЭСК заключалась в выявлении районов нахождения американских ракетных подводных лодок в зоне Средиземного моря с целью определить их реальную угрозу для территории СССР с южного направления для последующего определения путей по ее ослаблению в районе, где традиционно господствовал флот НАТО»[160].

После «шестидневной войны» 1967 г. между Израилем и арабами не был заключен мир, а установилось шаткое перемирие, периодически нарушаемое обеими сторонами.

21 октября израильский эсминец «Эйлат» под командованием капитана 3 ранга Итцхака выполнял боевое патрулирование у берегов Синайского полуострова.

«Эйлат» вел разведку радиоэлектронных средств Египта. Для этого он, двигаясь зигзагами, то заходил, то выходил из его территориальных вод. В конце концов он довольно глубоко зашел в глубь территориальных вод, и тогда с главного командного пункта египетских ВМС в Порт-Саиде поступил приказ атаковать нарушителя государственной границы.

В 17 ч. 00 мин. по местному времени на двух египетских ракетных катерах проекта 183Р, стоявших у пирса Порт-Саида, была сыграна боевая тревога. Началась предварительная подготовка к старту ракет П-15 с радиолокационной головкой наведения. На обоих катерах были включены РЛС «Рангоут». Через 5 минут оператор РЛС одного из катеров обнаружил эсминец «Эйлат» на дистанции около 130 кабельтовых (23,8 км). В 17 ч. 10 мин. на катерах была подана команда «Ракетная атака». РЛС «Рангоут» обоих катеров взяли морскую цель на сопровождение. Включена бортовая аппаратура ракет. Оба катера отошли от пирса и легли на боевой курс.

17 ч. 19 мин. – старт первой ракеты. И через 5 секунд уходит вторая П-15. Секунд через 20 сигнальщик эсминца доложил командиру о ярких вспышках и дымовых шлейфах. Итцхак приказал сыграть боевую тревогу, дать кораблю полный ход и идти зигзагами. Все шесть 40-мм зенитных автоматов открыли ураганный огонь по двум приближающимся шлейфам дыма (поскольку самих ракет с эсминца не видели). Но все было напрасно. Через 60 секунд после старта первая ракета поразила машинное отделение корабля.

Спустя несколько секунд вторая ракета взорвалась в котельном отделении. Эсминец сразу же лишился хода и обесточился. Аварийные партии вступили в борьбу с огнем. С помощью запасной радиостанции командир эсминца связался с израильским командованием и доложил о случившемся. Несмотря на все усилия экипажа в борьбе за живучесть, эсминец начал тонуть.

В 17 ч. 23 мин. был произведен старт двух ракет со второго катера. На этом катере запоздали с пуском ракет из-за того, что командир зазевался и слишком поздно покинул ходовой мостик. При стрельбе он должен был укрываться в ходовой рубке. Третья ракета поразила тонущий эсминец, а четвертая – обломки корабля в воде и, естественно, плававших членов экипажа эсминца.

Обломки «Эйлата» до сих пор лежат на дне залива Эт-Тина. Из 199 человек экипажа эсминца погибли 47, а остальным удалось спастись, но 81 человек получили ранения различной степени тяжести.

После пусков оба катера произвели штатное послезалповое маневрирование – легли на курс отхода от пораженной цели. Первый катер пошел вправо от боевого курса, второй – влево. Они развили максимальную скорость и двинулись в Порт-Саид. Первый катер благополучно подошел к пирсу. А второй из-за бестолковости командира не вписался в требуемый поворот, определенный створными знаками, выскочил на прибрежные камни и пропорол себе днище. Катер был снят с камней через трое суток и поставлен на ремонт в док. Но как говорится, победителей не судят.

Президент Объединенной Арабской Республики Египет Гамаль Насер наградил участников первого в истории войн на море успешного применения ракетного оружия капитана 2 ранга Али-Дами, старших лейтенантов Ахмеда Хакера и Абдель Вахеда и лейтенанта Хасана Хозми Амина орденами Египта.

А теперь я бы хотел вспомнить поэму «Граф Нулин» незабвенного Александра Сергеевича. 

Но кто же более всего
С Натальей Павловной смеялся?
Не угадать вам. Почему ж?
Муж? – как не так! совсем не муж.
Смеялся Лидин, их сосед,
Помещик двадцати трех лет. 

А кто ж расстроен больше всех? Не угадать вам. Капитан, въехавший на камни? Так он стал героем. Расстроен больше всех был военный советник капитан 2 ранга В.А. Гончаров, которому за первое в мире применение противокорабельных ракет даже спасибо не сказали.

В 1968 г. для поднятия духа египтян в Александрию вошла советская атомная подводная лодка К-181 проекта 627А. Насколько мне известно, это был первый заход советской атомной подводной лодки в иностранный порт.

Заходы советских военных кораблей в порты арабских государств в 1968 г. стали рутинным делом. Так, в апреле ракетный крейсер «Грозный» посетил сирийский порт Латакия, а в октябре «Грозный» вместе с ракетным кораблем «Гневный» под флагом вице-адмирала Б.Ф. Петрова зашел на 5 дней в Касабланку Марокко.

В апреле – мае 1970 г. наш ВМФ провел широкомасштабные учения «Океан». Они наглядно продемонстрировали возросшую мощь советского флота и его способность эффективно действовать против американских АУГ[161]. Наиболее интенсивные «боевые действия» развернулись в Атлантическом океане, Норвежском и Баренцевом морях, где были развернуты 40 подводных лодок (из них 10 атомных), 21 надводный корабль и 8 вспомогательных судов. Авиация флота участвовала в учениях в составе 10 авиаполков. От взаимодействующих объединений участвовали три подводные лодки Балтийского флота, четыре авиаполка дальней авиации, пять авиаполков и эскадрилья 10-й Отдельной армии ПВО Ленинградского военного округа.

22 апреля к 6 часам утра были сформированы смешанные ударные группы подводных лодок и надводных кораблей, которые сопровождали авианосное ударное соединение (АУС) в готовности к немедленному применению оружия. С получением приказания они первыми «нанесли» во взаимодействии с морской ракетоносной авиацией (МРА) мощный совместный удар по всем группировкам противника до подхода их к рубежу подъема палубных штурмовиков и использования своего оружия.

По силам «южных» фактически с 7 ч. 00 мин. до 8 ч. 53 мин. 23 апреля условные удары нанесли три корабельных-ударных группы (КУГ) в составе трех атомных и пяти дизельных подводных лодок, семи надводных кораблей и пяти морских ракетоносных авиаполков Северного, Балтийского и Черноморского флотов, что обеспечило массирование первого удара обычными средствами в назначенное время. В результате удара противник был «ослаблен», «потерял» до 30% корабельного состава и 25% авианосной авиации.

С нарастанием угрозы ядерного нападения противника силы флота произвели перегруппировку и с получением приказания в 11 ч. 00 мин. 24 апреля «применили» тактическое ядерное оружие по АУГ. С 18 ч. 00 мин. по 21 ч. 30 мин. «нанесли» мощный ядерный удар по всем группировкам противника, «упредив» его действия во всеобщей ядерной войне. В «первом ядерном ударе» «разгром» АУГ был завершен. «Удар» обозначили 8 ракетных и торпедных подводных лодок и 7 полков МРА.

В ходе учений «Океан» на Средиземном море действовали 18 боевых кораблей, 5 «специальных» кораблей и 12 вспомогательных судов. Кроме того, на время учений из Средиземного моря в Атлантику вышла группа из пяти кораблей Черноморского флота, включая крейсера-вертолетоносцы «Москва» и «Ленинград».

В 1968 г. американское правительство разрешило кораблям 6-го флота, находившимся в Средиземном море, уничтожать советские подводные лодки, обнаруженные и не всплывшие в радиусе 100 миль от американских кораблей. Надо ли говорить, что такое решение противоречило Женевской конвенции 1958 г. о свободе мореплавания и другим международным соглашениям.

24 ноября 1968 г. газета «Правда» опубликовала заявление советского правительства: «Советский Союз как черноморская, следовательно, средиземноморская держава осуществляет свое бесспорное право на присутствие в этом регионе. Советские военные корабли находятся в Средиземном море не для того, чтобы создавать угрозу какому-либо народу или государству. Их задача – содействовать делу стабильности и мира в регионе Средиземного моря». В статье содержалась скрытая угроза ответного применения оружия. Американцы вынуждены были пойти на попятную и отказались от проведения подобных пиратских акций.

6 октября 1973 г. началась новая арабо-израильская война. На сей раз зачинщиками оказались арабы. Египетским войскам поначалу удалось форсировать Суэцкий канал и продвинуться на 15—25 км в глубь Синайского полуострова. Однако 15 октября израильские войска перешли в контрнаступление. На следующий день израильтяне прорвались к Большому Горькому озеру, а затем переправились через него на западный берег Суэцкого канала. В ночь на 19 октября израильские войска форсировали канал севернее Большого Горького озера. Израильтянам удалось рассечь 2-ю и 3-ю египетские армии, занявшие оборону на восточном берегу канала.

Часть прорвавшихся израильских войск двинулась на запад к Каиру, а часть – на юг к Суэцу.

К концу сентября 1973 г. 5-я эскадра (командир – вице-адмирал Евгений Волобуев) состояла из более 50 судов, включая не менее 11 подводных лодок: с Северного флота дизельные лодки, в том числе проекта 641, и атомные (по крайней мере две с ядерными крылатыми ракетами) и с Черноморского флота дизельные лодки проекта 613 (С-96 под командованием А. Балашова); флагманское судно плавбаза подводных лодок проекта 1886 «Волга»; два крейсера – ракетный проекта 58 «Грозный» и артиллерийский проекта 68бис «Дзержинский»; четыре больших противолодочных корабля (БПК) проекта 61 «Проворный», «Красный Кавказ», «Сметливый», «Скорый»; БПК проекта 1134Б «Николаев»; несколько эсминцев, в том числе «Напористый» (проекта 56), «Оживленный» (проекта 30бис); несколько сторожевых кораблей (четыре СКР с Черноморского флота); два тральщика «Рулевой» (проекта 266М) и «МТ-219» (проекта 266); десантные корабли проектов 1171 и 773 и несколько вспомогательных судов.

В целом советские силы были тогда способны к запуску двадцати крылатых ракет в первом залпе. Штаб эскадры находился на борту флагманского судна «Волга», которое находилось около Балеарских островов к востоку от Испании, где готовилось встретить пришедшую 69-ю бригаду подводных лодок.

Часть кораблей после выполненной боевой службы готовилась к возвращению. БПК «Проворный» возвращался в Севастополь после четырехмесячной боевой службы, но уже в Дарданеллах был получен приказ, и корабль вернулся в Эгейское море. Там командир капитан 3 ранга В.И. Мотин объявил, что по приказу Министерства обороны СССР корабль переводится в полную боевую готовность в связи с началом арабо-израильской войны.

В ночь на 3 октября в Средиземноморье, маскируясь за многочисленными торговыми судами, поэшелонно форсировав Гибралтарский пролив, прибыла 69-я бригада подводных лодок – 10 лодок, в основном проекта 641 (в том числе Б-440, Б-130, Б-409, Б-41, Б-105), плавбаза «Федор Видяев» и два резервных экипажа под командованием капитана 1 ранга И.Н. Паргамона. Они вышли на первую боевую службу сроком на 12 месяцев и должны были заменить находящиеся там подводные лодки. Однако из-за повышения боевой готовности никакой замены не произошло, и эти корабли влились в состав 5-й эскадры.

Когда командующий эскадрой вице-адмирал Е.И. Волобуев узнал о предстоящем начале войны, он в 1 ч. 00 мин. 4 октября приказал начать передислокацию сил эскадры к египетскому и сирийскому побережьям.

На 6 октября в Средиземноморье имелось 48 американских военных кораблей. Они включали в себя флагманское судно десантный корабль «Маунт Уитни» LCC 20 (в море к югу от острова Крит), четыре атомные подводные лодки (находились на патрулировании в Средиземноморье), а также авианосные и десантные соединения. Группа TG 60.1, состоявшая из авианосца «Индепенденс» (CVA 62) и кораблей охранения, находилась в Афинах. Группа TG 60.2, состоявшая из авианосца «Франклин Д. Рузвельт» (CVA 42) и кораблей охранения, находилась в различных испанских портах. Кроме того, на Средиземном море находилась группа TF 61 – десантное соединение в составе авианосца «Гуадалканал» (LPH 7) и девяти десантных судов, имевших на борту батальон морских пехотинцев (приблизительно 3000 человек).

6 октября из Египта была проведена эвакуация гражданских специалистов, в которой приняли участие несколько судов, в том числе эсминец «Напористый». Из Сирии наши специалисты были эвакуированы в последний момент, сторожевой корабль «Куница» вышел из порта в 17 ч. 45 мин. с семьями наших специалистов, а в 23 ч. 30 мин. израильтяне произвели налет на Латакию.

Операция по вывозу советских граждан прошла эффективно, но эвакуация несколько ослабляла готовность кораблей 5-й эскадры, капитаны стремились скорее освободиться от пассажиров, которые мешали подготовке к боевым действиям.

7 октября ударная группа TG 60.1 с авианосцем «Индепенденс» покинула Афины и направилась в район к югу от острова Крит, за ними следовал советский эсминец.

Ударная группа с авианосцем «Индепенденс» соединилась с отрядом кораблей, включавшим флагманское судно «Маунт Уитни», к югу от острова Крит, в то время как десантная группа TF 61 находилась в заливе Суза (на северном побережье острова Крит), где и стояла на якоре до 25 октября.

С объявлением повышенной боевой готовности на Черноморском флоте находившиеся в Черном и Средиземном морях корабли 30-й дивизии надводных кораблей Черноморского флота выполнили положенные мероприятия по установлению готовности.

8—9 октября вышел из Севастополя на боевую службу в Средиземное море отряд кораблей 70-й бригады противолодочных кораблей в составе крейсера «Адмирал Ушаков», БПК «Отважный», эсминца «Сознательный» под флагом командира дивизии контр-адмирала Л.Я. Васюкова со штабом. Там уже находились шесть кораблей 150-й бригады. Вслед за ними в Средиземное море направились БПК «Решительный» и «Неуловимый».

10 октября боевые советские надводные силы в районе конфликта насчитывали 21 судно, включая 3 крейсера и 9 эсминцев и больших противолодочных кораблей, многие из которых были оснащены ракетами, а также два десантных судна. Подводные силы уже насчитывали свыше 16 подводных лодок, в том числе по крайней мере четыре атомные.

Две вновь прибывшие подводные лодки проекта 641 Б-409 (командир капитан 2 ранга Ю. Фомичев) и Б-130 (капитан 2 ранга В. Степанов) по боевому распоряжению Главного штаба ВМФ были направлены в район восточной части Средиземного моря у побережья Израиля с задачей поиска и уничтожения кораблей противника с применением обычного оружия «в соответствии с боевым распоряжением командующего Северным флотом на поход». Задача командирам в таком виде, да еще со ссылкой на распоряжение командующего Северным флотом «…поиск ПЛАРБ, слежение, а с началом военных действий их уничтожение» была противоречива и непонятна. Тем не менее подводные лодки направились в районы, при этом пришлось провести операцию по обеспечению их отрыва от двух американских фрегатов, опекавших лодки с момента входа в Средиземное море.

Подводная лодка Б-130 была направлена в район юго-восточнее острова Кипр – западнее Хайфы с задачей охраны и обороны транспортов, и командир имел указание «применять противолодочное оружие в интересах их противолодочной обороны».

Командир бригады капитан 1 ранга И.Н. Паргамон вышел на связь с Центральным командным пунктом ВМФ и начал настойчиво уточнять задачи лодкам, ссылаясь на возможность возникновения международного конфликта, чем вызвал раздражение московских адмиралов, видимо, и так нервно себя чувствующих в условиях начавшихся, хотя и на суше, боевых действий между Израилем и арабами. После получения упрека за излишнюю осторожность и разбора «в верхах» на третьи сутки подводная лодка получила указание Главного штаба ВМФ об отмене ранее отданного приказания на «ведение боевых действий» и подтверждение выполнения ранее поставленной задачи против ПЛАРБ США в районах боевой службы. Впоследствии по результатам действий командиры этих подлодок были награждены орденами и получили повышение в должностях как «получившие настоящий боевой опыт».

Москва начала посылать технику и вооружение в Сирию и Египет. Уже 7 октября из черноморских портов Ильичёвск и Октябрьский вышли первые советские транспортные корабли с оружием для арабов. На борт каждого транспорта грузилось до 90—92 единиц бронетехники. Среднее время перехода из советских черноморских портов в Сирию или Египет составляло 3—4 дня.

С 10 октября советские транспортные самолеты начали совершать регулярные рейсы в Сирию и Египет, перевозя оружие и снаряжение.

Для обеспечения безопасности проводки транспортов по зонам Эгейского моря и восточной части Средиземного моря специально сформировали отряд боевых кораблей Черноморского флота до 10 единиц, в том числе БПК «Красный Кавказ», «Проворный» и эсминец «Сознательный». Ими командовал командир 70-й бригады эсминцев Черноморского флота капитан 1 ранга Н.Я. Ясаков. Корабли заходили в территориальные воды Сирии, стояли на внешнем рейде порта Тартус во время боевых действий.

Параллельно наши военные транспортные самолеты установили воздушный мост между СССР, Египтом и Сирией. К 12 октября ежедневно прибывало от 60 до 90 советских самолетов. Всего с 10 по 23 октября было совершено 934 рейса, и арабы получили 12,5 тыс. т грузов. Любопытно, что в обратном направлении в Москву удалось вывести захваченные на Синае новый американский танк М-60, английский «Центурион», беспилотный самолет-разведчик производства США, оружие и боеприпасы, используемые израильтянами.

После начала операции по отправке вооружения флагманское судно плавбаза подводных лодок «Волга», крейсер «Грозный» и БПК «Красный Кавказ», «Проворный» и «Скорый» начали непрерывное слежение за американской АУГ к югу от острова Крит. В ответ еще три судна эскорта присоединились к АУГ с авианосцем «Индепенденс». В это же время советские разведывательные суда начали отслеживать американскую десантную группу, находившуюся в заливе Суза (Крит), оставаясь там до 25 октября.

Советские подводные силы, вооруженные крылатыми ракетами, с 6 по 16 октября были развернуты следующим образом. Одна ПЛАРК[162] проекта 675 маневрировала к юго-западу от острова Крит и держала под прицелом АУГ-3, вторая ПЛАРК проекта 675 находилась к югу от Крита и была нацелена на АУГ-2, еще одна ПЛАРК проекта 670 была южнее Крита у африканского побережья в заливе Мерса-Матрух и целилась в АУГ-1. Кроме того, у побережья Сирии патрулировала дизельная ракетная подводная лодка Б-318 проекта 651.

10 октября надводные силы 5-й эскадры были усилены группой судов Черноморского флота, состоящей из крейсера «Адмирал Ушаков» под флагом контр-адмирала Л.Я. Васюкова, эсминца «Сознательный» и БПК «Отважный».

В ночь с 11 на 12 октября израильские ракетные катера нанесли новый удар по порту Тартуса. В самом порту попаданиями двух ракет «Габриэль» было поражено советское транспортное судно «Илья Мечников», прибывшее туда с грузом энергетического оборудования для строившейся при техническом содействии СССР электростанции на реке Евфрат. Судно полностью выгорело и село на грунт (впоследствии не восстанавливалось), но среди его экипажа погибших не было. Третья ракета «Габриэль», пущенная по находящимся в гавани советским судам, угодила в волнолом порта. Ее взрывом был серьезно поврежден один из сирийских катеров.

Сирийские катера в ответ произвели несколько безуспешных пусков ракет П-15 прямо из гавани.

Подобный инцидент случился 11 октября в сирийском порту Латакия. Там израильские катера ракетами поразили японский и греческий транспорты. От пробоин греческое судно затонуло, а японское «Ямаширо Мару» («Yamashiro Maru») получило повреждения.

Советское правительство отказалось принимать израильское извинение. Советский посол в Вашингтоне Анатолий Добрынин заявил протест по поводу нападения, а также выразил неудовольствие фактами недавнего развертывания американских судов в Восточном Средиземноморье. Последнее было связано с направлением АУГ во главе с авианосцем «Джон Ф. Кеннеди» (CVA 67), который 11 октября оставил Шотландию и, как намекнул Генри Киссинджер израильскому послу 12 октября, вскоре прибудет в Средиземноморье.

11 октября Москва переместила к Сирии три боевых корабля, а 13 октября разместила еще несколько кораблей вдоль сирийского побережья, чтобы охранять транспорты, везущие грузы, а рано утром 13 октября морские тральщики проекта 266М «Рулевой» и МТЩ-219 вошли в сирийский порт Латакия. Командир дивизиона капитан 3 ранга К.А. Шовгенов был назначен старшим по охране порта и разгрузке советских транспортов с оружием и техникой и получил добро на применение оружия. Работа была напряженной, о ходе разгрузки и обстановке командир дивизиона каждый час докладывал Главнокомандующему ВМФ. 14 октября командиры военных кораблей в Средиземноморье получили приказ открывать огонь по мере необходимости по израильским и другим самолетам воюющих сторон, если они угрожают советским конвоям и транспортам.

14 октября в Латакию прибыл транспорт «Химик Зелинский», доставивший 90 ракет (514 т), 15 октября туда прибыл транспорт «Салават» (65 ракет), 16 октября в 7 ч. 30 мин. прибыл транспорт «Советск» (65 ракет). Наши транспорты сопровождали БПК «Красный Кавказ» и эсминец «Сознательный».

Во время разгрузки транспорта, в котором находилось около 120 боевых машин пехоты и около 40 т боезапаса, командир отделения сигнальщиков тральщика «Рулевой» старшина 1 статьи Виктор Бескровный заметил, как из одной машины вдруг вырвался язык пламени. Старшина мгновенно оценил обстановку и в несколько прыжков достиг машины. С огнетушителем в руках моряк действовал ловко, мужественно и решительно. Рискуя жизнью, он потушил пожар и тем самым предотвратил гибель людей, имущества и техники. За этот подвиг Виктор Алексеевич Бескровный был награжден орденом Красного Знамени.

10 октября президент Ричард Никсон заявил: «Если Соединенные Штаты перестанут быть сильными и их сила не будет подтверждена в настоящее время, то мы не будем способны претендовать на роль миротворца на Ближнем Востоке или же в любой части мира». Сила Соединенных Штатов была подтверждена – 11 октября американское оперативное соединение во главе с авианосцем «Индепенденс» подошло на расстояние 500 миль от побережья Израиля. Данное выступление совпало с началом новой операции по снабжению Израиля вооружением. Как только Советский Союз 10 октября начал массированные поставки оружия арабским странам, администрация США решила использовать американские гражданские самолеты для перевозки военных грузов в Израиль. 13 октября в 15 ч. 30 мин. 30 транспортных самолетов C-130 с грузом направились в Израиль. Всего за операцию «Никель грасс», продолжавшуюся 32 дня (с 13 октября по 12 ноября), в Израиль было доставлено 22 305 т грузов. С американских военных аэродромов самолеты направлялись на военную базу Лахес на Азорских островах, там они осуществляли дозаправку или перегружали груз на другие самолеты, которые, в свою очередь, направлялись в международный аэропорт Лод около Тель-Авива. Снаряжение и оборудование в Израиль также доставлялись и со складов американских войск в Европе.

Посылка АУГ с авианосцем «Джон Ф. Кеннеди» в Средиземноморье была отсрочена, так как авианосец отправили в район к западу от Гибралтара для прикрытия истребителями воздушного моста[163]. В то же самое время руководство Пентагона направило авианосец «Иводзима» (LPH 2) с батальоном морских пехотинцев (около 2000 человек) в район Средиземноморья для противодействия советской десантной группе.

Советские субмарины, развернутые в Атлантике, направились в район Гибралтарского пролива встречать американское подкрепление.

С 13 октября израильская армия продолжала наступление на Дамаск, которое было остановлено только 16 октября в связи с полным истощением сил обеих сторон. С 19 октября линия фронта проходила по Дамасской равнине. Столкновения продолжались до 24 октября, когда в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН боевые действия были прекращены.

Несмотря на сложную ситуацию, Черноморский флот нанес ответный дружественный визит в Италию. С 15 по 22 октября порты Таранто и Мессина посетил отряд под командованием контр-адмирала Л.Я. Васюкова в составе крейсера «Адмирал Ушаков» и БПК «Отважный». Это был первый визит в Италию после сорокалетнего перерыва.

16 октября израильские самолеты совершили налет и обстрел порта Латакия. Стоявшие там корабли Охраны водного района Черноморского флота морские тральщики «Рулевой» (капитан-лейтенант П.Н. Козицин) и МТЩ-219 (капитан 3 ранга Е.А. Буслейко) открыли огонь. На третьем заходе огнем комендоров «Рулевого» был сбит истребитель-бомбардировщик «Фантом». За проявленное мужество и отвагу по итогам боевой службы были награждены орденом Красного Знамени капитан 3 ранга П.Н. Козицин, орденом Красной Звезды капитан 3 ранга К.А. Шовгенов и лейтенант М.К. Лях, медалью «За боевые заслуги» капитан-лейтенант Л.Н. Сергеев.

Другой инцидент произошел в тот же день в акватории Порт-Саида, где в те дни находилось восемь наших десантных кораблей и эсминец. В один из авианалетов комендор десантного корабля СДК-137 (капитан-лейтенант Л. Лисицын) старшина 1 статьи П. Гринев своевременно обнаружил израильский «Фантом», заходивший на боевой курс для удара по кораблю, открыл огонь на поражение и сбил его, за что был награжден орденом Красной Звезды.

На случай форсирования израильскими войсками Суэцкого канала командование нашего флота планировало высадку «ограниченного» десанта морской пехоты на западном берегу канала. Но когда 17 октября израильские войска пересекли канал, морской пехоты рядом не оказалось. Отряд десантных кораблей (один БДК и шесть СДК)[164] уже находился в Средиземном море, но на борту у него были грузы, а полк морской пехоты еще только готовился в Севастополе для переброски в Средиземное море. В сложившейся обстановке Главнокомандующий ВМФ приказал сформировать на каждом корабле 1 ранга (крейсер, БПК) по роте, а на каждом корабле 2 ранга (эсминец, сторожевой корабль) по взводу добровольцев. Каждый крейсер и БПК при нахождении на боевой службе имели подготовленные нештатные подразделения для действий в морском десанте на берегу. Подготовку они проходили в бригаде морской пехоты перед выходом на боевую службу.

19 октября командующий 6-м флотом адмирал Дэниел Мурфи направил запрос адмиралу Волобуеву, заявив, что советские корабли нарушают соглашение о предотвращении инцидентов в открытом море от 1972 г., нацеливая свое оружие и ракеты в американские морские суда. Штаб 5-й эскадры тоже заявил, что американские реактивные самолеты и вертолеты выполняли аналогичные действия в нарушение соглашения. Но американцы подсуетились первыми, и советское Министерство иностранных дел получило официальную жалобу от американского Государственного департамента по этому поводу, и на 5-ю эскадру было послано распоряжение от руководителя Главного штаба ВМФ, чтобы командиры выполняли условия соглашения. Но это продолжалось недолго, так как ситуация вновь обострилась.

В ночь с 24 на 25 октября Р. Никсону было направлено послание Л.И. Брежнева, в котором предлагалось, чтобы в Египет для обеспечения выполнения резолюции Совета безопасности ООН о прекращении боевых действий были направлены советские и американские воинские контингенты. В своих мемуарах А.Ф. Добрынин привел текст этого послания: «Мы вносим конкретное предложение – давайте вместе, СССР и США, срочно направим в Египет советские и американские воинские контингенты для обеспечения решений Совета безопасности. Скажу прямо, если бы Вы не сочли возможным действовать с нами в этом вопросе, то мы были бы перед необходимостью срочно рассмотреть вопрос о принятии соответствующих шагов в одностороннем порядке. Допустить произвол со стороны Израиля мы не можем. У нас есть с Вами договоренность, которую мы высоко ценим, – действовать сообща. Давайте реализуем эту договоренность на конкретном примере в сложной ситуации. Это будет хороший пример наших согласованных действий в интересах мира».

В сообщении ясно давалось понять, что, если Вашингтон отклонит предложение, Советский Союз оставляет за собой право одностороннего вмешательства. Сообщение особенно обеспокоило Вашингтон в свете увеличения советского присутствия в Средиземноморье. Там находилось 47 советских надводных кораблей и более 20 подводных лодок (4—5 из них имели крылатые ракеты П-5 или П-6).

В 1990-х годах отставной моряк рассказывал автору, что подводные лодки на Средиземном море получили приказ готовиться нанести удар крылатыми ракетами П-6 по Израилю. Так, одна из точек прицелов была телевизионная башня в Хайфе.

В Закавказском военном округе начали маневры с участием авиации, а в семи воздушно-десантных дивизиях была объявлена повышенная боеготовность.

К Порт-Саиду были посланы группы кораблей в составе крейсера «Адмирал Ушаков», БПК «Отважный», эсминцев «Неуловимый» и «Сознательный», сторожевого корабля «Ворон», танкера, БДК «Воронежский комсомолец», десантных кораблей СДК-83 и СДК-164 (последние три имели на борту десант из добровольцев, сформированных по приказу главкома Горшкова). Десант предполагалось высадить в Порт-Саиде, организовать оборону с суши и не допустить захвата города израильскими войсками. Предполагалось держать оборону Порт-Саида до прибытия воздушно-десантной дивизии из СССР. Командование силами высадки возложили на командира 30-й дивизии, а командный пункт развернули на крейсере «Адмирал Ушаков». Приказ об отмене операции поступил лишь при входе эскадры в Порт-Саид.

На тот момент в Египте уже год как не было советских военных советников, но в египетских частях находились человек 10 военных специалистов во главе с генерал-лейтенантом П. Самоходовым. Кроме того, уже в ходе войны по просьбе Египта в Каир была направлена группа летчиков во главе с полковником В. Уваровым. Они на истребителях МиГ-25 вскрыли систему обороны израильтян в районе боевых действий, собрали сведения о тыловой инфраструктуре, аэродромах, портах Израиля.

В Европе началась паника. С 6 по 9 октября сирийцы впервые выпустили по Израилю около 16 тактических ракет Р-17 с обычными боеголовками, поставленных Советским Союзом и находившихся под советским контролем. И это могло быть намеком евреям воздержаться от применения ядерного оружия.

Предвидя, что 6-й флот США мог рассматривать противодействие высадки советского десанта как приоритетное действие, Волобуев усилил группы сопровождения американских соединений к югу от острова Крит кораблями с крылатыми ракетами П-35. Ракетный крейсер «Грозный», сопровождаемый БПК «Проворный» и эсминцем «Пламенный», присоединился к отряду, следящему за АУГ во главе с авианосцем «Индепенденс» и состоящему из плавбазы подводных лодок «Волга», крейсера «Мурманск» и эсминца «Напористый». Этот ход был бы также направлен на защиту воздушных советских перевозок, поскольку «Индепенденс» находился на маршруте советского воздушного моста в Египет.

Советские силы вокруг острова Крит теперь включали два крейсера – «Мурманск» и «Адмирал Ушаков», БПК «Красный Кавказ», «Проворный», «Решительный», «Сметливый», «Образцовый», эсминцы «Сознательный» и «Пламенный». Десантные силы, расположенные к северу от Порт-Саида, состояли из четырех больших десантных кораблей – «Воронежский комсомолец», «Крымский комсомолец», «Красная Пресня», «БДК-104» и пяти средних десантных кораблей с морской пехотой на борту, БПК «Отважный» и нескольких эсминцев, включая «Напористый». Охрану отряда осуществляли сторожевые корабли «Ворон», «Куница» и СКР-77. В том же районе находились и два тральщика.

Еще несколько судов были в пути. Турции было заявлено о проходе через проливы с Черного в Средиземное море семи судов. Два дополнительных десантных судна, вместе способные к переброске 1000 морских пехотинцев, готовились к выходу из Черного моря, а пять дополнительных подводных лодок были в пути к Средиземноморью с целью усиления 5-й эскадры.

28 октября туда направились силы поддержки в составе ракетного крейсера «Адмирал Головко», БПК «Красный Крым», эсминца «Находчивый» под командованием начальника штаба 11-й бригады противолодочных кораблей капитана 1 ранга Н.Г. Легкого со штабом.

Утром 25 октября, после ночной встречи кабинета, Ричард Никсон сообщил, что предложение о посылке советских и американских воинских контингентов является неприемлемым в данных условиях. Для усиления своей позиции президент потребовал скорейшего перемещения АУГ во главе с авианосцем «Джон Ф. Кеннеди», все еще находящейся к западу от Гибралтара, и АУГ с авианосцем «Франклин Д. Рузвельт», чтобы присоединиться к авианосцу «Индепенденс» в восточном Средиземноморье.

Одновременно Никсон потребовал от Израиля немедленно прекратить военные действия, и там не посмели ослушаться.

Планы советской десантной операции в районе Суэцкого канала были отменены буквально в последнюю минуту. В течение 25 октября СССР согласился на план перемирия, который должен был выполняться силами по поддержанию мира ООН.

На следующий день министр обороны Джеймс Шлесингер объявил, что США понизили боевую готовность до третьей степени, но 6-й флот продолжал оставаться на самой высокой степени готовности. В тот день 5-я эскадра начала проведение учений против АУГ и десантных соединений в восточном Средиземноморье, используя фактические американские суда как цели моделируемых нападений.

Группа слежения КУГ-1, следившая за АУГ ВМС США во главе с ударным авианосцем CVA 62 «Индепенденс», состояла из ракетного крейсера «Грозный», БПК «Проворный» и эсминца «Пламенный» под командованием капитана 1 ранга Н.И. Рябинского. Группа слежения КУГ-2 в составе крейсера «Мурманск» и БПК «Сметливый» вела слежение за АУГ ВМС США во главе с ударным авианосцем CVA 42 «Франклин Д. Рузвельт». КУГ-3 в составе крейсера «Адмирал Ушаков», БПК «Решительный» и «Неуловимый» вели слежение за амфибийным оперативным соединением ВМС США с десантным вертолетоносцем LPH 7 «Гуадалканал».

Через Гибралтар в Средиземное море с Северного флота пришел БПК «Кронштадт» проекта 1134A. Однако он остался в западном Средиземноморье и патрулировал там до ноября.

Группа слежения КУГ-4 под командованием капитана 1 ранга Н.Г. Легкого в составе ракетного крейсера «Адмирал Головко», БПК «Красный Крым» и эсминца «Находчивый» вошла в Средиземноморье 29 октября и начала преследовать АУГ ВМС США во главе с ударным авианосцем CVA 67 «Джон Ф. Кеннеди». Группа КУГ-5 под командованием капитана 1 ранга Н.Я. Ясакова в составе эсминца «Сознательный», БПК «Красный Кавказ» и «Отважный» начала преследовать амфибийное оперативное соединение ВМС США с десантным вертолетоносцем LPH 2 «Иводзима» около острова Крит.

Силы 5-й эскадры достигли максимума 31 октября, составив 96 единиц, включая 23 подводных лодки, из которых по крайней мере семь с крылатыми ракетами. Они могли в первом залпе запустить 88 крылатых ракет.

60 американских кораблей в Средиземном море имели в своем составе 3 авианосца, 2 десантных вертолетоносца и 9 подводных лодок. Замечу, что до 1980 года американский флот не имел крылатых ракет. Вокруг каждого авианосца находилось по три советских судна: два, вооруженных противокорабельными ракетами, и одно разведывательное, способное навести ракеты с находящихся в отдалении судов и подводных лодок.

Если ситуация на суше была разряжена, то кризис в море не только сохранился, но и достиг наиболее опасной стадии. Четыре американские ударные группы постоянно преследовались советскими кораблями. Три группы КУГ, следящие за американскими АУГ, могли запустить в первом ударе по крайней мере 13 ракет каждый по своей цели. Четыре советские атомные подводные лодки с крылатыми ракетами патрулировали поблизости. Американская десантная группа к югу от острова Крит была аналогично зажата группой из пяти боевых советских кораблей, некоторые из которых тоже несли ракеты.

В этот момент, как только стало ясно, что конфликт не будет иметь никакого продолжения, Вашингтон приказал свои АУГ 6-го флота оставить их районы развертывания к югу от острова Крит и идти на запад. Но начало движения было отсрочено до 16 ч. 00 мин. 30 октября из-за плохой погоды. Однако к тому времени напряженность ослабла. Этим Белый дом, бесспорно, посылал Кремлю сигнал, что его силы возвращаются в обычное состояние, силы 5-й эскадры начали рассеиваться 3 ноября.

Тем не менее оба флота оставались в высокой готовности и следующие две недели. 6 ноября Волобуев отменил посещение порта в Алжире и продолжил слежение за ударными группами с авианосцами «Джон Ф. Кеннеди» и «Иводзима» к западу от острова Крит. 9 ноября группа кораблей с крылатыми ракетами, следящая за «Джоном Ф. Кеннеди», была уменьшена и направлена для отдыха в Александрию (Египет). Еще две группы слежения были расформированы 10 ноября, осталось только три КУГ. Крейсер «Грозный» впоследствии ушел в Севастополь, крейсер «Мурманск» ушел через Гибралтар на Север. Несмотря на постоянные запросы о возвращении изношенных судов в районы базирования, адмирал Горшков не разрешил более существенного сокращения сил, следящих за соединениями во главе с «Джоном Ф. Кеннеди», «Индепенденсом» и «Рузвельтом», до 15 ноября.

21 декабря 1973 г. в Женеве начала работу мирная конференция по Ближнему Востоку.

На 31 декабря 1973 г. в Средиземном море из состава Черноморского флота находился усиленный отряд кораблей в составе крейсера «Адмирал Ушаков», БПК «Отважный», «Решительный», «Неуловимый», эсминцев «Сознательный» и «Оживленный», трех сторожевых кораблей, одного тральщика, двух средних десантных кораблей и плавбазы «Виктор Котельников». Помимо этого, здесь находились корабли Северного и Балтийского флотов.

В 1974 г. корабли Черноморского флота противолодочный крейсер «Ленинград» и БПК «Скорый» приняли участие в боевом тралении Суэцкого канала. Траление проводилось вертолетами Ка-25бтз и Ми-8, после чего район был открыт для безопасного плавания.

В 1975 г. корабли и суда Черноморского флота совершили 10 официальных визитов и 346 деловых заходов в 50 портов 28 стран мира. В визитах и деловых заходах участвовали 47 кораблей и 60 вспомогательных судов.

В середине 1970-х годов резко обострились отношения с Арабской Республикой Египет. В марте 1976 г. президент АРЕ Садат в одностороннем порядке денонсировал Договор о дружбе и военном сотрудничестве между СССР и Египтом. Кораблям, судам и советским специалистам было предложено покинуть Египет. Материальные средства из портов Александрия и Мерса-Матрух были частично погружены на вспомогательные суда и корабли и отправлены в Севастополь, остальное имущество, запасы, суда и плавсредства были перебазированы в Сирию. Личный состав, специалисты и их семьи были доставлены в Севастополь на транспорте «Кубань».

По 12 июня 1976 г. Черноморский флот участвовал в корабельно-штабном учении с «обозначенными силами» на Средиземном и Черном морях под условным наименованием «Крым-76», проводимом под руководством главкома ВМФ. В учении участвовали все штабы и основные силы Черноморского флота и Средиземноморской эскадры. Действия объединений и соединений «обозначали» 25 подводных лодок, в том числе три атомные, 75 надводных кораблей, 35 вспомогательных судов, 8 полков авиации флота (72 самолета и 28 вертолетов), более 20 частей боевого, тылового обеспечения, оперативные группы отдельной армии ПВО, дивизии ПВО (22 самолета), штаба дальней авиации и отдельного тяжелого бомбардировочного авиационного корпуса дальней авиации, армейского корпуса и мотострелковой дивизии. Всего в учении приняли участие до 20 тысяч человек. Фактически отмобилизовались 27 кораблей и частей, в том числе и полк морской пехоты.

На учении отрабатывались вопросы ведения боевых действий по уничтожению ударных группировок противника в Средиземном и Черном морях самостоятельно и во взаимодействии с дальней авиацией с применением различных средств поражения, блокада проливной зоны, завоевание господства в Черном море, высадка оперативного воздушно-морского десанта и нарушение морских коммуникаций противника.

В 1978 г. Черноморский флот пополнился «кораблем комплексного снабжения» «Березина». Это было огромное судно, размером с линкор. Длина его составляла 210 м, водоизмещение 25 тыс. т. Его дальность плавания достигала 15 тыс. миль при 18-узловом ходе. Но о чем у нас не пишут до сих пор – «Березина» представляла собой большой склад флотских ядерных боеприпасов.

В начале 1987 г. американцы нанесли массированные ракетно-бомбовые удары по Ливии. Они попытались убить и президента Ливии М. Каддафи, однако в разрушенном дворце погибла лишь дочь президента.

А далее я процитирую официальное издание командования Черноморского флота: «Советский Союз выступил на защиту неправомерно пострадавшей страны, для чего в заливе Сидра были выставлены корабельные дозоры из состава сил Средиземноморской эскадры, а на подходах к нему патрулировали подводные лодки с тем, чтобы незамеченным не пропустить прорыв кораблей 6-го флота и авиации к побережью Ливии с целью нанесения ударов с моря и воздуха. Корабли эскадры были приведены в боевую готовность и сосредоточены вблизи залива Сидра. Инцидент был исчерпан, попыток нанесения повторных ударов не предпринималось»[165].

Детали операции до сих пор закрыты. Известно лишь, что в ходе учений «Подготовка и ведение боевых действий по уничтожению авианосных групп противника в ходе первой операции флота с применением обычного и ядерного оружия», проведенных в Средиземном море, участвовали 9 подводных лодок, включая одну атомную, 64 надводных корабля, 21 судно обеспечения, проведено 228 самолето-вылетов и 211 вертолето-вылетов от ВВС Черноморского флота. Кроме того, в учениях участвовала воздушная армия Верховного Главнокомандования и т.п. Тогда мы еще не были «банановой республикой».

В начале ноября 1989 г. Горбачев и президент США Джордж Буш решили провести встречу на острове Мальта. Ради пиара и собственного тщеславия Михаил Сергеевич задумал провести переговоры на борту самого мощного крейсера Черноморского флота «Слава» (проекта 1164). За короткий срок на крейсере были подготовлены каюты для президентов. «В них установили рабочие столы, средства правительственной связи, бытовую технику, выделили место для приема посетителей, имелась и комната отдыха. Каюту командира определили резиденцией М.С. Горбачева, поместив на дверях табличку «Председатель Верховного Совета СССР М.С. Горбачев», а каюту флагмана подготовили под резиденцию президента США, тоже снабдив дверь соответствующей табличкой. Подняться в каюты можно было по трапам и в лифте.

Особо готовилась кают-компания офицеров. Это просторное, красивое помещение оформили под цвет темного дерева, разместив в нем большой центральный полированный стол и боковые столы размером поменьше. Заменили шторы, портьеры, до зеркального блеска надраили металлические части»[166].

24 ноября 1989 г. крейсер вышел из Севастополя и 29 ноября прибыл на Мальту. Там уже стояли американские авианосец «Форрестол» и крейсер «Белкнап», а также наши сторожевой корабль «Пытливый» и огромный пассажирский лайнер «Максим Горький».

На устройство саммита Горбачев потратил огромные суммы. Но офицерам и матросам, сошедшим на берег в Ла-Валлетте, даже не была выдана валюта, поэтому они не могли купить ни газет, ни сигарет.

На стоянке «крейсер проверила группа охраны во главе с зам. начальника 9-го управления КГБ. Они высказали замечание, что внутри корабля стоит специфический запах, а М.С. Горбачев этого не переносит. Чтобы «облагородить» воздух, сотрудники охраны начали вдувать в систему корабельной вентиляции баллончики с французским дезодорантом, а в кают-компанию загрузили ящики со «спецпродуктами» – для завтрака, который должен был дать М.С. Горбачев в честь американского президента. Ящики были опечатаны и охранялись»[167].

Однако Раисе Максимовне больше понравилось осматривать магазины и достопримечательности острова, и ни она, ни сам Михаил Сергеевич на «Славе» так и не появились.

Резиденцией «царственной» четы стал лайнер «Максим Горький». 1 декабря, то есть в один день с Горбачевым, в Ла-Валлетту прилетел Джордж Буш. Прямо из аэропорта на вертолете он перелетел на палубу «Форрестола», где в его честь было устроено авиационное учение. Там Буш заявил, что «наступает эпоха мира». Ну прямо как в воду смотрел. Затем американский президент на вертолете перелетел на «Белкнап» и находился там двое суток.

3 декабря на катере «Белкнапа» Буш прошел вдоль борта «Славы» и, махая руками, приветствовал экипаж советского крейсера. Горбачев не сделал и этого.

Слабым утешением команде крейсера был визит 4 декабря президента Мальты Ч. Табоке с супругой. В их честь в кают-компании корабля был дан обед. Вечером того же дня крейсер «Слава» поднял якоря и отправился домой. В 1990 г. крейсер был отправлен на завод им. 61 Коммунара в Николаев, где и простоял до 1999 г.

Несколько слов стоит сказать о переводе наших тяжелых авианосных крейсеров (ТАВКР) с Черного моря в Гибралтарский пролив и далее к местам постоянного базирования.

15 марта 1983 г. ТАВКР «Новороссийск» вошел в Босфор. В проливах его сопровождали три турецких ракетных катера, три больших патрульных катера, а также два разведывательных судна с корпусами черного и белого цветов, за что наши моряки прозвали их «Белый кардинал» и «Черный кардинал».

У Дарданелл 16 марта «Новороссийск» встретил турецкий фрегат «Берек» и греческий фрегат «Иеракс». Также в охранение ТАВКР вступили корабли Черноморского флота – БПК «Сдержанный» и эсминец «Находчивый».

На следующий день, 17 марта, наши корабли начала «пасти» уже эскадра из четырех кораблей во главе с американским крейсером «Леги». На предельно низких высотах ежедневно проносились несколько десятков самолетов НАТО.

22 мая два американских палубных штурмовика «Интрудер» имитировали атаку «Новороссийска». Один из них сумел выйти из пике, а второй врезался в воду.

27 мая недалеко от Гибралтара советские корабли стали на якорь для приема воды и топлива. Подошел танкер «Пролетарская победа» и пришвартовался с кормы для передачи топлива кильватерным способом. А в это время вокруг описывал беспрерывные круги английский фрегат «Бервик», бортовой номер F115, проходя возле самого борта «Новороссийска». Но этого англичанам показалось мало, и вскоре к самому борту ТАВКР подошел английский катер «Стирлинг».

«Катер кружил вокруг «Новороссийска», его пассажиры – спортивного вида молодые люди в шортах без рубашек – были вооружены «до зубов» кино– и фотоаппаратурой. На мостике, расположенном над ходовой рубкой, было 9 человек, и у каждого несколько съемочных аппаратов. Мы тоже снимали в упор и катер, и его команду.

Командир «Новороссийска» капитан 1 ранга Б.П. Черных, опасаясь, что англичане спустят аквалангистов через люк под днищем катера и поставят под корабль мины, дал команду гранатометчикам идти вдоль борта за катером и бросать в воду гранаты на тот случай, если они будут незаметно спускать водолазов. Матросы принесли мешок с гранатами и бросали их периодически метрах в 20 за кормой катера. Взрывы были оглушительными. Вслед за гранатометчиками по палубе «Новороссийска» следовала толпа матросов, поскольку было время отдыха и палуба была полна народу. Зрелище было неповторимое! На катере, кажется, испугались такого оборота, их лица побледнели, они растерянно улыбались и смотрели на нас, но продолжали начатое дело. Не спеша они совершили еще несколько кругов вокруг корабля, ведя съемки под грохот взрывов и среди всплывшей оглушенной рыбы, а потом удалились в сторону Гибралтара. Все это время немного поодаль ходил вокруг «Новороссийска» и фрегат ВМС Великобритании «Бервик»»[168].

А в 1988 г. при проводке ТАКР «Баку» к провокации флотов НАТО прибавились шуточки «Гринписа». 17 июня «Баку» стоял на якоре в нейтральных водах у берегов Африки. «В 16.00 неожиданно появилось небольшое судно «Сириус», окрашенное в ярко-зеленый цвет, под флагами Голландии и ООН, порт приписки Роттердам. На судне вдоль борта крупными буквами надпись – «Greenpeace» («Гринпис») – «Зеленый мир». С него спустили три надувных лодки с мощными подвесными моторами, в каждой было по два-три человека в спасательных жилетах. На судне и на лодках развернуты транспаранты с лозунгами.

Лодки на большой скорости бросились к нашему борту, и мы не успели ничего сообразить и предпринять. С помощью шаблонов и пульверизаторов они быстро нанесли на борту «Баку» международный знак «радиационной опасности» – три черных лепестка на фоне желтого круга. Дело было сделано, но они продолжали кружить рядом, явно вызывая нас на конфликт. Мы спустили командирский катер «Соколенок», в него сели три матроса и помощник командира капитан 3 ранга Андрей Андреевич Доценко, которые стали их отгонять. Лодки не уходили. К встрече с нами они готовились заранее, потому что на лодках были развернуты зеленые транспаранты из пластика, на которых громадными черными буквами было написано по-русски: «Разоружать моря» и «Море без оружия»»[169].

Наши интеллигенты-образованцы восхищаются действиями гринписовцев. Ну как же, они борются за мир, против ядерного оружия. Но вот незадача: в Средиземном море как сельдей в бочке американских, британских и французских боевых кораблей с ядерным оружием на борту. Воюй с ними – сколько влезет! Но тут выбрали именно советский корабль. Да еще какой! «Баку» еще не введен в строй, его ведут достраиваться в порт приписки за много тысяч километров от Средиземного моря. Никакого ядерного оружия на крейсере нет и не может быть до введения корабля в боевой состав.

Руководству «Гринписа» это все хорошо известно хотя бы из газет. Но провокация все-таки устраивается – а вдруг у наших моряков сдадут нервы, и кто-нибудь стрельнет, а то и просто долбанет багром по голове гринписовца в штатском. Вот тогда вся западная пресса захлебнется в злобном лае о «варварстве русских».

Тактику агентов ЦРУ переняли ребята из «Аль-Каиды». Через два года, 12 октября 2000 г., среди бела дня в Аденском порту такая же надувная моторная лодка со взрывчаткой, ведомая двумя смертниками, таранила американский фрегат «Коул» водоизмещением 8500 т. При взрыве в борту образовалась пробоина размером 6 ? 12 м. Погибли 17, ранены 35 американцев. Корабль с трудом удалось спасти. Ремонт продолжался много месяцев.

Последним уходил из Черного моря ТАВКР «Адмирал Кузнецов». К концу сентября 1991 г. к отработке взлетно-посадочных операций на «Кузнецове» приступили строевые летчики 100-го полка. Первым 26 сентября посадку Су-27К на палубу совершил их командир полковник Т.А. Апакидзе. К декабрю в рамках программы государственных испытаний было выполнено 80 полетов, но, несмотря на высокий темп испытаний, завершить весь их объем в текущем году не успели. К тому же после 13-го полета уже на палубе «Адмирала Кузнецова» потерпел аварию головной самолет МиГ-29К – пилот после посадки по ошибке убрал шасси при работавших двигателях. И хотя машину вскоре восстановили, испытания «МиГов» прекратили.

К концу ноября 1991 г. процесс распада СССР приобрел необратимый характер (на 1 декабря были назначены выборы президента Украины и референдум в поддержку акта о государственной независимости этой республики, принятого Верховной радой 24 августа 1991 г.), госиспытания самолетов прекратили, и дальнейшее пребывание «Кузнецова» в Черном море теряло смысл. Стремясь спасти ТАВКР, главком ВМФ адмирал В.Н. Чернавин принял решение о срочном переводе корабля на Север, к месту постоянного базирования. Заранее определялась конкретная дата прохождения Гибралтарского пролива – 5 декабря 1991 г. В штабе Черноморского флота предлагали отправить на Северный флот вместе с «Кузнецовым» также большие противолодочные корабли проекта 1134Б «Очаков» и «Керчь» как наиболее современные, но по ряду причин это не было сделано.

Обеспечение перехода возлагалось на первого заместителя командующего Северным флотом вице-адмирала Ю.Г. Устименко, срочно прилетевшего в Севастополь. На борту «Кузнецова» также находился председатель Постоянной комиссии государственной приемки кораблей ВМФ вице-адмирал А.М. Устьянцев, поддерживавший связь с главкомом. Для обеспечения безопасного прохода «Кузнецовым» турецких проливов командующий Черноморским флотом вице-адмирал И.В. Касатонов заранее выслал к Босфору спасательный буксир «Шахтер».

И хотя о дате ухода корабля было известно заранее, не обошлось без спешки. Вечером 1 декабря Ю.Г. Устименко прибыл катером на борт стоявшего на внешнем рейде крейсера и приказал командиру срочно сниматься с якоря, несмотря на некомплект личного состава, главным образом офицеров и мичманов, оставшихся на берегу. На борту находились представители гарантийной команды от промышленности, а также 15 летчиков и 40 техников 100-го авиаполка, переходивших на Север. В 23 ч. 40 мин. «Кузнецов» дал ход и в охранении БПК «Скорый» и сторожевого корабля «Безукоризненный» вышел в море. На рассвете корабли были перед входом в Босфор, где их ожидал буксир «Шахтер».

Существует версия, что военный атташе США в Анкаре получил директиву воспрепятствовать проходу «Кузнецовым» турецких проливов хотя бы на сутки, но не успел (зато в 2001 г. это получилось в отношении его близнеца, проданного Китаю недостроенного «Варяга», целый год ждавшего в Черном море разрешения местных властей).

В сопровождении «Шахтера» ТАВКР прошел турецкие проливы, где несколько матросов хотели бежать, сбросив с кормы крейсера спасательный плотик и пытаясь достичь на нем турецкого берега, но были подняты на буксир и возвращены на корабль. В сопровождении турецких, а затем греческих, итальянских, французских и испанских кораблей, сменявших друг друга, а также авиации стран НАТО «Адмирал Кузнецов» направился к Гибралтару.

Кроме кораблей непосредственного охранения, обеспечение перехода авианосца до границы зоны ответственности Черноморского флота – меридиана 08°58' западной долготы – возлагалось на находившуюся в Средиземном море 5-ю оперативную эскадру (ПКР «Москва», БПК «Сдержанный», танкеры «Иван Бубнов» и «Борис Чиликин», подводные лодки Северного флота и плавмастерская ПМ-9). В прикрытии ТАВКР участвовал и эсминец «Безбоязненный», осуществлявший межфлотский переход с Балтики на Тихоокеанский флот (корабли разошлись ночью 5 декабря в западной части Тунисского пролива на дистанции 20 миль).

Уже в Эгейском море на ТАВКР была отмечена вибрация третьей машины. Позже выяснилась причина – сорванная штормом и намотавшаяся на гребной винт рыболовная сеть. Движению это особо не мешало, поэтому так и шли до самого Гибралтара, где во время двухдневной стоянки и приема топлива с танкера «Иван Бубнов» корабельные водолазы ножами срезали сеть, освободив винт.

За Гибралтаром в охранение «Адмирала Кузнецова» вступили сторожевые корабли «Бдительный» (Балтийский флот) и «Задорный» (Северный флот).

Там же корабли разошлись с американской авианосной ударной группой во главе с новейшим атомным авианосцем «Джордж Вашингтон», следовавшей из Норфолка в Средиземное море. Американцы приступили к облетам нашего ТАВКР, фотосъемке и замерам его физических полей. «Кузнецов» в ответ передал сигнал «Провожу учения», увеличил ход до 24 узлов и поднял в воздух оба спасательных вертолета Ка-27ПС (самолетов на борту во время перехода не было). А «Задорный» попутно поднял с воды один из сброшенных американскими вертолетами радиогидроакустических буев. В районе 64-й параллели «Бдительного» сменил эсминец Северного флота «Безудержный».

Корабль шел постоянным 12—14-узловм ходом, не считая кратковременного увеличения скорости за Гибралтаром. Замечаний к работе котлов и турбин при переходе не было. После ухода американцев отряд советских кораблей сопровождали сначала британский, а затем норвежский фрегаты; от мыса Нордкап и до самого входа в Кольский залив за отрядом следил норвежский разведывательный корабль «Марьятта».

21 декабря «Адмирал Кузнецов» прибыл на Северный флот и был включен в состав 43-й (Атлантической) дивизии ракетных крейсеров с базированием в поселке Видяево.

В конце 1991 г. 5-я оперативная эскадра была расформирована. Советские корабли покинули воды Средиземного моря. Начались распад Союза и агония Черноморского флота.

Гимн Средиземноморской эскадры ВМФ

(Слова В.В. Заборского. Исполняется на мотив марша «Прощание славянки» композитора И.Н. Агапкина.)

За Босфором и Дарданеллами
Вдалеке от родимой земли
По Средиземноморским просторам
Боевые идут корабли.
Гордо реял на этих просторах
Наш священный Андреевский флаг,
И не раз мощь Российского флота
Испытал своей шкурою враг.
И снова в поход эскадра идет
По волнам, под водой,
Стальною грозной чередой,—
Эскадра Пятая, врагом проклятая,
Всегда готова в смертный бой!
Здесь бродил Одиссей после Трои,
Одолев все интриги богов.
Здесь победами флота Россия
Скалить пасть отучила врагов!
Спиридов и Орлов,
Сенявин, Ушаков
Врагов здесь били,
Жгли и топили,
Чтоб знали русских моряков!
Чтоб дрожали!
И уважали
Наш доблестный Российский флот!
Снова вьется на этих просторах
Наш военно-морской гордый флаг!
Мощь и силу ударов эскадры,
Нам прикажут, – изведает враг!
Путь знает Шестой флот,
Придет его чред!
Мы по приказу
Ударим сразу—
Он от возмездья не уйдет!
Пусть помнит Чесму—
Ему известно,
Как там пылал турецкий флот.
Мы наследники доблести предков,
Чтим заветы мы дедов, отцов—
Ради славы и чести Отчизны
Не щадить ни себя, ни врагов!
И враги пусть злорадно считают—
Семь минут уцелеть нам дано!
Их расчеты нас не запугают,
Не уйдем мы покорно на дно!
С собою заодно
Прихватим мы на дно—
Это не просто – авианосцы!
Всех иль хотя бы одного!
Сгорят, как в Чесме,—
И им известно,
Как там пылал турецкий флот!
И снова в поход эскадра идет
По волнам, под водой,
Стальною грозной чередой—
Эскадра Пятая, врагом проклятая,
Всегда готова в смертный бой!








 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх