ГЛАВА 6

ЯПОНСКО-КИТАЙСКАЯ ВОЙНА 1894–1895 ГОДОВ И ВМЕШАТЕЛЬСТВО В НЕЕ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ

Вначале 1880-х гг. резко обострились отношения Китая и Японии в споре за сферы влияния в Корее. Японцы поддерживали в Корее феодальную оппозицию во главе с родом Кимов. Весной 1894 г. один из лидеров оппозиции Кимов — Ок Тюн — был заманен агентурой правящей династии Минов в Шанхай и там убит. Власти иностранного сеттльмента выдали его труп корейскому правительству, которое решило совершить над ним обряд смертной казни, публично четвертовав мертвое тело.

Японское правительство решило использовать этот случай для демонстрации сочувствия корейской оппозиции, а также собственной «цивилизованности», не способной якобы мириться со столь варварскими обычаями. Оно заявило через своего посланника в Сеуле протест против «казни» покойника. Протест был отклонен. Инцидент вошел в летописи дипломатии в качестве редкостного примера политического конфликта из-за судьбы трупа. В Японии этот «конфликт» послужил отправным пунктом для разнузданной шовинистической пропаганды против корейского правительства и за захват Кореи Японией.

Скандал из-за трупа возник на фоне большого крестьянского восстания в Корее. Восстание носило как антифеодальную, так и религиозную направленность. Ядро восставших составляли тонхаки. Секта Тонхак («Восточное учение») возникла еще в 1859 г. Суть учения представляла смесь конфуцианства, буддизма, даосизма и католицизма. Наибольший размах учение получило в Южной Корее, в частности в провинции Чолла. Правительственные войска Кореи не в состоянии были справиться с движением. Корейское правительство обратилось за помощью к своему сюзерену — Китаю. Китайский представитель в Сеуле Юань Шикай в течение мая 1894 г. требовал скорейшей посылки китайских войск, но Ли Хун-чжан[18] настаивал на формальной просьбе о помощи со стороны корейского короля «с тем, чтобы вся ответственность лежала на нем». 6 июня из Тяньцзиня были посланы полторы тысячи китайских солдат и три военных корабля. В соответствии с Тяньцзиньской конвенцией 1885 г. Китай информировал об этом Японию. Ли Хун-чжан официально уведомил японское правительство и русского посланника в Пекине о том, что войска будут отведены немедленно после подавления «беспорядков».

Посылка китайских войск в Корею были использована японцами для вмешательства в корейские дела. Японское правительство сразу начало направлять свои войска в Корею, и уже к середине июня японских войск в Корее было больше, чем китайских. Под контролем японских войск находилась столица, в то время как китайские войска занимали предместья к югу от Сеула.

Корейское правительство, напуганное непрестанно возраставшим притоком японских войск, пыталось добиться отзыва китайских и японских военных сил. Движение тонхаков было подавлено, но Япония не собиралась выводить свои войска из Кореи.

16 июня 1894 г.[19] японское министерство предложило китайскому послу в Токио создать совместную комиссию для обследования положения и проведения «радикальных реформ» в области корейских финансов, администрации и т. д. Это означало фактический допуск Японии к решению внутренних корейских вопросов.

Китайцы попытались обратиться с просьбой о посредничестве к США. Но госдепартамент действовал уклончиво. 13 июля 1894 г. китайское правительство сделало последнюю бесполезную попытку обращения к посредничеству США, а через неделю китайский посланник в Токио уже поручал защиту интересов китайских подданных в Японии американской миссии при японском дворе. Почти одновременно Япония поручила американскому посланнику в Пекине защиту интересов Японии.

23 июля королевский дворец был занят японскими отрядами. Королевская семья вместе с детьми была переведена в японское посольство. Во главе правительства был поставлен бывший регент, отец арестованного короля, престарелый Те Уонь Гунь. В лице 80-летнего старца японские агенты нашли крайне удобное орудие для того, чтобы прикрыть свои захватнические планы весьма прозрачным покровом «борьбы» за «независимость» Кореи.

27 июля регент под давлением Японии вынужден был объявить войну Китаю и официально обратиться к Японии с просьбой о «помощи» для изгнания китайских войск с корейской территории.

Чтобы понять последние события, мне придется сделать маленькое отступление и кратко рассказать о состоянии японского и китайского флотов к 1894 г.

Ядро японского флота составляли броненосцы «Фусо» («Fusoo»), «Хией» («Hiyei») и «Конго» («Kongo»), броненосные крейсеры «Чиода» («Chiyoda») и «Иосино» («Yoshino»), бронепалубные крейсера «Ицукусима» («Itsukushima»), «Мацусима» («Маtsushima»), «Хасидате» («Hashidate»), «Акицусима» («Akidsushima»), «Нанива» («Naniwa») и «Такачихо» («Takachiho»).

Кроме того, в составе японского флота имелось восемнадцать канонерских лодок посыльных судов и корветов, а также 41 малый миноносец.

Китайский флот в мирное время был разделен на четыре эскадры: Северную (21 судно, 203 орудия, 3124 чел. экипажа), Южную (Шанхайскую) (11 судов, 96 орудий, 1523 чел. экипажа), Фучаускую (15 судов, 104 орудия, 2023 чел. экипажа) и Кантонскую (17 судов, 79 орудий, 600 чел. экипажа).

Во всех этих эскадрах было два броненосца 2-го класса, три небольших посредственно бронированных судна, 11 старых крейсеров, 30 мелких судов и канонерок и 43 миноносца.

Китайский флот имел два довольно мощных броненосца «Чжень-Иен» («Chen-Yuen») и «Тинг-Иен» («Ting-Yuen»). Броненосцы были построены в Германии в Штеттине на заводе «Вулкан» в 1881–1882 гг. Водоизмещение их составляло 7600 т, мощность паровых машин 6200 л. с. позволяла развивать скорость 14,5 узла. Вооружение: четыре 305/20-мм и два 150-мм орудия. Артиллерия была изготовлена фирмой Круппа. Броненосцы были построены по типуанглийского броненосца «Инфлексибл». Каземат, занимавший около половины длины всего судна, имел 14-дюймовую (355-мм) смешанную броню, остальные части кораблей защиты не имели. Нос и корма были совершенно открыты, но внутри суда были защищены 3-дюймовой (76-мм) броневой палубой. Корпус был разделен большим числом водонепроницаемых переборок и отделений, заполненных пробковым составом.

В составе китайского флота было несколько малых броненосных крейсеров. Однотипные крейсеры «Кинг-Иен» («King-Yuen») и «Лай-Иен» («Lai-Yuen») имели водоизмещение 2850 т. Они также были построены на заводе «Вулкан» и спущены на воду в 1887 г. Их машины и котлы защищал очень короткий броневой пояс толщиной 5,5–9,5 дюйма (140–240 мм), но, так как верхняя кромка его доходила лишь до ватерлинии, то пользы от него было мало. Над броневым поясом имелась стальная палуба толщиной в 1,5 дюйма (38 мм), в незащищенных оконечностях крейсера она была вдвое толще. На испытаниях крейсеры дали 16,5-узловой ход, но к 1894 г. скорость их не превышала 13 узлов. Вооружение составляли две 8,5-дюймовые (216-мм) пушки Круппа, размещенные в барбете и в носовой части судна. Барбет был защищен 8-дюймовой (203-мм) броней «компаунд». Кроме того, имелось тринадцать мелкокалиберных орудий.

Броненосный крейсер «Пинг-Иен» («Ping-Yuen») был построен в Фучжоу в Китае. Его водоизмещение составляло 2900 т. На испытаниях крейсер развил ход только 10,5 узла, так как еще на стапеле из-за недостаточного финансирования длина крейсера была урезана, а это пошло в ущерб обводам. Фактически, это был уже не крейсер, а помесь канлодки и монитора. В носовом барбете были установлены одна 260/22 мм/клб пушка весом в 22 т, две 150/35 мм/клб и восемь 75/30 мм/клб пушек. Все орудия были изготовлены Круппом.

Броненосный крейсер «Цзи-Иен» («Tsi-Yuen») был построен в Германии в 1880–1884 гг. Водоизмещение его 2400 т. Машина Двойного расширения мощностью 2800 л. с. позволяла развивать скорость до 15 узлов. В барбете находились две 210/30 мм/клб пушки, а на корме в башне одна 150/35 мм/клб пушка. По бортам стояли открыто четыре 75/30 мм/клб пушки. Все орудия были изготовлены фирмой Круппа.

Броненосные крейсеры «Чих-Иен» («Chih-Yuen») и «Чинг-Иен» («Ching-Yuen») были построены в Англии фирмой «Армстронг» в 1866 году. На испытаниях скорость их хода составила 18,5 узла. Вооружение: три 203-мм и две 152-мм пушки. Их броневая палуба на скосах имела толщину 4 дюйма (102 мм), а в оконечностях корабля и в середине — 2 дюйма (51 мм).

Более старые и меньших размеров броненосные крейсеры «Tshao-Yong» и «Yang-Wei» также были построены фирмой «Армстронг». Первоначально они могли развивать скорость до 16 узлов, но к 1894 г. котлы и машины их сильно поизносились. В носу и корме стояли по одной 10-дюймовой (254-мм) пушке Армстронга на центральном штыре. На палубе были установлены четыре 5,1-дюймовые (129,5-мм) нескорострельные орудия и семь револьверных пушек.

Кроме перечисленных судов в бою при Ялу участвовали еще два небольших крейсера: «Kwang-Ping» и «Kwang-Chia» (или «Kwang-Kai»). Первый имел водоизмещение 1030 т и был вооружен тремя 4,7-дюймовыми (119,4-мм) скорострельными пушками. Водоизмещение второго составляло 1300 тонн, а вооружение — три 6-дюймовых (152,4-мм), четыре 5-дюймовых (127-мм) и восемь мелкокалиберных орудий.

Из судов, не принимавших участие в этом бою, наиболее значимыми были «Foo-Ching», «Ye-Sing», «Foo-Sing», «Kia-Chi», «Nan-Shuin», «Nan-Ting» и «Yang-Pao». Все они были близки по типу к «Чих-Иен» и имели на вооружении 8- или 8,25-дюймовые (203- или 209,5-мм) и 4,7-дюймовые пушки.

Канонерские лодки имели на баке по одному 38- или 35-тонному, с дула заряжаемому орудию.

Торговый флот Китая значительно уступал японскому. Китайцы имели только 35 пароходов общим водоизмещением 44 тыс. т.

А теперь вернемся к событиям в Корее. Китайцы также решили усилить свое влияние в Корее и высадили десант у Асана. Для перевозки войск китайцы зафрахтовали английские пароходы «Коушинг» и «Фишин» и германский пароход «Ирен». Замечу, что война еще не началась, и это была рутинная отправка войск.

Транспорты собрались у Вэйхайвэя (ныне город Вэйхай), а навстречу им вышли боевые китайские корабли. Но пароход «Коушинг» по неведомым причинам отделился от остальных транспортов и пошел самостоятельно. На его борту находились два китайских генерала, 1100 пехотинцев, 12 полевых орудий и германский инструктор майор фон Геннекен. В 9 часов утра 5 августа судно было перехвачено японскими кораблями. Японцы решили захватить «Коушинг», китайцы отказались. Тогда крейсер «Нанива» (командир Того — будущий герой Цусимы) с 350 метров, то есть в упор, выпустил в безоружный пароход, шедший под английским флагом и с английской командой, торпеду, а затем расстрелял его из орудий главного калибра. Китайцы в ответ открыли огонь из ружей (полевые пушки находились в небоеспособном положении). Несмотря на ураганный огонь японцев из всех орудий, транспорт тонул около часа. А после того как «Коушинг» скрылся под водой, японцы перенесли огонь из винтовок и малокалиберных пушек Гочкиса и Норденфельда на две китайские шлюпки и сотни барахтавшихся в воде людей. Обе китайские шлюпки были потоплены. Японцы спустили свои шлюпки, но подбирали только европейцев, китайцев же убивали.

По законам Морского права японцы совершили сразу несколько преступлений — расстреляли пароход под нейтральным флагом без объявления войны, да и даже если бы война была объявлена после выхода «Коушинга» из порта (радио тогда не было), то все равно японцы не имели права по нему стрелять. Наконец, стрельба по тонущим людям даже в военное время считается тяжким воинским преступлением.

И что же сделала Владычица морей? Достаточно было громкого окрика из Лондона, и Япония выплатила бы Англии любую компенсацию и убралась бы из Кореи. Но англичане сделали вид, что ничего не произошло, а потом потребовали деньги за «Коушинг»… с Китая. Зато позже, в 1914–1918 и в 1939–1945 гг., британские морские суды будут чинить расправу над пленными германскими морскими офицерами, стрелявшими по тонущим морякам или даже просто не оказавшими им помощь.

История учит, что война начинается лишь по желанию правителей государств, а инциденты используются лишь как поводы. Не будет повода, так его сфабрикуют, а то и начнут войну без повода. Какие огромные жертвы понесла Россия-матушка из-за проклятых слов: «Как бы чего не вышло». В переводе на казенный язык это прозвучало: «Не поддаваться на провокации».

Днем 22 июня 1941 г., когда немецкие танки прошли первые десятки километров советской земли, красные командиры отчаянно бомбардировали Москву запросами, а можно ли обстреливать и бомбить германские войска по ту сторону границы?

В XX веке войны часто начинались с провокаций, с вооруженных столкновений, но только тогда, когда правительство агрессора уже приняло решение начать войну, и вот тогда любой инцидент становится поводом к войне. Об этом хорошо написал дедушка Крылов в басне «Волк и ягненок»: «У сильного всегда бессильный виноват», «уж виноват ты тем, что хочется мне кушать».

Поводом для заранее спланированного нападения может быть что угодно. Вот, к примеру, в августе 1964 г. у берегов Северного Вьетнама, якобы были обстреляны два американских эсминца. Кто стрелял, до сих пор неизвестно. Американцы продемонстрировали лишь несколько дыр толщиной в палец в борту эсминца. Залатать сии дыры стоило несколько долларов. Тем не менее США сочли инцидент поводом для начала широкомасштабной войны против ДВР.

Когда повода нет, его придумывают. Вторжение в Панаму или Гренаду американцы объяснили заботой о безопасности американских граждан в этих странах. Никаких доказательств притеснений граждан США до сих пор не предъявлено. Несколько лет назад США нанесли ракетный удар по Багдаду. Повод — какие-то иракцы хотели убить какого-то отставного американского президента. Доказательств, разумеется, никаких. Но ничего, «мировая общественность» проглотила и это.

Нужно было НАТО напасть на сербов в бывшей Югославии, и вот, как раз вовремя прилетает 81-мм мина и падает на базаре в Сараеве. Сербы разбиты, введены натовские войска, а о злополучной мине все напрочь забыли.

С другой стороны, когда агрессор не готов к нападению, любые самые кровавые инциденты кончаются лишь дипломатическими нотами. В мае 1937 г. германский карманный линкор «Дойчланд» с «визитом вежливости» зашел в порт на острове Ивис, захваченный испанскими мятежниками. 29 мая авиация испанской республики бомбардировала порт. Наш СБ с нашим экипажем влепил в «Германию» две 100-килограмовые бомбы. Линкор был изрядно разбит, 20 трупов, 73 раненых.

В июне 1967 г. корабль радиотехнической разведки США AGTR-5 «Либерти» занесло к берегам Синая. То ли по ошибке, а скорее, чтобы избавиться от столь глазастого и ушастого свидетеля, израильская авиация нанесла ракетный удар по «Либерти». А затем контрольный выстрел торпедой сделал израильский катер. Тем не менее подошедшие американские корабли удержали «Либерти» на плаву. Но ремонту корабль не подлежал, 34 американца были убиты, 164 ранены.

В мае 1987 г. американский сторожевой корабль «Старк» вел разведку Персидском заливе. Иракский истребитель «Мираж F-1» угостил «Старк» ракетой «Экзозет». Корабль был разрушен, хотя и остался на плаву, 37 человек убито, 21 ранен.

Никаких последствий эти инциденты не имели, кроме некоторых хлопот для дипломатов.

Так, может быть, в ходе «военной реформы» раз и навсегда запретить в воинских уставах фразу «на провокации не поддаваться» и записать «провокации пресекать штатными огневыми средствами, действовать решительно и энергично»?

За несколько часов до инцидента с «Коушингом» японцы напали на китайский отряд кораблей в составе крейсера «Цзи-Иен» и еще на два слабо вооруженных судна.[20] Китайские суда вышли в море, вероятно, для прикрытия транспорта, шедшего на Дагу. По рассказам японцев, китайцы не отсалютовали флагу адмирала Цубои, как требовал того международный этикет, а изготовились к бою и «имели такой вид, как будто были намерены приступить к враждебным действиям». Далее японцы рассказывали, что вышли из узкости, где им приходилось маневрировать, и пошли в открытое море. Но «Цзи-Иен» так близко шел за японским крейсером «Нанива», что он повернул и направился к китайскому судну. Теперь «Цзи-Иен», тесно зажимаемый «Нанивой», вероломно выпустил в него мину, но промазал. Японский крейсер сразу же открыл огонь па всем трем китайским кораблям, открыли огонь и два других японских судна.

По китайской же версии все происходило с точностью до наоборот, однако их версия звучит более правдоподобно. Три японских корабля напали на китайцев и без всякого предупреждения начали по ним стрелять. Китайские корабли не были подготовлены к бою и ответили на огонь после некоторого замешательства. Несколько японских снарядов сразу же попало в боевую рубку «Цзи-Иена», погибли первый лейтенант и мичман. Голова лейтенанта повисла на одной из переговорных труб. Но находившийся в рубке капитан Фонг не был даже ранен, он немедленно отдал приказ изготовить корабль к бою и сошел вниз.

Крейсер был сильно поврежден, но все же сумел уйти в Вэй-хайвэй. Китайцы потеряли 16 человек убитыми, в том числе трех офицеров, и 25 человек были ранены. Тем временем «Kuwan-Shi» (или «Kwang-Yi»), хотя и был маленьким и слабо вооруженным судном, первым вступил в бой, сперва с «Нанивой», а затем с «Нанивой» и «Акицуси» вместе. Вскоре на китайском судне кончились боеприпасы, 37 человек экипажа были убиты, судно получило многочисленные пробоины и стало тонуть. Тогда командир, взяв курс к берегу, выбросился на камни и высадил там остатки экипажа. Сперва японцы оставили судно в покое, но затем выпустили по нему тридцать снарядов. От одного из них взорвалась находившаяся в кормовой части мина, разворотив всю корму. С китайского судна спаслись только восемнадцать человек, все они имели тяжелые ранения.

За посыльным судном «Tsan-Chieng» японцы погнались уже после того, как утопили «Kowshing», они быстро заставили судно замолчать и захватили его.

Первое сражение произошло 29 июля 1894 г. у Асана — города на берегу Желтого моря южнее Сеула. Отряд японского генерала Ошима внезапно атаковал китайский отряд генерала Ие. Любопытно, что силы противников были равны — по 4500 человек и по 12 орудий. Китайцы потерпели поражение и отошли к Пен-Янгу (Пхеньяну). Японцы же отошли к Сеулу.

Благодаря полному бездействию китайского флота японцы постепенно безнаказанно высаживались в Корее, и к концу августа японские войска в Сеуле и Чемульпо были доведены до двух дивизий. Благодаря бою у Асана и последующему бездействию китайцев японцы сначала перевели войска в Фузань, а затем оттуда бригада на судах была перевезена к устью реки Татонги, а две бригады были высажены в Венсане (Генсане) в Браутонском заливе. Остальные же японские войска двинулись из Фузаня через Сеул на север.

20—22 августа японцы заняли крепость Хван-Тзу. А 16 сентября 15-тысячная японская армия под командованием фельдмаршала Ямагато атаковала китайские войска численностью 14–15 тысяч у Пен-Янга. Китайцы были наголову разбиты, а их главнокомандующий генерал Тзо сдался в плен. После победы у Пен-Янга вся Корея оказалась в руках японцев.

Китайский же флот в бездействии стоял в Вэйхайвэе. Наконец, в начале сентября из Пекина адмирал Дину приказал начать активные боевые действия против японцев. Дину и его иностранным советникам предстояло выбрать одно из двух. Во-первых, они могли собрать все годные военные суда, отправиться на поиски японцев и дать им решительное сражение. Если бы японцы были при этом разбиты, то господство на море осталось бы за Дином. Если же китайцы потерпели бы поражение, то их, по крайней мере, не затрудняли бы транспорты и они не потеряли бы много людей напрасно. Во-вторых, Дин мог конвоировать флотилию транспортов, держа свои суда наготове для их защиты. Сам он, видимо, склонялся в сторону первого плана. Он стремился найти японцев и сразиться с ними, прежде чем выводить свои транспорты. Но поражение, нанесенное китайским сухопутным силам у Пен-Янга, связало ему руки и принудило действовать как можно быстрее. Ему пришлось конвоировать свои транспорты, когда японцы еще не были разбиты на море, и господство над этим морем оставалось спорным.

17 сентября 1894 г. у острова Хэйан близ устья реки Ялу состоялось решающее сражение китайского и японского флотов.

В составе китайского флота были броненосцы «Чжень-Иен» и «Тинг-Иен»; броненосные крейсеры «Кинг-Иен», «Лай-Иен», «Цзи-Иен», «Чих-Иен», «Чинг-Иен», «Tshao-Yong», «Yang-Wei», «Kwang-Kai», «Пинг-Иен», «Кванг-Пинг»; миноносцы «Fu-Lung» и «Choi-Ti». Всего 14 судов.

Со стороны Японии в бою участвовали броненосцы «Фусо» и «Хией»; броненосные крейсеры «Чиода» и «Йосино»; бронепалубные крейсеры «Ицукусима», «Мацусима», «Хасыдате», «Нанива» и «Такашихо»; «Акицузу» («Akitsusu»), «Акажи» («Akagi») и вооруженный пароход компании «Nippon Yusen Kaisha» «Saikio».

Всего на китайских кораблях было 12-дюймовых (305-мм) пушек — 8; 10,2-дюймовых (259-мм) и 9,8-дюймовых (249-мм) — 5; 8,2-дюймовых (208-мм)— 12; 5,9-дюймовых (150-мм)— 18; 5,1-дюймовых (129,5-мм) и 4,7-дюймовых (119,4-мм) — 12. У японцев было 12,6-дюймовых (320-мм) пушек— 3; 10,2-дюймовых (259-мм) — 4; 9,4-дюймовых (238,8-мм) — 4; 172—150-мм — 27; 152-мм скорострельных — 8; 120-мм скорострельных — 59.

Интересно, что и на японских, и на китайских кораблях имелись десятки европейских инструкторов. Так, по данным X. Вильсона, у китайцев на «Тинг-Иене» находился майор фон Геннекен, начальник штаба Дина, с господами Тайлером, Никольсом и Альбрехтом. На «Чжень-Иене» были капитан Мак-Жиффин и господин Гекман, на «Чих-Иене» — господин Пюрвис и на «Цзи-Иене» — господин Гофман.

Когда оба флота сблизились до дистанции 4–5 верст, китайцы открыли огонь, но японцы не отвечали. Японские артиллеристы начали стрельбу с дистанции 2,5 версты, желая полностью использовать свое преимущество в скорострельных пушках калибра 120–150 мм.

В ходе упорного боя китайские корабли «Чих-Иен», «Кинг-Иен», «Tshao-Yong» и «Yang-Wei» затонули. Японцы не потеряли ни одного корабля. На затонувших китайских кораблях погибли от 600 до 800 человек, а на уцелевших убиты 34 человека и 88 ранены. Японцы потеряли убитыми 10 офицеров и 80 человек нижних чинов; ранены 16 офицеров и 188 нижних чинов.

В ходе боя одни только «Чих-Иен» и «Тинг-Иен» сделали вместе 197 выстрелов из 12-дюймовых орудий. Остальные суда должны были выпустить почти такое же количество 10,2- и 8,2-дюймовых снарядов. Таким образом, по очень приблизительным подсчетам, китайскими кораблями было выпущено около 400 тяжелых снарядов, из которых менее двадцати (около 4 %) попало в цель. Но большая часть попавших в цель китайских снарядов были бронебойными, и особого вреда они не причинили. Однако русским адмиралам этот урок в прок не пошел, и они по-прежнему отдавали предпочтение легким бронебойным снарядам, игнорируя тяжелые фугасные.

После поражения при Ялу китайский флот уже не показывался в море. Китайцы увели свои сильно поврежденные корабли в Порт-Артур, где приступили к их ремонту. Японский же флот остался в море, в порт на ремонт ушли только суда «Хией», «Мацусима», «Акажи» и «Saikio». Адмирал Ито в течение нескольких недель после сражения занимался в основном конвоированием транспортов, не обращая никакого внимания на китайцев.

24 октября 1894 г. японские войска высадились вблизи Порт-Артура. Со стороны моря Порт-Артур был защищен восемью фортами, расположенными по обе стороны входа в бухту. Восточная группа состояла из трех фортов, западная — из пяти. С суши Порт-Артур был окружен целым поясом фортов и батарей, но большинство их было полевого типа и вооружены были самыми разнообразными крупповскими орудиями.

Китайские войска не препятствовали высадке японцев. 8 ноября 1894 г. японцы после небольших боев заняли Кинг-Чжоу и Халиенван, и, таким образом, полуостров был окончательно отрезан. После этого японцы пошли на юг, и после опять-таки непродолжительного сопротивления китайцы очистили все подступы к Порт-Артуру.

20 ноября 1894 г. японская артиллерия начала обстрел Порт-Артура с суши. На следующий день, 21 ноября, японская эскадра с предельной дистанции открыла огонь по береговым формам крепости. Китайцы периодически отвечали, но попаданий в японские корабли не было. В 4 часа дня, когда японская эскадра находилась в шести милях от фортов, начался страшный ливень. Воспользовавшись плотной завесой дождя, десять японских миноносцев во главе с эсминцем «Котака»[21] ворвались в гавань Порт-Артура. Миноносцы открыли огонь из скорострельных пушек по береговым укреплениям, открытым с тыла, а затем высадили десант. Через час порт был в руках японцев.

22 ноября крепость Порт-Артур была взята сухопутными войсками. Сто исправных орудий, портовые сооружения, 15 тыс. т каменного угля, запасы пороха, 12 коммерческих и военных судов — все это досталось японцам.

Единственное, что упустили японцы, это уход китайского флота в Вэйхайвэй, где он оставался в бездействии. Напрасно некоторые военные историки (к примеру, Витгефт) пытаются доказать, что подобного рода упущение со стороны Японии было умышленным, чтобы облегчить себе действия против Порт-Артура. Согласиться с этим нельзя, так как уход китайского флота в Вэйхайвэй вынуждал японцев предпринять наступательные действия против последнего, потому что пока китайский флот существовал, японцы не могли безнаказанно плавать в водах Печилийского залива и в Желтом море.

Следующее нападение было сделано на Вэйхайвей. 18 и 19 января 1895 г. японский флот бомбардировал Дэнчжоу, находившийся в 80 милях западнее крепости. 20 января армия, высадившись к востоку от порта, начала осаду. Гавань Вэйхайвея образуют две бухты, напротив которых лежит остров Люгундао. Таким образом, в гавань имеются два входа: один — к востоку, достаточно широкий и с островом Цзидао почти посередине фарватера, и второй — к западу, вдвое уже первого и довольно опасный из-за подводных камней.

30 января японские корабли вместе с сухопутными войсками открыли с предельной дистанции огонь по фортам. Крейсеры «Нанива», «Акицусима» и «Куцураги» подошли к укреплениям у Чжаобэйцзуй близ восточного входа. Вскоре, после взрыва порохового погреба, батарея на Чжаобэйцзуй замолчала. Тем временем остальные корабли эскадры адмирала Ито бомбардировали остров Люгундао. Японцы овладели большинством сухопутных фортов, а в ночь на 31 января командование решило произвести минную атаку китайского флота.

Оба входа в гавань заграждались бонами, состоявшими из трех 1- и 1,5-дюймовых швартовов, поддерживаемых на расстоянии 9 м друг от друга поплавками. Восточное заграждение между островом Цзидао и берегом имело около 3000 м длины. В большом количестве были поставлены мины, но они оказались не особенно действенными. Блокируя Вэйхайвэй, японцы сделали попытку очистить средний проход, но это им не вполне удалось. Поэтому миноносцы отправились для атаки в ближайший к берегу проход, где они должны были находиться под прикрытием фортов, уже занятых к тому времени сухопутными войсками.

Под прикрытием темноты японские миноносцы направились к проходу, но когда они уже приблизились к нему, форты вдруг открыли огонь. Миноносцы ретировались, не понеся потерь.

Ночью 2 февраля была сделана новая попытка минной атаки, и опять неудачно, так как китайцы вовремя заметили японские миноносцы и открыли по ним огонь. Следующие два дня японцы продолжали бомбардировать остров Люгундао с суши и с моря. Китайские форты и броненосцы отвечали, но им не хватало места для маневрирования.

8 февраля двенадцать китайских миноносцев попытались прорваться через западный проход. Как только они вышли, японские корабли открыли по ним огонь и начали преследование, захватив или потопив большую их часть. Китайские миноносцы со своими поизносившимися котлами не в состоянии были оторваться от японских крейсеров.

Третью минную атаку японцы назначили в ночь на 4 февраля. В ходе этой атаки миноносцу № 10 удалось выпустить торпеду в корму китайского броненосца «Тинг-Иен». При этом погиб японский миноносец № 22.

Четвертая и последняя атака была предпринята ночью 5 февраля. На этот раз главную задачу выполнял первый отряд, а остатки второго и третьего должны были караулить западный вход. Китайцы не обнаружили миноносцев до тех пор, пока те не очутились среди них, а тогда они оказали лишь слабое сопротивление. «Котака» и миноносцы № 11 и № 23 выпустили семь мин. В «Тинг-Иен» попала, предположительно, еще одна мина. Еще по одной мине попало в «Лай-Иен» и «Чинг-Иен».

9 февраля 1895 г. от удачного попадания погиб броненосный крейсер «Чинг-Иен».

12 февраля китайское командование вступило в переговоры с японцами. Китайцы требовали выпустить гарнизон из крепости, на что японцы согласились, но с непременным условием сдачи крепости и флота. После этого адмирал Тинг покончил с собой.

14 февраля японцы заняли Вэйхайвэй. Трофеями их стали десять китайских военных судов. В плен сдались около двух с половиной тысяч совершенно изнуренных и промерзших китайцев.

В феврале 1895 г. японцы захватили остров Формозу (Тайвань), Пескадорские острова (острова Пэнхуледоо), а также ряд населенных пунктов на юго-восточном побережье Китая.

20 марта 1895 г. в японском городе Симоносеки начались японско-китайские переговоры о мире. Китай представлял Ли Хун-чжан, Японию — Ито и Муцу.

24 марта на Ли Хун-чжана, возвращавшегося после совещания с японскими представителями, было совершено покушение членами японской реакционно-монархической организации «черного дракона». Покушение на хорошо известного китайского полномочного представителя произвело за границей крайне невыгодное для Японии впечатление.

17 апреля китайская сторона была вынуждена подписать продиктованный японцами договор, вошедший в историю как Симоносекский. По этому договору Китай признал полную независимость Кореи от Китая (статья 1), «уступил» Японии Формозу, Пескадорские острова и южную часть Маньчжурии (Ляодунский полуостров) с прилегающими островами (статья 2). Контрибуция исчислялась в громадной сумме — в 200 млн. таэлей, подлежавших уплате восемью взносами. Первые два взноса должны были быть произведены через 6 и 12 месяцев после обмена ратификациями (статья 4). В качестве обеспечения уплаты контрибуции и процентов служили таможенные пошлины (статья 8).

Не меньшее значение, чем громадная контрибуция и территориальные приобретения, имела для Японии статья, предусматривавшая для нее и для ее подданных те же права и привилегии, которыми пользовались в Китае европейские державы и США (статья 6). Это уравнение Японии с европейскими державами сочеталось с предоставлением ей преимуществ системы наибольшего благоприятствования.

На первом этапе японско-китайской войны Министерство иностранных дел России заняло выжидательную позицию. Вместе с тем петербургские официальные и биржевые газеты предвидели опасность успехов Японии для интересов России. Так, «Новое время» (15 июля 1894 г.) предупреждало об опасности победы Японии, захвата Кореи и создания на Дальнем Востоке «нового Босфора». Притязания Японии на Корею, агрессивные выступления отдельных идеологов в пользу отрыва от России Сибири вызвали резкие заявления «Нового времени» (24 сентября 1894 г.). «Биржевые ведомости» высказывались за раздел Китая между западными державами и призывали к «обузданию» Японии.

1 февраля 1895 г. в Петербурге было созвано особое совещание под председательством великого князя Алексея Алексеевича для обсуждения той позиции, которую следовало занять России. Полная победа Японии не вызывала сомнений, но требования ее были еще неизвестны — японские дипломаты держали их в секрете.

На совещании великий князь Алексей Алексеевич заявил, что «постоянные успехи Японии заставляют ныне опасаться изменения статус-кво на Тихом океане и таких последствий китайско-японского столкновения, коих не могло предвидеть предшествующее совещание». (Имелось ввиду совещание 21 августа 1894 г.). Поэтому совещанию надлежало обсудить меры, которые «следовало бы принять для ограждения наших интересов на Крайнем Востоке». Следует ли присоединиться в «корейском вопросе» к другим державам или же «перейти к самостоятельным» шагам?

В ходе обсуждения ясно проступили две политические линии. Одна заключалась в том, чтобы компенсировать себя какими-либо территориальными присоединениями — незамерзающий порт для зимовки Тихоокеанской эскадры или отторжение части Северной Маньчжурии для более короткого пути Сибирской дороги к Владивостоку. Другая линия предусматривала отпор Японии под флагом защиты независимости Кореи и целостности Китая. Главная цель такого курса — не дать Японии укрепиться неподалеку от русских границ, не позволить ей овладеть западным побережьем Корейского пролива, закрыв выход России из Японского моря.

Министры высказались против немедленного вмешательства. Слабость русского флота и сухопутных сил на Дальнем Востоке была основным сдерживающим фактором.

Совещание приняло решение усилить русскую эскадру в Тихом океане так, чтобы «наши морские силы были по возможности значительнее японских». Министерству иностранных дел было поручено попытаться «войти с Англией и другими европейскими державами, преимущественно с Францией, в соглашение относительно коллективного воздействия на Японию в том случае, если бы японское правительство при заключении мира с Китаем предъявило требования, нарушающие наши существенные интересы. При этом Министерство иностранных дел должно иметь в виду, что главная цель, которую мы должны преследовать, — это сохранение независимости Кореи».

В марте 1895 г. Николай II назначил министром иностранных дел князя А.Б. Лобанова-Ростовского. Новый министр запросил ведущие европейские страны о возможности совместной дипломатической акции, направленной на обуздание японских милитаристов. Англия воздержалась, зато Германия безоговорочно поддержала Россию. Вильгельм II, утверждая проект телеграммы в Петербург, подчеркнул, что готов сделать это и без Англии, отношения с которой у Германии к этому времени успели уже основательно испортиться.

Теперь и Франции не оставалось ничего иного, как поддержать Россию.

4 апреля 1895 г. русскому посланнику в Токио из Петербурга была отправлена следующая телеграмма: «Рассмотрев условия мира, которые Япония соизволила предъявить Китаю, мы находим, что присоединение Лаотонгского[22] полуострова, потребованное Японией, явилось бы постоянной угрозой китайской столице, сделало бы призрачной независимость Кореи и было бы постоянным препятствием к продолжительному успокоению на Дальнем Востоке. Благоволите высказаться в указанном смысле перед японским представительством и посоветовать ему отказаться от окончательного овладения этим полуостровом. Мы все же хотим пощадить самолюбие японцев. Ввиду этого вы должны придать своему шагу самый дружелюбный характер и должны войти по этому поводу в соглашение с вашими французскими и германскими коллегами, которые получат такие же инструкции».

В заключение в депеше говорилось, что командующий Тихоокеанской эскадрой получил приказание быть готовым ко всякой случайности.

11 (23) апреля 1895 г. представители России, Германии и Франции в Токио одновременно, но каждый в отдельности, потребовали от японского правительства отказа от Ляодунского полуострова. Германская нота оказалась наиболее резкой. Она была составлена в оскорбительном тоне.

Одновременно Россия объявила мобилизацию войск Приамурского военного округа. Эскадры России, Германии и Франции, сосредоточенные вблизи Японии, имели в совокупности 38 кораблей водоизмещением 94,5 тыс. т против 31 японского корабля водоизмещением 57, 3 тыс. т. В случае же начала войны три державы без труда могли утроить свои морские силы, перебросив корабли из других регионов. В японской армии, находившейся в Китае, вспыхнула эпидемия холеры. В Японии военная партия во главе с графом Ямагато трезво оценила ситуацию и уговорила императора принять предложения трех европейских держав. 10 мая 1895 г. японское правительство заявило о возвращении Китаю Ляодунского полуострова.

Следует отметить, что Германия очень активно поддерживала все политические акции России на Дальнем Востоке. Кайзер Вильгельм II писал Николаю: «Я сделаю все, что в моей власти, чтобы поддержать спокойствие в Европе и охранить тыл России, так, что бы никто не мог помешать твоим действиям на Дальнем Востоке», «…что для России великой задачей будущего является дело цивилизованного азиатского материка и защиты Европы от вторжения великой желтой расы. В этом деле я буду всегда по мере сил своих твоим помощником».

Поддерживая дальневосточную политику России, кайзер преследовал две цели. Во-первых, отвлечь внимание России от Европы и Черноморских проливов, что развязало бы руки Германии и Австро-Венгрии, а во-вторых, в союзе с Россией получить базы и сферы влияния в Китае.

В конце послания Николаю II кайзер скромно заметил: «Надеюсь, что как я охотно помогу тебе уладить вопрос о возможных территориальных аннексиях для России, так и ты благосклонно отнесешься к тому, чтобы Германия приобрела порт где-нибудь, где это не „стеснит“ тебя».


Примечания:



1

Формально порт со всеми штатами был утвержден в 1732 г. и существовал до 2 декабря 1849 г. В Охотске с 1660 по 1849 г. было построено 70 парусных судов.



2

тунгусского князька, сбежавшего в 1667 г. в Нерчинск — А.Ш.



18

Видный сановник, фактически исполнявший в Китае обязанности премьер-министра.



19

Все даты в этой главе даны по новому стилю.



20

Их названия не установлены. X. Вильсон дает две версии: «Kuwan-Shi» и «Tsao-Kiang» по одной, а по другой версии эти корабли назывались «Kwang-Yi» и «Tsan-Chieng». Последний был недавно купленным коммерческим пароходом и имел легкое вооружение.



21

Единственный японский миноносец, имевший палубную и бортовую броню толщиной в 15 мм в районе паровой машины.



22

Ляодунского





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх