№172 Резолюция совещания РВС СССР с военными делегатами IV Всесоюзного съезда Советов

27/28 апреля 1927 г.*


Заслушав доклады об организационных мероприятиях на 1927-28 год, о программе маневров, о состоянии военного хозяйства и по политико-моральном состоянии Красной Армии и исходя из постановлений январского совещания при РВС СССР, совещание военных делегатов IV съезда Советов отмечает, что за последний год в результате организационных мер и упорной работы всего личного состава, Красная Армия достигла дальнейших успехов как в отношении боевой подготовленности и материально-бытового положения, так и в политико-моральном состоянии.

Наряду с указанными достижениями совещание отмечает ряд еще не изжитых недочетов.

а) В отношении материально-бытовых условий** жизни армии: недостаточность казарменного фонда, бедность внутреннего оборудования казарм, продолжающаяся острота жилищного вопроса для начсостава армии, низкая кондиция обмундирования, обуви и других предметов снабжения, изношенность материальной части в некоторых войсковых соединениях, недоотпуск средств на хозяйственные надобности, недостаточно бережное отношение, а также недостаточно умелое и целесообразное использование в частях имеющихся материальных ресурсов.

б) В отношении боевой подготовки: недостаточную численность рядового состава роты (в пехоте), препятствующую нормальной постановке боевой подготовки, а также недостаточную денежную обеспеченность общевойсковой учебы.

в) В отношении политико-морального состояния: наличие случаев коллективных нарушений дисциплины, рост пьянства среди красноармейцев и младшего комсостава, не уменьшающийся уровень самоубийства военнослужащих, а также и пьянства среди начсостава. Все эти отрицательные явления связаны с все еще не налаженным внутренним распорядком части, искривлениями дисциплинарной практики и недостаточно выдержанной практикой военно-судебных органов, а также и формальным отношением начсостава к нуждам красноармейцев при возросшей активности, требовательности и повышении чувства собственного достоинства последних.


* Резолюция была оформлена как постановление РВС СССР. Тексты резолюции утверждались на заседании РВС СССР от 4 мая 1927 г. (протокол №28, пункт 8).

** Выделенные курсивом слова в тексте документа подчеркнуты.


Наряду с решениями IV Всесоюзного съезда Советов по докладу наркомвоенмора т. Ворошилова, направленными к дальнейшему укреплению рабоче-крестьянской армии и обороне страны, совещание считает необходимым, чтобы все центральные органы Наркомвоенмора, начальствующий состав, политорганы и партийные организации на местах, используя наличные ресурсы и средства на ближайший период времени, сосредоточили свое внимание на следующих вопросах:

1. Считать необходимым увеличить численный состав рот (в пехоте) для обеспечения проведения нормальной боевой подготовки войск.

2. Произвести замену обслуживающего красноармейского состава в ВУЗах вольнонаемными и радикально сократить число обслуживающих в войсковых частях.

3. Признать крайне желательным увеличение ассигнований на маневры за счет остатков по другим параграфам сметы Наркомвоенмора, которое обеспечило бы полностью проведение намеченной Штабом РККА программы.

Для проверки боевой подготовленности территориальных войск, совещание признает желательным осуществить маневры между двумя – территориальной и кадровой (отмобилизованными) дивизиями в полном их составе.

4. Принять меры к повышению материально-бытовых условий и достижению нормальной обстановки для службы и учебы местных стрелковых войск, доведя состав таковых до полных трех смен, для чего повысить надбавку до 15-20%.

5. Обязать органы снабжения строжайше требовать от производственных органов выполнения кондиций, в особенности в отношении обмундирования, ручного оружия и обуви. Обратить особое внимание на правильное распределение обмундирования в отношении роста, а также и в отношении особых требований к нему, предъявляемых отдельными родами войск (кавалерия, специальные части).

6. Начальствующему составу сосредоточить большее внимание на хозяйственно-бытовых условиях жизни красноармейского состава и младшего командира; в частности, повысить ответственность командования всех степеней за качество питания, организацию довольствия, состояния обмундирования.

7. Считать особо важной задачей воспитания во всем составе Красной Армии бережного отношения и ухода за личным оружием и оружием части, как самым ценным имуществом в каждой войсковой части, повысить личную ответственность и ответственность командования за все упущения в этом отношении; обеспечить в ближайшее время необходимым оборудованием полковые ружейные мастерские.

8. Отмечая значительные успехи в результате проведенной системы снабжения центр – округ – полк, совещание считает необходимым принять дальнейшие меры по децентрализации снабжения предметами, кои могут быть построены или заготовлены на местах.

В частях Красной Армии необходимо приблизить поставку фуража до расположения войсковых складов.

9. В деле укрепления политико-морального состояния считать необходимым проводить, соответственно директиве РВС СССР от 30/VIII-26 года, решительную борьбу с искривлениями дисциплинарной практики начсостава, с фактами грубости, отрыва от красноармейской массы и невнимания к нуждам и запросам красноармейцев, не допуская наряду с этим расхлябанности и панибратства среди красноармейцев и начсостава и неуклонно добиваясь повышения твердой воинской дисциплины в частях. Ни один случай нарушения воинской дисциплины не должен пройти без воздействия на виновника его, и вместе с тем ни один случай отличного поведения не должен быть оставлен без внимания (см. Дисциплинарный устав РККА). На ближайшее время сосредоточить особое внимание на случаях коллективного нарушения дисциплины, пьянства и самоубийств, наладив строгий учет и тщательное расследование их и приняв все меры к их ликвидации. Всякое коллективное нарушение должно повлечь за собой предание суду как его зачинщиков, так и лиц виновных в его причинах. Карательная политика военно-судебных органов должна проводиться твердо, выдержано и без послаблений[6].

11.* В деле укрепления политико-морального состояния воинской дисциплины и боевой подготовки необходимо вменить в обязанность всему высшему начсоставу всемерно укреплять авторитет младшего командира, развивать и всемерно обеспечивать его работоспособность и самодеятельность и во всех его ошибках и упущениях стараться прежде всего помочь ему исправиться.

Учитывая возросший культурный и политический уровень красноармейской массы, признать необходимым добиваться непрерывного повышения качества политработы и соответствующего руководства работой всего личного состава, принимающего участие в политической работе в роте.

12. Отмечая ряд значительных недостатков в проведении прошлого призыва, считать необходимым тщательное изучение опыта призывной кампании и немедленно начать подготовку к очередному призыву. Широко привлечь строевой и политический состав армии к непосредственному участию в проведении призыва.

В особенности необходимо сосредоточить внимание окружного командования, политорганов и начальников ВУЗов на проведении вербовочной кампании по укомплектованию школ и на недопустимость комплектования школ элементами, не гарантирующими надежность и моральную устойчивость, обращая особое внимание на социальный, физический и политико-моральный отбор курсантов.

13. Совещание считает настоятельно необходимым усиление, наряду со служебной, товарищеской спайки между всеми лицами начальствующего состава. Товарищеское общение начсостава с красноармейской массой во внеслужебное время должно послужить одним из важнейших средств к общему повышение политико-морального состояния частей[7].


Председатель РВС СССР Ворошилов

Секретарь РВС СССР П. Ошлей


РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 11. Л. 243-246. Подлинник.


* Так в документе. Пункт 10 отсутствует.


Примечания:



6

16 июля 1928 г. на утверждение наркомвоенмора была направлена резолюция Центрального военно-политического совещания о карательной политике военных трибуналов. Резолюция была утверждена председателем РВС СССР К.Е. Ворошиловым. Резолюцией вменялось в обязанность комсоставу (вместо командиров частей, как было ранее) производить дознание «по делам, не содержащим в себе состава прямого преступления». «Мелкие» дела должны были разрешаться начсоставом. В этих целях наркомвоенмору предлагалось точно и ясно разграничить понятие «дознание» и «расследование» и пересмотреть инструкцию для производства дознаний в военном ведомстве (приказ РВС СССР — 1923 г. №2024). Резолюция устанавливала четкие сроки и порядок разбирательства «преступлений, по коим необходимо производство дознания»; предлагала поднять «квалификацию дознавателей путем инструктирования их со стороны военследов и прокуратуры».

Военной коллегии и Военной прокуратуре Верховного суда СССР вменялись в соответствии с резолюцией следующие обязанности: следователям: рассматривать поступающие к ним дознания в 3-дневный срок; заканчивать следственные действия по несложным делам в 2 недели; прокурорам: держать у себя материал предварительного следствия с обвинительным заключением не свыше 3 дней, а в случае пересоставления последнего — не свыше 7 дней; трибуналом: а) довести срок нахождения дела в трибунале от момента поступления его до момента рассмотрения в судебном заседании до 1—2 недель; б) принимать в производство трибуналов только дела, диктующие действительную необходимость разрешения их в судебном порядке; кассационной инстанции задерживать дела в своем производстве не свыше 3—4 недель.

В резолюции предлагалось также: пересмотреть штаты действующих военно-судебных органов, приспособив их к потребностям войсковых частей в сторону их увеличения; прекратить назначение на ответственные должности и направление в прежние части лиц, осужденных ВТ, сразу после отбытия ими наказания; учитывать при продвижении по службе судимость и условные меры социальной зашиты; освещать вопросы карательной политики в красноармейской прессе, в частности популяризировать приговоры военных трибуналов как в печати, так и в приказах, с зачитыванием таковых в частях».

Пункт 12 данной резолюции заслуживает особого внимания: «ВК дать указания военным трибуналам, что карательная политика ВТ в данное время не подлежит пересмотру в сторону ее снижения, а по делам о преступлениях контрреволюционных, разглашения военной тайны, продаже и хищении оружия, халатном отношении к секретной переписке, нарушении правил несения караульной службы (на особо важных постах и пограничной полосе) и злостно-корыстных должностях (взятки, подлоги и т.д.), необходимо усиление судебной репрессии. Рекомендовать военным трибуналам, по возможности, сузить применение условного осуждения».

При рассмотрении дел об условно-достаточном освобождении трибуналы обязывались подходить к вопросу «с точки зрения действительной социальной безопасности осужденного». Резолюция предлагала усилить дисциплину в штрафных частях, «превратив их в действительную школу воспитания неустойчивых в политико-моральном отношении бойцов, не сводя штрафчасти на положение «домов отдыха» (РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 81. Л. 37—38. Заверенная копия). — С. 62. 



7

С докладом об утверждении резолюции Совещания РВС СССР с военными делегатами IV Всесоюзного съезда Советов, выступил 4 мая 1927 г. В.Н. Левичев (протокол 28, пункт 8). (РГВА. Ф. 4. Оп. 18 Д. 11 Л. 235). - С. 62. 





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх