№161 Из доклада начальника Научно-уставного отдела Штаба РККА А.А. Бурова начальнику Штаба РККА М.Н. Тухачевскому о состоянии научно-исследовательской и уставной работы в РККА

19 января 1927 г.

Сов. секретно


После двухмесячной работы и изучения считаю необходимым представить нижеследующие соображения о состоянии Уставного отдела в РККА и методах его рациональной организации.


I. Предыстория научно-уставного отдела (работа Управления по исследованию и использованию опыта войн и переход к научно-уставному отделу)

Управление по исследованию и использованию опыта войн центр тяжести своей работы имело в одном из наиболее старых и обеспеченных квалифицированным личным составом отдела – Военно-историческом. Часть трудов этого отдела, особенно из цикла подготовки России к мировой войне, могут быть названы настоящими работами Генерального штаба (Generalstabswerke).

Огромное же большинство работ носит случайный характер, не связано единым планом, который обеспечивал хотя бы и краткое, но основательное освещение опыта Мировой и Гражданской войн.

Научный отдел одно время представлял группу сотрудников, настолько занятых на основной их работе в академии, что они не могли уделять необходимого времени этому отделу. Позже их сменили лица, никогда не занимавшиеся научно-исследовательской деятельностью, не имевшие к ней никаких склонностей, потому научный отдел стал органом, параллельным с ГВИЗом и конкурировал с ним. Руководители научного отдела сами, плохо владевшие пером и даже синтаксисом, не знавшие ни одного иностранного языка, давали темы авторам, чаще последние сами выбирали первую попавшуюся тему, заключался договор и дело считалось сделанным. Никакого плана, связанного общей идеей и последовательным освещением необходимых для РККА вопросов военного искусства, техники или военной истории не было, это видно из ряда никому не нужных тем, вроде – «Французская артиллерия за 10 лет» Богдашевского, автора, не знающего ни одного языка и не побывавшего на французском театре, «Хрестоматия по военной психологии», «Обучение пехоты иностранных армий и у нас» Бамбулевича и т.д.

Заключительной частью работы было «редактирование» поступавших трудов руководителями научного отдела, фактически эта работа за них выполнялась старыми специалистами: Корольковым, Черкасовым, Мартыновым и другими, они же получали лишь деньги. Насколько безобразно проделывалась работа, видно на труде Буше «Основы подготовки к мировой войне», перевод которого редактировался т. Меликовым. Работа мною была возвращена редактору и переводчику, но оба, несмотря на то, что получили деньги сполна, переложили ее фактически на т. Черкасова. Образец этой работы мною Вам был доложен.

Прикармливание знакомых и отсутствие плана и руководства – вот характеристика научной работы.

Уставной отдел, состоящий из 2 относительно квалифицированных работников*, вел свою работу фактически через посредство различных комиссий, создаваемых от случая к случаю. Во время написания устава личный состав комиссии изменялся иногда совершенно по 2-3 раза ср. боевые уставы пехоты, конницы, артиллерии и никакой преемственности часто не было**.

План уставов, утвержденный Главной уставной комиссией в 1922 г. (точную дату привести нельзя, т.к. почти все дела растеряны и найден лишь 1 экземпляр этого плана без указания даты), фактически никем не выполнялся. Опыт иностранных армий не учитывался, т.к. члены комиссии не владели необходимым знанием языков, а перевод уставов не производился.


* т. Самойлова и Любимова следует назвать «относительно квалифицированными», т.к. владея удовлетворительно пером, оба являлись посредственными работниками как в отношении научном, так и в отношении опыта мировой и гражданской войн (примечание документа).

** Так в документе.


Уставы составлялись не по определенному плану, а под большим или меньшим давлением отдельных лиц, организаций или инспекций. Так были изданы в большом количестве технические описания материальной части, представлявшие более или менее хорошо списанные материалы с издававшихся в дореволюционное время технических описаний и руководств. Таких же уставов, которые имеют исключительную ценность для РККА, как боевые уставы пехоты, артиллерии, инженерных войск, авиации и т.п. создано не было.

Работа велась сотрудниками на дому, в библиотеках, а само помещение управления и отделов пустовало. Старые специалисты смотрели на свое жалование, как на вид пенсии, и занимались, главным образом, составлением военно-исторических и просто исторических трудов для учреждений, не имевших часто никакого отношения к НКВМ.

Выводы:

1. Исследовательская работа по вопросам военно-историческим велась без плана и часто сбивалась на популярные издания, реальную пользу из которых конечно извлечь нельзя.

2. Научно-исследовательской работы никакой не велось вследствие абсолютной непригодности к этому делу руководителей и дело сводилось фактически к конкуренции с ГВИЗом.

3. Составление уставов шло стихийно, без какого-либо определенного плана; боевые уставы были в загоне и ими не занимались почти совсем; уставное дело служило в значительной мере для «кормления» некоторых групп работников, извлекавших из этого дела дополнительный заработок для себя нетрудной работой, списывания со старых руководств.

Результатом явного пренебрежения к уставному делу явились распыление уставного дела по всем управлениям НКВМ и трения между ними, крайне осложняющие надлежащую постановку дела и планомерно организацию секций НУО.

Трение №1. Войска, местные и центральные управления требуют (см. прилагаемое при сем письмо комвойск МВО)* уставы, снабжение которыми по традиции оставлено целиком в НУО.

Потребность на уставы особенно внутренней, гарнизонной службы и дисциплинарной есть, но ввиду резких нареканий на них со стороны войск дальнейшее их переиздание нецелесообразно. Управление же устр. войск, где эти уставы теперь прорабатываются, не считает возможным издать ранее 8-9 месяцев. Для того чтобы как-нибудь увязать работу по изданию этих уставов в плановом порядке с точки зрения только снабженческой (не говоря уже о принципиальной), приходится все время вести переговоры и превращаться вместо органа руководящего и фактически составляющего уставы в какой-то своеобразной «главноуговариваюший» аппарат.

Трение №2. Уставы стрелковые составляют в значительной мере элемент боевой подготовки и по смыслу приказа №390** составляют функции как Штаба РККА, так и ГУ РККА.


* Не публикуется.

** Имеется ввиду приказ РВС СССР №390 от 22 июля 1926 г.


Кто отвечает за надлежащую разработку стрелковых уставов, а также «Методики боевой подготовки пехоты» – Учебно-строевое управление ГУ РККА или НУО Штаба РККА – неизвестно; больше, как будто, по смыслу и редакции приказа №390 этот вопрос касается Учебно-строевого управления, но по существу эти уставы неотделимы от боевых уставов. Только благодаря большому такту т. Малиновского и широкому пониманию им необходимости совместной работы НУО и Учебно-строевого управления дело налаживается под идейным руководством НУО, но зато остаются фактически как бы удвоенные штаты и известный параллелизм в работе.

Точно так же план работ по созданию уставов конницы и артиллерии был проведен после некоторых трений путем личных собеседований нач[альни]ка НУО с соответственными инспекторами.

Совершенно бесспорная мысль о том, что все боевые уставы должны иметь базой полевой устав, а специальные уставы и наставления, и технические руководства – составлять для каждого рода войск стройную систему с основным стержнем в виде боевого устава, в настоящее время проводится с крайним трудом, и если где и проводится, то не на основе приказа №390, а вопреки ему путем установления личного общения начальника НУО с начальниками соответствующих управлений и руководителями инспекций. Соглашения, которые достигнуты или достигаются по этому поводу с отдельными инспекциями, ибо против очевидной необходимости создавать уставы по единому плану возражать нельзя, вызывают массу нареканий в «уставном империализме» и всякие закулисные обвинения и «ходы» со стороны лиц, лишенных вследствие сокращения размеров и числа уставов одного из наиболее сытных источников «кормления».

Трение №3. Неясность и вытекающие из «дипломатических соображений» противоречия приказа №390 ведут к тому, что между инспекциями, писавшими ранее уставы по своей специальности, и соответственными техническими управлениями происходит борьба: кто из них и что именно будет писать. Кроме того, никто не провел точной грани между «техническим руководством» и «наставлением», т.е. не указал, где кончаются функции инспекций в отношении составления руководств и описаний и где начинаются работы технических управлений главначснаба. Так, не разграничены функции АУ и инспекции артиллерии, инспекции химподготовки и хим. управления, инспекции связи и ВТУ и т.д.

Трение №4. Отношение к НУО как органу, куда зачисляются «для отдыха», по болезни, «за невозможностью использования» бывшие ответственные работники старой и Красной Армии, во-первых, крайне затрудняет набор действительно работоспособных и обладающих боевым опытом командиров и, во-вторых, превращает отдел в своеобразный военный синод, «иде же вси праведные упокояются».

Трение №5. К уставному делу, к военно-научным и историческим работам установилось среди многих работников инспекций и управлений отношение, как к средству легко и без особого напряжения получать хороший дополнительный заработок. Отсюда заполнение рынка военно-литературной халтурой, разбухание планов уставных изданий до необычайных размеров, например, инспекция инженеров – до 450 печатных листов. В результате на основе точных указаний приказа №390 против сокращения планов издания уставов, предложенные инспекциями и управлениями к изданию, ведется кампания, часто направляемая лично против руководителя НУО. Всякие попытки сжать написанные уже халтуристами «проекты уставов» по данным ранее инспекциями заданиям встречает ожесточенное сопротивление, как покушение на карман и доходит иногда до резких выступлений против работников НУО как в стенах самого НУО, Штаба, ГУ РККА, также и вне стен РВС.

Трение №6. В НУО из 1-го Управления Штаба РККА с напутствием: «там ничего не сделали, быть может у Вас что-нибудь выйдет» перешло огромное дело по составлению и изданию военно-географических и статистических описаний театров. Наследство получено весьма грустное, как Вам известно из моего доклада. Вследствие того, что в прошлом году 1-е Управлением ничего не было сделано, в текущем году кредиты сокращены т. Дыбенко на 40% и план работ, утвержденный Вами на первый год, не сможет быть выполнен в полной мере. Если бы НУО остался при методе работы 1 Управ[ления], то отпущенные 25 000 руб. были бы уплачены за геолог. карту БВО и, таким образом, НУО остался бы вовсе без кредитов на военно-географические описания.

Ни одного человека от 1-го Управления Штаба РККА для технического руководства составлением описаний не получено. Фактически свалив работу и ответственность, 1 -е Управление получило усиление штата.

Будучи уверен, что назначение т. Бурского будет Вами поддержано и проведено с обычной быстротой, объясняемой необходимостью, н[ачальни]к НУО пригласил его для работы с 1/XII 1926 года. Он ведет работу с 1/XII, его энергии, опыту и знаниям мы в значительной мере обязаны планом и методом работ по составлению военно-географических описаний, утвержденных Вами 27/XII. Однако тогда же, т.е. 27/XII от Командного управления получен ответ, что назначение т. Бурского состояться не может, его «предлагается привлекать к работам за оплату*.

Когда речь шла со стороны ГУ РККА о назначении в НУО некоторых лиц для особых поручений, против которых НУО возражал, дело было просто – назначали и разговор кончен, а когда нужно назначить действительно работоспособных людей – Белолипецкого или Бурского, следует отказ.

В результате содержание т. Бурскому за декабрь ввиду того, что он был приглашен нач[альни]ком НУО, будет заплачено т. Буровым. Штаб лишится одного из лучших и энергичных специалистов и Научно-уставному отделу вряд ли можно будет теперь приглашать для работы уважающих себя деятелей.

Принятый по докладу н[ачальни]ка НУО Вами другой метод и план работы вызывает нарекания со стороны тех работников управлений, которые кормились от работ, ныне признанных Вами бесполезными. Резкие личные выступления и звонки по телефону мешают планомерной работе в основном направлении.

Трение №7. Текущая работа крайне мешает проведению необходимых мероприятий по организации отдела. Фактически приказ №390 и положение о НУО никакой организации этому отделу не дали. Отдел создан в виде 9 помощников и нескольких лиц для поручений, почти все – в виде остатков от прежнего Управления по исследованию и использованию опыта войн. Подбор личного состава, несмотря на самые решительные настояния н[ачальни]ка отдела, осуществляется с крайней медлительностью, по независящим от отдела причинам. Вследствие этого целым рядом важнейших отраслей ведают люди абсолютно для этого непригодные (полевой устав, исторические работы), а некоторые дела стоят на месте (уставы связи, инженерные), за отсутствием нужных работников.

Трение №8. Вопросы подготовки командного состава разрабатываются одновременно в 1-м Управлении Штаба, ГУ РККА и НУО, что при отсутствии общих руководящих указаний создает вредный для дела параллелизм, не определяя точного круга деятельности заинтересованных управлений и тем самым снимает с них ответственность за эту работу.

[…]


III. Что требует РККА от НУО

На НУО как орган Штаба РККА, ведающий «подготовкой страны и армии к войне», возложить:

1. Научную проработку, редактирование и сведение в систему (кодификация) всех основных военно-правовых норм с точки зрения подготовки страны и армии к войне.

Отсюда следует, что:

1) основной закон об обороне Союза ССР, включающий, аналогично хотя бы американскому National dofonor Act, закон о службе, о функциях основных государственных органов во время войны, о военизации населения, участии промышленности в обороне, о трудовой повинности и т.п.;

2) закон о прохождении службы и пенсионный устав;

3) устав дисциплинарный, военно-уголовная часть Уголовного кодекса, положение о ревтрибуналах;

4) уставы – внутренней и гарнизонной службы, – все должны прорабатываться в соответствии с указанной задачей в НУО.

Управление по устройству и службе войск, воен. коллегия, Вер. суд. и ПУР дадут как необходимые практические указания, так и назовут некоторых товарищей для включения в рабочие группы (авторские) по написанию уставов.

[…]


VI. Личный состав НУО

Всякая организационная работа в основе состоит из 3 этапов: 1) предварительного изучения и выработки на основе этого изучения плана и метода работ; 2) выработки схемы организации и подбора личного состава; 3) в руководстве делом в соответствии с планом работ и текущими потребностями.

Работа НУО осложняется тем, что времени на организацию дано не было и сразу навалилось большое количество текущей работы. Другими словами, инструмент еще не был изготовлен, а работать с ним уже заставляют. Самая трудная и ответственная часть при изготовлении такого тонкого инструмента, как научно-уставной отдел – этот военный наркомюст и ЦИТ – заключается в подборе личного состава.

НУО получил от своего предшественника из старых специалистов людей, большей частью уже отработанных, а из молодых работников лиц, как это будет видно из дальнейшего, пригодных пока не выше, чем для штаба полка, в лучшем случае – штаба дивизии. То небольшое количество новых работников, которых удалось вырвать за последние два м[еся]ца, хватило только на 3 секции (артил., кавал. устав, и авиационную).

Чтобы не слышать обвинений в чрезмерной требовательности к личному составу НУО, необходимо сформулировать требования, которым должны удовлетворять работники НУО.

Исходя из указанных выше задач и методов работы НУО – дать унифицированные, пронизанные одной руководящей линией оперативного и тактического мышления немногочисленные, краткие и ясно изложенные уставы, необходимо, чтобы личный состав НУО удовлетворял следующим условиям:

1) Знание РККА, т.е. происхождение из ее практических строевых работников.

2) Наличие боевого опыта Мировой и Гражданской войны. Опыт только одной кампании не даст объективного и глубокого анализа военных явлений, необходимого при составлении уставов.

3) Сотрудники НУО должны быть научными работниками высокой квалификации, умеющими подготовить и организовать работу по составлению уставов и провести как при составлении плана, так и при редактировании указанное выше единство оперативного и тактического мышления по указаниям н[ачальни]ка Штаба.

4) Они должны отлично владеть пером и уметь выражать ясно, просто и четко свои мысли.

5) Знать иностранные уставы, непрерывно следить за нашей и иностранной военной мыслью, изучать ее в подлиннике, т.е. владеть, по крайней мере, одним – двумя иностранными языками из нижеследующих: немецкий, французский, английский или польский.

Ввиду того, что в одном лице трудно соединить столько качеств, в каждой секции решено объединить старых специалистов, знающих языки и обладающих большим военным опытом, с молодыми дельными генштабистами со строевым стажем РККА.

Подходя с выработанной выше меркой к имеющемуся сейчас в НУО молодому составу, найдем:

1. В секторе правовых уставов за неимением других лиц временно ведет работу т. Самойлов. Он не имеет опыта Гражданской войны, почти ничего не читает, не имеет юридической подготовки, плохо владеет пером, не знает иностранных языков. К данной работе безусловно не подходит. Желательные кандидаты: проф. Добровольский (НК РКИ), консультант Верхсуда т. Орлов, Пневский. Эти липа соединяют военный и правовой опыт старой и Красной Армии и все три безусловно необходимы. Во главе этого сектора необходимо поставить товарища с отличным знанием РККА и пользующегося большим политическим авторитетом.

2. Сектор оперативных уставов. Положение о полевом управлении войск – т. Муратов, Теодори и Жуков. Муратов настолько болен, что для работы безусловно непригоден и не посещает ее вот уже в течение 4 месяцев. Т[ов]. Жуков участвовал в разработке положения о полевом управлении войск в старой и Красной Армии с 1913 по 1919 г. включительно. Безусловно пригоден. Т[ов]. Теодори – с опытом Мировой, но без опыта Гражданской войны, языков не знает; много читает, пером владеет удовлетворительно; не имеет такта, необходимого в работе, соприкасающейся со столькими учреждениями. Больше подойдет в первом секторе для работы по правилам прохождения службы. Его работе над положением о полевом управлении войск мешает также и острое недоверие со стороны молодых деятелей Генерального штаба, 1-го и 2-го управлений. Надо заменить или подпереть молодым генштабистом. Кандидатов – 2: т. Мордвинов или Ланговой (особенно ценен будет т. Ланговой). Первый – с большим опытом крупного войскового начальника, второй – с широким кругозором, отлично владеет пером, знает языки.

3. Высшее командование – т. Мясников справляется с работой удовлетворительно, имеет опыт Мировой и Гражданской войны, пером владеет удовлетворительно, языков не знает, со специалистами умеет установить хорошие отношения и использовать их знания. Желательно подпереть в порядке привлечения одним старым специалистом типа Сухова либо Капустина.

4. Полевой устав – тт. Подшивалов и Мартынов Е.И.

Т. Подшивалов не имеет опыта ни Мировой, ни Гражданской войны (в регулярных частях), службы штабов не знает и опыта не имеет, языков не знает, пером владеет удовлетворительно, отношений со специалистами наладить не сумел. Через 6-10 лет строевой службы может быть пригоден для уставной работы, сейчас же подлежит безусловной замене.

Тов. Мартынов, б[ывший] профессор, утерял сердце для научных трудов, исторические же работы и для БСЭ может вести и в отставке.

Ввиду исключительного значения Полевого устава сюда должны быть даны наиболее активные и энергичные лица. А именно – тт. Кремов и Чинтулов – оба с опытом Мировой и Гражданской войны. Чтобы иметь более твердую базу, их необходимо подпереть в порядке привлечения т. Бонч-Бруевича, работавшим с 1901-1913 г. над Полевым уставом и давшим по моей просьбе очень дельный отзыв на Полевой устав 1925 г. Для политредактирования и составления соответственных статей в Полевой устав и др. уставы нужен один штатный политработник.

5. Наставление по подготовке комсостава – т. Черкасов. Знающий и талантливый человек, крупный ученый историк, больше подойдет в качестве руководителя историческими работами историко-библиографической секции. Сюда же более подойдет т, Белолипецкий, который тесно будет связан с Полевым уставом. В помощь т. Белолипецкому и главным образом для обучения нужно дать молодого генштабиста, желательно Степанова из 4 отдела 1-го Управления. Белолипецкий и Черкасов знают каждый по 3 языка.

6. Наставление по штабной службе – т. Сытин. Очень больной человек, с опытом Мировой и Гражданской войны. Если бюро рационализации в лице т. Сергеева придать в помощь т. Сытину, с работой справится. Т[ов]. Сергеев – известный знаток вопросов НОТ, генштабист (быв[ший] белый), с большим опытом Мировой и Гражданской войны. Крайне желательно дать молодого генштабиста.

7. Обозные и железнодорожные уставы – т. Павлов-Веревкин, молодой генштабист с опытом Мировой и Гражданской войны, знает немецкий язык, пером владеет, в своем деле хорошо ориентирован.

8. Пехотные и стрелковые уставы – тт. Иконостасов, Огородников, Боговой и Чернавин.

Тов. Иконостасов, опыта Мировой войны не имеет, языков не знает, в Гражданской войне опыт незначительный, пером не владеет, над собой не работает, безусловно подлежит замене.

Тов. Огородников, бывший профессор, имеет опыт Мировой и Гражданской войны, знает 4 языка, работоспособный, но разбрасывающийся деятель широкого масштаба. Может быть использован и для Полевого устава, и для «Высшего командования», и для составления военно-географических описаний.

Тов. Чернавин, опыта Гражданской войны не имеет, языков не знает, за военной литературой почти не следит, стилист слабый; весьма склонен к шаблону, принципиальных суждений собственных не имеет, может быть лишь тактическим «берейтером» в академии. Для уставной работы не подходит.

Тов. Боговой, имеет опыт Гражданской войны, знает два языка, пером владеет удовлетворительно, в военном отношении образован слабо; может быть использован в уставном отделе при условии, если секретарем секции будет т. Столяров, имеющий опыт в Мировой войне от рядового до батальонного командира, в Гражданской от ротного к[оманди]ра до н[ачальни]ка штаба дивизии. Знает два языка, хорошо владеет пером; в помощь желательно дать вместо т. Чернавина преподавателя академии Колегова с большим опытом Мировой войны, очень четким стилем, с опытом летчика-наблюдателя и генштабиста.

Пехотная секция в составе этих 3 лиц, т.е. Столярова, Колегова и Огородникова со своей задачей безусловно справится. Ввиду того, что секретарь пех[отной] секции должен руководить всеми уставами отдельных родов войск, ему надо дать заместителя в лице т. Гильшера.

9. Артиллерийская секция – тт. Фавицкий и Барсуков.

Т[ов.] Фавицкий, с опытом Мировой и Гражданской войны. Знает 2 языка, пером владеет. В помощь необходимо дать специалиста по бронесилам в лице т. Калиновского (в порядке привлечения к работам) и знатока артиллерийской техники в лице т. Бергфельда, ныне командующего дивизионом в ЛВО, окончившего 2 года тому назад Артиллерийскую академию, либо т. Заходер, окончившего академию в 1926 г. Последнего легче устроить, так как у него есть в Москве квартира.

Тов. Барсуков пригоден только для военно-исторических работ, что может делать и в отставке.

10. Секция воздушных сил и воздушной обороны – т. Бельц с работой справляется, имеет опыт Мировой и Гражданской войны, пером владеет, знает 2 языка. По вопросам воздушной обороны необходимо подпереть т. Бородачевым из Арткома.

11. Уставы конницы – т. Микулин пригоден вполне, знает 4 языка, пером владеет, имеет опыт Мировой и Гражданской войны. Ввиду возможного ухода на крупную общевойсковую командную должность или в качестве профессора в академию необходимо обеспечить теперь же ему заместителя и подучить. Кандидат – т. Вертоградский из инспекции кавалерии.

12. Секция инженерных уставов – нет никого. С уставами хаос, нужен грамотный и способный человек. Желательно назначить т. Серчевского с опытом Мировой и Гражданской войны, знающего языки, отлично владеющего пером. Замена м[ожет] б[ыть] дана лишь в виде т. Алмазова, т.к. т. Серчевский, по словам инспектора инженеров, – его правая рука.

13. Секция уставов связи – никого нет. С уставами хаос. Желательный кандидат т. Цейтлин – лучший знаток этого дела в СССР. Одновременно нужно назначить и молодого работника в качестве будущего заместителя, (желательно т. Файвуш), т.к. т. Цейтлин слабого здоровья. Дело с уставами связи благодаря привлечению т. Цейтлина (с согласия т. Эйдемана) поставлено на рельсы.

14. Секция военно-географических и статистических описаний – фактически работают Бурский и Григоров, хотя первый приказом не проведен. Оба имеют много трудов, знают языки, пером владеют, особенно Бурский. В ближайшие годы надо наметить молодых заместителей в целях обеспечения непрерывности работы.

15. Сектор историко-библиографический – тт. Толстой, Красовский и Корольков.

Тов. Толстой к научной работе безусловно непригоден, пером абсолютно не владеет, не знает синтаксиса и грамматики, в послужном списке наверно указано, что имеет среднее образование, языков не знает, над собой не работает. Страдает резко выраженной формой неврастении. Подлежит замене.

Т[ов.] Корольков пригоден лишь как автор исторических трудов, каковым может быть и в отставке.

Т[ов.] Красовский имеет опыт Мировой и Гражданской войны, знает 3 языка, пером владеет. Может быть оставлен для библиографической работы.

Во главе историко-библиографического сектора желательно поставить т. Подгорецкого (или т. Де-Лазари), дав ему в помощь по исторической части т. Черкасова и по библиографической – т. Красовского.

Кроме того, в этой работе необходимо участие марксиста-историка с военной подготовкой, который должен быть привлечен из числа преподавателей или профессоров университета или академии, желательно привлечь для работ т. Лукина-Антонова или одного из преподавателей Военной академии по кафедре исторического материализма. Кандидатура может быть выдвинута т. Эйдеманом.


VII. Выводы

I. Ни для кого не секрет, что к 10 годовщине СССР подходит не с организованной, а импровизированной армией, в период передышки исключительное значение в качестве организующих факторов, имеют правовые мероприятия, т.е. издание системы тщательно продуманных и отлично отредактированных, пронизанных одной идеей уставов.

II. Для создания этих уставов нужно объединить распыленную ныне между различными органами НКВМ работу в одном органе – Научно-уставном отделе Штаба РККА, т.е. уставы должны быть пронизаны одной мыслью – о наилучшей подготовке страны и армии к обороне СССР. Необходимость этого объединения понимают все крупные деятели РККА, с которыми приходилось беседовать, но многие из них почему-то боятся поднять этот вопрос.

III. Высокая, ответственнейшая и труднейшая задача – создать уставы для РККА требует соответственного распределения труда по рабочим ячейкам, т.е. принятия предложенной докладом организации НУО, ибо до сих пор никакой организации не было.

IV. Любая организация останется мертвой схемой, если в ее составе в качестве руководителей и исполнителей будут либо «отработанный пар» Мировой и Гражданской войны или малограмотные не только в военном деле, но и в самом обыденном значении этого слова люди. Нужно, следовательно, дать тех людей, которые перечислены в докладе.

V. Объединение работы по созданию уставов в одном органе, рациональная организация и хороший подбор сотрудников требуют также утверждения предложенного метода работы, основанного на:

1) изучении и учете опыта старой, Красной и иностранной армий;

2) тщательно продуманном разделении труда;

3) поверке как формы изложения, так и содержания проекта уставов строевыми частями и к[оманди]рами РККА – путем рассылки для отзыва;

4) добросовестной редакции и кодификации всех уставов в единой редколлегии.

VI. НУО должен быть срочно обеспечен необходимыми помещениями и мебелью, без которых работа будет вестись на дому и, следовательно, нарушится необходимое при функциональном управлении общение сотрудников, работающих над родственными уставами.

VII. Одним из второстепенных, но все же важных условий, является повышение тарификации отдела, этим будет обеспечено привлечение лучших работников в составе НУО; эта же задача может быть разрешена путем дачи в НУО не менее чем 9 спецставок, если тарификацию поднять нельзя.

VIII. Если изложенные соображения будут приняты, проект Положения и штат НУО м[ожет] б[ыть] представлен в 7-дневный срок.


Начальник Научно-уставного отдела Штаба РККА А. Буров


РГВА. Ф. 4. Оп. 2. Д. 154. Л. 6-24. Подлинник.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх