№176 Рапорт начальника ГУ РККА С.С. Каменева в зам. председателя РВС СССР И.С. Уншлихту о неблагополучном положении с изданием специальных уставов

№044014*

9 мая 1927 г.

Сов. секретно


Докладываю:

Большая просьба ознакомиться с прилагаемым рапортом Инспекции артиллерии, из которого явствует, насколько неблагополучно у нас с выпуском специальных уставов. В аналогичном положении и уставы по инженерным войскам и связи. Я лично не вижу никакого выхода в отношении артиллерийских уставов. Для меня ясно, что начальник Научно-уставного отдела т. Буров в качестве бывшего артиллериста совершенно не считается с проработкой Инспекции артиллерии и вносит свои взгляды во все артиллерийское дело.

Считаю такое положение вещей совершенно недопустимым. Авторитет т. Бурова как артиллериста я совершенно не признаю и думаю, что в этом отношении я далеко не одинок, т.к. приходилось слышать не только отдельные нарекания по этому поводу. Считая вопрос принципиальным, я вновь его поднимаю: терпимо ли и дальше такое положение, можно ли допустить, чтоб т. Буров оставался во главе этого дела?


* На документе резолюция С. И. Уншлихта: «Тов. Ворошилову. Посылаю Вам второй рапорт нач. ГУ РККА по поводу Научно-уставного отдела, в частности, изданного им Боевого устава».


Произведенная уставным отделом работа, по-моему, показывает какое-то большое неблагополучие в этом деле у нас. Вероятно, и Вы помните о том, что настоящий отдел был образован для согласованности всех уставов, а равно с целью изжития якобы бывших разнобоев. Между тем, Боевой устав, вторая часть которого только что вышла, не согласован с Полевым уставом, как я уже докладывал. Полевой устав сейчас переделывается под согласование с Боевым уставом. Словом, пока что мы видим только накопление несогласованностей и несомненного разнобоя между выходящими уставами.

Категорическое уклонение т. Бурова от согласования выпусков Устава с теми, коим поручено ведение боевой подготовки, является предпосылкой того, что и в дальнейшем разнобой будет продолжаться.

Вот почему я позволяю себе вновь беспокоить Вас с этим вопросом[10].

Приложение: Копия рапорта Инспекции артиллерии за №46654/с[11].


Начальник ГУ РККА С. Каменев


РГВА. Ф. 4. Оп. 2. Д. 154. Л. 3. Подлинник.


Примечания:



1

Публикуемый доклад был подготовлен к заседанию РВС СССР от 26 января 1927 г., на котором рассматривался вопрос «О поднятии боевой активности командного состава» (протокол 15, пункт 1). На этом заседании обсуждались проекты резолюций, принятых на расширенном заседании РВС СССР совместно с командующими и членами РВС военных округов и морей по вопросам: «а) Итоги маневров 1926 г.; б) Междусборовая работа в территориальных войсках; в) Перспективы снабжения РККА на 1926/27 год; г) Прохождение службы в РККА; д) Поднятие боевой активности командного состава». Реввоенсовет поручил комиссии А.С. Бубнова отредактировать резолюции: а) по прохождению службы в РККА; б) Итоги маневров 1926 г.; в) Поднятие боевой активности командного состава; г) О междусборовой работе в территориальных войсках», при этом было принято решение объединить в одну общую — резолюции «б» и «в» (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 11. Л. 152—153. Подлинник).

На заседании РВС СССР, состоявшемся 5—7 февраля 1927 г. (протокол 18, пункт 1), было принято решение о создании комиссии под председательством И.С. Уншлихта по поднятию боевой активности командного состава (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 11. Л. 167. Подлинник).

На заседании РВС СССР от 30 марта 1927 г. (протокол 25, пункт 1) был заслушан доклад И.С. Уншлихта, возглавлявшего комиссию. Представленный комиссией Уншлихта проект постановления «О поднятии боевой активности комсостава» был утвержден (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 11. Л. 212. Подлинник). В проекте указывалось:

«I. Итоги годовой учебы в жизни РККА и завершивший их период маневров за отчетный год свидетельствуют, что среди прочих наибольшего внимания заслуживает вопрос о понижении активности в среде основной массы комсостава как в областях оперативно-тактической учебы, так и административно-хозяйственной.

II. Основными причинами такого положения можно считать: а) Система руководства, распределения обязанностей и ответственности, как в вопросах боевой подготовки, так и в области административно-хозяйственной; б) Недостаточное материально-бытовое обеспечение как самого комсостава, так, главным образом, и условий быта и учебы армии; в) Одновременно массовое увольнение комсостава и необеспеченность его до последнего времени; г) Текучесть комсостава; л) Перегрузка комполитсостава, вытекающая, главным образом, из: неорганизованности и отсутствия уважения ко времени и достаточной рационализации как в области учебы, так и в области административно-хозяйственной; чрезмерного злоупотребления комиссионным способом работы по хозяйственной линии; несоответствия числа и объема ставящихся задач средствами и расчетами времени на их осуществление; е) Некоторые законодательные нормы; ж) Недостаточное воспитание необходимых волевых качеств и закалки активности и самостоятельности комсостава в практической работе; з) Недостаточный общеобразовательный и военный уровень комсостава; и) Низкий уровень физического состояния комсостава в отношении старшего и высшего; к) В отношении молодого комсостава, поступающего из нормальных школ, — в основном причины понижения физической годности лежат в понижении общего уровня физической годности призывных возрастов, крайней перегрузкой учебных планов во всех ВУЗах и недостаточности материального обеспечения быта и учебы.

III. 1) В области распределения прав и обязанностей комсостава в деле руководства и ответственности за боевую подготовку признать правильной линию, взятую ГУ РККА, построенную на началах точного разграничения этих элементов между различными ступенями войскового командования и на предоставлении самостоятельности низшим инстанциям; 2) Констатировать необходимость дальнейшего улучшения условий материально-бытового обеспечения личного состава и учебы РККА; 3) Уточнить законодательные нормы в сторону обеспечения и поощрения развития активности комсостава; 4) В области подготовки комсостава и войск проводить и обеспечить твердый курс на развитие активности; 5) В практической работе по боевой подготовке и воспитании красноармейского состава, в случае вынужденного сокращения числа часов учебы, — обеспечить соблюдение необходимой пропорции и равнодействующей в числе часов, отводимых на профессионально-техническую учебу и на политработу; 6) Ввести систему всевозможных мер поощрений и наград» (РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 11. Л. 218-221. Подлинник). - С. 13. 



10

Вопрос о деятельности Научно-уставного отдела неоднократно рассматривался на заседаниях РВС СССР в 1927 г. Так, например, на заседании 6 июля 1927 г. (протокол 34, пункт 4) был заслушан доклад М.Н. Тухачевского — об отмене постановления Комиссии по делам военной печати от 4 июля 1927 г. об издании уставов. По докладу были приняты решение: «Постановление Комиссии по делам военной печати от 4 июля 1927 г. об издании уставов (пр. №13 п.2) утвердить»; «поручить А.С. Бубнову подробно ознакомиться с положением дел Центральной военной типографии НКВМ, с взаимоотношениями типографии НКВМ, взаимоотношениями Типографии с Научно-уставным отделом Штаба РККА и издательством «Военный Вестник» и свои соображения доложить на очередном заседании РВС СССР» (РГВА. Ф. 4. 0/7. 18. Д. 11 Л. 282. Подлинник). - С. 85. 



11

4 мая 1927 г. был направлен рапорт №46654/с Инспектора артиллерии РККА В.Д. Грендаля начальнику ГУ РККА С.С. Каменеву и начальнику Штаба РККА М.Н. Тухачевскому «о ненормальности» в работе Научно-уставного отдела Штаба РККА. Согласно докладу «одной из основных задач», поставленных Грендалем перед Инспекцией артиллерии ГУ РККА на зимний период 1926—1927 гг. была разработка основных артиллерийских уставов — Строевых и Полевой службы артиллерии. В.Д. Грендаль докладывал, что Инспекцией артиллерии во «вполне законченном виде были сданы в Научно-уставной отдел»: «1) Строевой устав войсковой артиллерии — 15/II—27 г.; 2) Строевой устав конной артиллерии — 20/IV—27 г.; 3) Строевой устав горной артиллерии — 15/IV—27 г.; 4) Устав полевой службы артиллерии (без главы «Ночные действия») — 5/I—27 г.». Руководство отдела обещало выпустить подготовленные Инспекцией артиллерии уставы в мае 1927 г., но, по состоянию на 4 мая 1927 г., был «выпущен лишь Строевой устав войсковой артиллерии», «при этом он выпущен форматом в лист пищей бумаги литографским способом в ограниченном числе экземпляров и, очевидно, считается как временный». Грендаль доносил на усмотрение С.С. Каменева, что «Научно-уставной отдел совершенно игнорирует проделанную Инспекцией артиллерии совместно с высококомпетентными артиллеристами основную работу по составлению артиллерийских уставов» (РГВА. Ф. 4. Оп. 2. Д. 154. Л. 1—2. Подлинник). — С. 85. 





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх