ГЛАВА 36

СОВЕТСКАЯ ВОЕННАЯ ПОМОЩЬ КНР В 1949–1960 гг

После выдворения с территории континентального Китая гоминьдановцы не пожелали прекращать войну. С Тайваня и малых островов на бомбардировку объектов в Китае постоянно вылетали самолеты, с кораблей высаживались малые и средние десанты. Чан Кайши готовил свои армии к генеральной высадке на континент.

Части Национально-освободительной армии имели 113 самолетов. Все они являлись японскими и американскими и были сильно изношены. К началу 1950 г. гоминьдановцы располагали 361 самолетом. Из них: 158 истребителей (в том числе «Мустанг» — 110 и «Тандерболт» — 48), 65 бомбардировщиков (из них В-24—21, В-25—28 и 16 «Москито»), 16 самолетов-разведчиков и один транспортный самолет. Гоминьдановская авиация базировалась в основном на аэродромах Тайваня и островах Чжуашаньского архипелага.

2 октября 1949 г. Советский Союз официально признал Китайскую Народную Республику, став первым в мире государством, признавшим новую власть.

16 декабря 1949 г. в Москву прибыл председатель Центрального народного правительства КНР Мао Цзэдун, а 20 января 1950 г. — премьер Государственного административного совета Чжоу Эньлай.

В ходе переговоров И.В. Сталина и Мао Цзэдуна были рассмотрены многие вопросы международной обстановки и советско-китайских отношений, выработаны меры по развитию сотрудничества и дружбы двух государств.

14 февраля 1950 г. были подписаны Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи (сроком на 30 лет), соглашения о Китайской Чачуньской железной дороге (КЧЖД), Порт-Артуре и Дальнем, о предоставлении КНР долгосрочного экономического кредита и другие.

КНР и СССР обязались совместно предпринимать меры, чтобы не допустить повторения агрессии и нарушения мира со стороны Японии или любого другого государства, которое прямо или косвенно объединилось бы с ней в агрессивных актах. В случае нападения Японии или ее союзников на одну из стран другая немедленно окажет ей военную и иную помощь всеми имеющимися у нее средствами.

В соглашении указывалось, что советские войска будут выведены из совместно используемой военно-морской базы Порт-Артур, а все военные объекты Ляодунского полуострова перейдут КНР. Вывод войск и передачу сооружений предполагалось осуществить после заключения мирного договора с Японией, но не позже конца 1952 г.

В декабре в ходе московских советско-китайских переговоров Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай поставили перед И.В. Сталиным и Н. Булганиным вопрос о создании с помощью СССР национальных ВВС и ВМС для захвата Тайваня. Руководители КНР просили у Советского Союза помощи для вторжения на Тайвань «народных добровольцев» из «числа военнослужащих стран народной демократии» (то есть советских войск). Но Сталин на это не пошел. Он лишь дал согласие обучить «кадры китайского морского флота» в Порт-Артуре с последующей передачей части советских кораблей Китаю, подготовить план десантной операции на Тайвань в советском Генеральном штабе, а также направить в КНР группировку войск ПВО и необходимое количество советских военных советников и специалистов.

В 1950–1953 гг. в Китае находились 3642 советника и специалиста Советской армии и ВМФ, а всего до 1966 г. в Китае побывали 6695 человек, в том числе 68 генералов, 6033 офицера, 208 солдат срочной службы и 386 рабочих и служащих. За эти годы 1514 китайских военнослужащих прошли подготовку в военных учебных заведениях Советского Союза (в том числе для сухопутных войск — 97 чел., ПВО — 178 чел., ВВС — 446 чел., ВМС — 608 чел., тыла — 99 чел. и др. — 66 чел.).

В первую очередь советская сторона решила обеспечить ПВО-Шанхая, который регулярно подвергался налетам гоминьдановской авиации. Командующим группировкой советских войск ПВО в Шанхае был назначен генерал-лейтенант П. Батицкий, начальником штаба — полковник Б. Высоцкий, заместителями командующего: по авиации — генерал-лейтенант авиации С. Слючарев, по зенитной артиллерии — полковник С. Спиридонов (он же командовал 52-й зенитно-артиллерийской дивизией). Главным военным советником при Народно-освободительной армии Китая и военным атташе в этот период был генерал-лейтенант П. Котов-Легоньков.

В боевой состав советской группировки входили: оперативная группа (управление группы войск, управление 106-й истребительной авиационной и 52-й зенитно-артиллерийской дивизий); 29-й гвардейский истребительный (реактивные МиГ-15), 351-й истребительный (поршневые Ла-11), 829-й смешанный (бомбардировщики Ту-2 и штурмовики Ил-10) авиаполки; 1-й гвардейский зенитно-прожекторный полк; 64-й отдельный радиотехнический батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС); 278-й, 286-й и 300-й отдельные автотехнические батальоны; отдельные радиотехническая и автомобильная кислородно-добывающая станции; 45-я отдельная рота связи и транспортная авиагруппа, оснащенная самолетами Ли-2.

25 февраля генерал-лейтенант П. Батицкий прибыл в Пекин, где его принял главнокомандующий Национально-освободительной армией Чжу Дэ. Батицкий доложил ему о составе и задачах группировки, и было принято решение о включении в состав группировки четырех китайских зенитно-артиллерийских полков смешанного состава.

Затем штаб Группы приступил к рекогносцировке аэродромных узлов Шанхая, Нанкина и Сюйчжоу. 27 февраля план сосредоточения группировки войск ПВО Шанхая был представлен на утверждение начальнику Генштаба Вооруженных Сил СССР генералу армии С. Штеменко. Планом этим предусматривалось завершить сосредоточение советских войск к 23 марта 1950 г.

С 9 по 15 февраля в Шанхай прибыли оперативная группа командующего советскими войсками, управление 106-й истребительной авиадивизии ПВО и управление 52-й зенитной артиллерийской дивизии.

7 марта с аэродрома Дальний на аэродром Сюйчжоу был передислоцирован 351-й истребительный авиаполк, а с 16 марта по 1 апреля 6 авиазвеньев этого полка перебазировались на аэродром Дзяньвань в 8 км севернее Шанхая. Три звена остались для прикрытия аэродрома Сюйчжоу, где производилась сборка истребителей МиГ-15 29-го истребительного авиаполка, доставленных туда из СССР по железной дороге.

9 марта в Сюйчжоу прибыл личный состав полка и авиакомендатура 286-го отдельного авиатехнического батальона. В тот же день в Нанкине разместилась оперативная группа 829-го смешанного авиаполка.

В течение марта—апреля 1950 г. на территорию Китая были передислоцированы и другие авиационные части.

К 22 марта закончилось оборудование командного пункта, с которого осуществлялось центральное управление войсками.

В марте 1950 г. в КНР начала поступать авиационная техника. 40 самолетов МиГ-15 29-го истребительного авиаполка прибыли из Новосибирска в Сюйчжоу в разобранном виде по железной дороге, с 10 по 14 марта они были собраны. К 1 апреля 39 самолетов перебазировались на постоянное место дислокации 29-го истребительного авиаполка — на аэродром Дачан в 10 км северо-восточнее Шанхая. 351-й истребительный авиаполк к этому времени сосредоточился на аэродроме Дзяньвань. Еще через неделю прибыли 829-й смешанный авиаполк с аэродрома Дальний в аэропорт Сюйчжоу, 278-й автотехнический батальон развернулся на аэродроме Дачан, а 286-й — на аэродроме Дзяньвань. 300-й батальон, с октября 1949 г. находившийся в Китае, был передислоцирован из Пекина на аэродром Сюйчжоу.

С 23 марта на 19 позициях в районе Шанхая закрепился 1-й Гвардейский зенитно-прожекторный полк, образовав круговую световую зону с радиусом 10–20 км и зону обнаружения самолетов в 20–30 км от центра города.

Сосредоточение и развертывание войск, боевой техники и материальных средств прошло по плану. Основная часть офицеров штаба Группы прибыла в Китай самолетом, упредив войска на 10–20 дней, что позволило заблаговременно решить ряд оперативных задач.

Всего в состав советской Группы войск входило: 118 самолетов (в том числе: МиГ-15—39, Ла-11—40,Ту-2—10, Ил-10—25, Ли-2—4), 73 прожекторных и 13 радиотехнических станций, 116 радиостанций, 31 радиоприемник и 436 единиц автотранспорта.

7 марта 1950 г. 351-й советский истребительный авиаполк приступил к боевому дежурству. Полк базировался в Сюйчжоу и имел задачу — патрулированием в воздухе и дежурством на аэродроме в готовности № 1 и № 2 не допустить бомбардировки с воздуха аэродрома и железнодорожного узла.

Первый воздушный бой произошел 13 марта. Патрулировавшее звено истребителей Ла-11 обнаружило южнее Сюйчжоу средний бомбардировщик В-25. Командир звена В. Сидоров произвел две атаки с задней полусферы сверху с дистанции 800–400 м. Подбитый самолет противника упал в горах северо-западнее Нанкина.

На следующий день во втором воздушном бою патрулировавшим звеном Ла-11 под командованием П. Душина был сбит еще один самолет В-25, который с горящим мотором сел на брюхо в 5 км северо-восточнее аэродрома Сюйчжоу. Шесть человек экипажа были взяты в плен, а седьмой (радист) погиб. После этого случая активность воздушного противника несколько снизилась.

20 марта в 85 км юго-восточнее Шанхая была обнаружена неизвестная цель. В воздух поднялись девять Ла-11 с задачей уничтожить противника на ближних подступах к Шанхаю. Первая пара истребителей после обнаружения трех «мустангов» пошла на сближение. Но «мустанги» отклонились от боя и ушли за границу запретной зоны. Следовавшие за ними бомбардировщики беспорядочно сбросили бомбы и тоже скрылись.

2 апреля два «мустанга», пролетавшие в районе северного побережья залива Ханчжоувань, встретились с двумя советскими истребителями. Капитан И. Гужев внезапно атаковал противника и первой же очередью сбил истребитель ведомого, а затем двумя последующими очередями уничтожил и самолет ведущего.

В целом гоминьдановская авиация с 20 февраля по 20 октября потеряла 7 самолетов: два В-24, два В-25, два «мустанга» и один «Лайтнинг». После этого налеты на Шанхай и его пригороды прекратились. Основные усилия ВВС гоминьдановцев были перенацелены на борьбу с наземными войсками Национально-освободительной армии. Они систематически вели разведку вдоль побережья, атаковали автоколонны и скопления мелких кораблей. Но все это не наносило серьезного ущерба армии Китая.

Для совершенствования боевой выучки китайского личного состава в штабах и подразделениях под руководством офицеров 52-й зенитно-артиллерийской дивизии систематически проводились занятия по изучению боевой техники и по отработке способов управления частями и подразделениями в бою. Всего состоялся 2591 час учебных занятий.

С 1 августа части Группы параллельно с несением боевой службы, в соответствии с шифротелеграммой военного министра СССР № 3365 от 13 июля 1950 г., приступили к переучиванию и обучению личного состава частей ПВО Народно-освободительной армии на технике Группы войск. При этом вся она, как и имущество группировки советских войск, в соответствии с постановлением Совмина СССР от 21 июля 1950 г., подлежала передаче китайскому правительству.

В июне 1950 г. началась война в Корее. Участие в Корейской войне вооруженных сил СССР и КНР — тема особая, и в данной работе она не затронута. Скажу только, что Корейская война не только не обескровила, но и заметно усилила Национально-освободительную армию Китая. Так, к началу 1954 г. китайская авиация располагала более чем 1500 боевыми самолетами, среди которых были истребители Як-9, Ла-11, МиГ-15; штурмовики Ил-10 и бомбардировщики Пе-2 и Ту-2. Начались поставки и самых современных реактивных машин — истребителей МиГ-17 и бомбардировщиков Ил-28.

В свою очередь, США непрерывно усиливали авиацию Тайваня, поставляя туда реактивные истребители F-84G «Тандерджет», F-86F «Сейбр» и разведчики RT-33. Чанкайшисты продолжали налеты на континентальный Китай. К началу 1950 г. они имели 86 боевых самолетов (истребители Р-38 «Лайтнинг», Р-40, Р-47 «Тандерболт» и Р-51 «Мустанг», дальние бомбардировщики В-25 и В-26).

Соединенные Штаты, напуганные активностью вооруженных сил КНР, 2 декабря 1954 г. подписали с Чан Кайши договор «о взаимной безопасности». Договором предусматривалось оказание военной помощи гоминьдановцам и размещение на Тайване и Пескадорских островах (Пэнхуледао) американских военных баз. Госсекретарь А. Даллес заявил, что «подписание договора об обороне положит раз и навсегда конец всяким слухам и сообщениям о том, что Соединенные Штаты каким-то образом согласятся на то, чтобы Формоза и Пескадорские острова попали под коммунистический контроль».

8 декабря 1954 г. правительство КНР заявило, что «предательская клика Чан Кайши не имеет никакого права заключать от имени Китая соглашения с какой-либо державой, а поэтому „договор о взаимной безопасности“ является незаконным и недействительным». Советское правительство 15 декабря заявило, что оно разделяет мнение правительства КНР: «Американо-чанкайшистский договор является вмешательством во внутренние дела Китая, покушением на его территориальную целостность и ставит под угрозу мир в Азии».

28 января 1955 г. конгресс США принял резолюцию, которая давала американскому президенту право принять любые меры для «обеспечения безопасности Формозы и Пескадорских островов» (Тайваня и Пэнхуледао).

Благодаря решению конгресса на Тайване были размещены американские ВВС и пехотные части, а в Формозском проливе начали патрулирование корабли 7-го флота США. С 1 июля 1954 г. по 30 июля 1955 г. США израсходовали на военно-экономическую помощь Тайваню более 670 млн. долларов.

Тем не менее начало 1955 г. ознаменовалось рядом побед Национально-освободительной армии Китая. В январе—феврале в результате успешной морской десантной операции у чанкайшистов был отбит ряд стратегически важных островов у побережья континентального Китая: Дачень, Юйшань, Пишань, Ицзяншань, Наньцзишань и другие более мелкие острова. Десант поддерживали силы истребительной, штурмовой и бомбардировочной авиации. По китайским данным, было уничтожено свыше 4600 вражеских солдат и офицеров, сбито и повреждено 160 гоминьдановских самолетов, потоплено и повреждено 20 кораблей и судов (пять из них — авиацией).

Немалую роль сыграла и артиллерия. Из СССР в Китай были поставлены 100-мм пушки БС-3, 122-мм пушки обр. 1931/37 г., 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20, 130-мм пушки С-47, 130-мм береговые пушки КСМ-65 с ПУС «Москва» и др.

Полковник В.Г. Маликов, бывший советником в Национально-освободительной армии в те годы, рассказал автору довольно интересный случай. С одного из прибрежных островов гоминьдановцы периодически обстреливали материк из тяжелых артиллерийских орудий. А самые дальнобойные советские орудия не могли их достать. Тогда Василий Георгиевич пошел на риск и посоветовал китайцам дождаться попутного ветра и нагреть заряды к 130-мм пушке М-46, те послушались совета и достали вражескую батарею.

В 1954 г. в нейтральных водах гоминьдановские военные корабли захватили советский танкер «Туапсе», шедший с грузом бензина. Наших военных кораблей в том районе не было, и СССР пришлось ограничиться несколькими грозными нотами, которые не произвели ни малейшего впечатления ни на Тайвань, ни на США. Через несколько месяцев часть советского экипажа была возвращена на родину, но сам танкер так и не вернули.

В это трудное для Китая время Советский Союз продолжал оказывать ему всестороннюю помощь. Так, СССР предоставил КНР на выгодных для нее условиях долгосрочные кредиты на общую сумму 1816 млн. рублей, помог в сооружении 250 крупных промышленных предприятий, цехов и объектов, оснащенных новейшим оборудованием. В том числе с помощью СССР китайцы реконструировали Анынаньский и Уханьский металлургические комбинаты, Чаньчуньский автомобильный завод, комплекс лаоянских заводов (тракторный, подшипниковый и горнорудного оборудования, электромашиностроительный, турбинный и котельный), заводы в Харбине, завод синтетического каучука и нефтеперерабатывающий завод в Ланьчжоу, азотные заводы в Гирине и Тайюане, сланцеперерабатывающие заводы в Фушуне, завод тяжелого машиностроения в Фулаэрцзи, целый ряд мощных электростанций и других объектов.

31 декабря 1952 г. СССР безвозмездно передал КНР все свои права по совместному управлению КВЖД со всем принадлежащим дороге имуществом. Были переданы основные магистрали, дороги, идущие от станции Маньчжурия до станции Пограничная (Суйфынхэ) и от Харбина до Дальнего и Порт-Артура, с железнодорожными сооружениями и устройствами, подвижным составом, электростанциями и линиями связи и другими предприятиями и учреждениями, обслуживающими эту дорогу. И, наконец, 26 мая 1955 г. Порт-Артур покинули последние советские части.

К концу 1955 г. военная авиация КНР насчитывала две тысячи боевых самолетов. МиГ-15 и МиГ-17 постепенно вытеснили поршневые истребители, из СССР стали поступать первые дальние бомбардировщики Ту-4, значительно расширившие зону досягаемости китайских ВВС. С помощью поставок из СССР создавалась и морская авиация Национально-освободительной армии Китая.

СССР оказал КНРнеоценимую помощь в создании китайской авиации и авиационной промышленности. Первым реактивным самолетом, производство которого было начато в Китае, стал истребитель J-5 — почти точная копия самолета МиГ-17Ф. Замечу, что за счет более тщательного изготовления конструкций истребителя китайцы выигрывали в скорости до 50 км/час. СССР предоставил Китаю два эталонных МиГ-17Ф и полные комплекты узлов и агрегатов для сборки еще 15 машин. Благодаря этому первый самолет J-5 был отправлен на заводские испытания 13 июля 1956 г., в том же году было начато серийное производство J-5. До конца 1959 г. китайцы выпустили 767 истребителей.

В 1961 г. на Шеньянском авиазаводе началось производство всепогодного истребителя МиГ-17ПФ, получившего китайское обозначение J-5A.

Первый собранный в Китае из советских комплектующих самолет МиГ-19П совершил первый полет 17 декабря 1958 г. 30 сентября следующего года начались летные испытания дневного фронтового истребителя МиГ-19С. Эти машины получили китайское обозначение J-6.

В начале 1950-х годов СССР поставил в Китай около 50 четырехмоторных бомбардировщиков Ту-4 (аналог американской летающей крепости Б-29). Позже в КНР были поставлены реактивные бомбардировщики Ту-16 и Ил-28, на базе которых в Китае было организовано производство их аналогов, получивших наименования, соответственно, Н-6 и Н-5.

В 1955 г. СССР передал КНР 4 эсминца проекта 7, введенных в состав Тихоокеанского флота в 1941–1942 гг. Перед передачей Китаю эсминцы прошли капитальный ремонт. Эсминец «Резкий» получил название «Фушунь», «Рекордный» — «Аньшань», «Ретивый» — «Цзилинь», а «Решительный» — «Чанчунь». Любопытно, что в 1971–1974 гг. эти эсминцы прошли в Китае модернизацию, в ходе которой торпедные аппараты были сняты, а взамен поставлены две спаренные установки противокорабельных ракет «Хайин-2». Все 4 корабля находились в боевом составе китайского флота до конца 1980-х годов.

В 1955 г. Тихоокеанский флот передал КНР сторожевые корабли СКР-48 и СКР-49 (бывшие японские сторожевые корабли водоизмещением 940 т, полученные СССР в 1947 г. по репарациям).

В декабре 1954 г. были переданы 4 малые подводные лодки XV серии (М-276, М-277, М-278 и М-279). В 1955 г. СССР передал Китаю 4 подводные лодки типа «Щ» (Щ-121, Щ-122, Щ-123 и Щ-124)[110] и 3 подводные лодки типа «С» (С-25, С-52 и С-53).

В 1954 г. рабочие чертежи и техническая документация на подводные лодки проекта 613 были переданы КНР для строительства лодок в Китае. По условиям договора с КНР первые три лодки должны были изготовляться полностью в Советском Союзе, а затем перевозиться в разобранном виде в КНР, где должны были вновь монтироваться и испытываться, как это ранее делалось при строительстве лодок для Дальнего Востока. Последующие корабли должны были строиться в КНР, причем СССР поставлял для них сталь для корпуса, механизмы, электрооборудование, приборы и вооружение. Для оказания технической помощи в постройке и освоении этих подводных лодок из ЦКБ-18, ЦКБ-112 и с завода «Красное Сормово» в КНР была направлена группа специалистов, всего около 20 человек.

В КНР китайскими специалистами при участии советских специалистов вся проектная и технологическая документация была переведена на китайский язык. Одновременно силами советских специалистов производилось обучение китайских специалистов теории подводных лодок и ознакомление их с особенностями подводных лодок проекта 613, технологией их постройки и испытаний.

Первые три подводные лодки были построены на Шанхайском судостроительном заводе «Дзянань», испытания лодок проводились в Порт-Артуре.

В конце 1957 г. после завершения испытаний первых трех подводных лодок часть советских специалистов возвратилась в СССР. В это время в КНР началась подготовка производства к постройке подводных лодок проекта 613 на Учанском судостроительном заводе в Ханькоу. Головная лодка Учанского завода была направлена на испытания в Порт-Артур в ноябре 1958 г. и закончила испытания в январе 1959 г. К этому времени в Порт-Артуре уже находилось около 15 подводных лодок постройки Дзянаньского завода.

В конце 1950-х—начале 1960-х годов СССР передал КНР противокорабельные ракеты П-15, а также техническую документацию на производство ракетных катеров проекта 183Р. По этой документации в Китае было произведено около 60 ракетных катеров этого типа.

К началу 1955 г. ВВС гоминьдана на Тайване располагали 450 боевыми самолетами. В их числе были современные реактивные истребители, истребители-бомбардировщики и разведчики F-86F, F-86G, RF-84F и RT-33A. Кроме того, на острове базировалась и американская истребительная эскадрилья, оснащенная F-86H «Сейбр».

Воздушные бои над Формозским проливом и территорией КНР продолжались. 10 мая 1955 г. восемь F-86 ВВС США, базировавшихся на территории Южной Кореи, при выполнении разведывательного полета в районе города Аньдун, где находился крупный военный аэродром, были перехвачены китайскими истребителями МиГ-15бис. В результате в завязавшемся бою один «Сейбр» был сбит и два получили повреждения. В июне 1956 г. Герой КНР летчик-истребитель Лу-Минь одержал первую в истории китайской авиации ночную победу, перехватив и сбив по радиолокационному наведению с земли тайваньскую летающую крепость В-17.

Следует заметить, что агрессивные действия в отношении КНР велись США не только с острова Тайвань, но и с территории Японии и Южной Кореи. Еще в конце 1953 г. на аэродроме в Комаки в Японии была сформирована специальная группа в составе 15-й разведывательной эскадрильи ВВС США. На восьми самолетах RF-86F сняли вооружение и установили фотоаппаратуру с фокусным расстоянием от 152 до 1000 мм. Для увеличения дальности полета на RF-86F помимо двух основных топливных баков емкостью 850 л навешивали еще два бака по 450 л. Кроме того, в ходе разведывательных полетов RF-86F использовали аэродромы «подскока» в Южной Корее, где происходила дозаправка. Замечу, что посадка американских военных самолетов в Южной Корее существенно нарушала соглашение о прекращении огня в Корее.

С апреля 1954 г. по июль 1955 г. RF-86F совершили свыше 12 дальних полетов над территорией Китая и СССР. Им удалось пролететь над районами Владивостока, Советской Гавани, Сахалина, Дайрена, Порт-Артура и др. Обычно в полете участвовало от двух до четырех машин. Они летели днем на высоте 13,5—14,5 км, и только при таких метеорологических условиях, когда отработанное топливо не оставляло видимых следов в атмосфере.

Типовой пример: 1 мая 1954 г. два RF-86F, пилотируемые лейтенантами Робертом Депью и Рудольфом Андерсоном, в 4 часа утра поднялись с аэродрома Комаки и перелетели на базу Кунсан в Южной Корее. Посадка американских самолетов на аэродромах в Южной Корее была грубым нарушением соглашения о прекращении огня. Тем не менее американцы систематически проводили подобные дозаправки.

После дозаправки самолеты направились в сторону Китая. На высоте 16,5 км они пролетели над Дайреном, а затем, развернувшись, прошли над Порт-Артуром. Вернулись в Комаки они тем же маршрутом.

Однако вскоре вблизи RF-86F стали появляться «миги», и в конце лета 1955 г. американское командование отказалось от разведывательных полетов на этих машинах и группа R.F-86F была расформирована.

1958 г. ознаменовался Тайваньским кризисом — резким обострением военной конфронтации в Тайваньском проливе. Поддерживая своего союзника, США направили в регион более 700 боевых самолетов (в том числе новейшие сверхзвуковые машины F-100, F-101, F-104 и RF-101) и около 130 боевых кораблей, в том числе семь авианосцев.

Американский министр авиации, выступая на пресс-конференции в столице Тайваня Тайбэе, заявил: «Если в районе Тайваня возникнут новые военные действия, США сделают так, что истребители F-84, которые получает националистическая армия от США, будут иметь на своем борту атомные бомбы».

8 мая 1957 г. на Тайвань прибыло авиакрыло ВВС США, самолеты были вооружены самолетами-снарядами ТМ-61 «Матадор» с дальностью стрельбы 500—1000 км, оснащенными ядерной боевой частью мощностью 80 кт. Вице-адмирал Дойл заявил 20 января 1958 г., что снаряды «Матадор» готовы для удара по красному Китаю.

Кроме того, в 1958 г. ВВС Тайваня получили первые сверхзвуковые самолеты «Норт Америкэн» F-100D «Супер Сейбр», а истребители F-86F были оснащены управляемыми ракетами класса «воздух—воздух» AIM-9B «Сайдуидер». Для ведения стратегической разведки над территорией континентального Китая из США прибыли высотные разведчики RB-57, на которых летали тайваньские летчики.

Тем временем воздушные бои над Тайваньским проливом продолжались. Только с 29 июля по 14 августа 1958 г. авиация Национально-освободительной армии сбила 9 тайваньских самолетов. 24 сентября в групповом бою между МиГ-17 и F-86F гоминьдановцы впервые применили управляемые ракеты класса «воздух—воздух» AIM-9B и сбили ими один китайский самолет, а второй получил повреждения от попадания невзорвавшейся ракеты.

В течение 1958 г. авиацией Национально-освободительной армии было сбито 17 и повреждено 25 гоминьдановских самолетов, а собственные потери составили 15 истребителей МиГ-15, МиГ-17 и J-5.

В августе—сентябре 1958 г. китайская артиллерия вела интенсивный обстрел прибрежных островов Мацзу и Цзиньмынь-дао, занятых чанкайшистами. В ответ американцы сосредоточили в Тайваньском проливе около ста военных кораблей, в том числе 7 авианосцев, 3 крейсера и 40 эсминцев. На Тайвань были переброшены крупные соединения военной авиации США и пополнения морской пехоты с Филиппин и американских баз в Японии.

В связи с угрозами США нанести ядерный удар по КНР Мао Цзэдун обратился к СССР с просьбой передать Китаю управляемые ракеты и ядерные боеголовки. В конце 1957 г. Советский Союз поставил в КНР несколько советских баллистических ракет Р-1 (копия ФАУ-2) и Р-2 с обычными боеголовками. В начале 1958 г. был развернут первый ракетный дивизион Национально-освободительной армии Китая. Дальнейшими планами военного сотрудничества предусматривались поставки в 1959–1960 гг. баллистических ракет Р-5 (дальность 1200 км, КВО около 1,5 км). Ракеты Р-5 должны были иметь ядерные боевые части. Однако советская сторона в 1959 г. отказалась поставлять ядерное оружие в Китай.

Зато СССР поставили в Китай несколько типов управляемых ракет, в числе которых были зенитный ракетный комплекс С-75, береговой противокорабельный комплекс С-2 «Сопка», ракеты «воздух—воздух» К-5М и др.

Особую важность для КНР имели ЗРК С-75 «Двина». Первый эшелон с этими ракетами проследовал через станцию Маньчжурия 23 ноября 1958 г. Технику принимал командир 1-го ракетного батальона ВВС КНР Чжан Цзяньхуа с группой из 21 человека. При этом присутствовал представитель Министерства обороны СССР генерал-лейтенант Буженский.

Всего в 1958–1960 гг. в Китай прибыли пять ЗРК С-75 «Двина» и 62 ракеты В-750. 39 ноября 1958 г. в ВВС Пекинского и Нанкинского военных округов было организовано еще по одному зенитно-ракетному батальону, а 26 декабря в уезде Дасинсянь Пекинского округа развернулся еще один батальон. 18 января 1959 г. в Сюйчжоу Нанкинского округа организовали пятый зенитно-ракетный батальон.

К 21 декабря 1958 г. весь командный состав 1-го и 2-го батальонов сосредоточили в Чансиньдяне в районе Пекина для обучения китайских офицеров советскими специалистами. Командиром 2-го зенитно-ракетного батальона был назначен Юэ Чжэньхуа.

В апреле 1959 г. в пустынной местности в 40 км к северо-востоку от уезда Чжунвэйсянь 1-й батальон провел первые учебные стрельбы при помощи советских специалистов. 19 апреля в 9 ч 40 мин самолет Ту-4НМ на высоте 8 км подлетел к охраняемому району и в зоне пуска сбросил парашютную мишень с уголковым отражателем. После выхода самолета из зоны пуска ракет, в 9 ч 50 мин, командир батальона Чжан Цзяньхуа дал команду «пуск». Первой же ракетой мишень была повреждена, «ее обломки упали на землю, все китайцы были очень довольны».

Китайцы не зря спешили с принятием на вооружение комплекса С-75.

Осенью 1956 г. США передали Тайваню первые два высотных дальних разведчика RB-57AI. В первый разведывательный полет над КНР майор Лян Лун вылетел на этом самолете 6 декабря 1957 г. Этот и последующие полеты 15 ноября 1957 г. и 7 января 1958 г. прошли без сучка и задоринки.

Четвертый полет RB-57AI состоялся 18 февраля. Капитан Ван Хуяцяо взлетел с авиабазы Таоюань и должен был пролететь над объектами, расположенными на Шаньдунском полуострове. Сначала капитан Ван полетел на восток, чтобы набрать высоту, потом повернул на север и летел, пока не оказался над Восточно-Китайским морем. Здесь он взял курс на северо-запад и полетел параллельно побережью Китая.

На подлете к Шаньдунскому полуострову китайские радары обнаружили самолет-нарушитель. Два МиГ-17 китайских ВВС поднялись с авиабазы в Циндао. Используя указания наземных РЛС и бортовые радиолокационные установки, «миги» приблизились к RB-57AI. Вопреки всем ожиданиям, они вышли на дистанцию выстрела, хотя самолет-разведчик шел на предельной высоте, и открыли огонь из пушек. Снаряды повредили левое крыло и двигатель, и самолет упал в Желтое море недалеко от Циндао. Пилот погиб.

Гоминьдановцы продолжали разведывательные полеты. В 1959 г. в них участвовала и новая модификация разведчиков, созданная на базе британского бомбардировщика «Канберра», — RB-57D. Только в I квартале 1959 г. RB-57D, пилотируемые гоминьдановскими летчиками, совершили 10 полетов над территорией Китая, пролетая над провинциями и городами Фуцзянь, Чжэцзян, Шанхай, Цзянси, Гуандун, Хунань, Хубэй, Аньхой, Гуйчжоу, Сычуань, Шаньдун и др. За 8–9,5 часа полета RB-57D пролетал до 6800 км и с высоты 18 км четырьмя фотоаппаратами производил аэрофотосъемку полосы шириной до 70 км и протяженностью до 4000 км.

В 1959 г. китайские истребители МиГ-19 и J-5 202 раза вылетали на перехват вражеских самолетов, 106 раз были обнаружены высотные цели, но ни разу сбить нарушителя не удавалось.

В январе 1959 г. ВВС Тайваня получили от США 4 разведчика RF-100A,[111] однако над территорией КНР они не летали, поскольку чанкайшисты считали, что их могут сбить истребители МиГ-19. В конце октября 1959 г. на Тайвань прибыли новейшие сверхзвуковые разведчики RF-101 А, которые летали над КНР до конца 1968 г. Забегая вперед, скажу, что за это время три RF-101A были сбиты, один летчик погиб, а два попали в плен.

Первый полет знаменитого американского высотного разведчика «Локхид» U-2 над КНР состоялся 18 июня 1957 г. Возможно, это было реакцией на инцидент 17 июня, когда разведчик RF-84F ВВС Тайваня был перехвачен китайскими МиГ-17 над провинцией Фуцзянь и, пытаясь уйти от преследователей, врезался в гору. Пилот погиб.

Второй полет U-2 состоялся весной 1958 г. В обоих случаях машины пилотировали американцы.

7 октября 1959 г. с аэродрома на Тайване поднялся RB-57D. Китайцы утверждают, что их РЛС обнаружила цель в небе над морем в 50 км от Тайбэя в 9 ч 41 мин В 10 ч 03 мин с РЛС сообщили, что самолет-нарушитель в провинции Чжэцзян над местечком Вэйлин пересек береговую черту на высоте 18 км. Над Нанкином самолет поднялся на высоту 19,5 км, затем пролетел Цзинань и приблизился к Пекину. В 11 ч 15 мин он был в 700 км от Пекина. Перехватчики ВВС КНР поднялись в воздух, но достать RB-57D не смогли.

Первым объявил боевую тревогу 5-й зенитно-ракетный батальон. Когда самолет находился уже в 480 км от Пекина, все системы ЗРК были приведены в полную боевую готовность. В 11 ч 30 мин удаление составляло 380 км, высота 19 км, скорость 750 км/час.

Станция наведения ракет обнаружила цель на дальности 115 км и высоте 20,3 км. Нарушитель шел с набором высоты. На дальности 41 км стартовала первая ракета, на дальности 40 км — вторая, на дальности 39 км — третья.

Какой по счету ракетой был поражен RB-57D — неизвестно. Его обломки упали на юго-востоке уезда Тунсянь. Позже «органы» выяснили, что летчик ВВС Тайваня Ван Инцинь выпрыгнул с парашютом, но часть строп была перерезана, возможно осколками ракеты. Летчик упал в 100 м к северо-западу от самолета, к моменту обнаружения он был еще жив, но спасти его не удалось.

В карманах нашли какие-то бумаги и удостоверение пилота ВВС Гоминьдана.

Итак, первый разведчик был сбит ЗРК С-75 в Китае, а не под Свердловском 1 мая 1960 г. Другой вопрос, что китайцы пытались дезинформировать США, а Хрущев на радостях «ударил в литавры».

Чтобы скрыть наличие зенитно-ракетных комплексов на вооружении Национально-освободительной армии Китая, 9 октября агентство «Синьхуа» распространило следующее заявление: «Пекин, 9 октября. 7 октября в первой половине дня один чанкайшистский самолет-разведчик типа РБ-57Д с провокационными целями вторгся в воздушное пространство и был сбит военно-воздушными силами Народно-освободительной армии Китая».

В конце 1950-х годов ЦРУ США осуществляло широкую поддержку сепаратистов на Тибете. Как писал Кертис Пиблз: «Полеты U-2 с целью поддержки операций на Тибете начались в мае 1959 года. 12 мая U-2 пролетел над Тибетом, Китаем, Лаосом и Северным Вьетнамом. Через два дня последовал еще один полет над Тибетом и Китаем. Фотографии, сделанные U-2, использовались при составлении первых точных карт Тибета. До этого летчики, пилотировавшие самолеты ЦРУ и летавшие над Тибетом уже два года, полагались на неполные и неточные карты. Вторая серия полетов U-2 над Тибетом была проведена 3, 4 и 9 сентября, третья — 4 ноября».[112]

После сбития 7 октября 1959 г. RB-57D американцы решили подстраховаться и в полеты над Центральным Китаем направляли не американских, а гоминьдановских пилотов. В конце осени 1959 г. в США отправилась первая группа тайваньских летчиков, отобранных для обучения полетам на U-2.

В июле 1960 г. из США на Тайвань прибыли два самолета U-2, из которых была сформирована «метеорологическая эскадрилья», преобразованная с 1 февраля 1961 г. в 35-ю эскадрилью ВВС Гоминьдана. Контролировали эту эскадрилью агенты ЦРУ. Самолеты находились в специальном ангаре, куда допускались лица, имевшие специальные пропуска. Задания на разведывательные полеты выдавали американцы, они же задавали условия полета — цель, курс, высоту. После возвращения самолета с задания агенты ЦРУ тут же забирали на обработку всю кино- и фотопленку. Гоминьдановцам же информация передавалась строго дозировано. Фактически чанкайшисты лишь предоставляли пилотов для этих разведывательных акций.

19 марта 1961 г. во время ночного тренировочного полета на U-2C разбился первый гоминьдановский летчик. Самолет по неизвестной причине взорвался в воздухе, рассматривалась версия и об уничтожении его китайской ракетой. В сентябре 1962 г. на Дальнем Востоке в ходе учебного полета при отработке приземления с последующим немедленным взлетом разбился еще одни U-2C. Кто пилотировал самолет, американец или тайванец, неизвестно.

20 декабря 1961 г. США передали Тайваню еще две машины. Гоминьдановских летчиков переучивали больше года, и лишь 13 января 1962 г. состоялся первый разведывательный полет над территорией КНР. Но полной уверенности, что это был действительно первый полет U-2 над Китаем, нет. В августе 1957 г. РЛС — Туркестанского военного округа неоднократно фиксировали пересечение советско-китайской границы в районе озера Чатыр-Куль несколькими неопознанными самолетами.

Утром 21 августа 1957 г., в день первого успешного пуска на Байконуре межконтинентальной баллистической ракеты Р-7, два разведчика нарушили воздушное пространство СССР со стороны Китая. Недостаточное количество РЛС в этом труднодоступном районе не позволило точно проследить их маршруты на советской и китайской территориях. На перехват нарушителей на высоту 10–15,5 км поднялся 31 истребитель МиГ-17 и МиГ-15 (МиГов-19 в Туркестанском округе тогда еще не было). Но перехват не состоялся, хотя советские летчики преследовали нарушителей даже над территорией Китая, залетев туда на 50 км, но цель так и не обнаружили. У китайцев в этом районе, видимо, РЛС вообще не было, и они никак не прореагировали на инцидент.

На следующий день, 22 августа, в 3 ч 55 мин неопознанный самолет вошел в воздушное пространство СССР со стороны Китая и вышел обратно в 9 ч 10 мин. На перехват поднялся МиГ-17 100-й истребительной авиадивизии Туркестанского корпуса ПВО, пилотируемый капитаном Жовтым. На высоте 17 км наш летчик обнаружил цель и с высоты 15,3 км с кабрирования обстрелял нарушителя, но безрезультатно. Капитан Жовтый идентифицировал самолет-нарушитель предположительно как FB-57 «Канберра» или «Локхид» U-2.

За первое полугодие 1962 г. U-2 гоминдановцев летали над территорией КНР 11 раз. Сфера их разведывательной деятельности распространялась на весь Китай, кроме провинции Синьцзян и Тибет. U-2 летали на высоте более 22 км, за 9-часовой полет производили аэрофотосъемку площади размером 3500х 150 км. Бортовое оборудование позволяло вскрывать систему радиотехнических средств ПВО. U-2 оснащались постановщиками помех и системами, предупреждающими об облучении РЛС ЗРК.

Китайцы в то время могли сбить U-2 лишь ракетами комплекса С-75, но большая часть их была задействована в ПВО Пекина, а туда с 7 октября 1959 г. высотные разведчики не летали. Прикрытие же всех крупных городов Китая зенитно-ракетными комплексами не представлялось возможным. Тогда командование Национально-освободительной армии пошло на хитрость. 7 сентября 1962 г. эскадрилье бомбардировщиков, расквартированной в Нанкине, было приказано срочно перебазироваться в Наньчан, играя, таким образом, роль приманки. Естественно, что этот перелет зарегистрировали с Тайваня. 9 сентября тайваньский U-2 в 6 часов утра вылетел с аэродрома Таоюань. В 6 ч 13 мин РЛС Национально-освободительной армии обнаружили его над проливом в 40 км от авиабазы. Надо ли говорить, что на предполагаемом маршруте U-2 уже был размещены передвижные комплексы С-75. Разведчик пролетел над Дюдянши и вторгся в провинцию Хубэй, в 8 ч 24 мин он развернулся на 180° и пошел на Наньчан и в 8 ч 30 мин был уже в 102 км от позиции ЗРК. В 8 ч 32 мин, когда разведчик находился в 39 км от позиции, командир батальона Юэ Чжэньхуа скомандовал «пуск». Было выпущено 3 ракеты, осколки которых повредили U-2. Обломки его нашли на рисовом поле в окрестностях Лоцзяди в 15 км к юго-востоку от Наньчана. Летчик Чэнь Хуай (по другим данным Чэнь Хуайшен) был тяжело ранен, и спасти его не удалось.

В 60—70-х годах XX века комплексом С-75 и его китайским аналогом было сбито несколько десятков боевых самолетов США и Тайваня, но рассказ об этом выходит за рамки данной монографии.


Примечания:



1

Формально порт со всеми штатами был утвержден в 1732 г. и существовал до 2 декабря 1849 г. В Охотске с 1660 по 1849 г. было построено 70 парусных судов.



11

Николай Николаевич Муравьев в 1858 г. был произведен в генералы от инфантерии и возведен в графское достоинство с прибавлением к фамилии титула «Амурский».



110

В ряде источников говорится, что их в 1954 г. сдали в ОФИ для разрезки на металл.



111

Переоборудованный истребитель F-100, вооружение снято.



112

Пиблз К. Тайные полеты. С. 376.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх