№1п Обзор ГУ РККА о состоянии Красной Армии в 1927-1928 гг.*


30—31 октября 1928 г.

Сов. секретно


«Организационная структура РККА с выявлением изменений, происшедших за последние 1,5 года»

Нынешняя организационная структура Красной Армии в ее существенных чертах является результатом:

а) реорганизация 1924 года, в основу которой были положены развитие и укрепление терсистемы, усиление технических средств борьбы, выполнение программы национальных формирований и обеспечение мобилизационной и боевой готовности армии;

б) мероприятий осени 1926 г., имевших целью рационализацию органов вооруженными силами СССР и аппарата их обслуживания (сокращение тылов, уменьшение процента насыщенности армии начальствующим составом).


* Публикуемый обзор (экз. №1) был направлен в РВС СССР; он состоит из докладов ряда управлений ГУ РККА, датированных 30 и 31 октября 1928 года. Некоторые доклады подписаны руководящими должностными лицами ГУ РККА.


Мероприятия осени 1926 года коснулись почти всех подразделений Сухопутных, Воздушных и Морских сил, включали целый ряд новых формирований, но были в соответствии со сказанным о характере этой реорганизации рассчитаны и координированы таким образом, что штатная численность армии осталась почти без изменения, в пределах установленной правительством нормы (610 000 чел.). Летом 1927 года правительством был принят пятилетний план развития Вооруженных сил и для осуществления вытекающих из этого плана организационных мероприятий бюджетная норма Красной Армии была увеличена до 617 000 человек.

Первые мероприятия во исполнение пятилетнего плана были произведены осенью 1927 года, следующим этапом была осень 1928 года, главным образом в отношении Военно-воздушных сил. В результате первых 1,5 лет осуществления пятилетнего плана произошли изменения в соответствии между: а) войсками и органами обслуживания и управления, б) родами войск и в) отдельными группами личного состава армии. Цифровое выражение этих изменений представляется в следующем виде:


1. Соотношение между войсками и органами обслуживания и управления (таблица №1)*.

В составе 617 000 чел. на 1/X.[19]28 г. приходилось:

на войсковые части — 519 860 чел. или 84,26% от общ. численности,

на вузы — 53 648 чел. или 8,69% от общ. численности,

на управления, учреждения и заведения — 43 492 чел. или 7,05% от общ. численности.


* Таблицы и приложения не публикуются.


На 1/IV.1927 г. войсковые части составляли 82,07%, вузы — 9,27%, аппарат управления и тыловые учреждения — 8,66%. Следовательно, за разбираемый период произошло повышение (на 2,19% от всей численности РККА) удельного веса численности войсковых частей за счет снижения удельного веса вузов и учреждений. Этот процесс можно иллюстрировать еще и таким примером: численность полевых войск (с воздушным и морским флотами) выросла с 461 894 чел. на 1/IV.1927 г. до 485 427 чел. на 1/X.1928 года, или на 23 546 чел.; в то же время штатная численность РККА поднялась с 605 843 чел. до 617 000 чел., т.е. лишь на 11 157 чел. Из этого примера видно, что все увеличение штатной численности РККА пошло исключительно на увеличение строевых частей и что для этого последнего были изысканы, помимо того, довольно значительные возможности внутри самой штатной численности армии.

В армии Франции на долю войск падает 635 732 чел. или 92,32% на аппарат управления и тылы — 41 093 чел. или 5,95% общей численности. Отсюда можно сделать вывод о некоторой невыгодности сравнения для РККА, с той, однако, поправкой, что в численность французской армии не входит обслуживающий состав тыловых учреждений и вузов, который содержится на особо отпускаемые для этого средства, а в РККА перевод вольнонаемного состава на операционные кредиты осуществлен лишь частично.


2. Соотношение между родами войск

Соотношение между сухопутными, воздушными и морскими строевыми частями (без учреждений, вузов, войсковых штабов и тыловых — местных стрелковых, этапно-транспортных и штрафных частей) представляется в таком виде:

Сухопутные войска:

На 1 апреля 1927 г. - 424 567 (91,93%);

На 1 октября 1928 г. - 439 100 (90,43%).

Воздушный флот:

На 1 апреля 1927 г. - 11 765 (2,54%);

На 1 октября 1928 г. - 19 501 (5,53%).

Морской флот:

На 1 апреля 1927 г. - 25 562 (5,53%);

На 1 октября 1928 г. - 26 826 (4,04%).

Итого:

На 1 апреля 1927 г. - 461 894;

На 1 октября 1928 г. - 485 427.

Таблица говорит, что:

а) удельный вес сухопутных войск дал снижение на 1,5% при росте абсолютной численности на 14 533 чел.;

б) удельный вес воздушных сил вырос на 2,99%, при росте абсолютной численности на 7 736 чел.;

в) удельный вес морских сил дал снижение на 1,5%, при уменьшении абсолютной численности на 1 264 чел.

Для сравнения — таблица по иностранным армиям:

Сухопутные войска:

РККА - 439 100 (90,43%);

Польша - 243 471 (93,09%);

Финляндия - 27 245 (86,34%);

Франция - 442 827 (82,5%).

Воздушный флот:

РККА - 19 501 (5,53%);

Польша - 14 872 (5,68%);

Финляндия - 1 082 (3,43%);

Франция - 22 608 (5,13%).

Морской флот:

РККА - 26 826 (4,04%);

Польша - 3 226 (1,23%);

Финляндия - 3 228 (10,23%);

Франция - 55 000 (12,37%).

Всего:

РККА - 485 423 (100%);

Польша - 261 570 (100%);

Финляндия - 31 555 (100%);

Франция - 520 435 (100%).

Примечание: Данные по Франции — без колоний и без оккупационных войск Рейнской области.

Из таблицы следует, что: а) доля сухопутных войск в РККА ниже, чем в Польше, и выше чем во Франции и Финляндии; б) в отношении удельного веса воздушного флота (в процентном отношении от всей численности армии) РККА незначительно уступает Польше, но превосходит Францию и Финляндию. По абсолютной численности наш воздушный флот только немногим меньше французского; это сравнение не выгодно для нас в том смысле, что французский флот, при незначительно большей численности личного состава, значительно превосходит наш флот по числу действующих самолетов; в) удельный вес нашего морского флота выше, чем в Польше, но значительно ниже, чем в Финляндии и Франции; по абсолютной численности наш морской флот во много раз выше численности флотов Польши и Финляндии, но в два с лишним раза ниже численности французского флота.

Соотношение между различными родами войск в масштабе Сухопутных сил РККА представляется в следующем виде:

Пехота:

На 1 апреля 1927 г. - 206 689 (48,91%);

На 1 октября 1928 г. - 205 084 (46,66%).

Конница:

На 1 апреля 1927 г. - 62 966 (14,85%);

На 1 октября 1928 г. - 68 020 (15,50%).

Технические войска:

На 1 апреля 1927 г. - 154 912 (36,24%);

На 1 октября 1928 г. - 165 996 (37,84%).

Всего:

На 1 апреля 1927 г. - 424 567 (100%);

На 1 октября 1928 г. - 439 100 (100%).

Таким образом, за полтора года мы имеем понижение относительной численности пехоты и увеличение численности конницы (в абсолютных цифрах — 5 054 чел.) и технических войск (в абсолютных цифрах — на 11 084 чел.). Рост конницы падает на формирование национальных частей, усиление войсковой конницы тердивизий и на введение в высшие кавалерийские соединения химических ячеек.

Дальнейшее развитие технических войск в составе РККА в пределах одной и той же штатной численности последней возможно или за счет изыскания средств внутри нормы РККА, или за счет переложения части функций по обслуживанию РККА на общегосударственные советские органы.

Данные о численности технических войск по каждой специальности отдельно таковы:

Артиллерия: 83 126 (на 1/IV-27 г.), 92 456 (на 1/X-28 г.), итого +9 330 (11,2%);

Части связи: 32 265 (на 1/IV-27 г.), 32 828 (на 1/X-28 г.), итого +563 (1,4%);

Инженерные: 21 777 (на 1/IV-27 г.), 20 053 (на 1/X-28 г.), итого -1 724 (-7,9%);

Железнодорожные: 13 712 (на 1/IV-27 г.), 14 129 (на 1/X-28 г.), итого +417 (3,0%);

Химические: 593 (на 1/IV-27 г.), 2 327 (на 1/X-28 г.), итого +1 734 (290,0%);

Броневые и танковые: 3 439  (на 1/IV-27 г.), 4 203 (на 1/X-28 г.), итого +764 (22,2%);

Всего: 154 912  (на 1/IV-27 г.), 165 996 (на 1/X-28 г.), итого +11 084 (7,2%).

Наибольшее по абсолютной численности увеличение падает на артиллерию. Весьма ограниченный процент роста частей связи объясняется переводом некоторых частей на территориальное положение, что связано с уменьшением численности части. Уменьшение на 7,9% численности инженерных войск приходится на свертывание трех автомобильных полков в батальоны.

Если принять во внимание, что к увеличению численности и удельного веса численности войск по данной таблице нужно добавить рост абсолютной и относительной численности строевых частей военно-воздушных сил, то можно с полной определенностью констатировать, что один из основных принципов реформы 1924 г. — увеличение техники, и в первую очередь — воздушного флота, неуклонно проводится в жизнь. Дальнейшее расширение технических войск имеет свои пределы, о которых сказано несколько выше.

Сравнительные данные, в смысле насыщенности техническими войсками, с иностранными армиями (западных соседей) таковы:

Пехоты:

РККА - 205 084 (46,6%);

Польша - 137 625 (56,5%);

Румыния - 89 029 (64,7%);

Финляндия - 20 036 (73,9%);

Латвия - 12 084 (74,6%).

Конница:

РККА - 68 020 (15,5%);

Польша - 37 780 (15,5%);

Румыния - 14 304 (10,5%);

Финляндия - 1 790 (6,5%);

Латвия - 917 (5,0%).

Технические войска:

РККА - 165 996 (37,8%);

Польша - 68 066 (28,0%);

Румыния - 34 209 (24,8%);

Финляндия - 5 419 (19,6%);

Латвия - 3 194 (20,4%).

Всего:

РККА - 439 100;

Польша - 243 471;

Румыния - 137 541;

Финляндия - 27 245;

Латвия - 16 195.

Процент технических войск в РККА выше, чем в польской и других взятых в таблице армиях. Дать сравнение в этом отношении с французской армией не представляется возможным, так как в имеющемся материале по последней пехота посчитана вместе с танковыми, а конница — с броневыми частями.

Процентное содержание (отдельно) артиллерии в сухопутных войсках РККА и в иностранных армиях таково:

РККА: Общая численность сухопутных войск - 439 100, в том числе артиллерия - 92 456 (21,2%);

Франция: Общая численность сухопутных войск - 442 827, в том числе артиллерия - 84 614 (19,1%);

Польша: Общая численность сухопутных войск - 243 471, в том числе артиллерия - 48 525 (19,9%);

Румыния: Общая численность сухопутных войск - 137 541, в том числе артиллерия - 21 371 (15,4%);

Финляндия: Общая численность сухопутных войск - 27 245, в том числе артиллерия - 4 279 (15,6%).

Таким образом, процент насыщенности артиллерией для РККА, Польши и Франции примерно одинаков. Однако надо иметь в виду, что в отношении Франции не учтена артиллерия оккупационной Рейнской армии и артиллерия в колониях; если учесть эту артиллерию, то процент всей артиллерии во французской армии будет не ниже, а вероятно, выше, чем в РККА.

Весь произведенный анализ данных о соответствии численности РККА по родам войск с неоспоримостью свидетельствует о заметном росте технической мощи РККА. Однако этот рост еще не может быть признан достаточным (взять хотя бы броневые, танковые, химические части). Следовательно, нужно дальше изыскивать средства для развития этих войск. Никаких конкретных предположений на пути переложения части функций по обслуживанию РККА на общегосударственные органы в настоящее время указано быть не может. Остается второй путь — изыскания этих средств внутри общей нормы РККА. Делать это за счет сокращения численности основных родов войск нет возможности, так как тер. система, как то видно будет из последующего изложения, упирается в исчерпание районов комплектования. Единственно возможным и правильным представляется перевод лиц вольнонаемного состава за пределы штатной нормы численности РККА, с содержанием их за счет операционных кредитов. Перевод этот имел место, частично, в течение рассматриваемого 1,5-летнего периода. В будущем надо охватить им новые группы вольнонаемного состава. Такого рода мероприятие, вместе с тем, будет приближать РККА к тому положению (в смысле составных контингентов численности армии), в котором находится, например, французская армия, которая, как сказано выше, вольнонаемного состава в своей штатной норме не числит.


3. Соотношение между начальствующим, рядовым и остальным составами РККА

Соотношение между различными составами РККА дает сравнительная таблица численности РККА по составам (таблица №2)*. Из нее следует, что за последние полтора года произошли нижеследующие основные изменения в этом направлении:


* Таблица не публикуется


а) удельный вес численности начсостава (от среднего и выше, включая слушателей) увеличился с 13,81% до 14,47% от всей численности РККА, а в абсолютных цифрах — на 5 610 человек; наибольшую роль в этом увеличении играло формирование новых частей Военно-воздушных сил, давшее увеличение на 3 980 человек;

б) удельный вес численности младшего начсостава понизился с 17,70% до 16,64% от всей численности РККА, а в абсолютных цифрах — на 4 601 чел. Эта цифра является (в основном) алгебраической суммой таких изменений, как[-то]: сокращение числа стрелковых взводов в ротах стрелковых полков кадровых дивизий, формирование новых частей Военно-воздушных сил и развитие береговой обороны;

в) удельный вес рядового состава вырос с 65,27% до 66,00% от всей численности РККА, а в абсолютных цифрах — на 11 788 чел., из которых 5 692 чел. падает на новые формирования Военно-воздушных сил, а 4 852 чел. — на Сухопутные силы, в последних — главным образом на развитие артиллерии, на усиление войсковой конницы тер. дивизий, на формирование химических взводов и национальных частей; увеличение численности рядового состава в Военно-морских силах падает в основном на передачу им некоторых частей местных стрелковых войск;

г) численность вольнонаемных понизилась с 3,22% до 2,89% от всей численности РККА, а в абсолютных цифрах — на 1 640 чел., преимущественно за счет перевода их на операционные кредиты.

Изменения, происшедшие в младшем начальствующем, рядовом и вольнонаемном составе, совпадает с общей линией реформы 1924 г. и организационных мероприятий 1926 г. Что же касается увеличения численности начальствующего состава (от среднего и выше), то это увеличение нельзя рассматривать как шаг назад от прежней линии, ибо технические войска, развитие которых отмечено было выше, насыщены этим начсоставом в значительно большем проценте, чем средний по армии (например, в строевых частях Военно-воздушных сил — 31,3%, в то время как во всей РККА — 14,5% от общей штатной численности). Последующее развитие технических войск будет связано и в дальнейшем с некоторым увеличением насыщенности армии начсоставом.

Приложение: Диаграммы на 3-х листах*.


* Обзор публикуется без диаграмм и схем.



4. Сравнительный анализ построения войскового соединения стрелковой и кавалерийской дивизии — с пехотными и кавалерийскими дивизиями польской, румынской и французской армий (в отношении их численности, огневых средств, обозов т.п.) должен быть произведен по структуре военного времени с учетом в их составе всех штатных подразделений, так как в мирное время некоторые подразделения, по преимуществу специальных родов войск, в целях удобства подготовки в РККА сведены в более крупные единицы вне дивизии, а тыловые учреждения, как правило, вовсе отсутствуют.

1) Стрелковая (пехотная) дивизия*

Численность:

РККА: Людей 12 292, лошадей 4 467, повозок 1 4411), автомоб. легковых 2, автомоб.грузовых 1;

Польша: Людей 13 6522)/13 814, лошадей 5 1412)/5 303, повозок 1 6962)/1748, автомоб. легковых 142)/14;

Румыния: Людей 15 231, лошадей 2 289;

Франция: Людей 17 120, лошадей 5 700, повозок 1 400, автомоб. легковых 34, автомоб.грузовых 120.


1) В том числе 585 двуколок.

2) Числитель — при вооружении рот ручными пулеметами, знаменатель — при вооружении рот легкими пулеметами.

* На полях имеется помета: диаграмма №14. Далее пометы на полях (о соответствующих диаграммах) указываться не будут в связи с тем, что последние не публикуются.


Структура:

Стрелковых полков:

РККА - 3 (9 батальонов, 27 стрелковых и 9 пулеметных рот);

Польша - 3 (9 батальонов, 27 стрелковых и 9 пулеметных рот);

Румыния - 3 (9 батальонов, 27 стрелковых и 9 пулеметных рот);

Франция - 3 (9 батальонов, 27 стрелковых и 9 пулеметных рот).

Артиллерийских полков:

РККА - 1 (3 дивизиона, 10 3-х орудйных батарей);

Польша - 1 (3 дивизиона, 9 4-х орудйных батарей);

Румыния - 2 (5 дивизионов, 13 4-х орудйных батарей);

Франция - 2 (5 дивизионов, 15 4-х орудйных батарей).

Огневые средства:

Пулеметы:

РККА - станковые 162, ручные 148;

Польша - станковые 128, ручные 334, легкие 172;

Румыния - станковые 224, ручные 324;

Франция - станковые 172, ручные 340.

75/76 мм:

РККА - пушек 36, гаубиц 12, всего 48;

Польша - пушек 24, гаубиц 12, всего 36;

Румыния - пушек 36, гаубиц 16, всего 52х);

Франция - пушек 36, гаубиц 24, всего 60.

37 м/м оруд.:

РККА - 9;

Польша - 18;

Румыния - 18;

Франция - 9.

Минометов:

РККА - 9;

Польша - 9;

Румыния - 8;

Франция - -.


Х) Кроме того, 2 зенитных.


Количество орудий и станковых пулеметов, приходящихся на один батальон следующее:

РККА: 5,3 орудий, 18,0 станковых пулеметов;

Польша: 4,0 Орудий,14,2 станковых пулеметов;

Румыния: 5,8 Орудий, 24,9 станковых пулеметов;

Франция: 6,6 Орудий, 19,1 станковых пулеметов.

При сравнении на основании приведенных данных стрелковой дивизии Красной Армии с пехотными дивизиями иностранных армий видно, что в смысле организационной структуры собственно пехоты, дивизии одинаковы, разница — в организации артиллерии дивизии (во Франции и Румынии по два артполка, у нас и в Польше — по одному). 

В отношении огневых средств наша стрелковая дивизия также может считаться вполне современной, только иностранные дивизии богаче ручными пулеметами, а французская и румынская, кроме того, и орудиями. В отношении прочей техники иностранные дивизии богаче средствами связи и инженерными (у нас роты, у них — батальоны).

Что касается маневренности и подвижности, то хотя стрелковая дивизия и меньше по численности других дивизий, но она тяжелее в смысле обоза, поскольку механический транспорт отсутствует и обоз фактически будет неформенный, что почти удвоит его количество против исчисляемого по штатам.

Тяжелее у нас также и система снабжения, поскольку нормально придется иметь дело с 3 звеньями подвоза (дивизионное, корпусное и армейское). Во Франции же, да и в Польше, нормальным считается базирование полков непосредственно на конечно-выгрузную станцию и лишь в крайности вставляется одно звено подвоза (армейские транспорты). Наша более тяжелая система, конечно, зависит исключительно от больших пространств наших будущих военных театров и бедности их путями сообщения, как железнодорожными, так и грунтовыми.

2) Кавалерийская дивизия

Численность:

РККА: Людей 7 919, лошадей 8 494, повозок 1 030, автомоб. легковых 1;

Польша: Людей 9 250, лошадей 9 600, повозок 1 430;

Румыния: Людей 6 311, лошадей 6 430, повозок 218 (без тылов);

Франция: Людей 9 770, лошадей 8 000, повозок 800, автомоб. легковых 50, автомоб.грузовых 150.

Структура:

РККА - 3 бригады (6 кавполков), 1 артдивизион (4 легких, 1 гаубичная 3-х орудийных батареи).

Польша - 3 бригады (6 кавполков), 2 артдивизиона (6 легких 4-х орудийных батарей), автобронеэскадрон.

Румыния - 3 бригады (6 кавполков), 1 артдивизион (3 легких 4-х орудийных батареи), самокатная рота, автопулеметный взвод.

Польша - 3 бригады (6 кавполков, 3 отд. эскадрона), 2 артдивизиона (6 легких 4-х орудийных батарей), самокатная рота.

Примечание: Кавалерийские полки по 4 сабельных и по 1 пулеметному эскадрону.

Огневые средства:

Пулеметы:

РККА - станковые 96, ручные 96;

Польша - станковые 72, ручные 96;

Румыния - станковые 50, ручные 204 (автоматы);

Франция - станковые 120, ручные 315.

75/76 мм:

РККА - пушек 12, гаубиц 3, всего 15;

Польша - пушек 24, гаубиц -, всего 24;

Румыния - пушек 12, гаубиц -, всего 12;

Франция - пушек 24, гаубиц -, всего 24.

37 м/м оруд.:

РККА - -;

Польша - -;

Румыния - -;

Франция - 36.

Минометов:

РККА - -;

Польша - -;

Румыния - -;

Франция - 3.

Приведенными данными устанавливается: в организационном отношении собственно кавалерийских частей, дивизий сравниваемых армий одинаковы.

В то же время, польская и французская дивизии богаче артиллерийскими частями — по два дивизиона против одного у нас и в Румынии; затем, в отличие от кавалерийской дивизии РККА, в польской имеется автобронеэск[адр]он (12 машин); в Румынии и во Франции — самокатные части, а во французской дивизии сверх того и 3 отдельных пулеметных эскадрона дивизии.

В отношении огневых средств кавалерийская дивизия Красной Армии в целом слабее иностранных, уступая почти в два раза в числе орудий польской и французской дивизиям и еще больше уступая французской и румынской дивизиям по количеству ручных пулеметов; лишь в отношении станковых пулеметов кавалерийская дивизия Красной Армии несколько сильнее дивизии Польши и Румынии; но французская дивизия сильнее нашей и в этом отношении (120 пулеметов против 96).

По численности кавалерийская дивизия Красной Армии меньше французской и польской, т.е. легче; но в смысле маневренности им уступает благодаря отсутствию механического транспорта и в виду, как и в стрелковой дивизии, вынужденной замены для ближайшего времени форменных повозок обывательскими.

Приложение: 8 диаграмм и 2 схемы*.


* В конце данной части обзора рукописная помета: «Отпечатано в 2-х экз. №1 — начальнику ГУ РККА, №2 — в делах УУ и СВ».


Оценка нашей военной системы с точки зрения соответствия задачам обороны

Сущность военной системы

Наша военная система исходит из необходимости охватить военной подготовкой всех трудящихся мужского пола, годных к военной службе.

Пример последней империалистической войны показывает, что требования современной войны на живую человеческую силу превышают все расчеты мирного времени и заставляют использовать не только всё физически годное мужское население, но и всю массу, которая в мирное время относится к категории ограниченно годных и даже признанных негодными в мирное время (привлечение во время войны безльготников).

Бывшая царская армия перед войной в 1914 году имела в запасе военнообязанных до 45-летнего возраста, прошедшую военную подготовку, около 3 500 000 человек и за время войны вынуждена была призвать около 12 000 000 человек, совершенно не прошедших военную подготовку, пропуская их через запасные полки, и вливать в армию пополнение с весьма слабой военной подготовкой.

Наши учетные данные в настоящее время показывают, что в тех возрастах мужского населения, которые принимали участие в империалистической войне, в среднем 80% по каждому возрасту были привлечены на военную службу и только 20% падают на лиц, занятых в работе по обслуживанию фронта, оставшихся вне армии.

Если обратиться к примерам современных иностранных армий, то мы увидим, что во всех армиях отмечается стремление к полному охвату военным обучением призывных контингентов путем сокращения сроков службы, призывом на поверочные сборы и т.д.

Прилагаемая таблица дает наглядное представление, в какой степени это стремление выполняется.

Франция:

Призывной контингент 360 000, число годных 250 000, число зачисляемых в армию 250 000, остающиеся в излишке -;

Польша:

Призывной контингент 288 000, число годных 190 000, число зачисляемых в армию 140 000, остающиеся в излишке 50 000;

Финляндия:

Призывной контингент 35 000, число годных 24 500, число зачисляемых в армию 22 500, остающиеся в излишке 2 000;

Румыния:

Призывной контингент 180 000, число годных 140 000, число зачисляемых в армию 120 000, остающиеся в излишке 20 000.

Из приведенной таблицы видно, что незначительная часть призывников остается в излишке в Польше, Финляндии и Румынии, но этот излишек полностью проходит военную подготовку; в частности, в Польшу для этой цели ежегодно производят досрочное увольнение старослужащих солдат своей армии, на место которых на 6 месяцев призывают тот остаток, который остается в излишке после призыва.

Нашим Законом об обязательной военной службе установлено обязательное прохождение действительной военной службы всеми трудящимися, физически годными к военной службе, но численность призывного контингента значительно превышает все имеющиеся возможности.

Численность призывного контингента, за исключением национальностей, не привлекаемых ранее в армию, которые в настоящее время используются только для комплектования нацчастей, определяется в среднем 1 300 000 человек. Из указанного числа, число годных к военной службе составляет около 900 000 человек. Для того чтобы пропустить это число призывников через кадровую армию, пришлось бы Красную Армию довести при двухлетнем сроке службы до 1 000 000, а при одногодичном сроке службы — до 2 000 000 человек. Такой армии Советский Союз содержать не может.

При существующей численности и организации Красной Армии охват военным обучением от всего призывного контингента выражается: в кадровый состав — 300 000 — 20%, переменный состав тервойск — 240 000 — 16%, а всего в среднем около 540 000 человек. Таким образом, ежегодно остается в излишке около 400 000 — 29% годных призывников, которые должны проходить военную службу так называемым «вневойсковым порядком». (Диаграмма охвата военным обучением ежегодных призывов №12).

Фактически прохождение вневойскового военного обучения оказалось возможным только в виде трехмесячных сборов на протяжении пятилетнего срока службы вместо 6-месячных сборов силами кадрового начсостава, причем существующая численность Красной Армии позволяет охватить даже таким сокращенным видом военного обучения только 7% излишков. Основная масса излишков, свыше 90%, остается совершенно не обученной военному делу. Указанное обстоятельство приводит к тому, что после достижения предельного возраста военнообязанным запаса, участвовавшим в империалистической и гражданской войне, среди которых имеющих военную подготовку насчитывается свыше 80%, Красная Армия будет иметь из общего числа запаса 13 900 000 человек только 7 710 000 человек обученных военному делу, т.е. около 40% запаса будут совершенно не подготовленных в военном отношении. (Диаграмма запаса военнообязанных №13).

Особенно характерен в этом отношении размер охвата военным обучением в кадровых войсках сравнительно с иностранными армиями. Из общего числа призывного контингента, годного к военной службе, проходят военную службу в кадровых войсках: Франция — 70%, Польша — 49%, Румыния — 67% и в СССР — только 30%.

Вывод: низкая пропускная способность Красной Армии и накопление в составе запаса большого количества совершенно не обученных военному делу требуют усиления военной подготовки через родственные общественные организации и, в первую очередь — через союз Осоавиахим с задачей охвата всех излишков, остающихся после призыва.


Территориальное распределение призывных контингентов и дислокация РККА

При наличии чрезвычайно большой численности призывного контингента, в значительной степени превышающего потребность в комплектовании армии, территориальное распределение призывных контингентов находится в полном противоречии с дислокацией войсковых частей.

Настоящая таблица является показателем расхождения между дислокацией войск и территориальным распределением всего военнообязанного запаса:

Территориальное распределение призывного контингента по округам в %%:

25 - МВО, 22,5 - УВО, 20,7 - ПриВО, 7,4 - СибВО, 6,9 - БВО, 6,2 - ЛВО, 5,7 - СКВО, 3,3 - ККА, 1,8 - К[азах]АССР, 0,5 - САВО.

Потребность в пополнении кадрового состава по округам [в %%]:

7,9 - МВО, 12,3 - УВО, 2,8 - ПриВО, 5,3 - СибВО, 8,1 - БВО, 7,4 - ЛВО, 3,7 - СКВО, 4,2 - ККА, 0,1 - К[азах]АССР, 3,1 - САВО.

Потребность в пополнении кадрового и пер. состава [в %%]:

21 - МВО, 22,3 - УВО, 9,8 - ПриВО, 8,0 - СибВО, 11,5 - БВО, 11,7 - ЛВО, 7,0 - СКВО, 5,5 - ККА, 0,1 - К[азах]АССР, 3,1 - САВО.

Из представленной таблицы видно, что только по УВО совпадает количество призывного контингента, и потребность в пополнении, причем по отдельным районам, даже по Украине, имеется резкое расхождение. По другим округам повсюду имеется или большое насыщение войсками и недостаток контингента или, наоборот, много призываемых, но мало войск. Так, например, по МВО и ПриВО — явное преобладание призываемых, а по БВО и ЛBO — войсковых частей.

Это обстоятельство заставляет, с одной стороны, прибегать к массовым перевозкам при очередных призывах и, с другой — в целях пополнения обученных резервов в районах развертывания большого количества войск брать из этих районов призывников больше, а в других округах, менее насыщенных войсками, меньше.


Качественная оценка призывных контингентов

В качественном отношении призывной контингент характеризуется следующими данными:

1. Из общего числа призываемых годные к военной службе составляют в среднем около 65%. По иностранным армиям число годных при призывах выражается: во Франции — 70%, Польше — 63%, Финляндии — 76% и Румынии — 75%.

Результаты призыва на протяжении последних трех лет показывают следующее:

Результаты мед.освидетельствования - годных:

1925: 51,98% безусловно годных, 15,85% ограниченно годных, 67,83% всего годных.

1926: 46,55% безусловно годных, 16,97% ограниченно годных, 63,52% всего годных.

1927: 42,92% безусловно годных, 23,11% ограниченно годных, 66,03% всего годных.

Результаты мед.освидетельствования - негодных:

1925: 17,58% получивших отсрочки, 0,57% освобожденных по разным причинам, 14,03% безусловно негодных.

1926: 20,06% получивших отсрочки, 0,63% освобожденных по разным причинам, 15,79% безусловно негодных.

1927: 17,05% получивших отсрочки, 0,56% освобожденных по разным причинам, 16,36% безусловно негодных.

Указанные результаты медицинского освидетельствования призывного контингента свидетельствуют о ежегодном повышении числа безусловно негодных и понижения безусловно годных. Это повышение объясняется не только понижением физического состояния призывников, а и повышением требований, предъявляемых при призыве в Красную Армию. Особенно характерно в этом отношении то, что при незначительном понижении числа годных наблюдается резкое понижение, безусловно годных при одновременном повышении ограниченно годных, вызываемых исключительно высокими требованиями, предъявляемыми в войсковых частях.

2. По культурному уровню Красная Армия до сих пор получает пополнение далеко неудовлетворительное. В среднем число грамотных определяется в 89% с колебанием по отдельным родам войск от 80 до 98%, но среди грамотных имеющие образовательный ценз составляют 36%. Достаточно грамотных без образовательного ценза — 28% и малограмотных, в незначительной степени отличающихся от неграмотных — 26%.

3. По социальному положению поступающее пополнение в Красную Армию содержит: в кадровых войсках — 17% рабочих, 4% батраков, 71% крестьян и 8% прочих, в переменном составе тервойск — 13% рабочих, 2% батраков, 80% крестьян и 5% прочих. Члены и кандидаты ВКП(б) в кадровых войсках составляют — 3,38%, в переменном составе — 1,7%, члены и кандидаты ВЛКСМ — в кадровых войсках — 11,2% и в переменном составе — 5,34%.

4. При комплектовании Красной Армии чрезвычайно важное значение имеют профессиональные навыки призываемых. Использование этих навыков в специальных родах войск имеют решающее значение при подготовке отдельных войсковых частей, ибо двухгодичный срок службы не позволяет изучить целый ряд специальностей. Доказательством сказанному служит, например, то, что для подготовки в войсках кузнечно-слесарному и плотницкому делу отводится лишь 170 часов, а в школах фабзавуча полтора года и даже в ЦИТе (Центральный институт труда) — 450 часов.

Содержание боеспособных специальных частей в указанных условиях в значительной степени зависит от использования в этих войсках такой категории призывников, которые получили должную квалификацию до военной службы. В этом отношении состояние призывного контингента явно неблагополучно. По профессиональным навыкам те ресурсы, которые подлежат призыву, состоят из основной массы — 73% работников сельского хозяйства, не имеющих никакой квалификации и с пониженным процентом грамотных. Наиболее ценные для армии специалисты составляют весьма низкую прослойку: металлисты — 5%, строители — 2%, шоферы и мотоциклисты — 0,16% и т.д.

Сравнение с минимальной потребностью Красной Армии в отдельных специалистах представляется следующей таблицей:

Электротехники и электромеханики: Ежегодная потребность в специалистах - 3 000, ресурсы специалистов, которые могут быть обращены на комплектование кадрового состава войск - 2 700.

Токари: -"- потребность - 1 000, -"- ресурсы - 750.

Печники: -"- потребность - 370, -"- ресурсы - 250.

Телеграфисты: -"- потребность - 1 800, -"- ресурсы - 1 200.

Шоферы и мотоциклисты: -"- потребность - 1 000, -"- ресурсы - 500.

Радиотелеграфисты: -"- потребность - 800, -"- ресурсы - 30.

Химики: -"- потребность - 400, -"- ресурсы - 120.

Телефонисты: -"- потребность - 9 000, -"- ресурсы - 70.

Но не только потребность в специалистах РККА в целом, а даже потребность только в одних инженерных войсках и связи по указанным ниже специальностям может быть покрыта за счет имеющихся ресурсов лишь: токари — 71%, плотники — 78%, каменщики и бетонщики — 81%, печники — 51%, электромонтеры и механики — 66%, телеграфисты — 55%, телефонисты и линейные надсмотрщики — 2,5%, радиотелеграфисты — 4%.


Трудности комплектования

Низкая культурность призывного контингента, несоответствие территориального распределения призывников с дислокацией частей и сравнительно большой процент негодных при высоком требовании в отношении физического состояния призывников создает несомненные трудности при комплектовании армии.

Эти трудности усугубляются еще тем, что материальное положение значительной части призываемых является тяжелым. При наличии большого количества призываемых, когда совершенно неизбежно оставление до 35 % годных вне армии и до 20 % зачислить в переменный состав тервойск, нашим законом по традиции, перешедшей от бывшей царской армии, установлены льготы по семейно-имущественному положению. Сущность наших льгот сводится в определении очередности назначения в кадровый и переменный состав при призыве в зависимости от их семейного положения. При наличии большой семьи, состоящей на иждивении призываемого, последний получает льготу, дающую ему право назначения в кадровый состав только в случае использования для этой цели всех безльготных.

Количество имеющих право на льготу за последней период имеет тенденцию к повышению. Общее число получивших льготу по отношению к призывному контингенту составляло в 1924 году — 20,8%, в 1925 году — 29,6%, в 1926 году — 31,6% и в 1927 году — 34%.

Причинами повышения льгот являются: [Первое] измельчание сельского хозяйства; наличие 25 миллионов отдельных хозяйств вместо 15 миллионов, существовавших в довоенное время, увеличило количество лиц, являвшихся единственными работниками в семье или в трудовом объединении.

Второй причиной увеличения количества льготников является высокий призывной возраст. По действующему закону к призыву привлекаются достигшие 21 года к 1 января года призыва. Но в виду того, что призыв производится в сентябре—октябре месяцах, получается, что в армию основная масса призывников попадает достигшая 22-х лет. Отсюда естественное наличие среди призывников большого количества женатых, имеющих самостоятельное хозяйство. По данным призыва прошлого года в числе призывников, направленных в войска, состояло 40,59% женатых.

Третьей причиной, влияющей на повышение льготников, является так же иное определение семьи по сравнению с довоенным временем. По нашим законам под семьей понимается не только родственное, а и трудовое объединение, что во всех случаях самостоятельного ведения хозяйства призывниками, независимо от наличия близких родственников, дает право на льготу.

Увеличение льгот вызывает ряд затруднений в комплектовании армии:

Во-первых, предоставление льгот сокращает количество контингента, подлежащего назначению в армию.

Во-вторых, представление льгот по имущественному положению формально остаются вне армии пролетарские и бедняцкие группы трудящихся, представляющие наиболее желательный состав для Красной Армии, затрудняя тем самым социальный отбор пополнения.

В-третьих, желание со стороны призывников воспользоваться льготами ведет к распылению сельского хозяйства и тем самым создает затруднение для развития коллективных форм ведения хозяйства.

Эти трудности поднимают вопрос об отказе от льгот и государственном обеспечении семей, остающихся без работников.


Тяготы населения по отбыванию военной службы

Служба в Красной Армии есть не только почетное право трудящихся, но и их обязанность, и для значительной части населения связана с известными тяготами.

Отрыв от производства и сельского хозяйства в продолжении двух лет, в особенности для лиц, имеющих на своем иждивении нетрудоспособных членов семьи, является тяжелым.

Существующие льготы по семейному положению хотя и освобождают большую часть призывников от службы в кадровом составе, но количество льготных в настоящее время достигло таких размеров, что известную часть их приходится назначать в кадровый состав и большую часть — в переменный состав. Только этим обстоятельством объясняется наличие льготных настроений, имеющих место в Красной Армии.

Для того, чтобы избежать этих настроений и облегчить тяготы, связанные с прохождением военной службы, имеется единственный путь — обеспечить семьи призываемых от государства. Хотя постановление правительства об обеспечении семей льготников и имеется, но на местах оно проводится не полностью и в весьма ограниченных размерах.

Основную тяжесть военной службы в смысле отрыва от производства живой силы составляют сроки службы. Существующие сроки службы в Красной Армии рассчитаны главным образом на то, чтобы дать возможность трудящимся при современном их культурном уровне усвоить минимум военных навыков и знаний, необходимых бойцу. Эти сроки службы, слагающиеся из 2-х лет в кадровых войсках. 8-месячного обучения в тервойсках и 6-месячного обучения для вневойсковиков, далеко недостаточны. Однако, несмотря на это, РВС Союза считает возможным и ведет проработку возможного перехода в будущем на более сокращенные сроки службы и в первую очередь сокращения сроков службы пребывания в кадровых войсках — вместо 2-х лет до одного года.

В смысле освобождения производственных сил такое сокращение не даст никаких преимуществ, ибо общее число отвлекаемых от производства остается без изменения, но сокращение срока службы, несомненно, облегчает общие условия прохождения службы и, самое главное — позволяет расширять накопление запаса военно-обученных резервов в стране.

При осуществлении этой меры основная трудность состоит в низкой культурности призывного контингента. Поэтому переход на более сокращенные сроки службы теснейшим образом связан с повышением культурного уровня.

Если в швейцарской армии при призыве на действительную военную службу от каждого призываемого требуется обязательный минимум, выражающийся в умении читать, писать, устно и письменно считать со знанием четырех правил арифметики, целых и дробных чисел, в умении производить простые вычисления, в знании географии страны и умении читать ее карту, в знании истории и конституции страны, то у нас есть еще призывники совершенно неграмотные — 11% и значительный процент малограмотных (26%).


Территориальное строительство и отношение кадровых и территориальных войск

Территориальное строительство за пять лет своего существования — 1923 — 1928 гг. достигло такого развития, что к настоящему времени стрелковые дивизии составляют: территориальные — 41, в то время как кадровые — только 26. (Диаграмма роста территориальных стрелковых дивизии №14).

Если принять общую численность кадровых и территориальных войск за 100 %, то на долю кадровых падает 52,04%, а на территориальные — 47,96%. По отдельным же родам войск на территориальные войска падает: в пехоте — 60%, в артиллерии — 57% и в коннице — 26%. Это соотношение кадровых и территориальных войск наглядно видно из диаграмм №15 и №16.

По отношению к общей площади территории Советского Союза районы, охваченные терстроительством, составляют менее 8%, но в отношении полезной площади Советского Союза тервойска охватывают 25%. По отдельным республикам тервойска охватывают полезную площадь РСФСР — 34%, УССР — 49%, БССР — 34% и ЗСФСР — 38%. (Диаграмма №17).

Из общего числа жителей Советского Союза до 39% падает на проживающих в районах, охваченных терстроительством. (Диаграмма №18).

Все указанные размеры охвата советской страны территориальными формированиями свидетельствуют, что важнейшие участки, удовлетворяющие требованиям территориальных войск, нами использованы почти полностью. Характерным в этом отношении является то, что требование, которое было установлено IX партсъездом о формировании территориальных войск в пролетарских центрах, на данной стадии их развития оказалось невыполнимым. Из всех имеющихся в данное время территориальных частей только 45% имеют в своих районах промышленные очаги, а все остальные части расположены и получают пополнение из чисто крестьянских районов с незначительным количеством рабочих и мелких предприятий. Поэтому возможность дальнейшего развития тервойск в данное время совершенно исключается и очередная задача состоит в укреплении существующих территориальных формирований.

Создание территориальных войск было вызвано тем резким несоответствием численности Красной Армии и мобилизационных задач, которое создалось после демобилизации к концу 1922 года. Доведенная в своей численности фактически до 562 000 человек Красная Армия естественно не могла обеспечить развертывание массовой армии во время войны. Это обстоятельство заставило искать новые пути в организации вооруженных сил, удовлетворяющие оперативные требования. Под знаком выполнения этих задач наша армия вылилась в стройную систему, состоящую в данное время из кадровых войск, представляющих армию прикрытия и обеспечения мобилизационного развертывания, и территориальных войск — армии военного времени.

В наших партийных кругах на первых порах к территориальным войскам существовало некоторое недоверчивое отношение, связанное с теми практическими трудностями, которые встречались на пути организации тервойск.

В настоящее время основные трудности организационного порядка преодолены и территориальные войска не раз демонстрировали на войсковых маневрах свою боевую готовность. Практика показывает, что наличие крепкого ядра комполитсостава, представляющего основную организационную силу этих частей, и при наличии пролетарского ядра в переменном составе, достигающую в среднем до 15%, позволяют полностью обеспечить руководство пролетариата и партии в тер-войсках в той же степени, как и в кадровых войсках. Это обстоятельство позволяет по данной ступени развития Красной Армии вопросы милиционно-территориального строительства не выделять особо, как это было в первые периоды территориального строительства, а рассматривать как неразрывно связанное с общим состоянием Красной Армии.

По этим причинам и в данном докладе все вопросы относятся в равной мере к кадровым и территориальным войскам.


Проблема подготовки младшего начальствующего состава для тервойск

Особо для территориальных войск стоит вопрос о младшем комсоставе. Важность создания крепкого, политически устойчивого младшего комсостава определяется чрезвычайно большим значением последних в деле внутреннего устройства, поддержания дисциплины и политико-моральной устойчивости войсковых частей. Сложность данного вопроса для тервойск заключается, во-первых, в том, что из числа переменного состава за 8-месячный срок обучения подготовить младшего командира нельзя.

Это положение вынуждает готовить младший командный состав территориальных войск в кадровых войсковых школах этих частей. В течение первого года службы в кадровом составе младший командный состав проходит курс войсковой школы, а в течение второго года совершенствуется в практике командования.

По окончании непрерывной службы в кадрах, при увольнении в долгосрочный отпуск этот младший командный состав перечисляется в переменный состав тер-частей на должности младшего командного состава и продолжает проходить действительную военную службу в переменном составе. Естественно, такое положение вызывало и вызывает вполне справедливое недовольство со стороны младшего комсостава. В целях изжития этого недовольства в новый Закон об обязательной военной службе внесен [ряд] корректив в том смысле, что младшие командиры, перечисляемые в переменный состав, должны привлекаться не ранее как через год после увольнения в долгосрочный отпуск, и лишь на два сбора, с одной стороны. И с другой — время учебных сборов засчитывается им в прохождение долгосрочниками повторительных сборов. Но этого недостаточно, нужно установить особые льготы за время состояния в переменном составе.

Территориальные войска требуют накопление младшего командного состава территориально из района своего расположения. Это положение заставляет войсковые школы тервойск пополнять из числа призывников, проживающих в районе комплектования этих войск.

В результате 5-летнего опыта существования территориальных частей к 1928 году выработались три способа комплектования войсковых школ территориальных частей:

1) на узко-территориальных началах, путем назначения призывников в школы из районов комплектования своих частей;

2) путем комплектования войсковых школ одной части из районов другой соответствующей части, входящих в состав одной дивизии;

3) путем комплектования войсковых школ из районов соответствующих частей других дивизий.

Наиболее простым является первый способ — узко-территориальный.

На практике по ряду районов, и в особенности в районах чисто крестьянских, узко территориальный способ комплектования таит в себе ряд отрицательных моментов, связанных с близостью дома, которые иногда не покрывают положительных сторон этого способа комплектования. В то же время крестьянские районы не дают необходимой рабочей и партийной прослойки. Это обстоятельство вынуждает прибегать не только ко 2 и 3 способу, но частично (15—20%) комплектовать войсковые школы терчастей из районов кадровых войск.

Учитывая, что комплектование войсковых школ, подготавливающих командиров, составляет одно из главнейших условий боевой подготовки и военно-политического воспитания территориальных частей, нормы рабочей прослойки повышены до 30%, а членов и кандидатов РКП(б) и ВЛКСМ — до 50% и батраков и бедняков — не менее 50%.

Эти мероприятия и повышение материального обеспечения младшего командного состава, с одной стороны, значительно укрепят классовую прослойку и, с другой, улучшат их общее материальное и бытовое положение.


Национальные формирования и дальнейшая их программа

Планомерное развертывание национального строительства в Красной Армии началось с 1924 года, когда РВС СССР была принята пятилетняя программа национальных формирований, охватывающая все союзные и значительную часть автономных республик. Уже к 1927 г. эта программа была полностью осуществлена по Украинской и Белорусской ССР и почти полностью по ЗСФСР. В мае 1927 года в остающуюся часть программы РВС СССР внес, по докладу Штаба РККА, некоторые изменения, основанные на опыте первых лет строительства (например, формирование горной стрелковой и кавалерийских бригад вместо стрелковой и кавалерийских дивизий в республиках Средней Азии, ограничение одним кавалерийским полком формирование в Казахстане). Эту измененную программу намечено было осуществить к 1931-33 гг., причем для этого требовалось увеличение общей численности РККА на 7 547 человек.

К настоящему моменту вопрос о национальных формированиях обстоит следующим образом:

Украинская ССР

Что намечено по плану: 6 территориальных стрелковых дивизий — 12 942

Что существует в настоящее время: 4 территориальных стрелковых дивизии — 8 628

Белорусская ССР

Что намечено по плану:

Смешанная стрелковая дивизия — 3 391

Территориальная стрелковая дивизия — 2 851

Что существует в настоящее время: 2 Белорусская стрелковая дивизия — 3 391

ССР Грузии

Что намечено по плану:

Кадровая горная стрелковая дивизия — 5 537

Территориальная горная стрелковая дивизия — 2 070

Что существует в настоящее время:

1-я Грузинская стрелковая дивизия — 5 537

2-я Грузинская стрелковая дивизия — 2 070

ССР Армении

Что намечено по плану: Горная стрелковая дивизия (смешанная) — 4 755

Что существует в настоящее время: Смешанная стрелковая дивизия — 4 755

Азербайджанская ССР

Что намечено по плану: Горная стрелковая дивизия (смешанная) — 3 101

Что существует в настоящее время: Смешанная стрелковая дивизия — 3 101

Узбекская ССР (с Таджикской и Киргизской АССР)

Что намечено по плану:

Отдельная кадровая горная бригада — 3 000

Отдельная кадровая кавалерийская бригада — 2 500

Что существует в настоящее время:

Отдельный Узбекский стрелковый батальон — 819

Отдельный Таджикский горный стрелковый батальон — 451

Управление сводной бригады — 33

Узбекский кавалерийский полк — 758

Киргизский кавалерийский полк — 361

Узбекская вьючная конно-горная батарея — 128

Итого по Узбекской ССР — 2 550

Туркменская ССР

Что намечено по плану: Отдельная кадровая кавалерийская бригада — 2 500

Что существует в настоящее время:

Управление бригады — 20

1-й туркменский полк — 654

2-й туркменский полк — 634

Казахская АССР

Что намечено по плану: Кадровый кавалерийский полк — 609

Что существует в настоящее время: Отдельный Казахский кавалерийский дивизион — 346

Карельская АССР

Что намечено по плану: Егерский батальон — 782

Что существует в настоящее время: Отдельный Карельский егерский стрелковый батальон — 753

Горские национальности Северного Кавказа

Что намечено по плану: Территориальная кавалерийская дивизия — 2 241

Что существует в настоящее время:

Сводный кавалерийский полк в составе:

Управления — 9

Отдельного Дагестанского кав. дивизиона — 363

Шести отдельных кав. взводов — 228

Итого в сводном полку — 600

Бурято-Монгольская

Что намечено по плану: Отдельный кавалерийский дивизион — 346

Что существует в настоящее время: Отдельный Бурято-Монгольский кавалерийский дивизион — 346

Якутская АССР

Что намечено по плану: Школа младшего комсостава — 87

Что существует в настоящее время: Школа младшего комсостава — 87

Татарская АССР

Что намечено по плану:

Территориальный стрелковый полк — 507

Отдельный кавалерийский эскадрон — 75

Башкирская АССР

Что намечено по плану:

Территориальный стрелковый полк — 507

Отдельный кавалерийский эскадрон — 75

Что существует в настоящее время:

100-й стрелковый полк — 507

Отдельный кавалерийский эскадрон 34 стрелковой дивизии — 75

Всего

Что намечено по плану: 47 876 чел.

Что существует в настоящее время: 34 054 чел.

Для осуществления оставшейся части программы нужно (не считая татарских национальных частей, которые могут быть созданы из существующих уже частей РККА) 6 075 штатных единиц.

Армия достигла в своем постоянном составе численности 617 000 чел., утвержденной правительством. Дальнейшее развитие программы национальных формирований возможно или путем увеличения общей численности РККА на 6 075 штатных единиц, или же за счет соответствующего сокращения общеармейских частей. Сократить общеармейские части в настоящих условиях немыслимо. Поэтому дальнейшее развитие программы национальных формирований находится в зависимости исключительно от того, будет ли или нет увеличена общая норма штатной численности РККА. Если эта норма увеличена не будет, то обстановка заставит ограничить программу национальных формирований уже достигнутыми рамками, поставив перед существующими национальными частями задачу всемерного их укрепления (в смысле надлежащего укомплектования личным составом, лошадьми, улучшения условий расквартирования и т.п.)[65].


Перспективы и предложения*

а) Милиционно-территориальные формирования на данной ступени развития организации вооруженных сил Советского Союза достигли предела своего развития.


* Перед заголовком раздела стоит дата 30/Х.


Дальнейшее расширение милиционно-территориального формирования упирается, с одной стороны, в невозможность сокращения кадровой армии как армии прикрытия и, с другой, в исчерпании соответствующих ресурсов и районов комплектования. Поэтому очередной задачей на ближайший период времени является укрепление терстроительства и усиление боевой подготовки территориальных частей.

в) В целях дальнейшего увеличения военно-обученных резервов и облегчения отбывания военной службы населением является необходимым пойти на дальнейшее сокращение сроков непрерывной службы в кадрах РККА. Однако это сокращение возможно лишь при условии создания необходимых условий, обеспечивающих подготовку красноармейцев в сокращенные сроки, и в первую очередь — повышение культурного уровня призываемых.

г) В целях улучшения комплектования и усиления социально-классовой прослойки РККА льготы по семейно-имущественному положению постепенно заменить государственным обеспечением семей призываемых, остающихся без заработка. В то же время в связи с тем, что существующая система льгот по семейно-имущественному положению вызывает дробление крестьянских хозяйств, произвести частичный пересмотр льгот и преимуществ военнослужащим под углом зрения развития колхозного строительства.

з) В связи с развитием технических войск и необходимостью укомплектования их квалифицированной силой Наркомвоенмору совместно с Наркомтрудом разработать вопросы: накопления среди допризывных возрастов необходимых специалистов, главным образом — по механической тяге и двигателям внутреннего сгорания, и обеспечения размещения в промышленности специалистов, получивших подготовку в рядах РККА.


По вопросу о частичном пересмотре льгот и преимуществ военнослужащих в отношении отбывающих службу по призыву под углом зрения развивающегося колхозного строительства

Производственное кооперирование крестьянства является основным путем социалистического преобразования сельского хозяйства. При этом наилучшим способом поднятия благосостояния отдельных хозяйств является переход от единоличных хозяйств к коллективным формам их (коммунам, артелям, товариществам).

В деле реконструкции сельского хозяйства на основе производственного кооперирования и коллективизации Рабоче-Крестьянская Красная Армия, на две трети состоящая из крестьянства, может и должна сыграть громадную роль. Как показывает опыт, красноармейские массы, расширив свой политический кругозор и приобретя технические навыки, идут навстречу колхозному строительству и проявляют к нему значительный интерес. Задача сводится, следовательно, к тому, чтобы создать условия, которые облегчили бы увольняемому в долгосрочный отпуск красноармейцу возможность войти в существующее уже коллективное хозяйство или вместе с товарищами-отпускниками образовать новое. Кроме того, необходимо, чтобы помимо сочувствия к коллективным хозяйствам красноармейцу бросилась в глаза выгодность участия в этих хозяйствах по сравнению с единоличным хозяйством. Советское законодательство уже проводит ряд мероприятий (по наделению землей, землеустройству и т.д.), которые носят поощрительный характер по отношению к колхозному строительству. Но для оканчивающих непрерывную службу в кадрах РККА военнослужащих в виду указанного значения в деле колхозного строительства красноармейской массы, надлежит создать ряд особых льгот, которые облегчили бы приобщение увольняемого в долгосрочный отпуск к колхозному строительству.

Такими льготами могли бы быть:

1. Установление льготного кредитования на членские вступительные взносы как для тех отпускников, которые пожелали бы вступить в уже существующие колхозы, так и во вновь образуемые отпускниками (долгосрочный кредит, уменьшенный процент).

2. Распространение на тот или иной срок (но свыше одного года) на колхозы, образуемые отпускниками, а возможно и на существующие колхозы, пополняемые более чем на половину отпускниками, льгот в области сельского хозяйства, предоставляемых Кодексом о льготах в течение года отдельным хозяйствам отпускников, а именно:

а) производство ссуды посевного материала в первую очередь и на льготных основаниях;

б) производство кредитования в первую очередь и на льготных основаниях при покупке и продаже живого и мертвого с/х инвентаря;

в) отпуск во временное пользование бесплатно или на льготных условиях с/х инвентаря с прокатных пунктов;

г) отпуск леса с понижением установленной законом таксы;

д) понижение платы за случку скота;

е) производство бесплатной ветеринарной лечебной помощи, производимой в первую очередь.

3. Установление на льготных условиях снабжения с/х машинами, орудиями и минеральными удобрениями.

4. Разрешение пользоваться наемным трудом в случаях отвлечения членов колхозов для использования военных обязанностей.

5. Преимущественный перед отдельными хозяйствами отвод земель из госфонда в случае недостаточности земельных наделов, вливаемых в колхоз его участниками (право на получение земельного надела предоставляется кодексом отдельным хозяйствам).

6. Преимущественное перед отдельными хозяйствами предоставление на льготных основаниях земель в порядке переселения (это право предоставляется кодексом и отдельным хозяйствам).

7. Установление первоочередности в производстве землеустроительных работ за счет государства (по кодексу — лишь с понижением оплаты).

8. Расширение льготы, предоставленной уже по Положению о едином с/х налоге (сущность имеющейся льготы — колхозы, организуемые отпускниками, освобождаются на два года от уплаты с/х налога, если организованы не менее чем наполовину отпускниками, и притом — в течение первого года по увольнении).


По вопросу об особых льготах для младшего начальствующего состава территориальных войск за время состояния в переменном составе

Младший переменный и начальствующий состав территориальных частей комплектуется исключительно из долгосрочноотпускного младшего начсостава. Вследствие этого он в течение года по увольнении с непрерывной службы пользуется уже льготами в области трудового землепользования и сельского хозяйства, а также труда и социального страхования, предоставленными кодексом уволенным[66]. Однако то обстоятельство, что указанный начсостав, отбыв установленный срок непрерывной службы, в течение трех лет состояния в долгосрочном отпуску вновь ежегодно призывается к исполнению обязанностей службы, хотя бы лишь на учебные сборы, дает достаточные основания, чтобы предоставить ему за время состояния в долгосрочном отпуску:

1. Установленные для состоящих на непрерывной службе льготы в области сельского хозяйства (льготные условия для ссуды посевного материала для кредитования на с/х нужды, отпуска леса, случки скота и т.д.), а равно льготы в области труда и социального страхования (посылка на работу наравне с застрахованными, право на бронирование должностей, на пособие по безработице относительно к стажу работы по найму и т.д.

2. Право на льготы по с/х налогу, установленные для состоящих на непрерывной службе (сущность льготы — если хозяйство имеет доходность, не превышающую 190 руб. на хозяйстве при числе едоков менее 4-х и 65 руб. на едока при числе едоков более 4-х, то оно освобождается от 3/4 налога, если же доходность превышает указанные суммы, то при отсутствии в хозяйстве трудоспособных мужчин, оно освобождается от половины налога, а при наличии трудоспособных мужчин — от 1/4 налога).


Подготовка войск в данный момент

а) Материально-техническая база: лагеря, стрельбища, полигоны, учебные поля, учебные пособия, средства на подготовку.

б) Вооружение. Его состояние. Отпуск боеприпасов для обучения и состояние технического имущества.

в) Боевой конский состав.

г) Система боевого обучения войск (целеустановки, уставы, наставления).

д) Достижения в подготовке родов войск.

е) Общевойсковая подготовка, взаимодействие и оценка уровня боевой подготовки на данной ступени.

ж) Основные недостатки: отставание в подготовке специалистов.

з) Перегрузка кадров, проистекающая из необходимости обучения дополнительных контингентов: комсостава запаса, излишков призыва.


а) Материально-техническая база: лагеря, стрельбища, полигоны, учебные поля, учебные пособия, средства на подготовку:

Материально-техническая база боевой подготовки войск в части обеспечения их надлежащими лагерными участками со всем необходимым для учебы оборудованием все еще является самым больным местом нашей учебы.

Так, стратегическая конница почти совершенно (за исключением 4-го конного корпуса) не имеет лагерей, не имеет учебных полей и сколько-нибудь приличных стрельбищ. Имеющиеся лагери, полигоны, учебные поля, стрельбища, саперные и гимнастические городки оборудованы мало по причине недостаточного отпуска (не более 10% потребности) и неустановившейся дислокации лагерей.

Этот вопрос находится в тесной связи с системой отвода земельных участков под лагерное строительство. За Военведом в данное время числится 190 участков земель с площадью, далеко недостаточной для обеспечения нормальной учебы; из этого числа земель оформлено всего 25 % из-за отсутствия в распоряжении Военведа необходимых средств на их оплату.

На текущий 1928/29 учебный год положительного разрешения земельного вопроса также не будет достигнуто, так как предположительные к отпуску средства (1 700 000 руб.) обеспечат только на 67 % оплату земель, уже оформленных СТО, но еще не оплаченных.

В настоящее время командованию округов предписано наметить необходимые для лагерей участки земли и войти с ходатайством перед местными советскими органами об их отводе; но для обеспечения этого вопроса Военведу необходимо иметь ориентировочно до 6 миллионов рублей (предположено же к отпуску в 1928/29 гг. всего — 1,7 млн. рублей), не считая отвода артиллерийских полигонов (на отвод которых необходимо не менее 6 миллионов рублей).

Предлагаемый графический материал (схема №№ 1 и 2) показывает на то, что немногие округа обладают соответствующими земельными участками.

В особо тяжелом положении находятся: БВО, МВО, СКВО и ККА.

На учебное оборудование всех лагерей РККА (без артиллерийских полигонов) необходимо около 9 миллионов рублей, а с артиллерийскими полигонами — до 15 миллионов рублей. Означенные цифры предусматривают лишь минимальное учебное оборудование.

В настоящем учебном году (1928/29) полностью удастся оборудовать только учебные поля (отпускается 1 100 000 рублей).

Пятилетний план лагерно-полигонного строительства (в общей смете до 27 миллионов рублей) реального разрешения еще не получил.

В зимних квартирах вопрос со стрельбищами и тирами стоит также очень остро.

Большинство имеющихся тиров старой постройки и требуют значительного ремонта; в ряде частей тиров нет вовсе. Имеющиеся тиры в большинстве построены на короткие дистанции (100 м), что не обеспечивает прохождение стрельб в зимнее время.

Отпуск кредитов на боевую подготовку частей РККА и проведение допризывной и вневойсковой подготовки в 1927/28 бюджетном году выражался в сумме 11 600 000 рублей, против 10 191 000 рублей 1926/27 бюджетного года, т.е. общее увеличение по § 44 и 45 составляет около 12%.

Из указанной выше суммы на войсковую подготовку и маневры отпущено 4 844 000 рублей, что превышает назначение кредита прошлого года на 28,7%.

Повышение это падает не на основное назначение по обучению частей, а на новые мероприятия: на подготовку студентов гражданских ВУЗов вне лагерным порядком, на переподготовку рядового и младшего начальствующего состава запаса, на оборудование учебных полей и увеличение кредита на маневры.

Кредиты на прочие назначения остались почти на уровне 1926/27 года и нормы отпусков на обучение не возросли и составили в среднем 50—60% норм, установленных приказом РВС СССР.

Кредиты на проведение допризывной и вневойсковой подготовки и переподготовку начсостава запаса были отпущены в размере 7 640 000 рублей против 6 756 000 рублей 1926/27 года, что составляет увеличение на 14 %, которое и падает целиком на переподготовку начсостава запаса[67].

Сметой 1928/29 года предусмотрено значительное увеличение кредитов на обучение и нормы отпусков — приближаются к 100 %, установленных приказом РВС СССР норм.


б) Вооружение. Его состояние. Отпуск боеприпасов для обучения и состояния технического имущества:

Состояние и содержание оружия в целом удовлетворительное, но таковое находится не на должной высоте, главным образом — в отношении ручных пулеметов (Льюиса, Шоша): изношены, расшатаны и не имеют запасных частей.

Начавшееся снабжение армии ручными пулеметами системы Максима—Токарева[68] и Дегтярева[69] значительно улучшит положение с ручными пулеметами, т.к. до настоящего последние годы армия стрельбы из ручных пулеметов не вела из-за плохой материальной части. Из винтовок в наихудшем состоянии находятся винтовки изготовления 1920—1923 гг. Неисправные ныне заменяются (пока в 3-х округах и ВУЗах) на винтовки 1925—1928 гг.

Отпуск боевых патронов для винтовок равен 56%, для ручных пулеметов — 98% и для станковых пулеметов — 75%, установленных уставом норм, что можно считать в общем удовлетворительным. Недостаточен пока отпуск малозарядных и холостых патронов, а также боевых гранат[70].

Снаряды для батальонной артиллерии (по 100 на взвод) давали возможность провести минимальный курс показных и боевых стрельб; для минометов (8 мин на миномет) отпуск не обеспечивал даже показных учений.

В артиллерии отпуск боевых припасов также недостаточен, несмотря на некоторое увеличение. Условия хранения и сбережения материальной части артиллерии не вполне удовлетворительны ввиду отсутствия в большинстве артиллерийских частей крытых помещений для хранения.

Боевых угломеров-квадратов для пулеметов, прицелов для воздушной стрельбы из пулеметов имеется минимальное число, не обеспечивающее нормальной работы войск. Биноклей, годных для работы в стрелковых частях, имеется крайне ограниченное количество, также не обеспечивающее нормальной работы войск. Дальномеров в пулеметных частях нет.

В артиллерийских частях значительный некомплект приборов наблюдения и управления огнем (стереотрубы — ок. 30%, бинокли — ок. 50%, буссоли — 25%, дальномеры — 55%).

Техническим имуществом (связи и инженерным) войсковые части обеспечены в различной степени (от 25 до 100%); мастерским инструментом обеспечены на 50%.

Маскировочного имущества в частях недостаточно (до 50—65%).

Учебное техническое имущество находится в большинстве в неудовлетворительном состоянии (изношенный кабель, отсутствие батарей для возможности работ в поле).

Учебных пулеметов имеется всего 30% нормы.

Материальное обеспечение физической подготовки очень слабое: спортивный инвентарь почти отсутствует; снабжение лыжным имуществом совершенно недостаточно (имеется на 7—8% штатного состава частей); лыжи разнородного качества. Пулеметы, артиллерия и обоз санными и лыжными установками также не обеспечены.


в) Боевой конский состав и боевой обоз:

Войсковые части пехоты, артиллерии, войсковой и стратегической конницы имеют значительный некомплект строевых лошадей (под седло) — от 23 до 59%, но зато имеют значительный сверхкомплект обозных лошадей (доходящий в стратегической коннице до 105% и в войсковой — до 409%), что в известной степени препятствует наладить полевую подготовку артиллерийских и кавалерийских частей и подготовить на должную высоту конное дело.

Чрезвычайно остро обстоит вопрос с боевым обозом для использования его в целях учебы (особенно в зимний период). Штаты обоза мирного времени не обеспечивают целей учебы, особенно в территориальных стрелковых дивизиях, где на период общих сборов приходится прибегать к вольнонаемным. Специальных тачанок для перевозки станковых пулеметов пехота не имеет.


г) Система боевого обучения войск (целеустановки, уставы и наставления):

Система боевого обучения родов войск в значительной степени зависит от системы обучения пехоты. Поставив рационально обучение пехоты, главного и самого многочисленного рода войск, можно легко соответственно организовать учебу остальных родов войск, оружия и служб.

До лета 1927 года боевая подготовка войск велась в значительной степени обособленно для каждого рода войск, отводя главное внимание подготовке по специальностям. Вопросам взаимодействия родов войск и общевойскового боя отводилось незначительное время. С лета 1927 года в боевую подготовку РККА была внесена значительная четкость (директива Наркомвоенмора от 21 февраля 1927 года) — с перенесением центра тяжести на: 1) усиление внимания к боевой подготовке крупных частей (батальона в пехоте, полка—бригады в коннице и т.д.); 2) упорядочение и оживление общевойсковой подготовки, в частности, обеспечение обучения батальона и полка совместно с артиллерией и другими техническими средствами и отрядных учений.

Означенные задачи заставили сжать сроки подготовки мелких частей как в пехоте, так в коннице и артиллерии в зимний период, и увеличить до некоторой степени сроки общевойсковых сборов в летний период.

Общевойсковая подготовка в зимний период и в этом случае не получила должного разрешения. Обеспечить в зимнее время выходы частей—отрядов в поле с разнообразными задачами подготовки, несмотря на ясно сознаваемую необходимость в том, было нельзя, ибо учения частей—отрядов не были обеспечены ни соответствующей выучкой молодых бойцов, ни материальной базой (лыжи).

Учет результатов обучения настоящего года и в особенности результаты маневров показали, что достижения в специальной подготовке отдельных родов войск имеются достаточные, но слаженности совместных действий родов войск в составе полка и высших соединений еще в достаточной мере не достигнуто; налицо резкие недочеты как в технике управления боем со стороны командования и штабов полков и соединений, та и в технике боевого использования родов общевойсковыми начальниками (постановка задач частям различных родов войск, тактическое объединение их действий).

В связи с вышеизложенным назрела настойчивая необходимость в фактической реализации совместного обучения родов войск на протяжении всего года (а не только в летний период) как в составе крупных соединений, так и мелких подразделений в период их слаживания и специального обучения.

Переходя к оценке боевых и специальных уставов РККА, необходимо отмстить, что некоторые из них уже не отвечают современным требованиям. В первую очередь в ближайшее время войскам будут даны основные новые уставы, как-то: дисциплинарный, внутренний и гарнизонной службы, полевой устав, боевой устав пехоты ч.1 (строевой) и др. [...]


д) Достижения в подготовке родов войск:

1) Пехота:

Задачи, поставленные РВС СССР в боевой подготовке пехоты, в основном получили достаточное разрешение*. Налицо определенный рост боевой подготовки пехоты, сопровождаемый ростом политической сознательности красноармейской массы и начсостава.


* Это предложение в тексте документа подчеркнуто.


Строевая подготовка бойцов, подразделений и частей значительно поднялась. Командиры и бойцы держат себя уверенно.

Физическая подготовка ведется на верных установках и можно рассчитывать на успех при обеспечении спортинвентарем.

Значительно повысилась маршевая втянутость войсковых частей.

Стрелковая подготовка пехоты продвигается вперед очень медленно. Материалы по стрелковым смотрам по 45 стрелковым дивизиям (64% всех стрелковых дивизий) показывают, что только 13 дивизий (29% осмотренных частей) достигли вполне удовлетворительных результатов по всем видам стрельб (как индивидуальным, так и боевым) Вполне хорошие результаты из последних дали только 3 дивизии. Остальные 32 дивизии дали слабые результаты по индивидуальным стрельбам и в большинстве удовлетворительные результаты по боевым стрельбам.

Инспектировавшие военные пехотные школы также дали незначительные достижения по стрельбе (из 8 осмотренных школ только 50% дали удовлетворительные результаты). Особенно слабы достижения (как в войсках, так и ВУЗах) в пулеметной стрельбе как из ручных, так и из станковых пулеметов. Подготовка отличных стрелков ощутительных результатов не дала; процент отличных стрелков в частях чрезвычайно мал.

Стрельбы по воздушным целям находятся в зачаточном состоянии.

Стрельбы из станковых пулеметов с угломером-квадрантом во многих частях велись только как показные.

С организацией и методикой проведения боевых стрельб частями в истекшем году значительно улучшилось. По-прежнему причиной неполного осуществления этого вида стрельб являются недостатки в оборудованных стрельбищах.

По сравнению с результатами прошлого года, несмотря на повышение требований, большинство частей дает, однако, определенное (хотя и небольшое) повышение стрелковой подготовленности по всем видам оружия пехоты, особенно с точки зрения достаточно умелого тактического использования огневых средств. Причем подготовленность кадровой пехоты значительно выше территориальной (особенно по пулеметам, например: по БВО — кадровая пехота по винтовкам 71% и по пулеметам — 67%, а территориальная пехота по винтовкам — 47% и по пулеметам — 28 %.

Основная причина слабого темпа роста стрелковой подготовки лежит в неудовлетворительности методов подготовки и необеспеченности войск тирами и стрельбищами. Меры к улучшению методов принимаются; прежде всего, должно быть переработано «Наставление по стрелковому делу», к чему уже преступлено. Строительству тиров и стрельбищ мешает недостаточность кредитов на эту статью.

Во время производства инспекторских стрельб почти во всех округах (нет данных из МВО и СКВО) были обнаружены случаи самого грубого очковтирательства, которые выражались в переодевании комсостава рядовыми красноармейцами, в составлении смен из хороших стрелков, гастролерства лучших стрелков из полка в полк и т.п. Случаи эти имели место в следующих дивизиях: 1, 3 и 7 кавалерийских, в 1 Тихоокеанской, 2 Белорусской, 2 Кавказской, 2 Туркестанской, 16, 24, 33, 44, 51 и 57 стрелковых дивизиях.

В ряде случаев старший комсостав сам натаскивал своих подчиненных на организованное очковтирательство (80% означенных командиров дивизий, полков — члены ВПК(б)). С этим недопустимым явлением РВС Союза повел самую решительную борьбу вплоть до отрешения виновных от должностей, независимо от их служебного положения и заслуг в прошлом. Общими усилиями центра, местного командования и парторганизаций очковтирательство будет уничтожено.

Подготовка начсостава. В целом подготовка начсостава за истекший год дала положительные результаты. По категориям наибольшие достижения заметны у командиров батальонов; средние — у командиров рот и взводов и наименьшие — у младшего начсостава. Повысилось сознание ответственности за подготовку своих частей.

Из крупных недочетов — недостаточные стрелковые знания у среднего и младшего начсостава (особенно в пулеметном деле); недостаточно четкий командный язык; недостаточная требовательность к подчиненным.

В отношении умения начсостава руководить обучением и обучать подразделения истекший год не дал значительных улучшений, за исключением командиров полков и батальонов, участие которых в руководстве боевой подготовкой значительно поднялось. Имеется определенный сдвиг в сторону большего участия штабов полков в руководстве обучением.

Младший начсостав (как общее правило) не овладел инструкторством; не умеет как следует показать и объяснить ошибки, особенно в стрелковом деле.

Подготовка в полковых школах. Занятия в школах велись интенсивно, продуманно и курсанты относились к занятиям внимательно и деловито. Программы в общем выполнены удовлетворительно.

К недочетам обучения необходимо отнести теоретический уклон обучения в ущерб привитию курсантам практических навыков и знаний; недостаточная инструкторская практика. Недочеты в отборе курсантов по социальному признаку.

Намечено усиление инструкторской практики для курсантов в форме строевой учебной стажировки в ротах.

Подготовка льготников по образованию. Программы пройдены полностью; при стажировке на командирских должностях выделялись в положительную сторону среди остального младшего начсостава.

Подготовка красноармейцев. Подготовку одиночного бойца, способного самостоятельно действовать в составе подразделений, можно считать вполне удовлетворительной. К общим недочетам надо отнести: неумение вести наблюдение за полем боя, слабо усвоены технические приемы окапывания и маскировки.

Полевую подготовку отделения, взвода и роты надо признать вполне удовлетворительной.

Подготовка батальона, отряда и полка не получила должной законченности (особенно в территориальных частях).

В подготовке отделения замечаются следующие недочеты: в движении отделений нет гибкости, движения в большинстве прямолинейны; применение к местности и маскировка примитивны; командиры отделений не вполне отчетливо ориентируются на местности; управление огнем ведется «на глазок», без решения стрелковой задачи, путем сознательного учета баллистических свойств своего оружия.

В подготовке взводов недостаточно усвоены вопросы взаимодействия огня с движением и также отсутствует сознательный учет баллистических свойств оружия; стрелковым «расчетом» командиры взводов не владеют.

В подготовке рот станково-пулеметные взводы используются неумело, основная причина этого кроется опять-таки в недостаточном умении решать тактико-стрелковые задачи на основе сознательного «расчета» в недостаточном понимании этой основы управления огнем. Средний комсостав (командиры рот и взводов) слабо знает технические и тактические свойства полковой артиллерии и вообще недостаточно ознакомлен со свойствами современной боевой техники. В постановке задач артиллерии нет еще достаточных практических навыков.

В подготовке батальонов и полков_также имеют место случаи отсутствия должного взаимодействия живой ударной силы с пулеметным и артиллерийским огнем; управление батальоном и полком осуществляется нормально до периода полного развертывания в боевой порядок; в дальнейшем же ходе боя это управление ослабевает и зачастую совершенно теряется. Причины этого: слабое регулирование боем по времени и местности, частая смена командных пунктов, при недочетах в комбинированном использовании средств связи.

Противовоздушная оборона частей как на походе, так и в бою осуществляется лишь в самых начальных формах.

Служба ВНОС — в таком же положении.

Военно-химической службе не уделяется должного внимания из-за недостатка учебных средств и полного, в частности, отсутствия имитационных средств.

Связь стремятся обосновать главным образом на проволоке. А служба связи в целом организуется и работает еще слабо.

Работа с авиацией и танками была проведена не во всех частях; но там, где она была проведена, она дала определенные положительные результаты (БВО, МВО, УВО, ЛВО, СКВО).

В работе со стратегической конницей стрелковые войска получили достаточную практику (УВО, БВО, СКВО, МВО).

Политработа среди своих частей и местного населения во время полевой подготовки проводилась вполне удовлетворительно. Необходимо отметить активность комсостава в этой работе.

В общем рост боевой подготовки стрелковых частей нужно считать вполне удовлетворительным, а состояние их боевой подготовки — удовлетворительным.

В процессе дальнейшей работы необходимо:

1. Уделить особое внимание практической тренировке командиров всех степеней в технике управления боем, особенно в составе общевойсковых единиц и соединений (от батальона и выше).

2. Улучшить пулеметную подготовку командного состава и красноармейцев пулеметных подразделений.

3. Отнести особое внимание вопросам взаимодействия живой ударной силы с огневыми и техническими средствами полка и б[атальо]на.

4. Ускорить снабжение всей пехоты современной батальонной артиллерией и ручными пулеметами, а также приборами для точной стрельбы и наблюдения.

5. Увеличить практику подготовки общевойсковых соединений в зимних условиях: выводы в поле в составе отрядов с использованием лыж. Повысить обеспеченность пехоты лыжами до степени тактической потребности в них.

6. Поднять у всего начсостава пехоты практические навыки по взаимодействию с артиллерией, танками и авиацией.

7. Обратить внимание на тщательную организацию и систематическое проведение боевых стрельб в составе роты, усиленной артиллерией и техническими средствами.

8. Изменить и рационализировать подготовку младшего комсостава в полковых школах в сторону расширения его инструкторской практики.

9. Внести плановость в систему командной и инструкторской подготовки старшего и среднего начсостава и рационализировать его рабочее время.

10. Продолжать привлечение полковых штабов к практическому участию в проведении и живом контроле всей учебы части, особенно ее полевой подготовки.


2) Бронечасти:

а) Материальная обеспеченность.

За истекший год боевая подготовка бронечастей протекала в условиях повысившейся по сравнению с прошлым годом материальной обеспеченности, что имело место главным образом в течение летнего периода:

а) увеличились, пока еще не вполне достаточно, нормы эксплуатации боевых машин и вспомогательного транспорта, а также горюче-смазочных материалов (в 2—3 раза по сравнению с прошлым годом);

б) увеличился отпуск огнеприпасов, позволяющий полностью пройти специальные программы пулеметных стрельб бронечастей. Недостаток ощущался в патронах к револьверу «Наган» и в гранатах;

в) усилился в некоторой степени отпуск средств на учебные пособия, в общем далеко еще недостаточный.

Неудовлетворительно обстояли вопросы обеспечения общебытовых условий (о чем свидетельствуют многочисленные жалобы красноармейцев при инспектированиях):

а) довольствие недостаточно (спец. паек имеют танк, части и только на летний период);

б) нет специального обмундирования (последнее имеют также только танк части с пошивкой его из обыкновенного палаточного материала);

в) не везде благополучно и с вопросом казарменного размещения (особенно в 8-м автобронедивизионе БВО — крайняя теснота и необорудованность жилых и др. помещений).

б) Специально-техническая подготовка.

Специально-техническая подготовка шоферов бронемашин и механиков-води-телей значительно повысилась. Знание материальной части, уход и сбережение в общем на удовлетворительном уровне, а отдельными частями достигнуты и хорошие результаты.

В танковом полку из 46 танков, работавших в течение летнего периода на отрядных учениях и маневрах и сделавших каждый в среднем около 200 км, только два танка требуют заводского ремонта и то вследствие естественного износа ответственных частей.

Мотоциклисты-разведчики и шоферы транспортных машин при удовлетворительном теоретическом знании своей машины овладели специальностью в части приобретения практических навыков в меньшей степени, чем указанные выше специалисты.

Значительным препятствием к успешной подготовке водителей танков и шоферов бронемашин в части овладения искусством вождения боевой машины, явилась крайняя изношенность таковых при недостаточно удовлетворительном еще качестве их капитального ремонта на заводах АУ. Отсутствие надлежаще оборудованных мастерских сказалось на успешности планомерной эксплуатации. Отсутствие теплого гаража в танк[овом] полку ограничивает возможности зимней учебы и полевой зимней практики.

в) Стрелковая подготовка.

За истекший год можно констатировать значительный рост стрелковой подготовки бронечастей по сравнению с предыдущими годами, что видно из следующей сравнительной таблицы по годам (поданным осенних инспекторских стрельб из пулеметов):

Начсостав средний и старший

[19]26 г. - 21,0%;

[19]27 г. - 39,0%;

[19]28 г. - 55,0%.

Младший начсостав

[19]26 г. - 33,3%

[19]27 г. - 44 4%

[19]28 г. - 49,5%

Рядовой состав

[19]26 г. - 5,2%

[19]27 г. - 18,1%

[19]28 г. - 50%

Общая оценка в % выполнении

[19]26 г. - 15,0%

[19]27 г. - 27,7%

[19]28 г. - 54%

Таким образом, из состояния стрелковой немощи бронечасти близко подошли к удовлетворительному уровню состояния стрелковой подготовки.

Содержание, уход и сбережение оружия — удовлетворительные. Навыки по действиям при пулеметах и умение устранять задержки значительно повысились.

Достигнутый уровень стрелковой подготовки позволяет перейти к более совершенным и сложным методам подготовки, заостряя внимание на специальных стрельбах из движущейся бронемашины по неподвижным и подвижным целям.

С этой целью в начале 1929 года предполагается выпуск для бронечастей «Временного руководства по стрелковой подготовке бронечастей».

г) Тактическая подготовка.

Достигнута удовлетворительная тактическая сколоченность основных подразделений — взвода танков и бронемашин. Техника боя этих подразделений усвоена, медлительность действий изживается, мобильность повысилась. Управление со стороны комсостава еще не на должной высоте: неумение в полной мере использовать средства связи и разведки, командный язык еше не привился как следствие в значительной мере недостатков самих уставов (части 1 — строи и порядки).

Действия в составе роты легких (малых) танков по опыту киевских маневров и тяжелых танков по опыту их работы в БВО следует признать удовлетворительными. Техника боя и управления в общем усвоена. Недостатки командования те же, что и во взводе. Работа тыла (боевое питание и восстановление), проводимая опытным порядком по новой системе, еще не на должной высоте, хотя сама система и оправдала себя.

Тактическая сколоченность автоброневых дивизионов и батальонов танков фактически не была осуществлена вследствие отсутствия разрешения на вывод указанных частей в полном составе боевых и транспортных машин и отсутствия специальных машин (автокухонь и автомастерских).

Только на киевских маневрах 11 и 12 автобронедивизионы действовали в составе 2-х взводов каждый и обнаружили удовлетворительную тактическую подготовку.

В части боевого использования бронечастей со стороны общевойскового командования обнаружилось почти полное неумение ставить задачи бронечастям, пренебрежение к техническим возможностям как следствие незнакомства с боевыми свойствами и т.п.; примеры: большие танки применялись с конницей, танки пере-подчинялись арт. начальникам, танки применялись в составе случайных соединений — 1 танк, 4 танка, 5 и т.д. и т.п.

Основы взаимодействия танков с пехотой и автобронечасгей с конницей* усвоены в тех частях, где имелась возможность проводить совместные с бронечастями отрядные учения. Части же пехоты и конницы, действовавшие на маневрах впервые с бронечастями, характеризовались неумением увязывать свои действия с действиями бронечастей.


* Подчеркивание документа.


В течение отрядных учений (не включая маневров) подразделениями танкового полка, командированными в округа, проведено 26 показных и экспериментальных учений, 85 — совместных с пехотой; наглядно ознакомлено с танками около 1 700 чел. комполитсостава и 24,5 тыс. красноармейцев. Этим положено основание «танкизации» нашей армии.

д) Выводы.

1 За истекший год подготовка бронечастей имела значительный рост. Части боеспособны и находятся в процессе непрестанного роста после известного застоя предшествующих годов. Успехи текущего года объясняются главным образом благодаря повышению материальной обеспеченности обучения и большого внимания к таковому со стороны центра и окружного командования, а также своевременным выпуском программных руководств и наставления «по боевому применению танков».

2. Командный состав за истекший год вырос: с подготовкой специалистов справляется, технику своего оружия знает, применять его в общем умеет. Навыки командования еще недостаточны, тактический кругозор в области взаимодействия с другими родами войск еще невелик, но вырос заметно.

3. Специалисты из числа младшего комсостава и рядовых выросли в еще большей степени, чем командный состав; технику своей специальности изучили, но практические навыки в части овладения искусством применения своей специальности в разнообразных условиях обстановки требуют еще значительной шлифовки

4. В области боевого использования бронечастей со стороны общевойскового командования наблюдаются большие промахи как следствие слабого знакомства с бронечастями.

Техническая основа взаимодействия бронечастей с основными родами войск усвоена, но в силу недостатков командования не получает еще гибкого и отчетливого выражения.

5. Политико-моральное состояние удовлетворительное, но при инспектировании автобронечастей (инспектировалось из 6—5 дивизионов) было много жалоб со стороны кр[асноармей]цев и мл. комсостава на: недостаток питания в летнее время, неудобства существующего обмундирования (длинная серая шинель мешает управлению машинами, затрудняет движение внутри боевых машин, быстро грязнится, обрывается и, вследствие этого, до срока изнашивается). В 8-м автоброневом дивизионе, вследствие плохого размещения красноармейцев, последние в массовом порядке заявляли жалобы на неудовлетворительное размещение, которое срывает нормальную подготовку и не дает возможности развернуться культурно-просветительной работе; недостаток белья и мыла и неудобство головного убора, не предохраняющего от ушибов головы команды, находящейся внутри боевых машин.

6. Необходимо продолжить и расширить практику совместного обучения бронечастей (особенно танков) с другими родами войск. Провести такие учения во всех округах и в максимальном числе лагерей, обеспечив это мероприятие материально в полной мере.


3) Конница:

Основные достижения. Оценка уровня боевой подготовки как специальной, так и совместно с другими родами войск:

Кратко суммируя основные достижения подготовки конницы, необходимо отметить: а) здоровое политико-моральное состояние частей и достижение в области укрепления дисциплины и внутреннего порядка в частях; б) повышение одиночной подготовки бойца в области верховой езды и владения холодным оружием и в) несомненные успехи в деле выездки молодой лошади.

Оценивая боевую подготовку частей, нужно придти к выводу, что:

1. Одиночная подготовка кр[асноармей]ского состава (знание уставов, езда, владение холодным оружием, стрелковое дело и пр.) в общем удовлетворительна.

К недочетам следует отнести: а) недостаточное умение кр-пев применить свои теоретические знания на практической работе в поле, в особенности при действиях в пешем строю (перебежка, самоокапывание и др.) и б) слабую службу конных дозоров.

2. Подготовку среднего и старшего командного состава в общем надо признать удовлетворительной. В большинстве своем командный состав тактически вполне грамотен.

К недочетам следует отнести: а) недостаточное знание отдела разведки, особенно боевой; б) недостаточное умение анализировать и оценить все элементы, влияющие на успех боя; в) неумение кратко и четко отдавать приказания и г) нет навыка и умения полностью использовать в условиях боя придаваемые технические средства.

3. Общую строевую подготовку по новому уставу следует признать удовлетворительной.

4. Стрелковая подготовка в сравнении с прошлыми годами повысилась не только в смысле меткости стрельбы, но и в смысле техники ведения огня и управления им, но все же в этой области предстоит еще много работы.

5. Техника совершения маршей усвоена; положение Боевого устава (части III) в этом отношении проработано основательно; части начинают привыкать к необходимости маскировки от воздушного противника, начинают считаться с его могучим воздействием на земные войска. Однако техника активной борьбы с воздушным противником при помощи имеющихся огневых средств еще не получила необходимого освоения и внедрения.

6. Техника разведывательной службы усвоена в полном соответствии с требованиями устава, однако само выполнение разведки отличается недостаточной активностью исполнительной Весьма слабо поставлена организация боевой разведки.

7. В отношении техники боя мелкие подразделения и части конницы до полка усвоили основные положения проекта устава; успешно применяют новые боевые порядки, как для спешенных действий, так и для действий на коне, однако еще до сих пор не изжито неуважение к огню противника и увлечение конными атаками без необходимой огневой подготовки их.

8. Взаимодействие конницы со своей авиацией сдвинулось с мертвой точки, но еще не достигло надлежащей степени. Кавалерийские командиры еще не научились правильно ставить задачи авиации, в смысле их точности и конкретности. В этом отношении сказывается еще недостаточное знание свойств этого оружия как в целом, так и по отдельным видам (разведчики, истребители и др.).

Выводы:

1. Расквартирование частей конницы — скученное. Помещения (людские и конские) содержатся в порядке.

2. Недостаток в седлах (около 20%).

3. Состояние конского состава — удовлетворительное.

4. Судя по настроению бойцов и физическому их состоянию, а также и по состоянию конского состава, конница вполне подготовлена к серьезным, длительным и тяжелым переходам.

5. Форсирование конницей речных преград требует детальной теоретической проработки и практической проверки. Основные положения уже теперь могут быть установлены по опыту маневров БВО. Выявлена необходимость в снабжении конницы такими переправочными средствами, как лодки «А2».

6. Для достижения должного взаимодействия конницы с другими родами войск и придаваемыми ей техническими средствами необходимо, чтобы конница с ними действовала бы чаще, а не только раз в году — на маневрах.

7. Подготовку частей конницы в целом следует считать удовлетворительной.


4) Артиллерия:

Основные достижения. Оценка уровня боевой подготовки войск на данной ступени обучения как специальной, так и совместно с другими родами войск:

Результаты боевой подготовки артиллерии по округам не одинаковы. На первом месте следует поставить артиллерию ККА, далее идут САВО, БВО, ЛBO, УВО, СКВО, ПриВО, СибВО и МВО.

Объективный анализ результатов боевой подготовки показывает, что в округах, пропустивших части артиллерии через окружные центры обучения (артполигоны), выше стоит не только стрелковая, но и тактическая подготовка артчастей, чем еще раз подчеркивается значение артиллерийских центров обучения.

В целом следует отметить: а) здоровое политико-моральное состояние частей артиллерии; б) большие достижения в области укрепления дисциплины и внутреннего порядка в частях; в) безусловное повышение строевой подготовки, выразившееся в основном в четкости отдачи приказаний, быстроте и четкости их выполнения и в хорошей строевой выучке батарей и дивизионов; г) повсеместное стремление углубить вопросы взаимодействия артиллерии с пехотой, что в основном выразилось в тщательном изучении боевого использования пехоты, в правильном использовании групп «ПП» и умелом применении отделения для связи с пехотой; д) повышении внимания к вопросам связи в целом и применение средств зрительной сигнализации в частности; е) несомненное повышение искусства стрельбы у большинства командиров батарей; ж) значительные успехи в области маскировки.

Наряду с указанными достижениями имеются и существенные недочеты, из коих следует отметить:

а) недостаточную активность старших артначальников (командиров артполков) в вопросах боевого использования артиллерии. Обычно для большинства из них ожидание указаний со стороны общевойскового начальника вместо законного осуществления своего права предложения;

б) малую контактность в работе артиллерийских штабов с общевойсковыми. Откуда не всегда полная взаимная ориентировка и не полное использование артиллерийских возможностей;

в) неудовлетворительная работа артштабов в области разведки, обработки ее данных и ориентирования частей;

г) уклон артштабов в область канцелярской работы вместо живой активной работы.

д) недостаточную еще маневренность артиллерии колесами;

е) недостаточную подготовленность артиллерии в совместной работе с авиацией;

ж) все еще не изжитую стрелковую немощь некоторых командиров батарей (МВО).

На устранение недочетов, указанных в пп. «а, б, в, г» должно быть обращено особое внимание; пути для этого — соответствующее важности вопроса заострение его на КУВНАС, Выстрел, КУВК, АКУКС и ВАК, а также на военных играх, полевых поездках и выходках в поле при совместном обучении родов войск.

Изжить недочеты в области стрелковой подготовки некоторой (значительное меньшинство) части наших командиров батарей возможно лишь в процессе как зимней (подготовительные к стрельбе упражнения, изучение правил стрельбы), так и летней учебы, обеспечив последнюю соответствующим отпуском боеприпасов.

Практика последних лет показывает, что наши успехи в области совместной работы с авиацией не имеют характера постепенного накопления достижений, а носят случайный, эпизодический характер. Так, округа (САВО), имевшие в прошлом году значительные достижения, в этом — идут в хвосте, не выполняя плана работы вследствие позднего прибытия авиации (опер, задания). Большинство терчастей по условиям их дислокации вовсе не имеют практики в работе с авиацией. Артиллерийская подготовка летнабов слаба. Практики в работе с артиллерией в зимний период авиации почти не имеет, Работа авиасигнальных постов не выявляется вовсе, т.к. таковые положено иметь лишь по штатам военного времени.

Недочеты в области совместной работы артиллерии с авиацией имеют органический характер, повторяясь из года в год. Необходимые мероприятия: создание штатных артиллерийских авиаотрядов в частях АРГК, большое использование корпусных авиаотрядов для совместной работы с артиллерией (в том числе и в зимний период), обязательное обеспечение спецартсборов авиачастями, привлечение начарткоров к руководству артподготовкой летнабов корпусных авиаотрядов, обеспечение особого отпуска боеприпасов на тренировку летнабов в корректировании стрельбы и др.

Общий вывод и пожелания:

Результаты боевой подготовки артиллерии за истекший год показывают, что основные целеустановки были взяты правильно.

Артиллерия за год выросла количественно и качественно. В центре внимания на предстоящий год по-прежнему должны стоять вопросы стрелковой подготовки артиллерии и вопросы взаимодействия ее с другими родами войск Решительного сдвига в этой области можно ожидать при ускорении материального обеспечения артиллерии по всем видам ее боевого снабжения и при твердом проведении в жизнь мероприятий, обеспечивающих целесообразное и правильное управление войсками со стороны общевойсковых начальников.

В частности, признается настоятельно необходимым:

1. С целью освежения и доукомплектования конского состава усилить ремонтирование артиллерии лошадьми, особенно строевыми.

2. Ускорить материальное обеспечение частей зенитной артиллерии

3. Увеличить нормы отпуска боеприпасов на практические стрельбы

4. Ускорить снабжение артиллерии новыми средствами связи, в первую очередь радиосвязью.

5. Провести ряд конкретных мероприятий (см. п.6) для решительного сдвига в области совместной работы артиллерии с авиацией.

6. Настойчиво проводить в среду общевойсковых, пехотных и кавалерийских начальников взгляд на то, что взаимодействие родов войск с артиллерией есть дело не только артиллерийских начальников.

7. Увеличить число совместных занятий родов войск как в пределах мелких подразделений, так и в соединениях, всемерно используя для этой цели также и зимний период обучения. Целью этих совместных занятий ставить как выработку техники взаимодействия родов войск, так и, что особенно важно, технику управления войсками.


5) Инженерные войска:

В состав инженерных войск входят: саперные, конно-саперные, понтонные, маскировочные, автомобильные, электротехнические, гидротехнические и железнодорожные части. Общее количество инженерных войск с железнодорожными составляет 33 950 человек кадра, что по отношению ко всей РККА вместе с железнодорожными составит 5,66%, без железнодорожных войск — 3,4%.

Численность основных инженерных войск — саперных, составляет 2,4% от общей численности войск РККА (в Германии — 3,36%, в Польше — 2,84%, во Франции — 2,41%)

В территориальных стрелковых дивизиях имеются тер. сапроты Переменный состав тер. сапрот составляет 12 336 человек. Для тердивизии соотношение между численностью дивизии и ее саперами составляет 3,1%.

Общее направление боевой подготовки и постановки основных задач в подготовке инжвойск указано в постановлении РВС СССР от 11 мая 1926 года и 8 февраля с.г. Главнейшими моментами этих постановлений являются:

1) уклон в практические работы саперных и железнодорожных частей;

2) стажировка старшего начсостава инжчастей на строительных работах,

3) вооружение инженерных частей современным техническим имуществом;

4) усиление переправочными средствами саперных частей;

5) уклон в саперных частях в «тяжелую технику».

Указанные основные пункты постановлений РВС СССР в большинстве проведены в жизнь. Инженерные войска уже в течение нескольких лет выходят на большие практические работы; осуществляется стажировка старшего комсостава инженерных войск на крупных строительных работах; при акционерном обществе «Установка» организованы военно-инженерные курсы, где третии год происходит инструкторская подготовка среднего комсостава инженерных войск по постановке обучения мастерствам в инженерных войсках по методам Центрального института труда.

Саперные части снабжаются новым переправочным средством — лодка А2 (24 лодки на стрелковую дивизию, что дает 120 пог. м. моста для грузов 3,2 т.).

Необходимо отметить, что фактическое снабжение инженерных частей современным инженерным имуществом происходит чрезвычайно медленно. К 1 сентября 1928 г. инжчасти почти полностью снабжены всеми основными специальными уставами, наставлениями и руководствами. Кроме того, для проведения практической учебы инжвойска имеют необходимые учебники, пособия и памятки.

Состояние боевой подготовки инжвойск к осени 1928 года вполне удовлетворительно. Постройка в 1925 г. и 1927 г. железнодорожными и саперными частями двух новых железнодорожных линий — Орша—Лепель и Чернигов—Овруч общим протяжением 320 км, постройка в 1928 г. саперными частями стратегической переправы у Остер-Печки общим протяжением около 5 км, постройка в 1928 г. тяжелых железобетонных точек на Карельском участке и, наконец, ежегодное привлечение инженерных войск на большие постройки общегражданского значения — выявили хорошую специальную подготовку этих частей, умение производить все технические работы в указанный срок. Кроме того, произведенные работы и особенно тяжелые условия работы по оперативным заданиям показали высокое политико-моральное состояние этих частей и их вполне здоровое боевое воспитание. Проведенные в этом году маневры подтвердили вполне удовлетворительную боевую подготовку инженерных частей и их хорошее политико-моральное состояние.

Основными недочетами для успешного проведения боевой подготовки являются:

1) некомплект всех видов инженерного имущества и наиболее сказывающегося на обучении — мастерского; 2) недостаточный отпуск кредитов на специальное образование; 3) недостаток отпускаемых средств на летние практические занятия территориальных саперных частей.

Отдельно нужно отметить, что учет роли и работы инженерных войск в будущих войнах заставляет считать недочетом теперешнюю снабжённость инжвойск инженерным имуществом как по его состоянию, так и по качеству и количеству.

Личный состав. Целями боевой подготовки инженерных войск является: в саперных, конно-саперных и маскировочных частях — выработка инструктора-специалиста, могущего руководить всеми видами полевых инженерных работ и умеющего организовать эти работы и выполнять самостоятельную постройку наиболее сложных сооружений. В остальных инженерных частях — выработка специалиста данной специальности, обладающего опытом и сноровками в ней.

Эти основные задачи могут считаться выполненными, за исключением саперных, конно-саперных и маскировочных частей, где выработка инструктора встречает ряд затруднений (недостаточность инжимущества и кредитов на обучение).

Недочетами отработки соответствующего контингента запаса и затруднениями этой подготовки являются: 1) указанный уже недостаточный отпуск на специальное образование; 2) продолжающийся неудовлетворительный состав пополнения узкоспециальных частей (автомобильных, электротехнических, гидротехнических и маскировочных); 3) контингент одногодников (льготников по образованию) в инжвойсках в своем составе имеет 70 % без технического образования, что чрезвычайно затрудняет подготовку из них командиров запаса инжвойск.

Начальствующий состав. Младший комсостав подготовлен удовлетворительно. Командирские навыки недостаточно уверенны. Сверхсрочно служащий мл. комсостав по своей подготовке мало отличается от срочнослужащих младших командиров. Подготовка сверхсрочнослужащих является ближайшей очередной задачей.

Средний начсостав. Нормальные инженерные школы выпускают в данное время средний комсостав вполне удовлетворительно подготовленным. Средний начсостав с занимаемыми должностями справляется.

Число лиц старшего и среднего комсостава, окончивших нормальные инженерные школы, превышает уже 60%; процент не имеющих военного образования от 25%, бывших в 1924 г., снизился до 7% к 1928 году. Партийность — свыше 50%.

Старший и высший начсостав. Работая в Красной Армии в большинстве своем 10 лет и больше, этот состав имеет большой опыт. Однако будучи подготовленным вполне удовлетворительно технически, как специалисты, этот состав, особенно лица инженерного руководства (дивизионные и корпусные инженеры), нуждается в усовершенствовании знаний в вопросах организации работ большого масштаба и в работе в роли начальников инженеров войсковых соединений.

Технические вопросы. В течение двух лет инженерные войска производят ряд опытов как по вопросам полевой инженерной техники, так и по испытанию новых образцов технического имущества. Главнейшими задачами в отношении снабжения инженерных войск современным инженерным имуществом является:

1) для саперных частей — снабжение их разборными мостами, дорожными машинами, лесопилками, механическими бурами, машинами по водоснабжению и т.д.;

2) для понтонных частей — механизация понтонного обоза (легкого и тяжелого парков), моторизация судовых средств;

3) для гидротехнических частей — снабжение современным гидротехническим имуществом.

Необходимо дополнить, что весь темп снабжения инженерных частей современным инженерным имуществом чрезвычайно медленен и, не учитывая и не принимая во внимание все исследования, опыты и т.д., фактически и реально к октябрю 1928 г. по сравнению с периодом до империалистической войны мы имеем: в саперных частях — введение на снабжение лодок типа А,ив электротехнических частях — введение новых прожекторов и звукоулавливателей.

Темп фактического снабжения войск новыми образцами имущества несомненно должен быть ускорен.


6) Войска связи:

В состав войск связи входят: радио, телеграфно-телефонные и светосигнальные части, школы собаководства и голубеводства. Всего войск связи в РККА — 32 589 чел. (5,8% от общей численности армии). Если сравнить соотношение войск связи в иностранных армиях, то мы стоим на последнем месте. В обеспечении главнейшими средствами связи в нынешнем году мы имеем относительное, против прошлого года, повышение на 1,4%. В общем, по количеству имущества связи в мирное и военное время мы значительно отстаем от всех заграничных армий.

После империалистической войны все западные армии уделяли особое внимание насыщению различными средствами связи в соединениях от полка и ниже (полк, батальон, рота, батарея). На это сделан упор. В этих соединениях широко применяются радио, голуби, светосигнальные лампы, свистки, флаги, собаки и пр. Здесь переплетается сложнейшая техника с простейшими средствами (как, например: радио, голуби и флаги). У нас же от полка и ниже в этом отношении совсем неблагополучно.

Наша стрелковая рота ни дорогих, ни дешевых средств связи совершенно не имеет. Показанные на диаграмме обыкновенные флажки и те в роте имеются условно. Управлять боем без средств связи невозможно. По этой линии необходимо принять срочные и решительные меры. Нужно хотя бы простейшие средства связи (свисток, собака, фонарь) ввести в батальон, роту и батарею Радиостанции мы не имеем только до дивизий; в низших соединениях во всех родах войск (пехота, кавалерия и артиллерия), кроме единичных образцов, радиостанций не имеется.

Учебное имущество, на котором приходится обучать красноармейцев (за исключением радио), в большинстве своем устарело и потрепано. В особенности плохи и многотипны телефонные аппараты. Сейчас мы вынуждены обучать красноармейца одновременно на 60 типах телефонов.

Крайне плохо обстоит дело с техническим обозом. Обеспеченность его с каждым годом не повышается, а понижается, некомплект на 1928 г. достигает 34%. Обоз крайне изношен и нуждается в капитальном ремонте и замене. Потрепанность обоза затрудняет специальное обучение войск и также в свою очередь изнашивает имущество связи при перевозках.

Для войск связи крайне необходимо усилить темп обеспечения их новыми типами телеграфно-телефонного, радио и сигнального имущества с тем, чтобы к концу 1930 года мы смогли реально ввести эти средства связи в стрелковые, артиллерийские и кавалерийские части (полк, батальон, рота и батарея). Одновременно нужно увеличить заготовку и капитальный ремонт специального технического обоза, изъяв из частей неисправный.

В боевой подготовке связистов РВС Союза поставил задачу как в войсках, так и в школах усилить курс на специализацию и повысить качество обрабатываемого запаса. В настоящее время красноармеец-связист увольняется из армии как квалифицированный специалист (радист, телефонист, собаковед и пр.).

В подготовке командного состава в нормальных школах связи мы ввели обязательное преподавание иностранных языков (польский, английский, немецкий) с задачей, чтобы командир-связист по окончании школы мог свободно изучать заграничную технику по иностранной литературе, а в военное время по характеру своей работы мог бы практически применять свои знания иностранных языков (подслушивание, служба на радиостанциях и пр.). Кроме того, уже второй год мы практикуем стажировку командиров-связистов на заводах нашей промышленности (трест слабых токов); там они изучают постановку производства и знакомятся с последними техническими достижениями.

В общем постановка боевой подготовки войск связи вполне соответствует развитию техники связи и отвечает задачам обороны государства.

Подготовка войск связи за минувший год дала заметный рост. Войска связи работают четко и сноровисто и подготовлены вполне удовлетворительно. Их работа на постройке постоянной телеграфной линии Чернигов—Овруч отмечена как выдающаяся; производивший работу 9-й полк связи награжден орденом Красного Трудового Знамени.

Связисты пехоты, артиллерии и кавалерии подготовлены несколько ниже специальных войск связи.

Младший комсостав связи подготовлен вполне удовлетворительно. Он фактически и является непосредственным командиром, обучающим красноармейца-специалиста.

Строевой, средний и старший комсостав (командиры рот, батальонов, полка) войск связи подготовлен также вполне удовлетворительно. Значительно слабее подготовлены начальники связи дивизий и корпусов. У последних еще нет четких навыков в организации службы связи. Это объясняется только тем, что по линии подготовки штабов службе связи мало уделялось внимания.

Войска связи на маневрах нынешнего года работали весьма удовлетворительно и выявили себя как вполне слаженные соединения. Возлагаемые на них задачи выполнялись в подавляющем большинстве аккуратно и своевременно. Довольно сноровисто работали красноармейцы на новых образцах имущества связи, несмотря на то, что это имущество было получено от промышленности за несколько недель до начала маневров. Несмотря на хорошую подготовку войск связи, все же служба связи как таковая и на прошлогодних маневрах и в нынешнем году не дала нужного эффекта.

Почти во всех военных округах на маневрах отмечено:

а) неумение общевойсковых начальников и их начальников штабов правильно ставить задачи войскам связи, организованно и своевременно использовать технические средства связи;

б) в большинстве случаев общевойсковые начальники всю систему управления строили без учета использования войск связи. Некоторые командиры дивизий игнорировали также и новейшие средства связи (радио). Все это в конечном счете неизбежно приводило к срыву управления, а следовательно, и к разрозненным, совершенно не поучительным действиям отдельных подразделений.

Причины неумелого использования службы связи общевойсковыми начальниками следующие: а) отсутствие в войсках новых образцов имущества связи (мы вынуждены это имущество выдавать только на маневры); б) крайняя количественная ограниченность средств связи, об этом докладывалось, и в) в подготовке высшего начсостава недостаточно проводилось занятий по службе связи (это относится и к войскам всех родов войск и к высшим военно-учебным заведениям).

Общий вывод. Специальная подготовка войск и частей связи вполне удовлетворительная, в то же время их боеспособность стоит под угрозой только потому, что у нас совершенно недостаточно средств связи (особенно от полка и ниже).


7) Химические войска:

Боевая подготовка частей химических войск характеризуется своим приближением к современным боевым требованиям и техническим достижениям военно-химического дела.. Доведение подготовки до указанного состояния в значительной степени обусловлено введением на вооружение химчастей новых вполне современных технических средств химического нападения (приборы М-1, М-2 и т.д.), а также благодаря переходу руководства специальной подготовкой химчастей к военно-химическому управлению.

Обеспеченность химчастей специальным учебным имуществом (по существующим штатам) в течение прошедшего года доведена до 100%, за исключением газометной батареи, которая до настоящего времени работает только на опытных образцах своего вооружения. Значительным тормозом в подготовке химчастей являлась недостаточная обеспеченность военно-техническим имуществом (мотоциклы, самокаты, маскимущество), специальной одеждой, а также колесным боевым обозом, который к началу лета доведен до 100% только благодаря непосредственным распоряжениям РВС СССР; конским составом химчасти пополнены на 50% штата только к концу лагерного периода, что чрезвычайно затрудняло организацию полевых выходов в течение всего лагерного периода.

Осенью прошлого года было произведено развертывание химчастей (отдельный учебно-опытный химический батальон развернулся в 1[-й] химический полк и заново сформирован 2[-й] отд. учебно-опытный хим. батальон), благодаря чему текущим летом мы имели возможность организовать большой полевой выход частей во-енно-химического лагсбора в район г. Подольска с применением всех специальных подразделений химвойск (заражающие, баллонные, огнеметные, дымовые), а также принять участие во всесоюзных киевских маневрах, тоже всеми указанными подразделениями.

На основании данных, полученных как во время специального военно-химического лагерного сбора, так и во время всесоюзных маневров, состояние подготовки химических частей рисуется в следующем виде:

1) 1-й химический полк вел подготовку следующих своих подразделений: а) химические (газобаллонные) роты; б) огнеметная рота; в) школа подготовки младшего комсостава; г) рота подготовки химинструкторов; д) команда льготников-одногодичников; е) команда ВУЗистов, отбывающих лагсбор; ж) команда начсостава запаса химвойск, проходящего летом переподготовку.

Подготовка всех указанных подразделений протекала достаточно планомерно, программы обучения закончены. Химическая и огнеметная роты вполне подготовлены к боевой работе, что видно из их четкой работы на всесоюзных маневрах, когда быстрота подготовки баллонных атак была доведена до 2,5—2,7 часов, а работа огнеметчиков позволила достигнуть наиболее полного взаимодействия огнеметов с пехотой и значительно усилить обороноспособность участков, требующих упорной обороны. Подготовка остальных подразделений полка протекала вполне нормально и дала нужные результаты.

Необходимо отметить, что в течение текущего лета каждый химик имел возможность произвести выпуск реального газа из баллонов (на полигоне), а каждый огне-метчик — работать с боевым огнеметанием.

2) 2-й отдельный учебно-опытный химический батальон вел подготовку следующих своих подразделений: а) заражающие роты, б) дымовые роты, в) школа подготовки младшего комсостава, г) газометная батарея.

Условия учебной работы во 2 ОУОХБ были значительно хуже, чем в 1-м химполку, т.к. в силу совершенно новой организации батальон не имел никаких материальных запасов и, главное, не имел до конца лета конского состава, что не позволяло ему в течение всего лета проводить (из-за невозможности поднять боевой обоз) полевые тактические занятия в нужном масштабе.

Однако несмотря на указанные недостатки, заражающие и дымовые подразделения получили удовлетворительную подготовку и вполне справились с теми широкими боевыми задачами, которые ставились им на всесоюзных маневрах (заражение учебными ОВ площадей размером в сотни тысяч кв. метров, поднятие мощных дымзавес и т.п.). В течение лета все химики заражающих подразделений провели работы по заражению местности реальным стойким ОВ (ипритом) в условиях определенной тактической обстановки (на полигоне во время общелагерных тактических учений), а дымовики проводили поднятие ряда завес с помощью реальных дымовых средств.

Личный состав газометной батареи в виду отсутствия принятой на вооружение материальной части в тактических занятиях по специальности не участвовал, но получил достаточные навыки по обращению с материальной частью при работах с опытными образцами газометов.

Выводы:

1. Подготовка химчастей проведена на реальной технической базе и в соответствии с современными боевыми требованиями благодаря доведения снабжения специальными средствами до нужного уровня и объединению руководства специальной подготовкой в руках военно-химического управления.

2. Необеспеченность в течение летнего периода боевым обозом вредно отразилась на боевой подготовке химчастей, не давая возможности довести полевую подготовку до должного размаха.

3. Работа с реальным ОВ дала ценные результаты по выработке у химиков боевых навыков.

4. Примененные впервые на всесоюзных маневрах химчасти показали достаточно высокую подготовку и с возложенными на них боевыми задачами вполне справились.

5. Для доведения кадра химических войск до необходимого масштаба и приближения их к войскам необходимо ускорить дальнейшее развертывание частей химвойск вообще, и в округах в частности.

6. Для закрепления достигнутых результатов и дальнейшего развития подготовки химчастей последние нуждаются в добавочных ассигнованиях на обучение и снабжение.


Заключение:

Общевойсковая подготовка, взаимодействие и оценка уровня боевой подготовки на данной ступени:

Задачи, указанные в постановлении РВС СССР от 8 февраля за №12 и данные войскам в директиве Наркомвоенмора от 29 февраля с.г. за №80614/с., были выполнены в основном полностью.

Результаты учений показывают значительные успехи в деле взаимодействия родов войск, в первую очередь — пехоты и конницы с артиллерией.

Тактические решения принимаются быстро и уверенно. Соразмерно с уставными требованиями и грубым учетом материальных ресурсов, но без достаточного анализа всей обстановки в целом.

Время между началом выполнения приказа и моментом его отдания значительно сократилось, что достигнуто очень короткими приказами, но не охватывающими всех необходимых мероприятий (обеспечение, разведка и устройство тыла).

Командный состав и войска все же медленно реагируют на получаемые боевые приказы и приказания. Начало действий войск часто опаздывало на 1—2 часа против назначенных сроков.

Развертывание войск в боевой порядок значительно ускорялось и укладывается в установленные нормы, но скорость достигается за счет не объяснения боевой задачи, не установления связи с соседями, пренебрежения к требованиям маскировки и неиспользования условий местности. Необходимость расчленения походной колонны при подходе к противнику и прохождении открытых мест еще не осознана войсками.

Учет изменений обстановки в ходе боя и немедленное реагирование на последние в большинстве случаев отсутствует.

Постановка задач подразделениями и частям слишком обща, особенно пулеметным частям и артиллерии, последние часто запаздывают [с] исполнением, почему иногда самые ответственные моменты боя — атаки — проходят без надлежащего обеспечения огнем станковых пулеметов и артиллерии.

Использование отдельной связи артиллерии с пехотой хорошо при стационарном действии, а при наступлении — нарушается.

Местность и огонь противника учитываются недостаточно, благодаря чему боевой порядок подразделений часто не соответствует обстановке.

Организовать и провести атаку надлежащим образом по-прежнему не удается; часто не назначается рубежа для атаки, переход в атаку не регулируется соответствующими распоряжениями; дружной атаки не выходило, темп ее недостаточно быстрый и решительный.

Резервы выделяются правильно. Вторые эшелоны как тыловые, не используются, отстают и действуют пассивно, как резервы: техника их применения не проработана, отчего при прохождении ими первого эшелона получается перемешивание. В ходе наступления дистанция между первым и вторым эшелонами велика, огневыми средствами вторые эшелоны почти не поддерживают первые эшелоны.

При ведении боя внутри оборонительной полосы противника часто огневые средства отстают, управление расстраивается, связь пехоты с артиллерией обычно прерывается.

Артиллерийские начальники иногда без достаточных оснований избегают непосредственной живой связи с войсковыми начальниками и располагают свои наблюдательные пункты отдельно от пунктов командира, которого они поддерживают, в результате тактическая ориентировка артначальников часто неполна и несвоевременна.

Переезд артиллерии вперед (сопровождение пехоты колесами) почти всегда запаздывает и связь на этот период боя теряется.

Противовоздушная оборона частей как на походе, так и в бою организуется еще недостаточно умело, да и средств (приспособлений) соответствующих ничтожно мало.

Средства противохимической борьбы и защиты используются слабо.

Вопросу нормального обеспечения войск средствами комбинированной связи на походе и в бою штабами уделяется мало внимания. Не учёт средств и сил связи и возможности организации таковой по времени, плохая связь с соседями и тылами; неумение целесообразно использовать авиасигнальные средства.

Инженерные работы по оборудованию позиций производятся недостаточно умело: часто наблюдается бесплановость работ, командование не всегда устанавливает степень оборудования позиций. Маскировка позиций производится недостаточно внимательно и умело. Инженерные работы по оборудованию огневых позиций и наблюдательных пунктов артиллерии проводятся не полно и часто неправильно.

Взаимодействие пехоты с авиацией значительно улучшилось, но главным образом благодаря хорошей тактической подготовке авиации и большой активности летного состава; все же взаимное понимание между войсковой авиацией и земными войсками не достигнуто.

Слаженность совместной работы артиллерии с авиацией недостаточна.

Взаимодействие конницы с армейской авиацией еще не достигло надлежащей степени Кавалерийские командиры еще не научились увязывать свою работу с авиацией.

Взаимодействие пехоты с танками в основном (в тех округах, куда были командированы танковые части — ЛBO, БВО, УВО, МВО) усвоена. Обеспечения артиллерией танковой атаки в период ее выполнения, почти не наблюдалось.

Вопросы противотанковой обороны войсками усвоены еще слабо.

Техническая подготовка специальных войск (инженерных и связи) значительно повысилась и вполне достаточна для взаимодействия с основными родами войск, но взаимодействие часто отсутствует по причинам неумелого использования войсковым командованием специальных войск.

Работа аппаратов полевого управления оживилась, но не охватывает всех вопросов в целом: отсутствует надлежащее взаимодействие между штабами и начальниками специальных служб. Взаимодействие между высшими и низшими командными инстанциями значительно улучшилось.

Система предварительных распоряжений полностью вошла в практику управления войсками.

Совместная работа командования и политорганов удовлетворительна.

Работа политорганов в полевых условиях улучшилась (переход к живому руководству), но в работе допускается много условностей и не всегда умело обеспечиваются учебные цели.

Начсоставом всех степеней уделяется мало внимания материальному обеспечению боя и санитарному и ветеринарному обслуживанию частей и подразделений.

Работа войскового тыла в основном неудовлетворительна: отсутствие обоза, недостаток штатов мирного времени, отсутствие практики у начсостава руководить хозяйственниками в маневренных условиях и отсутствие практики у хозяйственников.

В работе посредников на общевойсковых занятиях отмечаются слабые навыки в оценке действий войск с учетом огня.

Несмотря на существенные недочеты общее состояние боевой подготовки всех родов войск следует признать удовлетворительным; войска усвоили методы ведения современного боя с применением наличной боевой и вспомогательной техники*.


* Последнее предложение в тексте выделено большим регистром.


Основные недостатки в боевой подготовке войск, отставание в подготовке специалистов

Острота вопроса в подготовке специалистов относится главным образом к территориальным стрелковым и артиллерийским частям и отчасти к стратегической территориальной коннице.

Данные инспектирования истекшего года подтверждают факт отставания подготовки специалистов в пехоте и коннице, главным образом — станковых и ручных пулеметчиков, и в артиллерии — всех категорий специалистов (и главным образом орудийного расчета, разведчиков, телефонистов).

В стрелковых частях в новобранческий период едва укладывается подготовка их в стрельбе по земным целям с удовлетворительным результатом В период общих сборов при существующей прерывчатости обучения представляется возможным лишь закрепить полученные ранее знания путем тренировки и участия в совместных занятиях и стрельбах. Обучить переменный состав сложной стрельбе по воздушным целям и боевым стрельбам в должной мере не удается.

Таким образом, подготовка пулеметчиков к действиям в современном бою остается не законченной; такое же положение в отношении подготовки основных категорий переменного состава в полковой и дивизионной артиллерии.

Изложенное полностью подтвердилось опытной мобилизацией, проведенной летом настоящего года в 48-й стрелковой дивизии.

Костяк современного боя — станковые пулеметные роты были мало боеспособны.

Единственным выходом из создавшегося положения надо считать увеличение кадра специалистов определенных категорий в пулеметных ротах (эскадронах) и батареях.

Накопление запаса батальонных артиллеристов ничтожное. Территориальные войска имеют о батальонной артиллерии только теоретическое представление (по штату не положены).

Подготовка связистов в стрелковых полках поднялась до удовлетворительного уровня, за исключением постов «ВНОС»; дополнительные средства связи (собаки, оптические средства, радио) в войсках почти отсутствуют.

Подготовка гранатометчиков ввиду отсутствия материальной части и боевых припасов совершенно не ведется и войсковые части о действии их не имеют почти никакого представления.

Подготовка снайперов ввиду отсутствия материальной части (оптических прицелов) почти отсутствует.

Выводы конных разведчиков и отдельные кавалерийские эскадроны (войсковая конница) не могут вести нормального обучения ввиду некомплекта и плохого состояния конского состава.

Штаты кадров спецчастей в тервойсках и вообще методы подготовки войсковых специалистов рядового состава нуждаются во внимательном пересмотре и рационализации.


Перегрузка кадров, проистекающая из необходимости обучения дополнительных контингентов — комсостава запаса, излишков призыва

Нагрузка на войсковые части помимо разрешения прямых задач, состоящих перед войсковыми частями в 1927—1928 уч. году, заключалась:

а) в переподготовке комсостава запаса (15 000 чел.);

б) в лагерных сборах вузистов (12 000 чел.);

в) в поверочных сборах запасных (младшего начсостава и рядовых — 48 000);

г) в подготовке одногодичников (9 000 чел.);

д) в подготовке призывников для топографических отрядов (3 000 чел .) и местных стрелковых войск (4 200 чел.);

е) в обучении призывников для войск ОГПУ (7 000 чел.).

Сверх того кадры территориальных и кадровых войск принимали участие в обучении допризывников и вневойсковиков в общем числе: допризывников 1906 г. — 613 000 человек; вневойсковиков 1904 г., 1905 г. и 1906 г. — 97 000 человек.

Кроме этого, в 17 территориальных стрелковых дивизиях в новобранческий период обучалось сверх штатной нормы 3 658 чел., по 7 000 человек новобранцев 1-го года службы. Все эти наряды ложились в общем тяжелой нагрузкой на войска как в зимний, так и особенно в летний период, отнимая командный состав (средний и младший в особенности) от его прямых обязанностей. Подготовка комсостава запаса и одногодичников почти всей своей тяжестью ложилась на пехоту.

Отрыв кадра на переподготовку начсостава запаса частично сокращен по сформировании специальной школы (Саратовской).

Отказаться от подготовки студентов вуз[ов] нельзя, т.к. это означало бы отказ от проблемы подготовки командных резервов для военного времени.

Поверочные сборы младшего начсостава запаса (38 000 ч.) и рядовых (10 000) велись исключительно в приграничных округах (ЛВО, БВО, УВО и СибВО) в течение августа—сентября сроком три недели. Невзирая на тяжесть их проведения, они не могут идти в счет дополнительной нагрузки, т.к. кадровые части здесь выполняют свою прямую работу по подготовке к мобилизации, с одной стороны, а с другой — в период маневров имеют возможность тренироваться в управлении частями по штатам военного времени.

Подготовка одногодичников с нового учебного года не будет являться перегрузкой в связи с созданием роты одногодичников в счет одной из стрелковых рот.

Отвлечение начсостава на допризывную подготовку также значительно сокращено, т.к. таковая оставлена лишь для тервойск (360 тыс.), в которой допр[изывная] подготовка является первой ступенью обучения. ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ НАГРУЗКА КАДРОВ ПЕХОТЫ ДОЛЖНА БЫТЬ СОКРАЩЕНА ДО МИНИМУМА*. Решение этого вопроса упирается в недостаток штатной нормы РККА и невозможность передать эту «нагрузку» специально для сего созданным кадрам.


* Так в документе


В проект постановления:

Учитывая важнейшее значение практической подготовки войск на местности в условиях близких к боевой обстановке, провести в законодательном порядке указание органам местной власти о необходимости обеспечения отвода земельных участков под полигоны, стрельбища, учебные поля и авиаплощадки до проведения оформления землепользования. Одновременно принять меры к разъяснению населению необходимости этих мероприятий и значение их в деле укрепления обороноспособности СССР.

Расходы, связанные с отводом земель и оборудования их под вышеуказанное значение, провести по бюджету Наркомвоенмора в четырехлетний срок, отнеся частично расход на переселение, связанное с отводом земель по Госфонду на переселение.


Военно-учебное дело и подготовка командиров РККА

Сеть военно-учебных заведений состоит из: военных («нормальных») школ, выпускающих при сроке обучения 3—4 года командиров взводов всех родов войск; военно-политических курсов, которые в 9 месяцев готовят политруков для продвижения их как по командной, так и по политической линии; КУКС, которые в сроки от 2,5 до 9-ти месяцев совершенствуют и развивают знания и навыки у начсостава (среднего и старшего) соответствующего рода войск для дальнейшего продвижения его по службе; военных академий и военных отделений при гражданских высших учебных заведениях* (от 3 до 5 лет), из которых первые готовят командиров с высшим военным и военно-техническим образованием, а вторые — военных специалистов по геодезии, военным сообщениям, электротехнике.


* Здесь и далее подчеркивание документа.


Кроме того, для подготовки среднего комсостава запаса организованы занятия по высшей допризывной военной подготовке в гражданских высших учебных заведениях, где готовятся командиры запаса по всем родам войск и специалисты тыла (180 час. за 4 года, 2 месяца лагсборов и 9 месяцев после окончания вуз обязательной военной службы).

В сети военно-учебных заведений имеются курсы военной доподготовки политруков (срок обучения 9 мес.) и курсы усовершенствования командиров запаса (шестинедельные), а также две подготовительные школы и подготовительное отделение со сроком обучения 3 года.

I.1. Военные школы помимо военного дают одновременно и общее образование, что необходимо ввиду того, что рабоче-крестьянский молодняк имеет слабую образовательную подготовку. Основная целеустановка — подготовка командира, боевого и политического руководителя, могущего сразу же после выпуска приступить к работе командира взвода, имея теоретическую подготовку до уровня командира роты.

Метод подготовки — лабораторный и практический, что видно из распределения времени: за весь курс пехотной школы из 4 814 часов — 2916 часов отведено практической подготовке. В теоретическом же курсе благодаря слабой подготовке курсантов, на чисто военный цикл отведено всего 885 часов, а остальные 464 часа отведены общеобразовательной подготовке и 549 часов общественно-политическому циклу. Таким образом, на строевую и практическую подготовку отводится почти 61%. Зато в теоретическом курсе на долю военных предметов, не включая политработы, выходит только 47%, с политработой же будет на долю военного цикла в теоретическом курсе — 50%.

Многообразие военного дела требует школ разного типа. Школы можно разделить на группы: а) общевойсковые (пехотные, артиллерийские и кавалерийские), б) строевые-технические и в) специально-технические. Последние два типа готовят и командиров и техников своего дела.

Курсантский состав по социальному положению в истекшем 1927/28 учебном году имел 36,6 % рабочих, 47,2% — крестьян, 9,2% — служащих и 7% — прочих. По партийному признаку: 31,6% членов и кандидатов ВКП(б), 46% — членов и кандидатов ВЛКСМ, 22,4% — беспартийных. По образованию: 82% с низшим образованием, т.е с образованием ниже семилетки, причем в большинстве своем курсанты имеют образование 4-летки и даже меньше

По предварительным данным от 32 школ из 37 прием этого года дал:

По соцсоставу

Рабочих - 55,9%;

Крестьян - 35,9%;

Прочих - 8,2%.

По партсоставу

Членов и кандидатов ВКП(б) - 24,5%;

Членов и кандидатов ВЛКСМ - 52,3%;

Беспартийных - 23,2%.

Как правило, курсанты работают напряженно и с огромным интересом и достигают больших результатов. Но эти достижения, достаточно большие по сравнению с тем, что было до поступления в школу, еще недостаточно удовлетворяют требованиям, предъявляемым командиру — боевому и политическому руководителю. Во всех странах подготовка командира взвода требует в среднем 13—15 лет, в то время как у нас в среднем подготовка занимает от 8 до 9 лет. За границей подготовка слагается из 2—3 лет дошкольной подготовки, 9-ти лет обучения в средней школе, 1—2 лет пребывания в войсках и 2—3—4 лет — в военной школе. 82% наших курсантов имеют 4—5 лет обучения, затем перерыв и 3—4 года обучения в военной школе. При таких условиях достижения школ в смысле подготовки командиров можно считать хорошими. В дальнейшем необходимо идти, рационализируя работу в школах, к уменьшению сроков обучения.

2. Военно-политические курсы комплектуются средним командным составом, окончившим военную школу, членами ВКП(б), пробывшими в срою 2 года и аттестованными на продвижение. Соотношение циклов на курсах: военная подготовка — 35%, общеобразовательная — 14,5%, общественно-политическая — 35% и курс политработы — 15,5%. Соотношение между циклами показывает, что курсы вместо совершенствования занимались и переподготовкой.

Слушательский состав разбивается: (в процентах)

По социальному положению:

Рабочих - 39,7%

Крестьян - 49,4%

Служащих - 8,9%

Прочих - 2,0%

По партийному стажу:

по [19]18 г. - 0,45%

[19]18—20 гг. - 20,0%

[19]21—23 гг. - 15,6%

1924 г. - 17,1%

1925 г. - 39,2%

1926 г. - 7,2%

1927 г. - 0,45%

По общеобразовательной подготовке:

Самоуч. - 6,0%

Низшее - 90,5%

7-летка - 2,9%

Рабфак и техник - 0,6%

По военно-политическому образованию:

Нормальн[ые] школы — 99,8%

Не имеющ. воен[ного] образования] — 0,2%

3. КУКСы должны усовершенствовать тактические и специальные знания и навыки командиров рот и им соответствующих и комбатов для занятия ими следующих должностей. Учебные планы КУКС страдали многопредметностью (по причине слабой и общеобразовательной подготовки слушателей). В настоящее время многопредметностью сокращена, главным образом, на КУКС основных родов войск элементы различных предметов концентрируются около небольших вопросов — тем, стержнем которых является специальность данного курса.

Состав слушателей КУКС в 1927 году дает следующие цифры:

Социальный состав

Рабочих - 28,6%

Крестьян - 49,1%

Прочих - 22,3%

Партийный состав

Членов и кандидатов ВКП(б) - 61,4%

Комсомольцев - 0,7%

[Беспартийных] - 37,9%

Боевой стаж

Участвовало в империалистич[еской] и гражд[анской] войне - 51,4%

Участв[овало] только в гражданской войне - 31,8%

Участв[овало] только в империалистической] войне - 6,6%

Не участвовало - 10,2%

Общеобразовательная подготовка

Высшее - 1,7%

Среднее - 22,0%

Низшее - 76,3%

Курсы усовершенствования проделывают большую работу, которая дает командирам, имеющим опыт Гражданской войны, серьезную теоретическую подготовку, выравнивает их политически и делает из них лиц, которые с успехом воспитывают и обучают командный состав и войска.

4. Военные академии и отделения имеют задачей подготовку командиров, умеющих управлять или содействовать командованию в управлении общевойсковыми соединениями, а также подготовку работников различных специальностей на обслуживание нужд армии, военной промышленности в военное и мирное время на ответственных должностях.

В академиях около 80% партийцев и свыше 20% беспартийных. Если в этом отношении все обстоит благополучно, то в части соцсостава слушателей констатировать придется низкий удельный вес рабочих (27%) и преобладание группы крестьян (42%) и прочих (31%).

С целью усиления пролетарского ядра, в текущем году открывается подготовительная группа на 125 человек.

5. Высшая допризывная подготовка проводится в гражданских учебных заведениях с 1926—1927 учебного года и только в этом году будут первые выпуски окончивших ее. Ею охвачены 129 высших учебных заведений и 19 техникумов с количеством около 135 тысяч студентов мужчин и женщин. Из этого контингента в 1928 году было проведено через двухмесячные лагерные сборы 12 000 и около 7 000 через трехнедельные выходы в поле из общего числа в 30 000 признанных годными к службе в строю.

Высшая допризывная подготовка состоит из 180 часов теоретического обучения во время пребывания студентов в вузах, двухмесячных лагерных сборов и из включения военных элементов в программы гражданских дисциплин ВУЗов. После окончания ВУЗов и 9-ти месяцев службы в войсках, студенты, прошедшие высшую допризывную подготовку, по сдаче соответствующего экзамена, получают звания командира взвода запаса. Высшая допризывная подготовка, вначале принятая несколько неприязненно, в настоящее время приобрела все права гражданства и встречает поддержку как со стороны органов Наркомпроса, правлений ВУЗов, профессуры, так и со стороны студенчества. Подготовка ведется по 17-ти уклонам по родам войск и специальностям и имеет целью накопление не только начсостава запаса, но и работников для тыловых учреждений, развертываемых при мобилизации армии и предприятий военной промышленности. В этом году на основании опыта истекших двух лет, переработаны заново программы по высшей допризывной подготовке, сокращено количество зачетов, приняты меры к ведению в обязательном порядке занятий по физкультуре во всех ВУЗах и комвузах; поставлен в порядок дня вопрос о сосредоточении курса высшей допризывной подготовки только на первых трех курсах ВУЗов и изучение вопроса о возможности сокращения срока службы в войсках после окончания вузов для прошедших высшую допризывную подготовку.


II. Трудность комплектования военных школ

Слабость подготовки поступающих контингентов и трудность подбора, несмотря на очень большой наплыв желающих поступить в военные школы (на 4 000 вакансий — 16 000 кандидатов, а если считать с теми, кто отсеян в частях и вербовочными комиссиями, то — около 25 000 кандидатов), объясняется крайней трудностью сочетать соответствующий классовый отбор с необходимой общеобразовательной подготовкой и физическими качествами. Среди поступающих в военные школы имели среднее образование: в 1925 г. — 8,65%, в 1926 г. — 26,03%, в 1927 г. — 17,73%. Прочие имели образование низшее. Надо отметить, что окончание школ II ступени не является еще полной гарантией достаточной подготовки и значительный процент этой группы не справляется со вступительными испытаниями.

Подбор поступающих по классовому признаку затрудняется слабой тягой в военные школы рабочей молодежи из числа индустриальных рабочих и партийцев. Так, в приеме 1927 года (по данным 22 школ) рабочие составляли 39,8% от общего числа всех принятых, причем чисто индустриальных квалифицированных рабочих было 60,3% от общего числа всех рабочих и всего 24% от общего числа всех принятых.

Основные причины: слабая материальная обеспеченность комсостава (не главная причина) по сравнению с нормами зарплаты на производствах, отсутствие быстрого продвижения по службе и неограниченное служебное время при строгом служебном и неслужебном режиме.

Прием этого года дал, несмотря на слабую работу по вербовке профсоюзов и комсомола, 55,9% рабочих и детей рабочих. Это потому, что Военное ведомство перенесло работу ближе к фабрикам и заводам. Если бы и профсоюзы и комсомол работали более активно и среди масс, то рабочая прослойка могла быть выше.

Число не принятых по состоянию здоровья достигает 55,6%. При приемах последних трех лет брак достигает 50% явившихся на прием, причем особенно много бракуется рабочей молодежи. Так, медицинскими комиссиями было забраковано: в 1926 году — 40% и в 1927 году — 42% от общего числа рабочих, прибывших для поступления в военную школу. Главными причинами браковки являются общее физическое недоразвитие, расстройство сердечных функций и неврастения.


III. Накопление и переподготовка начсостава запаса

Военные школы не могут дать, а кадры не могут вместить всего того числа командного состава, который потребуется в случае войны. Поэтому необходим целый ряд мер, обеспечивающих накопление командного состава запаса и его периодическую подготовку. Так как число командного состава запаса очень велико, то переподготовка его должна носить не эпизодический, а систематический и длительный характер и потому в значительной степени возложена на военные школы.

Так как военные школы при своем размещении и работе исходят из определенного штата, рассчитанного исключительно на штатное же число курсантов, то естественно, что придача школам команд одногодичников и командиров запаса очень вредно влияет на работу школ. Обстоятельство это вызывается недостатком средств и потому легко может быть исправлено созданием особых учебных заведений. Для этой цели имеется школа в Саратове, которая пропускает около 4 500 в год. Недостаток средств не позволяет освободить военные школы от необходимости работать вне своего прямого назначения.


IV. Руководящий и преподавательский состав ВУЗ

Начальники военно-учебных заведений. Руководящий состав ВУЗ характеризуется следующими цифрами:

Моложе 40 лет: на 1/XII-26 г. - 84%, на 1/XII-27 г. - 77%;

С высшим военным образованием: на 1/XII-26 г. - 66%, на 1/XII-27 г. - 78%;

Рабочие: на 1/XII-26 г. - 9%, на 1/XII-27 г. - 12%;

Крестьяне: на 1/XII-26 г. - 23%, на 1/XII-27 г. - 26%;

Членов и кандидатов ВКП(б): на 1/XII-26 г. - 61%, на 1/XII-27 г. - 63%;

С боевым стажем: на 1/XII-26 г. - 91%, на 1/XII-27 г. - 98%.

Эти данные говорят о росте рабочей и партийной прослойки и об увеличении среди руководящего состава ВУЗов числа командиров с высшим военным образованием и боевым стажем.

Преподавательский состав военно-учебных заведений (кроме академий). В этом отношении Реввоенсоветом СССР была поставлена задача о создании крепкого кадра преподавателей, прошедших нашу советскую военную школу и в результате работы, проделанной за последние два года, мы имеем следующие данные об освежении состава преподавателей военных и специальных предметов.

Моложе 40 лет: на 1/XII-26 г. - 59%, на 1/XII-27 г. - 70%;

С высшим военным образованием: на 1/XII-26 г. - 15%, на 1/XII-27 г. - 17%;

Со средним военным образованием: на 1/XII-26 г. - 67%, на 1/XII-27 г. - 80%;

Рабочих: на 1/XII-26 г. - 5%, на 1/XII-27 г. - 8%;

Крестьян: на 1/XII-26 г. - 9%, на 1/XII-27 г. - 15%;

Чл[енов] и канд[идатов] ВКП(б): на 1/XII-26 г. - 14%, на 1/XII-27 г. - 23%;

С боевым стажем: на 1/XII-26 г. - 50%, на 1/XII-27 г. - 66%;

Медленный рост числа преподавателей с высшим военным образованием объясняется тем, что идут два встречных процесса — приток окончивших красные академии и убыль по возрасту старых академиков

Кроме того, больше половины всех преподавателей (не академиков) пропущено через курсы усовершенствования и Высшую военно-педагогическую школу.

Таким образом, можно отметить постепенный рост рабочей и партийной прослойки и увеличение числа преподавателей с академическим образованием и боевым стажем. Причем дальнейшая работа по освежению преподавательского состава продолжается и идет по линии замены контингента старых педагогов командным составом из войск, прошедших советскую военную школу и фронты Гражданской войны.

Военно-научные работники. Если благополучно идет подготовка своего комсостава (мы имеем 79,73% получивших военное образование в Красной Армии и 11,66% получивших это только в старой царской армии), относительно труднее идет замена преподавательского состава в школах и КУКС, то наиболее узким местом является подготовка молодых военно-научных работников в академиях. Здесь при общем количестве преподавателей в академиях 370 чел., из которых свыше 50 лет 130 чел. (35%), мы имеем по штату только 75 адъюнктов (23%), налицо 67 (18%).

По всем академиям мы имеем 67 адъюнктов, из них членов и кандидатов ВКП(б) 42 чел. (62,8%), и беспартийных 25 чел. (37,2%); рабочих 7 (10,5%), крестьян 12 (17,9%) и прочих 48 (71,6%).

Необходимость в квалифицированных военных работниках в войсках и в различного рода технических комитетах, а также в военной промышленности не дает возможности быстро подготовлять научную смену, которую приходится отрывать на практическую работу. С этого года вопросу уделено серьезное внимание, и ряд адъюнктов освобожден от совместительства и направлен исключительно для научно-преподавательской работы. Кроме того, наиболее способные и склонные к научной работе общевойсковые начальники направляются в академию для работы в качестве руководителей и преподавателей.


V. Удельный вес комсостава, подготовленного военными школами РККА

Военные школы начали выпускать курсантов с законченным военным образованием только с 1923 года.

В отношении партийного и комсомольского состава выпуски из военных школ характеризуются следующими цифрами. В выпуске 1926 года было партийцев — 42,7%, комсомольцев — 36,5%, в выпуске 1927 года — партийцев — 50,4% и комсомольцев 30,5% и в последнем выпуске 1928 года — партийцев — 43,4% и комсомольцев — 38,7%, т.е. парткомсомольская прослойка среди нормальников равна по годам 79,2%, 80,9% и 82,1%. В то время, как в армии она 20%, а среди комсостава 57,2%. При этом если сравнивать партсостав выпусков с соответствующими годами приема, то можно отметить значительное увеличение партийной прослойки за время прохождения курса. Это говорит о той большой политико-просветительской работе, которая ведется в нашей военной школе.

То же самое и относительно соцсостава также имеются достижения За время учебы в школах рабочая прослойка не уменьшается. По годам выпуски дают в 1926 г. — 36,4% рабочих, [19]27 г. — 35,8% и в 1928 г. — 36,4% при общей прослойке рабочих в армии 18,68% и среди комсостава — 25,9%.

Кроме того, окончившие красные военные академии составляют среди старшего комсостава 7,27%, а среди высшего 21,18%, а по отношению ко всему комсоставу — 2,41%. Окончившие ВАК и КУВНАС — 2,70%, а окончившие КУКС — 7,34%. Среди командного состава окончившие нормальные военные школы составляют уже 49,59%.Если просмотреть по должностям, то нормальники среди комвзводов составляют 84,49%, помкомрот — 58,76%, комрот — 43,26 %, помкомбатов — 28,53 %, комбатов — 10,5%, помкомполков — 4,68%, комполков — 1,8% и в высшем комсоставе — 0,88%. Принимая во внимание, что командиры из нормальных школ стали поступать в войска с 1923 года, их продвижение идет быстро. В то время как в царской и буржуазных армиях до комрот надо было прослужить 10 и более лет. Наши нормальники служат так, что более 50% окончивших в 1923 году достигли этих должностей через 4 года. Больше того, почти 20,0% добрались до помкомбатов и 5,2% — до командиров батальонов.

Число командиров, получивших военно-политическое образование и воспитание в нормальных школах, КУКСах и академиях, в войсках все повышается. Этому надо приписать улучшение боевой и политической подготовки красноармейцев, подразделений и частей, крепкое политико-моральное состояние РККА и большевистскую выдержанность армейской партийной организации.


Предложения:

1. Наркомвоенмору разработать и внести в законодательные учреждения проект о сокращении срока действительной службы в войсках не ниже 6 месяцев для граждан, окончивших ВУЗы и прошедших высшую допризывную подготовку[71].

2. Всем партийным, советским и в первую очередь комсомольским и профессиональным организациям принять самое активное участие в вербовочной кампании в военные школы. Причем: а) главнейшей задачей предстоящего набора оставляется задача орабочивания курсантского состава военных школ (приём не менее 50% рабочих от общего числа всего набора); б) вербовку проводить не в порядке ударной кампании, а в порядке систематической плановой работы, доводя вербовочную кампанию до самых низовых ячеек фабрик и заводов; в) особое внимание уделить организации особых курсов для подготовительных занятий с кандидатами, желающими поступить в военные школы с тем, чтобы весь контингент кандидатов из рабочей и батрацкой молодежи был охвачен этими курсами; г) вербовочным комиссиям теперь же приступить к работе с таким расчетом, чтобы подготовительные занятия были начаты не позднее января 1929 года и д) начиная с мая и до конца вербовочной кампании (до 15/IX) областным, губернским и окружным партийным комитетам и исполкомам ежемесячно ставить отчетные доклады вербовочных комиссий о ходе вербовки.


I. Основы прохождения службы начсоставом РККА

В годы Гражданской войны и в ближайшие к ним моменты строительства вооруженных сил страны комплектование комсостава РККА не могло быть уложено в рамки определенных требований и происходило с использованием тех источников, которые представлялось возможным изыскать в условиях указанного времени.

Формирование Красной Армии, начатое с помощью офицерства старой армии, потребовало для кадров формируемых частей комсостава из среды рабочих и крестьян, ввиду чего создавалась краткосрочная подготовка командиров на командных курсах и допускалось замещение командных должностей лицами, имевшими лишь некоторый практический боевой стаж.

Только с переходом к обстановке мирного строительства и с поднятием уровня общего развития общей рабочей и крестьянской молодежи явилась возможность положить в основу подготовки комсостава прохождение им нормальных военных школ с 3-х и 4-летним курсом обучения, которые выпускают командиров РККА, вполне отвечающих своему назначению.

Отмеченное выше разнообразие подготовки начсостава в эпоху Гражданской войны и сами условия военного времени не позволяли установить твердую систему прохождения службы начсоставом Продвижение его по должностям определялось, главным образом, требованиями момента и в общем совершалось со значительной быстротой.

В дальнейшем принимаются меры к урегулированию продвижения начсостава на определенных условиях, но обстановка демобилизации армии и неустановившаяся еще организационная структура последней не давали возможности поставить это дело на твердую базу. Как следствие сказанного, многие продвигались быстрее, чем это следует, другие безмерно засиживались в должностях без всяких служебных перспектив в будущем.

В настоящее время состояние армии позволило установить точные и систематизированные правила прохождения службы, обеспечивающие стабилизацию служебного положения начсостава и тем самым дающие ему определенные служебные перспективы.

С этой целью издано «Положение о прохождении службы средним, старшим и высшим начсоставом РККА в мирное время»,

Первенствующее значение при продвижении по службе начсостава «Положением» придается соответствующему качественному отбору начсостава, главнейшим фактором которого является служебная и политическая аттестация.

Аттестование как метод всестороннего выявления качеств начсостава имеет своей задачей охарактеризовать его не только со стороны служебного соответствия. Полная оценка военного работника складывается из его служебных данных, моральных качеств, политического облика и общественной активности.

Это дает возможность производить соответствующий отбор начсостава для продвижения по служебному пути, с отсеиванием всего того, что не соответствует духу и задачам Красной Армии. Объективность и полнота аттестации обеспечивается, с одной стороны, ее коллегиальностью (аттестационные комиссии), а с другой — не-секретностью ее для аттестуемых.

Правильность и равномерность продвижения лиц начсостава, признанных в аттестационном порядке заслуживающими повышения, достигается введением минимальных должностных сроков, т.е. сроков, необходимых для приобретения наиболее способными лицами начсостава навыков, знаний и опыта, без которых невозможно исполнение следующей высшей должности.

По указанным срокам командир РККА достигает должностей: комроты — на 5 году службы, комбата — на 8-м году и комполка — на 12-м [году службы].

Если сравнить эти сроки с такими же сроками в иностранных армиях, то в последних должностные сроки длиннее: до комроты там в среднем служат от 6 до 12 лет, до комбата — от 10 до 18 лет и до комполка — от 17 до 20 лет.

Приобретенная в том или ином этапе прохождения службы «служебная квалификация» закрепляется за комсоставом и служит основой для дальнейшего движения по службе и является критерием для определения его материального обеспечения.

Для усовершенствования знаний комсостава при занятии им более ответственных должностей установлено прохождение им курсов усовершенствования, причем комсостав проходит их два раза во время своего служебного пути, а именно, перед назначением на должности комбата и комполка.

Условия и требования военной службы связаны с наличием у военнослужащего соответствующего запаса сил, энергии, выносливости. Ввиду этого для комсостава РККА установлены предельные возраста, по достижении которых комсостав увольняется со службы в кадрах РККА.

Эти сроки дают возможность, с одной стороны, выдвижения более молодого контингента начсостава в армии, а с другой стороны, открывают дорогу для продвижения по службе следующей за ним смены.

Продолжительность этих сроков такова: для среднего начсостава — 40 лет, для старшего — 45 и для высшего — 50 лет.

Кроме того, лица начсостава, отслужившие установленные сроки за полученное образование, могут увольняться со службы из кадров РККА «по желанию», но каждый раз с разрешения Наркомвоенмора.

Такая установка является новым шагом в вопросе подбора начсостава в смысле перехода на начала добровольной службы.


II. Характеристика комсостава и удельный вес командиров, подготовленных школами РККА

Командный состав РККА по различным признакам характеризуется следующими данными.

1. Партийность.

Имеющийся по данному вопросу статистический материал говорит о регулярном и довольно значительном росте партийной группы нашего командного состава.

Темп этого роста виден из нижеследующей таблицы (за 4 последних года) [в процентах].

Чл[ены] ВКП(б) и кандидаты: 30,6 - 1924, 40,8 - 1925, 42,6 - 1926, 50,8 - 1927;

Чл[ены] ВЛКСМ: 1,2 - 1924, 2,4 - 1925, 4,8 - 1926, 6,2 - 1927;

Беспартийн[ые]: 68,2 - 1924, 56,8 - 1925, 52,6 - 1926, 43,0 - 1927.

Темп роста партийной группы комсостава не всегда одинаков. Особенно сильное увеличение партийной прослойки наблюдается в годы, непосредственно следующие за крупными реорганизационными мероприятиями. Так, после реорганизации и пересмотра комсостава в 1924 г. и после увольнения в 1926 г. около 9 000 комсостава мы видим значительное усиление партийной группы в 1925 и 1927 годах.

Естественное же, нормальное увеличение кадров партийного комсостава происходит почти исключительно за счет притока из военных школ молодых командиров, среди которых процент партийных достигает 80. Помимо этого выпуски из военных школ сказываются также и на увеличении комсомольской группы комсостава.


2. Социальное происхождение.

В отношении социального происхождения мы имеем следующий материал [в процентах]:

Рабочих: 16,0 - 1924, 14,4 - 1925, 16,0 - 1926, 24,0 - 1927;

Крестьян: 50,2 - 1924, 57,7 - 1925, 57,2 - 1926, 51,5 - 1927;

Прочих: 33,8 - 1924, 27,9 - 1925, 26,8 - 1926, 24,5 - 1927.

Рабочая прослойка среди командного состава растет из года в год. Некоторый перерыв этого роста замечается в 1925 году, что вызвано было перечислением нескольких тысяч административных должностей в командный состав и, как следствие отсюда, общее понижение процента рабочих, так как процент их среди административного состава был невысок.

Отдельно следует упомянуть о значительном приросте группы рабочих в 1927 г., что стоит в связи с реорганизацией армии, происходившей в конце 1926 года, когда было уволено до 9 000 чел. комсостава.

В итоге мы имеем хотя и постепенное, но определенно выраженное уменьшение прослойки «прочих» и соответственный рост рабочей группы комсостава. Этот результат должен быть целиком отнесен за счет выпуска из наших военных школ классово подобранного комсостава, среди которого процент рабочих составляет 36—37 процентов (средние данные по 4-м последним выпускам).


3. Военное образование.

Военное образование комсостава является одной их тех областей строительства РККА, в которой за истекшее трехлетие можно отметить ряд существенных достижений. Непрерывный рост военно-образовательной подготовки командного состава достаточно ясно виден из ниже помещаемой таблицы:

1924

В РККА: 1,1% Акад. и КУВНАС, 5,2% курсы усов., 13,9% воен. шк. и повт. отд., 28,4% комкурсы.

В старой армии: 0,7% Академ., 5,2% воен. уч. мирн. врем., 17,2% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор.

Уч. команды в ст. армии и б/воен. образ.: 28,3%

Итого: 43,3% с достат. военным образ[ованием], 56,7% без достат. воен. образов.

1925

В РККА: 1,7% Акад. и КУВНАС, 9,6% курсы усов., 28,1% воен. шк. и повт. отд., 21,4% комкурсы.

В старой армии: 1,3% Академ., 4,5% воен. уч. мирн. врем., 12,2% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор.

Уч. команды в ст. армии и б/воен. образ.: 21,2%

Итого: 57,4% с достат. военным образ[ованием], 42,6% без достат. воен. образов.

1926

В РККА: 1,8% Акад. и КУВНАС, 11,9% курсы усов., 38,3% воен. шк. и повт. отд., 15,7% комкурсы.

В старой армии: 1,1% Академ., 3,7% воен. уч. мирн. врем., 10,3% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор.

Уч. команды в ст. армии и б/воен. образ.: 17,2%

Итого: 67,1% с достат. военным образ[ованием], 32,9% без достат. воен. образов.

1927

В РККА: 5,1% Акад. и КУВНАС, 16,0% курсы усов., 49,5% воен. шк. и повт. отд., 9,1% комкурсы.

В старой армии: 1,0% Академ., 3,0% воен. уч. мирн. врем., 7,7% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор.

Уч. команды в ст. армии и б/воен. образ.: 8,6%

Итого: 82,3% с достат. военным образ[ованием], 17,7% без достат. воен. образов.

Здесь мы видим, прежде всего, рост комсостава с достаточной военной подготовкой в РККА, т.е. окончивших в ней ВУЗы не ниже нормальной военной школы. Процент этих лиц (три первые графы таблицы) возрос с 20,2% в 1924 году до 70,6% в 1927 г., т.е. в три с половиной раза.

Что касается лиц с недостаточной военной подготовкой (окончившие в РККА краткосрочные комкурсы, окончившие в старой армии учебные команды и лица вовсе без военного образования), то окончательная их численность довольно быстро убывает и процент их с 56,7% в 1924 г. снизился до 17,7[%] в 1927 году.

Группа командиров, имеющих законченное военное образование в старой армии (академии и военные училища мирного времени), хотя и убывает в своей численности, но медленно и в силу лишь естественной убыли, так как это в большинстве своем опытные специалисты, служащие в Красной Армии сплошь и рядом с первых месяцев ее существования.

Несколько более быстрый темп уменьшения дает группа бывших офицеров военного времени. Уменьшение ее идет не только в силу естественной убыли, но также и за счет переобучения в ВУЗах Красной Армии. По статистическим данным на 1927 год 47,9% из их числа окончили ВУЗы в РККА (академии, КУВНС и курсы усовершенствования).

Группа комсостава без всякого военного образования состоит в большей своей части из лиц, выдвинутых Гражданской войной и приобретших за годы войны в процессе дальнейшей мирной работы большой служебный опыт и знания, усовершенствованные самообразованием. Ценность этой группы подтверждает факт ее крайне медленного уменьшения вплоть до 1926 года, и лишь в результате реорганизации осенью 1926 года, когда установка отчасти делалась на отсев именно этой группы, она сразу уменьшилась с 12 до 7 процентов.

Группа комсостава, окончившего нормальные военные школы, является в настоящее время (если учесть выпуск 1928 г., что еще не отражено в статистических материалах) абсолютно преобладающей группой, составляющей более 50% всего комсостава.

В то же время ее значение не одинаково для различных групп комсостава (высшего, старшего и среднего). Естественно, что молодые командиры, выпускаемые из школ по должности командиров взводов, насыщают главным образом группу среднего командного состава, где они составляют 63,3%. Всё же и среди старшего командного состава по данным на 1/XII-1927 года было 6,4% окончивших военные школы, а среди высшего — 0,9%.

Высший, старший и средний командный состав по своей военно-образователь-ной подготовке, вообще говоря, значительно отличаются друг от друга, что видно из ниже приводимой таблицы по статистическим материалам на 1 декабря 1927 года.

Высший комсостав

В РККА: 21,2% Академия, 19,6% КУВНАС, 2,8% курсы усов., 0,9% воен. школы, 3,9% комкурсы и др. ВУЗы РККА.

В старой армии: 16,3% Академия, 12,5% воен. уч. мирн. врем., 11,7% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор.

Без военного образования: 11,1%

Старший комсостав

В РККА: 7,3% Академия, 5,3% КУВНАС, 18,4% курсы усов., 6,4% воен. школы, 15,3% комкурсы и др. ВУЗы РККА.

В старой армии: 1,6% Академия, 9,5% воен. уч. мирн. врем., 21,2% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор.

Без военного образования: 15,6%

Средний комсостав

В РККА: 0,1% Академия, 1,0% КУВНАС, 4,8% курсы усов., 63,3% воен. школы, 19,3% комкурсы и др. ВУЗы РККА.

В старой армии: - Академия, 0,9% воен. уч. мирн. врем., 3,9% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор.

Без военного образования: 6,7%

Весь комсостав

В РККА: 2,4% Академия, 2,7% КУВНАС, 7,3% курсы усов., 49,5% воен. школы, 17,8% комкурсы и др. ВУЗы РККА.

В старой армии: 1,0% Академия, 3,0% воен. уч. мирн. врем., 7,7% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор.

Без военного образования: 8,6%

Как видно из этой таблицы, среди высшего комсостава довольно значительна группа лиц, имеющих высшее военное образование, полученное в РККА (академии и КУВНАС). Таких лиц мы имеем здесь 40,8%. Следующей почти одинаковой по величине группой у высшего комсостава являются лица, получившие военное образование в старой армии, которых насчитывается 40,5%. Остальные 18,7% приходятся на лиц: без военного образования (11,1%) и окончивших в РККА курсы усовершенствования, военные школы и краткосрочные комкурсы (7,6%).

У старшего командного состава преобладающей группой является комсостав с образованием в старой армии (бывшие офицеры мирного и военного времени), которых насчитывается 32,3%. Затем идут: группа окончивших курсы усовершенствования в РККА — 18,4%, академии и КУВНАС — 12,6%, комкурсы — 15,3% и комсостав без военного образования — 15,0%. Группа лиц без военного образования у старшего комсостава относительно больше, чем у высшего и среднего, но она, как отмечалось выше, состоит из командиров, ценных своим боевым опытом и практическими знаниями, полученными в течение 8-летней мирной работы в армии.

Группа среднего командного состава в основной своей массе состоит из окончивших в РККА военные школы (63,3%) и краткосрочные комкурсы (19,3%). Группа бывших офицеров здесь уже незначительна — 4,8% и также мала группа комсостава без военного образования — 6,7%.

В общем итоге по всему командному составу мы имеем:

а) лиц с военным образованием в РККА — 79,7%,

б) [лиц с военным образованием] только в ст. армии — 11,7%,

в) лиц без военного образования — 8,6%.


4. Общее образование.

По общеобразовательному признаку комсостава мы имеем за последние три года следующие данные [в процентах]:

С высшим образован.: 2,8 - 1924, 1,8 - 1925, 1,8 - 1926, 1,6 - 1927;

Со средним образован.: 35,5 - 1924, 26,0 - 1925, 24,0 - 1926, 21,7 - 1927;

С низшим образован.: 61,7 - 1924, 72,2 - 1925, 74,2 - 1926, 76,7 - 1927.

Как видно из этой таблицы общее образование нашего комсостава состоит не только на низком уровне (3/4 с низшим образованием), но кроме того, из года в год процент комсостава с общим образованием не ниже среднего уменьшается. Причина этому та, что в наши нормальные школы идет очень мало молодежи с законченным средним образованием. Правда, в процессе прохождения курса военной школы, они получают и общегражданское образование, но при трехлетием сроке обучения и максимально нагруженной военной и политической программе на долю общеобразовательной подготовки остается очень немного.

Эта сторона дела (комплектование наших школ переменным составом) требует серьезного внимания, т.к. высокая боевая подготовка командных кадров немыслима без солидной общей подготовки, которая является основной базой всякого прогресса. Что было неизбежно и терпимо в период Гражданской войны и в первые годы ее окончания, то не может быть терпимо теперь, на 11 году существования Красной Армии, в условиях повышенных культурных требований красноармейца и его политического роста.

Приведенный выше процент комсостава с низшим общим образованием (76,7% на 1927 г.) формально можно было бы уменьшить до 40%, так как распоряжением Наркомпроса окончившие военные школы приравниваются по общеобразовательному цензу к окончившим школы 2 ступени, но фактически это будет неверно. Результаты приемных экзаменов в академии полностью подтверждают это, так как среди поступивших отмечается значительное число лиц со слабой подготовкой именно по общеобразовательным предметам.


5. Служба в старой армии.

По признаку служебного положения (чина) в старой армии мы имеем следующий цифровой материал:

1924

Генералов - 0,3%

Штаб-офицеров - 2,2%

Обер-офицеров - 27,9%

Итого офицеров - 30,4%

Подпрапорщики, фельдф., и унтер-офиц. - 17,4%

Воен. чиновн. - 2,4%

Рядовых - 10,9%

Не служившие в старой армии - 38,9%

1925

Генералов - 0,4%

Штаб-офицеров - 2.1%

Обер-офицеров - 21,9%

Итого офицеров - 24,4%

Подпрапорщики, фельдф., и унтер-офиц. - 16,0%

Воен. чиновн. - 2,5%

Рядовых - 10,7%

Не служившие в старой армии - 46,4%

1926

Генералов - 0,4%

Штаб-офицеров - 1,8%

Обер-офицеров - 19,5%

Итого офицеров - 21,7%

Подпрапорщики, фельдф., и унтер-офиц. - 14,7%

Воен. чиновн. - 2,2%

Рядовых - 9,6%

Не служившие в старой армии - 51,8%

1927

Генералов - 0,4%

Штаб-офицеров - 1,6%

Обер-офицеров - 17,6%

Итого офицеров - 19,6%

Подпрапорщики, фельдф., и унтер-офиц. - 11,2%

Воен. чиновн. - 1,6%

Рядовых - 10,0%

Не служившие в старой армии - 57,6%

Как видно отсюда общее количество комсостава, не служившего в старой армии, к настоящему времени достигает почти двух третей (на 1927 г. — 57,6%). За счет естественного увеличения этой прослойки происходит соответствующее уменьшение всех других групп.


6. Характеристика комсостава центрального и окружного аппаратов и войсковых штабов (корпусов, дивизий, полков).

Выше приведена была характеристика командного состава Красной Армии в целом. Что же касается комсостава управленческого аппарата, то он во многих отношениях разнится от строевого комсостава.

Штабы, учреждения и управления, прежде всего, имеют значительно меньшую партийную и рабочую прослойку по сравнению не только со строевым, но даже и со всем комсоставом в целом. Так, по центральному аппарату мы имеем 69,6% беспартийного комсостава и у комсостава окружных и войсковых штабов — 68,1%, тогда как соответствующий процент для всего комсостава составляет 43,0%, а для строевого — 35,3%. Более подробно это видно из ниже помещаемой таблицы:

По партийности

Центр. аппарат: 30,3% членов ВКП(б) и кандидатов, 0,1% члены ВЛКСМ, 69,6% б/п;

Окружной [аппарат]: 34,8% членов ВКП(б) и кандидатов, - члены ВЛКСМ, 65,2% б/п;

Штабы корпусов: 29,9% членов ВКП(б) и кандидатов, - члены ВЛКСМ, 70,1% б/п;

[Штабы] дивизий: 30,8% членов ВКП(б) и кандидатов, - члены ВЛКСМ, 69,2% б/п;

[Штабы] полков: 31,0% членов ВКП(б) и кандидатов, 0,1% члены ВЛКСМ, 68,9% б/п;

Стр. комсостав РККА: 56,8% членов ВКП(б) и кандидатов, 7,9% члены ВЛКСМ, 35,3% б/п.

По социальному происхождению

Центр. аппарат: 9,7% из рабочих, 27,6% из крестьян, 62,7% из прочих;

Окружной [аппарат]: 10,0% из рабочих, 39,1% из крестьян, 50,9% из прочих;

Штабы корпусов: 16,5% из рабочих, 21,7% из крестьян, 61,8% из прочих;

[Штабы] дивизий: 14,5% из рабочих, 41,6% из крестьян, 43,9% из прочих;

[Штабы] полков: 15,0% из рабочих, 42,4% из крестьян, 42,6% из прочих;

Стр. комсостав РККА: 25,1% из рабочих, 61,1% из крестьян, 13,8% из прочих.

С другой стороны, комсостав штабов и управлений отличается от строевого комсостава и по своей военной подготовке. Здесь мы находим большое количество комсостава с высшим военным образованием, а также высокий процент бывш[их] офицеров, с другой же стороны, в центральном аппарате имеем 20,1% комсостава без военного образования. Это последнее обстоятельство не является показателем малой квалификации комсостава центрального аппарата, так как ряд командных должностей имеет здесь по существу административный характер и требует скорее большего общего служебного стажа, чем военной подготовки. Данные о военном преобразовании штабного комсостава таковы:

Центр[альный] аппар[ат]

В РККА: 28,9% Академия и КУВНАС, 9,0% курсы усовершенствования, 1,2% военные школы, 0,8% комкурсы и др. ВУЗы.

В старой армии: 9,9% Академия, 12,7% воен. уч. мирн. врем., 14,1% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор., 3,3% учебные команды.

Без военного образования: 20,1%

Окружн[ой] [аппарат]

В РККА: 17,4% Академия и КУВНАС, 17,9% курсы усовершенствования, 1,7% военные школы, 0,9% комкурсы и др. ВУЗы.

В старой армии: 3,7% Академия, 11,3% воен. уч. мирн. врем., 29,3% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор., 1,9% учебные команды.

Без военного образования: 15,9%

Штабы корпус[ов]

В РККА: 46,4% Академия и КУВНАС, 20,6% курсы усовершенствования, 2,1% военные школы, 1,0% комкурсы и др. ВУЗы.

В старой армии: 1,0% Академия, 4,1% воен. уч. мирн. врем., 22,7% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор., - учебные команды.

Без военного образования: 2,1%

[Штабы] дивиз[ий]

В РККА: 23,7% Академия и КУВНАС, 25,1% курсы усовершенствования, 3,2% военные школы, 1,5% комкурсы и др. ВУЗы.

В старой армии: 0,8% Академия, 4,9% воен. уч. мирн. врем., 32,2% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор., 1,0% учебные команды.

Без военного образования: 7,6%

[Штабы] полков

В РККА: 4,5% Академия и КУВНАС, 34,4% курсы усовершенствования, 14,6% военные школы, 6,0% комкурсы и др. ВУЗы.

В старой армии: - Академия, 4,7% воен. уч. мирн. врем., 29,2% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор., 2,4% учебные команды.

Без военного образования: 4,2%

Стр. комс[остав] РККА

В РККА: 1,2% Академия и КУВНАС, 17,2% курсы усовершенствования, 63,1% военные школы, 11,2% комкурсы и др. ВУЗы.

В старой армии: - Академия, 0,9% воен. уч. мирн. врем., 3,5% воен. уч. воен. врем. и шк. прапор., 1,2% учебные команды.

Без военного образования: Нет ксер

Из этой таблицы ясно видна большая разница между строевым и штабным комсоставом. В то время, как строевой комсостав на четыре пятых укомплектован окончившими в РККА военные школы и курсы усовершенствования, в штабах преобладающими группами являются академики и окончившие курсы усовершенствования в РККА, а также лица с военным образованием старой армии. Это последняя группа (бывшие офицеры) находится почти исключительно в штабах, и верою процент их ничтожен (4,4).


7. Выводы по характеристике комсостава.

а) В отношении партийности необходимо констатировать твердый и определенный ежегодный прирост партийного ядра, что обеспечивается в первую очередь системой комплектования армии комсоставом через военные школы, выпускающими ежегодно значительный процент партийных командиров (выпуск 1928 года дал 82,1% партийных и 17,9 беспартийных молодых командиров).

б) В отношении социального распределения комсостава, имеющаяся в настоящее время рабочая прослойка в 24% может считаться недостаточной, но это явление неизбежное, поскольку в настоящий момент в армии все еще имеются значительные кадры старых специалистов. Наши военные школы хотя и дают 37% рабочих из числа выпускаемых командиров, но для значительного изменения общеармейской рабочей прослойки этот процент все же мал, так как ко всему комсоставу он составляет лишь около 3% (ежегодное наслаивание).

Увеличение процента рабочей прослойки командного состава может идти только по линии военных школ, так как выпуск командиров из военных школ является основным источником пополнения командных кадров и основным регулятором качества комсостава. Формирование командира начинается в военной школе. В силу указанного, набор в школу приобретает совершенно исключительное значение.

Центр тяжести подбора соответствующего комсостава перемещается в подбор курсантов для школ. Здесь следует отметить отсутствие достаточного стремления у рабочей молодежи к поступлению в эти школы.

Такое крайне нежелательное явление, замедляющее рост рабочей прослойки комсостава, объясняется, главным образом, рядом объективных причин, лежащих как в области бытовых, так и других условий жизни и службы командира.

Наряду с недостаточным материальным положением командира, самые условия его службы по сравнению с условиями работы рабочих значительно тяжелее.

Норма рабочего для командира колеблется от 12 до 16 часов в сутки (у партийца еще больше) и о 8-часовом рабочем дне он не может и мечтать.

Повышенная ответственность командира за служебные и другие воинские проступки создает и повышенное напряжение его моральных и физических сил, в связи с этим и более сильное утомление.

Командир не имеет достаточной свободы в своей личной жизни, так как жизнь его стоит в центре внимания не только своей части, а и всего населения. Командир знает, что по его поступкам судят о комсоставе всей Красной Армии.

Такая обстановка жизни и службы командира, ставящая его в более стеснительные условия по сравнению с остальными трудящимися, казалось, должна была бы быть компенсирована известным повышением материальных благ.

На самом же деле замечается обратное явление.

Трех и четырехлетняя учеба командира, протекающая в условиях твердой дисциплины и других тягот военной службы, дает лишь скромный заработок командира взвода — несколько более 100 рублей. Подмастерье же в хлопчатобумажной промышленности, на подготовку которого требуется не более 3-х лет, получает до 125 рублей в месяц (в среднем около 100 рублей).

В дальнейшем с повышением квалификации разница между зарплатой командиров и промышленных рабочих не уменьшается, а становится еще более резкой, доходя до 30%. Отсюда проистекают трудности комплектования военных школ рабочей молодежью.

в) Несмотря на несколько еще малый процент рабочих среди комсостава, еще общую социально-политическую устойчивость и соответствие нужно признать вполне удовлетворительными. После Гражданской войны комсостав неоднократно проверялся и отбирался и в массе своей вполне достоин того доверия, которое ему оказывается рабоче-крестьянским государством. Это тем более справедливо по отношению к тому комсоставу, в руках которого находится боевая подготовка, воспитание и вождение армии, а именно — к комсоставу строевому (от ком. войск до комвзвода). Данные о строевом комсоставе показывают, что среди этой основной группы мы имеем две трети партийного комсостава и только одну треть беспартийного. В то же время и рабочая прослойка достигает здесь 25%, а число «прочих» равняется всего лишь 13%.

Кроме того, в социально-политическом отношении комсостав уступает лишь политсоставу и стоит значительно выше остальных составов, что видно из ниже помещаемой таблицы:

По партийности

Командный: 41,5% членов ВКП(б), 9,3% кандидатов, 6,2% член. ВЛКСМ, 43,0% б/п;

Административный: 14,0% членов ВКП(б), 5,0% кандидатов, 4,5% член. ВЛКСМ, 76,5% б/п;

Политический: 92,0% членов ВКП(б), 3,2% кандидатов, 0,5% член. ВЛКСМ, 4,3% б/п;

Медицинский: 4,7% членов ВКП(б), 2,7% кандидатов, 0,8% член. ВЛКСМ, 91.8% б/п;

Ветеринарный: 5,9% членов ВКП(б), 2,7% кандидатов, 3,5% член. ВЛКСМ, 87,9% б/п.

По социальному происхождению

Командный: 24,0% из рабочих, 51,5% из крестьян, 24,5% из прочих;

Административный: 18,0% из рабочих, 44,9% из крестьян, 37,1% из прочих;

Политический: 33,1% из рабочих, 46,6% из крестьян, 20,3% из прочих;

Медицинский: 8,0% из рабочих, 34,4% из крестьян, 57,6% из прочих;

Ветеринарный: 8,5% из рабочих, 50,9% из крестьян, 40,6% из прочих.

г) По военной своей подготовке командный состав стоит на достаточно высоком уровне и этот уровень все время повышается путем притока из военных школ и пропуска комсостава через различные курсы усовершенствования. Имеющаяся прослойка комсостава без военного образования находится главным образом в учреждениях и заведениях обслуживающего характера, в строевых же частях такого комсостава очень немного (один—два процента).

Удельный вес командного состава, подготовленного ВУЗами РККА (академии, курсы усовершенствования и военные школы), все время интенсивно повышается. По последним статистическим данным общая величина этой группы среди строевого комсостава РККА составляла 81,5%. Если учесть происшедшие после этого выпуски из академий, курсов усовершенствования и военных школ, то удельный вес этой группы к настоящему времени можно определить не менее 90%, и в ближайший год—два ее величина достигнет почти 100%.


III. Увольнение комсостава и устройство начсостава на гражданскую службу

1. За 1927 год из армии было уволено 2 095 человек командного состава, которые по причинам увольнения распределяются следующим образом:

по болезни — 31,7% (665 чел.)

по суду — 12,2% (255 чел.)

по несоответствию — 0,8% (17 чел.)

по безвестному отсутствию — 0,1% (2 чел.)

за невозможностью соответствующего использования — 38,2% (801 чел.) по возрасту — 3,7% (78 чел.)

за выслугой должного срока — 0,7% (14 чел.)

по желанию — 11,5% (241 чел.)

в резерв РККА —1,1% (22 чел.)

Итого: 100%

При увольнении по таким причинам, как по болезни, несоответствию, по суду, не представляется возможности производить тот или иной отбор, так как увольнять приходится именно того командира, который по болезни уже не годен к службе в армии. Что же касается увольнений за невозможностью соответствующего использования, по возрасту, по желанию и за выслугой должностного срока, то в этих случаях проводится известный отбор из армии относительно наименее ценного элемента. Так, среди уволенных за 1927 год мы имеем 20,2% без военного образования и окончивших учебные команды в старой армии, тогда как среди всего комсостава РККА соответствующий процент равняется 8,6 %. Процент уволенного комсостава с военным образованием, полученным только в старой армии (в[оенные] училища и школы прапорщиков) —

18,5%, в то время как среди всего комсостава этот процент равняется 11,7%.

По партийности и социальному происхождению уволенных по сравнению со всем комсоставом РККА, мы имеем следующие цифры:

По партийности

Чл[ены] ВКП(б) и кандидаты: 50,8 - весь комсостав в РККА на 1927 г., 39,5 - уволенный за 1927 г. комсостав;

Чл[ены] ВЛКСМ: 6,2 - весь комсостав в РККА на 1927 г., 3,1 - уволенный за 1927 г. комсостав;

Беспартийн[ые]: 43,0 - весь комсостав в РККА на 1927 г., 57,4 - уволенный за 1927 г. комсостав.

По социальному происхождению

Рабочих: 24,0 - весь комсостав в РККА на 1927 г., 24,2 - уволенный за 1927 г. комсостав;

Крестьян: 51,5 - весь комсостав в РККА на 1927 г., 48,2 - уволенный за 1927 г. комсостав;

Прочих: 24,5 - весь комсостав в РККА на 1927 г., 27,6 - уволенный за 1927 г. комсостав.

2. Устройство уволенного начсостава на гражданскую службу, борьба с его безработицей, получили широкое развитие с осени 1926 года, когда было проведено большое сокращение начсостава. Ряд изданных Правительством СССР и союзных республик распоряжений регламентировали этот вопрос и в результате работы, проделанной на основании этих распоряжений, имеем около 32 000 чел. демобилизованного начсостава, устроенного на службу за время с осени 1926 г. по июль 1928 г. Число неустроенных к тому времени определялось около 3 000 человек, падавших большей частью на уволенных до 1926 г.

В настоящее время выясняются последние данные*.


* Далее начинается заключительный раздел обзора — по вопросу обеспеченности начсоставом запаса для ведения войны. После раздела имеются две подписи — И.И. Гарькавого и не установленного липа.


При разрешении вопроса нашей обеспеченности начсоставом запаса для ведения войны одно из видных мест занимают работы о количественном накоплении и подготовке требующегося начальствующего состава запаса.

В иностранных армиях на каждого кадрового офицера имеется до 9 запасных, у нас же на каждого кадрового офицера имеется всего лишь 2,4 запасных.

Если учесть то обстоятельство, что начсостав по опыту призыва на учсборы в течение ряда лет дает значительный процент отсева (до 20%) по состоянию здоровья, то картина обеспеченности изменится в худшую сторону.

Как видим, запас начальствующего состава не удовлетворяет нашей потребности, по отдельным же специальностям комсостава недостатки выступают еще резче.

В целях изжития недостатков и количественного поддержания наличного запаса, проводится подготовка командиров запаса из лиц, имеющих высшее и среднее образование, обучающихся год в войсковых частях и школах. Благодаря этой мере мы получили до настоящего времени 16 500 командиров запаса, текущей осенью получим до 9 000 и в дальнейшем намечено ежегодное поступление до 10 000 командиров. Однако в качественном отношении (технич. и полит.) начсостав запаса не всегда полностью удовлетворяет своему назначению.

Особой разнородностью отличается командный состав, уже находящийся в запасе. Состояние последнего можно охарактеризовать следующими данными [в процентах]:

По признаку партийности

Членов ВКП(б) - 13,8 средний, 19,9 старший;

Кандидатов - 3,4 средний, 1,5 старший;

Беспартийных - 82,8 средний, 78,6 старший.

По роду занятий

Рабочие - 6,8 средний, 2,1 старший;

Земледельцы - 12,0 средний, 2,4 старший;

Кустари и ремесленники - 2,1 средний, 0,7 старший;

Служащих - 79,1 средний, 94,8 старший.

По военному образованию

Высшее военное образование

Окончившие норм. воен. шк. Красной Армии - 6,2 средний, 7,6 старший;

Оконч. воен. учил. ст. армии - 6,2 средний, 9,6 старший;

Оконч. командные курсы воен. врем. Красной Армии - 25,0 средний, 16,2 старший;

Оконч. школу прап. воен. врем. старой армии - 22,2 средний, 9,0 старший;

Курсы запаса из одногодичники - 13,7 средний, 32,4 старший;

Не имеет воен. образования - 26,7 средний, 25,2 старший.

По времени увольнения из Красной Армии

Уволены в 1924 г. и позже (после реорганизации армии) - 33 средний, 41 старший;

Уволены до 1924 г. - 58 средний, 54 старший;

Не служили в Красной Армии - 9 средний, 5 старший.

Отмеченная разнородность подготовки начальствующего состава (особенно командного) и необходимость дальнейшего его совершенствования заставляют обратить самое серьезное внимание на поднятие военных и военно-политических знаний запасного начсостава и притом в первую очередь повышение его теоретических познаний. С этой целью проводится периодическое привлечение запасных к обучению при войсковых частях и военных школах.

До настоящего времени обучение запасного начсостава проводилось в следующих размерах:

В 1925 г.

Общее количество начсостава - 4 500

В том числе командного - 4 500

В 1926 г.

Общее количество начсостава - 11000

В том числе командного - 9 200

В 1927 г.

Общее количество начсостава - 20 000

В том числе командного - 16 900

В 1928 г.

Общее количество начсостава - 19 100

В том числе командного - 15 400

Намечено к призыву в 1929 г.

Общее количество начсостава - 18 300

В том числе командного - 15 800

Если сравнить количество ежегодно обучаемых с наличием запасного начсостава, то выходит, что к повторным вызовам на обучение мы сможем приступить через 9—10 лет. Для характеристики темпа подготовки можно указать, что мы ежегодно обучаем только 10—11% командного состава, тогда как САСШ — 18—20%, а Польша — 22—24% наличного запаса.

С таким темпом обучения нельзя согласиться, большее же количество мы не можем призывать из-за материальных недостатков. Поэтому мы вынуждены выделить наиболее важные контингенты и на подготовке их сосредоточить всё внимание с таким расчетом, чтобы эти контингенты призывались 1—2 раза в каждые 4 года.

Остальной же начсостав запаса намечено привлекать к обучению по линии Осоавиахима; однако, поскольку обучение по линии Осоавиахима может проводиться исключительно в добровольном порядке и не может дать практики командования, не приходится строить широкие планы использования Осоавиахима.

Попутно необходимо отметить, что не всегда наши гражданские организации идут навстречу мероприятиям по обучению начсостава запаса; наблюдаются отдельные случаи стремления освободиться от состоящего у них на службе начсостава, считая вызов его на обучение большим для себя ущербом. Между тем, хотя материальное положение начсостава запаса значительно улучшилось, но все же безработица среди него еще окончательно не изжита; наряду с этим наблюдается использование начсостава гражданскими органами на должностях самой низкой квалификации, вплоть до того, что бывшие командиры полков служат сторожами, моют бутылки и прочее.

Подводя итоги состоянию начальствующего состава запаса и перспективам его улучшения, необходимо отметить следующие пожелания:

1) усиление накопления и переподготовки начсостава запаса;

2) обучение некоторой части начсостава по линии Осоавиахима облегчит положение, но не обеспечит полностью готовности РККА, поэтому является насущной необходимостью увеличение средств для обучения запасных и создание условий, благоприятствующих организации учебы начсостава (создание специальных школ);

3) принять суровые меры в отношении гражданских органов, стремящихся освободиться от начсостава запаса, особенно в период его обучения;

4) принять меры к использованию начсостава на должностях более высокой квалификации, обеспечив тем его существование.


Зам. начальника Управления В.М. Смородинов*

Начальник 2-го отдела Князев


РГВА. Ф. 4. On. 1. Д. 826. Л. 1—96 об. Подлинник.


Примечания:



6

16 июля 1928 г. на утверждение наркомвоенмора была направлена резолюция Центрального военно-политического совещания о карательной политике военных трибуналов. Резолюция была утверждена председателем РВС СССР К.Е. Ворошиловым. Резолюцией вменялось в обязанность комсоставу (вместо командиров частей, как было ранее) производить дознание «по делам, не содержащим в себе состава прямого преступления». «Мелкие» дела должны были разрешаться начсоставом. В этих целях наркомвоенмору предлагалось точно и ясно разграничить понятие «дознание» и «расследование» и пересмотреть инструкцию для производства дознаний в военном ведомстве (приказ РВС СССР — 1923 г. №2024). Резолюция устанавливала четкие сроки и порядок разбирательства «преступлений, по коим необходимо производство дознания»; предлагала поднять «квалификацию дознавателей путем инструктирования их со стороны военследов и прокуратуры».

Военной коллегии и Военной прокуратуре Верховного суда СССР вменялись в соответствии с резолюцией следующие обязанности: следователям: рассматривать поступающие к ним дознания в 3-дневный срок; заканчивать следственные действия по несложным делам в 2 недели; прокурорам: держать у себя материал предварительного следствия с обвинительным заключением не свыше 3 дней, а в случае пересоставления последнего — не свыше 7 дней; трибуналом: а) довести срок нахождения дела в трибунале от момента поступления его до момента рассмотрения в судебном заседании до 1—2 недель; б) принимать в производство трибуналов только дела, диктующие действительную необходимость разрешения их в судебном порядке; кассационной инстанции задерживать дела в своем производстве не свыше 3—4 недель.

В резолюции предлагалось также: пересмотреть штаты действующих военно-судебных органов, приспособив их к потребностям войсковых частей в сторону их увеличения; прекратить назначение на ответственные должности и направление в прежние части лиц, осужденных ВТ, сразу после отбытия ими наказания; учитывать при продвижении по службе судимость и условные меры социальной зашиты; освещать вопросы карательной политики в красноармейской прессе, в частности популяризировать приговоры военных трибуналов как в печати, так и в приказах, с зачитыванием таковых в частях».

Пункт 12 данной резолюции заслуживает особого внимания: «ВК дать указания военным трибуналам, что карательная политика ВТ в данное время не подлежит пересмотру в сторону ее снижения, а по делам о преступлениях контрреволюционных, разглашения военной тайны, продаже и хищении оружия, халатном отношении к секретной переписке, нарушении правил несения караульной службы (на особо важных постах и пограничной полосе) и злостно-корыстных должностях (взятки, подлоги и т.д.), необходимо усиление судебной репрессии. Рекомендовать военным трибуналам, по возможности, сузить применение условного осуждения».

При рассмотрении дел об условно-достаточном освобождении трибуналы обязывались подходить к вопросу «с точки зрения действительной социальной безопасности осужденного». Резолюция предлагала усилить дисциплину в штрафных частях, «превратив их в действительную школу воспитания неустойчивых в политико-моральном отношении бойцов, не сводя штрафчасти на положение «домов отдыха» (РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 81. Л. 37—38. Заверенная копия). — С. 62. 



7

С докладом об утверждении резолюции Совещания РВС СССР с военными делегатами IV Всесоюзного съезда Советов, выступил 4 мая 1927 г. В.Н. Левичев (протокол 28, пункт 8). (РГВА. Ф. 4. Оп. 18 Д. 11 Л. 235). - С. 62. 



65

На практике использовались и другие формы национальных формирований. Так, например, 17 апреля 1928 г. было объявлено о сформировании в Бессарабской коммуне им. Г.И. Котовского из бойцов — бессарабцев (участников Гражданской войны) Отдельного территориального кавалерийского эскадрона с подчинением его командованию 2 го кавалерийского корпуса (Приказ РВС СССР №108) - С. 277.



66

В 1928 г. «на повестке дня» стоял вопрос об улучшении социального обеспечения военнослужащих. Так, например, 4 января 1928 г. вышел приказ РВС СССР «Об увеличении ассигнований на выдачу пенсий инвалидам войны, их семьям и семьям лиц, погибших на войне — постановление ЦИК и СНК СССР», а 24 февраля 1928 г. постановлением СНК заслуженным лицам РККА назначались пожизненные персональные пенсии в размере основного оклада жалования со дня увольнения из Красной Армии. Частично к этой же группе можно отнести приказ РВС СССР №65 от 26 февраля 1928 г «О повышении квалификации и улучшении служебного и материального положения работников территориальных управлений и военных комиссаров окружных уездных и равных им комиссариатов». — С. 279.



67

7 июня 1929 г. было объявлено приказом РВС СССР №145 «Положение о порядке проведения переподготовки среднего, старшего и высшего начальствующего состава, состоящего в резерве, долгосрочном отпуске и в запасе РККА». — С. 281.



68

Вопрос «О пулемете Максима-Токарева» был рассмотрен на заседании РВС СССР от 8 февраля 1928 г. (протокол 10, пункт 1). В принятых решениях говорилось: «Признать необходимым продолжать выполнение заказа на ручные пулеметы Максима-Токарева в 1927—28 году в размере, предусмотренном исполнительно-материальной сметой»; в 1928—1929 гг. «сократить заказ до 1 000 пулеметов», в 1929—1930 гг. «в связи с производством ручных пулеметов системы Дегтярева, производство пулеметов системы Максима-Токарева прекратить». По мере поступления от промышленности ручных пулеметов системы Дегтярева ими было решено заменять пулеметы системы Максима-Токарева, а «освобождающиеся от замены пулеметы системы Максима-Токарева передавать в мобзапас». (РГВА. Ф.4. Оп.18. Д.13. Л.46. Подлинник). 17 апреля 1928 г. приказом РВС СССР №103/20 был принят на вооружение РККА ручной пулемет системы Дегтярева образца 1928 г. и авиационный пулемет Максима образца 1926 г. (пулемет ВИНТ-1). 16 мая 1928 г. (протокол №22, пункт 21) Реввоенсовет принял решение о награждении Токарева (РГВА. Ф.4 Оп.18. Д.13. Л.197. Подлинник).

27 декабря 1928 г. приказом РВС СССР №412 были приняты на вооружение РККА зенитный пулеметный прицел образца 1928 г. и легкая зенитная пулеметная тренога образца 1928 г. для зенитной стрельбы из 3-линейных пулеметов «Максима» и «Кольта».

РВС СССР рассматривал на своих заседаниях и вопросы, связанные с постановкой на вооружение других боевых технических средств. Так, например, 17 апреля 1928 г. был принят на вооружение РККА детонирующий шнур образца 1927 г. и ружейная граната системы Дьяконова образна 1928 г. (приказ РВС СССР №106) А 13 июня 1928 г. РВС СССР принял решения о введении на вооружение холостых винт, патронов новой конструкции (протокол №25, пункт 11), а также запала системы Ковешникова к французским ручным гранатам марки Ф-1 (пункт 12). (РГВА. Ф.4 Оп.18. Д.13. Л.226—227. Подлинник). 15 августа 1928 г. приказом РВС СССР №261 была принята на вооружение РККА боевая пулеметная повозка для кавалерийских частей (конно-пулеметная тачанка 1926 г.). 19 декабря 1928 г. приказом РВС СССР №413/84 была принята на вооружение РККА броневая машина «АМО» образца 1927 г. (БА-27). 30 октября 1928 г. приказом РВС СССР №332/66 были приняты на вооружение РККА: унифицированный фонический полевой микротелефонный аппарат УНА-Ф образца 1928 т., унифицированный индукторный микротелефонный аппарат УНА-И образца 1928 г., надувная лодка типа А-2.

Постепенно военное руководство пришло к необходимости объединения и координации исследовательской деятельности в области вооружения НКВМ, научно-технических учреждений и других наркоматов — 15 декабря 1928 г. (приказом РВС СССР №410) с этой целью был сформирован Военно-научный исследовательский комитет при РВС СССР. — С. 281.



69

Пулемет Дегтярева был принят на вооружение 11 января 1928 г. На заседании РВС СССР (протокол 2, пункт 3) было принято решение — «дать немедленно заказ на 2,5 тысячи штук». Промышленности предлагалось «вести усиленную подготовку для максимального производства» пулемета. Заключения по испытаниям пулемета были представлены на утверждение двух специальных комиссий (Уншлихта и Логинова). По получении же первых партий пулемета их было предписано направить в округа для широких войсковых испытаний. Заключения из округов должны были также быть рассмотрены на заседании РВС СССР. Реввоенсовет уточнил, что данная реорганизация не должна повлечь за собой увеличение рабочих мест (РГВА. Ф.4. Оп.18. Д.13. Л.6. Подлинник). — С. 281.



70

На заседании РВС СССР от 8 февраля 1928 г (протокол 10, пункт 4) был рассмотрен вопрос «О введении на вооружение РККА ружейной гранаты системы Дьяконова». В принятых решениях говорилось — ввести гранату на вооружение, обязав управления, представляющие на утверждение РВС СССР предметы пехотного вооружения, приложить заключение Инспекции пехоты и бронесил ГУ РККА. Комиссии в составе И.С. Уншлихта (председатель), П.И. Баранова, Р.А. Муклевича и С.А.Пугачева было поручено: «а) пересмотреть порядок представления на утверждение РВС СССР новых образцов вооружения; б) разработать порядок испытания их; в) установить перечень документов, кои необходимо прилагать к представлению о введении на вооружение тех или иных предметов и г) установить порядок ответственности за испытания» (РГВА. Ф.4. Оп.18. Д.13. Л.46. Подлинник).  С. 281.



71

Еще на совместном заседании РВС СССР с Реввоенсоветами военных округов и флотов морей, проходившем с 30 января по 1 февраля 1928 г. (протокол 8, пункт 4), было признано, «что вопрос о сокращении сроков службы в РККА нуждается в дальнейшей проработке». Штабу РККА и ГУ РККА было предписано при совместной с военными округами разработке вопроса «обратить особое внимание на организационную и материальную целесообразность этого мероприятия» (речь, по всей видимости, шла об обосновании необходимости сокращения сроков службы перед СТО и другими высшими государственными учреждениями). Вопрос было предписано внести на рассмотрение РВС СССР не позднее 1 июля 1928 г. Реввоенсовет постановил считать предмет обсуждения «секретным, не подлежащим обсуждению в низовых ячейках и на страницах печати» (РГВА. Ф.4. Оп.18. Д.13. Л.18—19. Подлинник). — С. 307.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх