Вместо эпилога

Поражение России в войне с Японией стало одной из важнейших причин возникновения первой революции 1905–1907 гг. Она была подавлена, но не решительными действиями властей и мудрого царя при поддержке большинства населения, а лишь потому, что противники режима не были достаточно организованы. Подавление революции не решило ни одной проблемы в России. Столыпинские реформы, о которых сейчас обожают талдычить наши СМИ, представляли лишь косметический ремонт обветшавшего здания Российской империи. Да и сам Столыпин на момент выстрела Богрова находился на грани отставки. Царь не поехал даже на похороны своего хваленого премьера, а, наоборот, в день похорон лихо отплясывал на балу в Севастополе.

Поэтому все стенания, ох, дали бы Столыпину двадцать лет покоя, вот он бы преобразовал Россию, являются плодом элементарного невежества. Основной причиной гибели империи стал не крестьянский вопрос, не свобода печати, не прочие «демократические реформы», а развал системы управления империей.

Бесспорно, и Столыпин, и Витте были умными людьми, но они не могли спасти ситуацию. Кстати, Витте был отправлен в отставку, и Столыпина царь собирался отправить туда же. Замечу, что на обоих премьеров были совершены покушения агентами Охранного отделения Мордкой Богровым и А. Е. Казанцевым. Разница была лишь в том, что браунинг у Богрова сработал безотказно, а часовые взрыватели у двух бомб, заложенных в особняк Витте, не сработали.

В критические для России годы (1900–1908) стране нужны были не столыпины и витте, а орловы, потемкины, палены и бенигсены. Гвардия, по крайней мере периодически, в 1741, 1762 и 1801 гг., спасала Россию. Тоже могло случиться и в 1900, и в 1905 гг. И не надо бормотать о том, что в истории-де нет сослагательного наклонения. Было бы то, что стало обычаем на Руси — иллюминированный Петербург, повсеместное исчезновение шампанского на следующий день после «геморроидальных колик» или «апоплексического удара», крики «Ура!» при появлении на Невском любого офицера, румяные барышни, кидающиеся целовать гусаров и кавалергардов. А дальше храбрых офицеров, не побоявшихся испачкать перчатки, чтобы вытащить державу из грязи, ждали Чесма, Очаков, Крым, Эйлау, Бородино и Париж.

К сожалению, интересы нашей гвардии в течение многих десятилетий, с 1825 г., сводились к картам, лошадям и женщинам. В результате о судьбе Родины господа офицеры вспомнили лишь в 1915 г., после явления Распутина и поражений на фронте. Вот тогда разговоры «как все плохо» перешли в традиционное русское «кто виноват?», а затем «что делать?». И только тогда офицеры и генералы начали планировать «железнодорожный вариант», «авиационный вариант» и т. п. Кстати, «железнодорожный вариант» и был осуществлен 17 февраля (1 марта) 1917 г. в Пскове, где царский поезд был блокирован частями генерала Рузского.

Но, увы, наши военные опоздали как минимум на десять лет. В феврале — марте 1917 г. офицеров в Петрограде приветствовали не цветами и шампанским, а руганью и камнями, а в Кронштадте уже в ход пошли винтовки.

Однако вернемся в 1905 г. Профранцузское лобби буквально заставило царя просить огромные займы во Франции. За обещания займов платить пришлось немедленно — в январе 1906 г. на международной конференции в Альхесирасе, посвященной судьбе Марокко, Россия была вынуждена поддерживать Англию и Францию, чем испортила отношения с Германией.

В мае 1906 г. царь уволил министра иностранных дел графа Ламздорфа. Так ушел с дипломатической сцены политический деятель, который, опираясь на франко-русский союз, стремился балансировать между Германией и Англией и несколько настороженно относился к одностороннему сближению с последней.

На место Ламздорфа Николай II назначил А. П. Извольского — посла в Копенгагене, вращавшегося во враждебной Германии датской среде. Извольский с первых же дней вступления в должность стал подталкивать Россию к военному союзу с Англией.

Одновременно, в том же мае 1906 г., в Петербург прибыл новый английский посол А. Никольсон, которому предстояло сыграть не последнюю роль в создании англорусской Антанты. Вскоре после его прибытия начались англо-русские переговоры относительно сфер влияния в Персии, Афганистане, Тибете, а также обсуждался вопрос о Черноморских проливах.

Переговоры эти закончились подписанием 18 (31) августа 1907 г. серии русско-английских соглашений по Персии, Афганистану и Тибету. Соглашения носили компромиссный характер, но России пришлось пойти на куда большие уступки, чем Англии.

Этими и серией последующих мелких соглашений и договоренностей Россия была втянута в англо-французский союз. «Коварный Альбион» разгромил Россию руками японцев, а теперь собирался разделаться с Германией с помощью «русского парового катка». Любопытный момент: после окончания Первой мировой войны в Англии было опубликовано секретное англо-французское соглашение, из которого явствует, что эти державы заранее не собирались выполнять союзнические обязательства по отношению к России.

Мало того, британские и французские дипломаты уже в 1915 г. рассматривали планы устройства Европы после разгрома Германии, предполагая расчленение России, в том числе отторжение Привисленского края и Прибалтики.

Россия шла к войне с сильнейшей в мире армией, имея недостойных союзников.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх