Приложение. Записка генерал-адъютанта М. Д. Скобелева о походе в Индию[86]

«Нет благоразумного человека, который бы сомневался, что русские дойдут до Индукуша. Неужели непонятно, что в Азии все держится, скорее, обаянием, чем силою, и что прикосновение к Индии будет равносильно гибели Англии».

(Correy. Shadows of coming events or the eastern menace. London, 1876.)

«По приближении к Герату можно быть уверенным, что вся Индия будет в огне».

(Полковник Столетов. Красноводск, 1870)

«Врага надо бить там, где он слабее и где удар, нанесенный ему, будет чувствительней».

(Мориц Саксонский.)

Вопрос о походе в Индию, уже давно занимавший многие великие умы, носил долго для нас, русских, характер мифический. Настоящая заметка имеет целью показать, что при теперешнем нашем географическом положении, политическом превосходстве в Средней Азии и средствах дело это представляется, если, конечно, не легким, то несомненно вполне исполнимым. Конечно, я не беру на себя смелость высказывать свое мнение об исполнении этого великого мирового предприятия; но, казалось бы, нижеследующее, как указание, может соответствовать нашим интересам. Впрочем, повторяю: я решаюсь высказаться по этому вопросу исключительно с целью ознакомить Ваше Высокопревосходительство с мнением людей, специально занимающихся этим вопросом, преимущественно англичан. На заключения наталкиваешься невольно; они служат как бы ответом на высказываемое нашими врагами.

В последние годы положение наше в Туркестанском крае сделалось весьма грозным, и опасения англичан не напрасны, в особенности, если действия собственно из Туркестанского военного округа связать с действиями 30-тысячного корпуса войск, высаженных на Гязском берегу, близ Астрабада.

Мы создали в Средней Азии сильную базу с армией около 40 тыс. человек, из которых всегда можно выделить для действий вне пределов генерал-губернаторства не менее 16 тыс., причем можно ручаться за спокойствие края, тем более что до сих пор нет сколько-нибудь серьезных указаний относительно связи, для нас опасной, между мусульманами в Турции и в Средней Азии в данный политический момент.

Всякий, кто бы ни касался вопроса о положении англичан в Индии, отзывается, что оно непрочно, держится лишь на абсолютной силе оружия, что европейских войск в стране достаточно только для того, чтобы держать ее в спокойствии, и что на войска из туземцев положиться нельзя. Всякий, кто ни касался вопроса о возможности вторжения русских в Индию, заявляет, что достаточно одного прикосновения к горцам ея, чтобы произвести там всеобщее восстание. Скажут, что предприятие против англичан в Индии есть предприятие рискованное, могущее окончиться гибелью русского отряда. Полагаю, что от себя и не следует скрывать, что это дело рискованное. Надо помнить только, что при удаче предприятия мы можем разрушить Британскую империю в Индии, последствия чего в самой Англии заранее и исчислить трудно. Компетентные люди в Англии сознаются, что неудача у границ Индии может повлечь за собою даже социалистическую революцию в самой метрополии, так как в последние 20 лет громадность затраченных в Индии английских капиталов и колоссальное увеличение торговых оборотов теснее, чем когда-либо, связали современную Англию с ее индийскими владениями. Одним словом, падение британского могущества в Индии будет началом падения Англии.

При неполном успехе со стороны нашей, т. е. когда в Индии не произойдет восстания и мы не в состоянии будем вторгнуться в ее пределы, мы прикуем всю индийскую армию к Индостану и лишим ее возможности выделить какую-либо часть ее в Европу, даже заставим часть войск из Европы перевести в Индию. Одним словом, можем в значительной степени парализовать сухопутные силы Англии для войны в Европе или же для создания нового театра войны от Персидского залива к Тифлису, о чем уже с Крымской войны мечтают английские военные люди.

Примечание. С окончанием великих революционных войн Западная Европа начинает быстро развивать свои промышленные силы. С 60-х годов развитие это до такой степени сильно, что потребовало открытия новых обширных рынков (например, миссия Форсейта в Кашгар, вмешательство в дело Бирманской империи).

Сбыт обширных фабричных произведений необходим в особенности Англии, где пролетариат, сильно развившийся от неправильного распределения поземельного богатства, требовал усиленного развития производительных мануфактурных сил. Англии грозило бы бедствие, если бы явилась возможность закрыть для нее доступ в те страны, которые служат главными рынками ее произведений. Англичане будут стараться всеми силами удержать за собою обладание этими странами.

Всем хорошо известны причины, вызвавшие Англию на борьбу с Россиею в 54–55 гг. Разрушению Севастополя и уничтожению нашего Черноморского флота рукоплескала вся мануфактурная Англия.

Для внешней торговли Англии имеют огромное значение Восточные страны (Япония, Китай, Австралия, Индостан, Персия, Турция); эти страны служат ей весьма выгодными и обширными рынками для сбыта. Чтобы убедиться в этом, приведем следующие цифры: с Турциею и Египтом Англия имеет ежегодно торговых оборотов на сумму 255 948 000 руб. серебром. Обороты Англии с прочими странами Востока простираются на сумму 687 019 000 руб. серебром. Итак, общий годовой оборот Англии с Востоком доходит до громадной цифры 942 967 000 руб. серебром. Вот ключ к разгадке Восточного вопроса.

Быстрое развитие владений России с начала нынешнего царствования, движение России к пределам Японии (Сахалин), к пределам Китая (Уссури, Амур), окончательное покорение Кавказа, завоевания, в особенности же громадность обаяния русского имени в Средней Азии, — все это ставит Россию в положение в высшей степени выгодное в отношении Востока; окружая почти с трех сторон Азию, наше государство по своему географическому положению имеет полную возможность сильно влиять на будущую политическую и экономическую жизнь этого обширного материка (Туркменский рукописный сборник Л. Н. Соболева).

На необходимость участия Туркестана в предстоящих событиях указывает и то, что в случае неудачи войны здесь, очищение нами Туркестанского края или ограничение там нашего положения неминуемы. Если мы даже при полной неудаче наших предприятий как в Европе, так и в Азии докажем, хотя и несчастной предприимчивостью, всю возможную грозность нашего теперешнего положения в Средней Азии, то при необходимости заключить несчастный мир России предстоит, быть может, откупиться ценою Туркестана, поднявшегося в цене. Не может быть сравнения между тем, чем мы рискуем, решаясь демонстрировать против англичан в Индии, и мировыми последствиями, которые будут достоянием в случае успеха нашей демонстрации. Громадная разница в результатах в случае успеха, существующая между нами и неприятелем, должна побуждать нас смело идти вперед. Политика наша на Востоке в последние 10-летие возвысила мировое значение России. Величавая деятельность нашего правительства, по мнению англичан и азиатцев, здесь, в Азии, не имеет пределов. Это обаяние, главным образом, и служит обеспечением нашего положения. Читая сочинение подполковника Кери, начальника штаба мадрасских войск, поражаешься заявлением, что он иначе и не представляет себе Туркестан, власть, как соединяющую Чарджуй на р. Аму с Москвою железною дорогою. Знакомство с Туркестанским краем и с его средствами непременно приводит к заключению, что присутствие наше здесь, во имя русских интересов, может быть лишь оправдано стремлением способствовать из Туркестана разрешению в нашу пользу восточного вопроса, иначе овчинка не стоит выделки и затраты на Туркестан будут непроизводительны. Напротив того: весьма следует, казалось бы, опасаться, чтобы бездействием своим в Средней Азии в решительный момент на западе мы не доказали врагам всю случайность наших захватов, ибо это неминуемо повлечет за собою уменьшение нашего обаяния и в будущем потребует еще больших непроизводительных затрат. В Средней Азии нам в будущем, без сомнения, предстоит испытать еще многое, но для этого необходимо, чтобы подросло мусульманское поколение, родившееся, увы, под сенью русских законов, чтобы создался целый класс влиятельных людей, близко нас знающих и сознательно относящихся к действительным причинам нашей силы и успеха. Подобные элементы у нас здесь еще не созданы. В этом заключается одно из наших безусловных преимуществ перед англичанами, и, раз события на западе складываются решительно, это важное соображение, в связи с многими другими, должно побуждать нас извлечь из Туркестана всю ту пользу, которую он в состоянии дать. «En Asie la ou cessent les triomphes commencant les diff cultes», — писал лорд Веллингтон лорду Окленду в 1839 г. Мы теперь в смысле политическом переживаем эпоху торжества, и этим надо пользоваться. Демонстрация против англичан в Индии, при нынешней комбинации отношений между государствами, а также при тех военных средствах, которые сосредоточены в Туркестане и могут быть легко сосредоточены на южной окраине Закаспийского военного отдела, представляется практически исполнимою. Когда разрыв с Англиею сделается неизбежным, то на Гязском берегу следовало бы сосредоточить действующий отряд в 30 тыс. человек, а в Туркестане сосредоточить в Самарканде действующий отряд из 12 батальонов, 27 сотен при 48 орудиях, всего 16 100 человек. Одновременно с мобилизациею войск округа послать из Ташкента посольство в Кабул. Цель посольства — втянуть в союз с нами Шир-Али-хана и войти в связь с недовольными в Индии. Чтобы переговоры достигли своей цели, необходимо немедленно по сформировании отрядов двинуть их: 1) через Бамиан к Кабулу; 2) от Астрабада на Бурд-жар-Мешед к Кабулу или к Кандагару. На удачный исход подобных переговоров много указаний: а) неизгладимость впечатлений погрома англичан в 1842 г.; б) недоверие к их политике, которое доказывается тем, что Шир-Али не допускает до сих пор у себя официального английского резидента; в) вековые притязания Афганистана на Пейшаур, а главное, надежда, в союзе с русскими, грабить обетованную Индию, чего, конечно, с Англией рассчитывать нельзя. В случае, если бы английское влияние было слишком сильно в Афганистане, при существующем порядке вещей, то генерал-адъютантом фон Кауфманом 1-м еще в 1870 г. подготовлено было могучее, казалось бы, средство приобрести в этой стране влияние допущением, вслед за занятием Самарканда, Абдурахман-хана в наши пределы. Отрывки из переписки Абдурахман-хана с генерал-адъютантом фон Кауфманом, которые мне удалось читать, указывают на возможность воспользоваться Абудрахман-ханом. Можно будет воспользоваться и Якуб-ханом, сыном Шир-Али-хана. Якуб-хан желает, чтобы Афганистан не стоял в зависимости от Ост-Индийского правительства. То же самое проповедует относительно России и известный в Средней Азии Каттатюря, старший сын эмира Бухарского Мусафар-Эддин-Богадур-хана; вследствие этого преимущества, присоединение Бухары к империи вопрос самого непродолжительного времени; кризис разрешится со смертью эмира, которому 64 г. и который давно истощен гаремной жизнью. Якуб недоволен также, что отец назначил наследником престола не его, а младшего его брата Абдулла-хана.

Упомянутое посольство должно было бы следовать на Карши, Баах, Бамиан и Кабул, прикрываясь хотя бы торговым предлогом. Оно должно быть возможно торжественнее, дабы своим появлением послужить пробою пера того впечатления, которое в такое время оно может произвести на Индостан. Кроме главной цели посольства, — заручиться союзом Афганистана, — ему следовало бы поручить исследование пути в военном отношении, сбор сведений о состоянии Индостана, и, если возможно, путем подкупа, обещаний или другими средствами, которые окажутся на месте, войти в связь с влиятельными недовольными английским владычеством туземцами, чего в бывших сейкских владениях недостатка быть не может. От действий миссии в значительной степени будет зависеть выбор операционных путей, т. е. на Кабул или на Герат. Весьма для нас важно побудить Персию возобновить свои притязания на Герат, чем достигается возможность пользоваться средствами, которые в случае нужды даст нам страна, подвластная шаху, преимущественно Хоросан, а главное, отвлекается внимание и средства Тегеранского правительства от нашей границы на Араксе, на что рассчитывают, со времени Крымской кампании, наши враги, в случае каких-либо неблагоприятных для нас обстоятельств на кавказско-турецкой границе и в самом Кавказе. При нашем движении связь с персидской армией не будет иметь значения военного, но даст нам в руки массу средств перевозочных; тяготение Персии к Герату и Кандагару выработалось веками. Как сказано выше, одновременно с отправлением посольства в Кабул начать сосредоточивать два отряда: один — в Самарканде, другой — в Астрабаде. В предмет настоящей заметки не входит касаться подробностей состава и обеспечения Астрабадского отряда перевозочными и продовольственными средствами; указана только приблизительная соответствующая его численность, причем 30 тысяч, казалось бы, следует принять за maximum, да и то всесторонне разработать наиболее важный вопрос — об обеспечении отряда перевозочными средствами. Затруднения, встреченные отрядами полковников Маркозова и Ломакина при сборе верблюдов перед Хивинским походом в 1873 г., будут весьма поучительны при соображениях о формировании обозов; на средства Закаспийского военного отдела, смею думать, ни в каком случае рассчитывать не следует. Весьма важное значение приобретут: а) Персия; б) Бакинская губерния; в последнем случае, — если только хватит морских перевозочных средств. Оставляя в стороне средства нашей Каспийской военной флотилии, которая в весьма плохом состоянии, мы с ранней весны обладаем на Каспийском море весьма значительными перевозочными средствами. Генерал-майор Анненков полагает возможность сразу поднять в Астрахани или другом каком-либо из Кавказских портов (Баку или Дербент), на судах компании «Кавказ и Меркурий», пехотную дивизию с ее артиллерией. Страна от Астрабада к Герату и к Кабулу представляется во всех отношениях удобною. Путь, по которому предстоит движение Астрабадского отряда, пролегает близ гор, орошен водою, имеет подножный корм для лошадей и вьючных животных, населен, а потому даст возможность сформировать запасные продовольственные магазины. По этому пути постоянно ходят многочисленные караваны, которые от Астрабада до Кабула идут 50 дней. По этому пути не раз ходили азиатские полчища с многочисленной и тяжелой артиллерией, а Надир-шах в середине прошлого столетия с большим войском прошел по этому направлению. В состав Туркестанского действующего отряда, формируемого в Самарканде, войдут:

Пехота

Туркестанская стрелковая бригада — 4 батальона[87]

2-й, 3-й, 6-й, 11-й, 12-й, 15-й Туркестанские линейные батальоны — 6 батальонов

2-й Оренбургский линейный батальон — 1 батальон

3-й запасной Сибирский линейный батальон — 1 батальон

Всего: 12 батальонов (10 800 чел.)

Туркестанская саперная рота — 230 чел.

Кавалерия

4-й сводный Оренбургский Уральский казачий полк — 6 сотен[88]

1-й Сибирский казачий полк — 6 сотен

2-й Оренбургский казачий полк — 6 сотен

1-й Семиреченский казачий полк — 2 сотни

Две ракетные батареи[89] — 2 сотни

Конно-стрелковая рота — 1 сотня

Всего: 27 сотен (2430 чел.)

Артиллерия

1-я и 2-я батареи[90] 1-й Туркестанской артиллерийской бригады — 16 орудий

Дивизион 3-й батареи 1-й Туркестанской артиллерийской бригады — 4 орудия

1-я и 2-я батарея 2-й Туркестанской артиллерийской бригады — 16 орудий

1-я и 5-я конные батареи Оренбургского казачьего войска — 12 орудий

Итого: 48 орудий (1630 чел.)

Всего 16 тыс. человек, на одну тысячу человек приходится 4 орудия. Как сказано выше, предметом действий наших могут быть Кабул или Герат. Оба эти пункта находятся почти в одинаковом расстоянии от Самарканда, в 800–850 верстах, следовательно, в полутора месяцах марша, полагая средним числом по 20 верст в сутки, считая здесь и дневки. Придется ли Туркестанскому действующему отряду идти на Кабул или на Герат, во всяком случае на пути следования нашего в Бухарских пределах, на р. Аму должны быть учреждены продовольственные магазины. Затем, в случае наиболее вероятном, движения Туркестанских войск на Кабул, если Шир-Али окажется на нашей стороне, то заготовкою довольствия на левом берегу Аму-Дарьи в Балхе или Хулуме (посредством наших доверенных людей) он окажет нам весьма существенную пользу. Приблизительный расчет стоимости: для Туркестанского действующего отряда потребуется довольствия на полтора месяца: сухарей (по 2 фунта) 36 230 пудов; круп (по 1,5 фунта) 9260 пудов, ячменя (по 10 фунтов) 50 690 пудов; чаю (1 фунт на 100 человек в день) 181 пуд; сахару (3 фунта в день на 100 чел.) 543 пуда. Войска выступают из Самарканда с двухнедельным запасом, а затем довольствие на 31 день должно быть заготовлено на Аму-Дарье. Для поднятия этого количества довольствия могут быть взяты арбы и верблюды.

Причем, вступив в горную страну, начинающуюся от Хулума, по которой движение повозок с таким широким ходом, каковы арбы, если не невозможно, то, во всяком случае, затруднительно, Туркестанская армия будет следовать с одними вьючными животными. Так как от Самарканда до р. Аму войска возьмут двухнедельную пропорцию довольствия, то для поднятия в этом пункте должны быть собраны арбы числом 1400 (на арбу 20 пудов тяжести). От Аму-Дарьи до Кабула 31-дневное довольствие повезут на 12–14 дней до Хулума упомянутые 1400 арб и на 18 дней от Хулума до Кабула (14 490 пудов сухарей, 3620 пудов круп, 20 280 пудов ячменя, 73 пуда чаю и 217 пудов сахару) верблюды числом 6446 (верблюжий вьюк 6 пудов, это выработано опытом Хивинского похода). Затем перевозочные средства потребуются — 1400 арб и 11 707 верблюдов. Из этого количества должны быть собраны: а) в Самарканде средства, необходимые для поднятия всего войскового имущества и парков, 4616 верблюдов и двухдневного довольствия 1400 арб и б) на Аму-Дарье 7090 верблюдов для поднятия довольствия на 18 дней, так как арбы, взятые из Самарканда (1400), 13-дневную пропорцию повезут до Хулума. Для сбора отряда в Самарканде при настоящей дислокации войск округа потребуется немного более месяца. В виду войны генерал-адъютант фон Кауфман изменил дислокацию и облегчил сосредоточение к Самарканду. Он на это намекает в своем письме из Ташкента от 14 сентября. Подробностей не знаю. Если собранный отряд придется двинуть за границу, на Кабул или на Герат, то немедленно по выступлении его сформировать в Самарканде новый отряд, не менее как из двух батальонов, одной батареи и шести сотен казаков. Назначение этого отряда — служить резервом главных сил и, в случае надобности, быть употребленным для занятия Бамианского прохода, при движении на Кабул, самого Кабула или же Герата, как опорных пунктов. Кроме того, в Самарканде же должно быть сосредоточено не менее 10 сотен казаков для этапной службы в тылу действующего отряда. В случае движения на Кабул, и если Шир-Али не станет на нашу сторону, то регулярную пехоту (сарбазов) с артиллериею и возможно большее число иррегулярной конницы (сипаев) Бухарского эмира (всего около 80 тыс. при более чем 100 орудиях) направить на Анхой и Маймане (Маймане по своему выгодному положению между Туркестаном, Афганистаном и Индией, всегда был пунктом, которым старались завладеть Бухарские эмиры, но всякий раз безуспешно) и вообще в предгорья Парапамиза для завладения этою страною. Если же, при том же операционном направлении, мы будем в союзе с Шир-Али, то бухарские полчища полезно отвлечь от нашей коммуникационной линии, указав им предметом действия Мерв. К Мерву же должна быть направлена бухарская вооруженная сила и в том случае невероятном, если бы мы имели против себя Шир-Али-хана и вошли бы в союз с Персией. Этим направлением бухарской армии будут парализованы действия текинцев против Персии, которые для завладения Гератом не должны ничем развлекаться.

Примечание. (Таблица войск, остающихся в Туркестане для охранения спокойствия): Общая цифра — 28 тыс. чел., это — minimum, ибо можно привлечь из Западной Сибири; во всяком случае, она достаточна при настоящих обстоятельствах. Вообще, не касаясь подробностей, поход в Индию делится в моем представлении на два периода: первый период действий крайне быстрых, период дипломатических переговоров с Афганистаном, которые необходимо поддержать наступлением действующего отряда к Кабулу; второй период по занятии Кабула, выжидательный, во время которого мы должны войти в сношения со всеми недовольными в Индии элементами, постараться дать проявлению их возможно более соответствующее нашим интересам направление (главная причина неудачи восстания 1857 г. заключалась в недостатке регуляризации усилий инсургентов) и, наконец (а это главное), организовать массы азиатской кавалерии, которую во имя крови и грабежа, направить в пределы Индии, в виде авангарда, возобновив времена Тимура. Определять в плане кампании дальнейшие действия собственно русского отряда из Кабула было бы гадательно. Заключаю мнением компетентного англичанина, полковника Кери, бывшего начальником штаба Мадрасской армии. «Если Бонапарт, опиравшийся лишь на Астрабад, считал возможным наступление на Индию, то теперь положение России несравненно выгоднее, так как она может опираться на Мерв и на Чарджоу. Теперь все значительные среднеазиатские торговые и стратегические пути в руках, и фактически граница между Англией и Россией в Азии есть водораздел между Индийским океаном и Арало-Каспийской равниною».

М. Скобелев

Люли-Бургас, 17 января 1878 г.

10 1/2 час. веч.



Примечания:



8

Капер — корабль, снаряженный с разрешения своего правительства частным лицом и укомплектованный вольнонаемной командой для ведения крейсерских действий на море.



9

Здесь и далее: 4-фунтовые нарезные пушки — это нарезные пушки, заряжаемые с дула



86

Военная энциклопедия/Под ред. К. Величко, В. Новицкого, А. фон-Шварца. СПб., 1912. Т. 10. С. 618–621.



87

По 900 штыков в батальоне



88

Сотня в 130 коней.



89

Ракетная батарея — 90 коней.



90

В батарее 250 чел





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх