№203 Доклад начальника ГУ РККА В.Н. Левичева председателю РВС СССР К.Е. Ворошилову о системе и принципах организации мобилизационных органов в центральном аппарате НКВМ

№048034/сс*

23 марта 1928 г.

Сов. секретно


Ввиду того, что до настоящего времени продолжает всплывать вопрос о якобы нерациональном построении моборганов в центральном аппарате Наркомвоенмора, считаю необходимым доложить следующее:

I. Многих смущает распыление мобработы в различных органах Наркомвоенмора, между собой – не соподчиненных**, к сожалению, я должен буду напомнить общеизвестную истину, что времена Мольтке, когда мобилизация рассматривалась как одновременный взрыв военной мощи, в результате коего накопленные в складах ресурсы – вооружения, снаряжения, продовольствия превращаются в неопределенное для противника количество вооруженных дивизий и корпусов для молниеносного сокрушения его, канули вместе с XIX веком.


* На полях имеется помета: «Секретариат. К делу. Покажите тов. Смородинову. А. [Орлинский]».

** Здесь и далее курсивом выделены подчеркнутые в документе фрагменты.


Военная мощь современного государства определяется не столько наличными вооруженными средствами, включая армию, военную промышленность, запасы военного имущества. Сколько потенциальными возможностями народного хозяйства, промышленности в первую очередь, могущих дать средства для ведения войны и политической устойчивости государства, поскольку это касается живой силы. Заблаговременно подготовить такую организацию и затем через нее извлечь все средства для войны, сохраняя наибольшую устойчивость и сопротивляемость государственного организма, и составляет область подготовки и мобилизации и перманентной мобилизации средств во время войны.

Организационным выводом из этих положений является то, что во всех странах подготовку к мобилизации ведут не только генеральные штабы, но и гражданские органы.

Такие оргвыводы сделаны и у нас – создан военный сектор при Госплане и моборганы при всех наркоматах. Это тоже есть распыление, но распыление необходимое, целесообразное, вытекающее из современных требований подготовки страны к обороне.

Само собой разумеется, что общие задания, предъявляемые войной, вырабатываются тем органом, на который в государстве возложено ведание военными и морскими делами. В свою очередь характер мобработы Военного ведомства в нынешних условиях тоже значительно изменился в сторону расширения, выйдя далеко за пределы довоенного понимания мобилизации вооруженных сил.

Мобилизационные функции Военного ведомства имеют 2 крупнейшие отрасли – это именно: 1) войсковая мобилизация и 2) разработка всех мероприятий, выдвигаемых перед государственными органами, обеспечивающих ведение войны со стороны государства в целом.

II. Из чего слагается мобилизационная работа по линии мобилизации живой силы?

1. Численное доведение существующих в мирное время частей, соединений, учреждений до штатов военного времени.

2. Развертывание войсковых соединений и частей на основе скрытых кадров.

3. Формирование учреждений, заведений военного тыла без наличия кадров в мирной организации.

4. Регулирование накопления военнообученного людского запаса соответствующей численности и соответствующих категорий.

5. Накопление и ведение подготовки комсостава запаса на развертывание и пополнение до того момента, когда будет работать развернутая сеть военно-учебных заведений.

6. Учет военнообязанного населения.

7. Учет, проверка и мобилизация конских и транспортных средств.

8. Забронирование рабочей силы за промышленностью.

Наша мобилизация построена на территориальных началах комплектования в военное время, не говоря уже о том, что значительную часть вооруженных сил составляют чисто территориальные дивизии, [что] децентрализует войсковую мобилизацию до максимума. Сущность ее сводится к тому, чтобы на основе определенных данных существующей дислокации, схемы развертывания в мирное время произвести приписку, регулировать в приписных мобилизационных районах накопление военно-обученного запаса и произвести самый призыв.

Учет военнообязанного населения, как для мирного времени, так и для военного, является единым и составляет неотъемлемую функцию того органа, который производит ежегодный призыв. Регулирование накопления военнообученного запаса, не исключая и начсостава, точно также составляет неотъемлемую функцию тех органов, в введении которых эти вопросы находятся в мирное время.

Мобилизация – это есть только первый этап укомплектования армии живой силой; вслед за этим должны следовать непрерывные призывы для дальнейшего питания армии живой силой. Причем разница призывов по мобилизации и в военное время от призывов в мирное время будет лишь количественная. Таким образом, связь по крайней мере шести из перечисленных функций войсковой мобилизации с призывами в мирное время не подлежит никакому сомнению.

Наилучшим построением военных аппаратов является такое, при котором во время войны они подвергаются наименьшей ломке. Управление по войсковой мобилизации в нынешнем его составе, производящее ежегодные призывы, сбор территориальных войск, сбор запаса и является таким органом, который нормально и преемственно ведет работу по подготовке к мобилизации, ежегодно практикуясь в производстве очередных призывов.

Несколько обособленно стоит вопрос о забронировании рабочей силы за промышленностью. Здесь можно допустить, что это дело ближе тому органу, который в целом ведает мобилизацией, но точно также нельзя отрицать связи его с войсковой мобилизацией. Само собой разумеется, что вряд ли с чьей-нибудь стороны может быть всерьез внесено предложение об объединении мобилизации войсковых частей в отношении людских ресурсов, с материальными, что составляет прямую функцию органов снабжения.

III. Если достаточно убедительным считается то, что рационально разделять текущую работу по учету военнообязанных по проведению призывов, комплектованию в мирное время армии от подготовки к войсковой мобилизации, то может быть поставлен только такой вопрос: рационально ли этому органу находиться в составе ГУ РККА, или его место в Штабе РККА как органе, имеющем главным своим назначением вопросы подготовки к войне.

Так вопрос возникает в первую очередь у тех, у кого крепко засели ассоциации из старого устройства армии. Нет нужды повторять, что в этой части все примеры старой армии окончательно устарели. Даже чисто технические термины, как, например, мобрасписание, и те совершенно потеряли старый смысл.

Внутри Военного ведомства широта мобилизационных вопросов требует организационной дифференциации по нескольким управлениям: а) людская мобилизация; б) материальное снабжение и обеспечение войсковых частей непзапасами; в) политическая подготовка как армейских органов, так и постановка задач для государственных органов; г) подготовка сети санитарных учреждений как на театре военных действий, так и в тылу и, наконец, самое главное – разработка всех заданий, возникающих из планов обороны страны и ведения войны, и согласование всех мобпланов в направлении достижения единой задачи обеспечения плана войны. Объединение столь широких и ответственных задач в одном органе Наркомвоенмора – в Штабе РККА является просто организационной несуразицей.

Но другой вопрос, допустимо ли ведение мобилизационной работы отдельными центральными органами, организационно не подчиненными единому плановому органу. Мне и представляется, что Штаб РККА, выполняя главнейшие мобилизационные функции по постановке и разработке всех заданий в области мобилизации как вооруженных сил, так и государственных средств, является внутри Наркомвоенмора планирующим и объединяющим мобилизационным центром и главным докладчиком РВС по мобилизационной подготовке вооруженных сил страны. Включить в целях какого-то отвлеченного единства и Управление по войсковой мобилизации и укомплектованию в состав Штаба РККА – это значит отвлечь его внимание от главнейших задач современной мобилизации. Может ли считаться законченной работа Штаба РККА по моб. подготовке? Мне думается, что далеко не может.

И второе обстоятельство – это то, что Управление по войсковой мобилизации и укомплектованию наряду с У ВУЗом и Учебно-строевым управлением является одним из оперативных органов в составе Главного управления РККА. Если представить передачу этого органа в состав Штаба РККА, то существование Главного управления РККА как самостоятельного органа явится просто не рациональным, ибо УВУЗ может с таким же успехом подчиняться непосредственно РВС, Управление по боевой подготовке и инспектора могут перейти в состав Штаба РККА, тем более, что уже иногда поднимаются вопросы, почему Штаб РККА не ведает вопросами боевой подготовки. Часть Управления устройства и службы войск можно передать во 2-е Управление Штаба, и тоже со стороны последнего были претензии на штаты военного времени, а остальные можно передать в Управление делами.

Остается Командное и Топографическое управления, последнее не так давно было в составе Штаба и по его инициативе передано в ГУ РККА, и в результате возвратится в тот «единый» Египет, из которого центральный аппарат Наркомвоенмора вышел в 1924 году и, как проверено опытом работы в течение нескольких лет, вышел не без пользы для дела.

IV. Самая правильная организация еще не гарантирует вполне продуктивной, строго разграниченной функциональной ответственности, но согласованной в достижении общих целей работы, поскольку в организации сидят люди иногда со вкусами, тенденциями, не укладывающимися в организационные рамки.

Я лично убежден, что наша организация вполне правильна, но что в практической работе имеют место трения на почве желания одних управлений командовать другими, забывая о том, что и Штаб, и ГУ РККА, и ПУР являются органом командования, а вовсе не командованием.


Начальник Главного управления РККА Левичев


РГВА. Ф. 54. Оп. 3. Д. 14. Л. 8-12. Заверенная копия.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх