ГЛАВА 19

МИРОВАЯ ВОЙНА И СИТУАЦИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

В октябре 1911 г. в Китае произошла буржуазно-демократическая революция. Цинская династия была свергнута и провозглашена республика. Первым ее президентом стал Сунь Ятсен.

Воспользовавшись революцией, местные правители Монголии фактически отделились от Китая. 3 ноября 1912 г. правитель Монголии (хутухта) заключил соглашение с русским правительством, по которому Россия обязывалась оказывать Монголии помощь в сохранении «автономного строя» и получала ряд односторонних экономических преимуществ.

По секретному соглашению, подписанному 25 июня 1912 г. министрами иностранных дел России и Японии — Сазоновым и Мотоно, часть Внутренней Монголии, расположенная к востоку от пекинского меридиана, признавалась сферой влияния Японии, а к западу от него — сферой влияния России. По соглашению от 5 ноября 1913 г. Россия добилась от Китая признания национальной автономии Внешней Монголии.

После начала Первой мировой войны, 24 июля (16 августа), Китайская республика провозгласила свой нейтралитет в войне в отношении всех воюющих держав, в том числе Германии, и обратилась к ним с просьбой не переносить военные действия на территорию Китая. Но на территории Желтороссии германским фирмам работать больше не дали. Им пришлось ликвидировать или продать свои предприятия. Так, к примеру, была закрыта фирма «Нюман», занимавшаяся продажей спирта и хлебных товаров, с активом около 15 млн. руб. Немецкие подданные были высланы из полосы отчуждения в Чанчунь, где они до вступления в войну Японии жили довольно свободно и даже занимались пропагандой в пользу Германии. В Пекине оставался германский военный атташе. Он разработал план взрыва тоннелей и мостов КВЖД и сформировал для этого во Внутренней Монголии группу диверсантов, которая должна была взорвать Хинганский тоннель. Однако диверсанты были арестованы прежде чем добрались до места.

В октябре 1914 г. на Западный фронт из Харбина было направлено 6 полков в полном составе Заамурской железнодорожной бригады. Зато с 20 февраля по 15 марта 1915 г. в Желтороссию прибыло 12 пеших дружин ополчения из Томска.

Мобилизация русского населения в Желтороссии первоначально не проводилась. Лишь 31 августа 1915 г. была объявлена мобилизация, но она не распространялась на русских подданных, постоянно проживавших в полосе отчуждения, и на служащих КВЖД. На действительную службу привлекались военнообязанные, проживавшие на землях дороги, но не связанные с ней службой. Такое положение оставляло много лазеек для людей недобросовестных. В Маньчжурию устремилась масса обеспеченных людей, стремившихся избежать призыва в армию. Всеми правдами и неправдами они пытались получить хоть какую-то службу на дороге.

Благодаря войне КВЖД стала давать прибыль. Так, в 1914 г. она составила 7,3 млн. руб., в 1915 г. — 12,7 млн., в 1916 г. — 18 млн. и в 1917 г. — 30,8 млн. руб.

Из США на дороги Дальнего Востока в 1915–1917 гг. поступили сотни паровозов и тысячи вагонов.

Но расцвету Желтороссии в 1914–1917 гг. способствовали не только военные перевозки, но и сухой закон, введенный Николаем II в России в ноябре 1914 г. Запрет на торговлю водкой создал на Дальнем Востоке огромные ножницы цен: если в пределах Маньчжурии ведро водки стоило 7 руб., то в Забайкальской области оно стоило уже 60 руб., а в Иркутске — 80 руб. И чем дальше, тем дороже, до 100 и более рублей.

Масштабы контрабанды спиртного из Желтороссии в империю в 1914–1917 гг. сопоставимы лишь с аналогичной контрабандой в США в эпоху сухого закона. Чтобы пресечь поток спирта через китайскую и монгольскую границы, были созданы специальные русские полицейские отряды. Но контрабандисты постоянно меняли тактику. Однажды после безрезультатного обыска таможенник все же уловил запах спирта в отделении парового отопления в одном из вагонов. Оказалось, что спирт был налит в конденсатор парового отопления. Позже из Харбина во Владивосток была отправлена партия мыла, а в его пятифунтовых кусках таможенники обнаружили сосуды со спиртом. Газеты назвали это последним словом контрабандной техники, но они ошибались. Были случаи провоза спирта в… колбасе, в брюшках крупной партии кеты, а на станции Маньчжурия была задержана партия фабричных кирпичей, в которых обнаружили заделанные бутылки с коньяком.

В г. Фуцзядяне во всех винно-бакалейных лавках продавался спирт в посуде, изготовленной специально для тайного провоза: в разной вместимости плоских банках толщиной в полдюйма, в изогнутых банках для подвязывания к разным частям тела. Это заставило администрацию КВЖД запретить продажу спирта в жестяных банках.

Но главным путем контрабанды была не железная дорога, а граница. Контрабандисты в приграничных селениях сильно наживались. Они привозили спирт, шелк и другие товары целыми караванами к реке Онону, зарывали их на берегу в тайники, а затем, выбрав удобный момент, перебрасывали из на станцию Оловянная Забайкальской железной дороги или на станцию Бырку. Таможенная стража была не в силах бороться с этими контрабандистами, отлично знавшими местность.

Итак, Желтороссия в 1914–1917 гг. переживала экономический бум. Косвенным, но очень характерным признаком процветания стали гастроли в Харбине Миланской оперы. И это в годы войны.

Первая мировая война стала без преувеличения «манной небесной» для Японии. 15 августа 1914 г. японское правительство обратилось к правительству Германии с «советом» вывести свои войска и корабли флота из китайских вод, а также предложило «содействие» в разоружении тех частей и кораблей, Которые не в состоянии немедленно эвакуироваться. К портам и военно-морским базам на территории Йокосука, Курэ и Сасэбо подводились для погрузки части экспедиционной армии, которая должна была отправиться к берегам Шаньдуна и к Маршалловым, Каролинским и Марианским островам на Тихом океане.

Хотя срок ультиматума и был указан — 23 августа, на рассвете 17 августа выделенная для экспедиции на Шаньдун пехотная дивизия была погружена на корабли. Одновременно на островах Садо и Окисима в Японском море проводились маневры флота и пехотных частей, отрабатывавших взаимодействие при высадке десантов. Общее число подготовленных для операций войск достигло 78 тысяч, в ней предусматривалось участие 17 боевых кораблей, 120 орудий полевой и 136 орудий корабельной артиллерии.

Германское правительство оставило японский ультиматум без ответа и 22 августа отозвало своих дипломатических представителей из Токио. На следующий день, 23 августа, император Иошихито объявил войну Германии. Германия попыталась передать управление Шаньдунской концессией правительству Китая, то есть законному владельцу, но Япония игнорировала это решение.

23 августа 1914 г. японская корабельная артиллерия открыла огонь по германской крепости Циндао. Немецкий гарнизон крепости составлял всего полторы тысячи человек. Кроме того, оружие взяли в руки около трех тысяч жителей Циндао. Японский десант многократно превышал силы немцев, но те мужественно сопротивлялись.

Поощряемое Соединенными Штатами китайское правительство Юань Ши-кая неоднократно заявляло протест японскому правительству в связи с военными действиями на китайской территории. Из Токио Юань Ши-кая заверяли, что соответствующие «распоряжения японскому командованию отданы». Однако нарушения суверенитета Китая продолжались. Китайское правительство объявило о том, что «территория, прилегающая к границам арендованной Германией территории Китая, объявляется военной зоной, а следовательно, запретной для военных действий». В подтверждение этого заявления правительство Юань Ши-кая отдало распоряжение губернатору провинции выставить на побережье свои войска. Это затруднило японскому командованию выполнить в срок намеченную задачу, так как нельзя было без столкновения с китайскими войсками по сухопутным коммуникациям снабжать войска, осадившие Циндао.

8 ноября 1914 г. гарнизон Циндао капитулировал. Потери немцев за время осады составили 800 человек, японцев — 2000 человек.

С 18 августа 1914 г., то есть еще до начала боевых действий против Циндао, японцы приступили к захвату Маршалловых, Каролинских и Марианских островов, находившихся во владении Германии. Таким образом, под контроль Японии попал огромный район Тихого океана, соизмеримый по площади со всей Западной Европой.

На этом участие Японии в Первой мировой войне и закончилось, если не считать участия японских крейсеров в охоте за германскими военными и торговыми судами. Тетушка Антанта неоднократно приглашала доблестных японских пехотинцев принять участие в боях на Западном фронте. Однако японское правительство вежливо отклоняло подобные предложения, поскольку климатические условия Европы не подходят для японских солдат.

В связи с уменьшением поставок промышленных товаров в Китай, Индокитай, голландские колонии и т. д. в несколько раз возрос японский экспорт промышленных товаров. Японская экономика переживала бум.

В 1915–1916 гг. царское правительство предприняло ряд шагов для улучшения отношений с Японией. Делалось это с целью обеспечения своего тыла и получения возможности закупать оружие и стратегические материалы в Японии. Так, в 1916 г. на коронацию японского императора был отправлен великий князь Георгий Михайлович в сопровождении начальника Дальневосточного отдела Министерства иностранных дел Казакова. В переговорах с ними японцы выразили готовность заключить новый договор, но добивались от царского правительства всяческих выгод: передачи им той части КВЖД (Чанчунь—Харбин), которая, по их словам, находилась в японской сфере влияния, так как связана с Южной Маньчжурией; предоставления Японии новых концессий на рыболовство в русских водах и облегчения таможенных тарифов. При этих условиях японцы соглашались продавать России некоторое количество оружия и заключить с ней союзный договор.

Россия в 1915–1917 гг. закупила в Японии следующие орудия:

Таблица № 4 Артиллерийские заказы Военного ведомства в Японии в 1915–1917 гг.

Стоит заметить, что за исключением 234-мм гаубиц Виккерса и 107-мм пушек обр. 1910 г. все остальные орудия представляли собой попросту хлам. Так, все 28-, 24- и 20-см орудия оказались негодными и были отправлены в тыловые крепости, а русские орудия оттуда направляли на фронт.

Кроме того, Япония в 1915–1916 гг. продала России 486—75-мм полевых пушек Арисака и 100—75-мм горных пушек Арисака — ветеранов русско-японской войны. Через Японию и Англию русская армия получила 163,5 тысячи японских винтовок Арисака.

Русский флот закупил несколько десятков японских корабельных орудий калибра 120—47 мм. В 1915–1916 гг. Япония за приличную сумму продала России часть своих трофеев 1904–1905 гг., в том числе броненосцы «Полтава», «Пересвет» и крейсер «Варяг». «Пересвет» при переходе в Россию погиб в декабре 1916 г., подорвавшись на мине в Средиземном море недалеко от Порт-Саида. «Полтава» (переименованная в «Чесму») и «Варяг» непосредственного участия в боевых действиях не принимали.

В ходе Первой мировой войны Япония считалась союзницей России, поэтому царское правительство приступило к тотальному разоружению сухопутных и морских сил на Дальнем Востоке. Большая часть боеспособных дивизий и бригад была отправлена на Западный фронт. Немедленно прекратилось строительство новых укреплений во Владивостоке. Так, 305-мм двухорудийные башенные установки, под которые уже были отрыты котлованы во Владивостоке, были отправлены на Балтику. Кроме того, в 1915–1916 гг. почти все боеспособные орудия Владивостокской крепости отправили на запад, а в крепости осталась лишь старая рухлядь.

Крейсер «Аскольд» был направлен из Сибирской флотилии в Средиземное море, а крейсер «Жемчуг» — в порт Пананг в Малайю. Там командир корабля и ряд офицеров уехали «по делам» на берег, а тут на беду в гавань зашел германский легкий крейсер «Эмден» и в течение нескольких минут разнес «Жемчуг» в щепки.

С Амурской флотилии было увезено на запад большинство посыльных судов (бронекатеров). Увезти мониторы и канонерские лодки было трудно, а главное, некуда. Зато начальство умудрилось снять с большинства их орудия, а с мониторов еще и дизели. Пушки были отправлены на береговые батареи Балтийского моря, где их захватили финны в 1918 г., а дизели установили на строившиеся подводные лодки. Таким образом, к октябрю

1917 г. вооруженные силы на Дальнем Востоке находились в небоеспособном состоянии.

14 марта 1917 г. китайский правитель Дуань Цижуй объявил войну Германии. Формальным поводом послужило сообщение британской прессы о том, что в Германии, испытывавшей в 1916–1917 гг. нехватку продовольствия, скармливают свиньям трупы убитых на фронте солдат. В 1922 г. два британских журналиста рассказали, как они изготовили эту «утку».

Участие Китая в войне заключалось в захвате нескольких германских канонерских лодок и торговых судов, находившихся в морских портах и на реках Китая, а также в интернировании подданных Германии и Австро-Венгрии. В помощь западным союзникам Дуань Цижуй направил даровую рабочую силу: 150 тыс. кули были переданы Англии и 40 тысяч — Франции.

Объявляя войну Германии, клика Дуань Цижуя, пользовавшаяся поддержкой северных милитаристов,[75] надеялись упрочить свою власть. Но они добились лишь противоположного результата. В противовес пекинскому, в Гуанчжоу осенью 1917 г. было сформировано Военное правительство Юга Китая во главе с Сунь Ятсеном, и военные столкновения между северным и южным правительствами не затихали в течение всего 1918 г.

Не оправдались надежды Дуань Цижуя и К? на то, что Антанта за участие в войне вернет хозяину «германское наследство» в Китае. По Версальскому договору Китай получил буквально крохи. Он был освобожден от финансовых обязанностей по договорам с Германией и получил часть зданий, сооружений и имущества, находившихся на территории немецких концессий в Тяньцзине и Ханькоу. Сами же эти концессии, формально возвращенные под китайский суверенитет, объявлялись открытыми для проживания и торговли иностранцев с сохранением ими прав экстерриториальности. Прочие же германские концессии просто передавались другим государствам: в Гуанчжоу — Англии, в Шанхае — Франции.

На конференции в Версале остро стоял вопрос об арендной территории Германии, находившейся в Шаньдуне. Китайская делегация потребовала возвращения всех прав на нее Китаю, напомнив при этом, что Япония перед оккупацией Шаньдуна в 1914 г. взяла на себя соответствующие обязательства. Япония же категорически настаивала на сохранении своих позиций в Шаньдуне. Английская делегация, возглавляемая премьер-министром Ллойд Джорджем, выступила в защиту японцев. Британский премьер заявил: «Великобритания придерживается той же позиции, что и Япония и Италия. Она имеет определенную договоренность с Японией, изложенную в ноте британского посла в Токио от 16 февраля 1917 г.». Позиция английской делегации оказала решающее воздействие на окончательное решение. Согласно Версальскому договору, движимая и недвижимая собственность Германии, ее права и привилегии в Шаньдуне передавали Японии.


Примечания:



7

Дабы более не удивлять читателя, скажу, что в 1850–1917 гг. Военное ведомство (т. е. русская армия) имело не только свои многочисленные транспортные пароходы, но и собственные паровые минные заградители и даже подводные лодки.



75

Термин «милитаристы» с 1930-х годов отечественные историки применяют к губернаторам (дуцзюнам) китайских провинций, которые были независимыми и полунезависимыми правителями с 1911 по 1945 г. Власть их держалась за счет наемных армий, откуда и пошел термин «милитаристы».





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх