№163 Доклад начальника Военно-санитарного управления РККА А.И. Замятина в РВС СССР о санитарном состоянии и службе здравоохранения РККА

№565/сс

26 января 1927 г.

Сов. секретно


Улучшение общего социально-экономического состояния СССР и связанное с этим повышение санитарного благополучия населения нашли отражение и в санитарном состоянии РККА, причем во многих областях для Красной Армии этот прогрессивный процесс сказался гораздо глубже и ярче, чем среди гражданского населения. Причина этого более быстрого роста санитарного состояния Красной Армии лежит в наличии тех особенностей военного труда и быта, которые открывают возможность с большей последовательностью, углубленностью и четкостью применять методы советского здравоохранения, принципы предупредительной медицины и активной самодеятельности самой красноармейской массы.

Однако в ряде областей санитарное состояние Красной Армии еще не достигает довоенного уровня. В силу этого и общая заболеваемость по Красной Армии в 1925/26 г. составила 136% к довоенному уровню (диаграмма №1)*.

Объяснение такому уровню болезненности в РККА дает анализ состава болезненности армии в 1913 и 1926 гг. По результатам сравнения всю болезненность РККА можно подразделить на 3 группы:

– болезни, заболеваемость которыми в РККА в 1926 г. выше, чем в старой армии в 1913 г. Сюда относятся: малярия, туберкулез, грипп, болезни глотки и миндалин, функц. нервные заболевания;

– болезни, заболеваемость которыми в РККА в 1926 г. ниже, чем в старой армии в 1913 г.: сифилис, венерические болезни, брюшной тиф и болезни кожи, в частности – чесотка;

– наконец, 3 группу составляют все остальные заболевания, остававшиеся в 1926 г. в пределах довоенного уровня.

Соотношение первых двух групп и дает отрицательный для РККА баланс, выражающийся в превышении болезненности в 1926 г. над 1913 г. в 36%. Причины этого явления в РККА группируются по 2 направлениям: во-первых, это – влияние гражданского населения на армию, осуществляемое во время очередных призывов на военную службу, в процессе постоянного контакта гражданского и военного населения страны и, наконец, через общие социально-эпидемиологические факторы; во-вторых, не меньшую – а в отношении ряда заболеваний и решающую роль играют те дефекты материального быта, от которых до сих пор в силу финансовых затруднений не освободилась Красная Армия.

Это положение становится несомненным при рассмотрении условий развития в 1926 г. заболеваний, остававшихся еще на уровне выше довоенного (малярия, туберкулез, грипп, болезни глотки и миндалин и нервные болезни). Призыв на военную службу механически увеличивает число маляриков в войсках в несколько раз (диаграмма №2). Несмотря на это, малярия в Красной Армии проделывает обратное развитие более быстрым темпом, чем в гражданском населении (диаграмма №3). Это объясняется тем, что уровень малярийной заболеваемости в армии отражает не только общее для нее с гражданским населением улучшение эпидемиологической конъюнктуры, но и результаты тех мероприятий, которые были возможны в широком масштабе только в армии как в ограниченной группе населения, представляющей организованный объект обслуживания. Сюда относятся: мелкие санитарно-гидротехнические работы, проводимые силами и средствами самих воинских частей, системное и законченное лечение всех выявленных при поголовном обследовании маляриков и, наконец, профилактическая хинизация войск в малярийных районах, особенно в периоды лагерный и маневренный. Эффект этих мероприятий выразился в снижении малярийной заболеваемости в РККА за последние 2 года в 2 раза (диаграмма №3).


* Доклад публикуется без диаграмм.


Однако эффект этот выражен по различным районам неравномерно. Наибольший успех падает на районы, которые в течение многих десятилетий являлись злостно-малярийными (Средняя Азия, Закавказье, Поволжье): заболеваемость в этих районах в 1926 г. достигла довоенного уровня, зато в ряде районов, где малярия получила широкое распространение только в период Мировой и Гражданской войны, заболеваемость ею в войсках снижается очень медленно, оставаясь во много раз выше довоенной. В основном это объясняется неблагополучием в малярийном отношении большинства лагерных стоянок внутренних округов: 78% всей малярийной заболеваемости в войсках этих районов падает на лагерные сборы. В оздоровлении этих лагерей санитарно-гидротехнические работы, доступные средствам воинских частей, не могут иметь серьезного значения. Для этого необходимы мероприятия, требующие миллионных затрат. Отпущенные в минувшем году для этой цели средства были так малы (40 000), что никакого заметного изменения в общую картину внести не могли.

Другим заболеванием, уровень которого в армии остается много выше довоенного, является туберкулез (диаграмма №4). Широкое послевоенное развитие туберкулеза в гражданском населении, с одной стороны, трудность распознавания скрытых форм туберкулеза, с другой, ведут к тому, что число туберкулезных больных в армии после каждого призыва резко повышается. Эти скрытые формы туберкулеза под влиянием дефектов красноармейского быта (скученность размещения в казармах, недостаточное оборудование помещений в санитарно-гигиеническом отношении, дефекты питания) в течение первых же месяцев пребывания на военной службе активируются. Перечисленные условия играют роль кузнечного меха, активирующего туберкулезные искры, занесенные призывом в армию и поддерживающего тем самым огонь туберкулезной заболеваемости в армии на очень высоком уровне (диаграмма №4). Без значительного оздоровления этих условий борьба с туберкулезом бессильна повести к понижению болезненности и сводится только к ослаблению ее результат. Зато в этой области РККА достигла очень значительного успеха: смертность от туберкулеза в армии в 1926 г. в 5 раз ниже довоенной. Этим Красная Армия обязана более раннему распознанию туберкулеза, немедленной, по обнаружении, госпитализации больных с последующим освобождением от военной службы в тех случаях, где эта мера показана в целях предупреждения дальнейшего развития процесса в суровых условиях военного труда и быта.

Еще выше роль гражданского населения в увеличении числа больных функциональными нервными заболеваниями в армии. В результате испытаний последнего 10-летия нервно-психическое состояние широких масс населения резко понизилось. Освобождение же с такими формами заболевания, как умеренная неврастения, от военной службы при призыве явилось бы мало целесообразным. Отсюда и берет свое происхождение такое соотношение заболеваемости функциональн. нервными болезнями: 1913 г. – 3,8; 1926 г. – 17,3.

Превышение заболеваемости гриппом и болезнями глотки и миндалин должно быть поставлено в связь с тем эпидемическим распространением, которое получил грипп в 1926 г. по всей стране. Нельзя, однако, не учитывать в этом отношении и ряда условий военной службы (занятия на открытом воздухе зимой и весной, караульная служба) и быта (недостаточн. температура в казарменных помещениях), которые создавали благоприятную обстановку для развития гриппа в армии.

Перечисленные выше неблагоприятные влияния и условия действовали и в отношении тех заболеваний, которые дают в РККА значительное снижение. Однако их влияние было парализовано теми положительными особенностями организации РККА и ее санитарно-профилактического обслуживания, которые отличают ее от дореволюционной русской армии. В 1926 г. свежие заражения сифилисом составляли только 18% всех сифилитиков в армии, остальные 82% заболели до поступления на военную службу. Эта цифра свежих заражений в 2 1/2 раза ниже довоенной. Такое значительное уменьшение заболеваемости сифилисом в армии объясняется прежде всего меньшей продолжительностью военной службы: в старой армии при 4-летнем сроке службы 47% всех свежих заболеваний сифилисом падало на последние 2 года. Однако одним этим объяснением явление это не исчерпывается. Санитарное и трудовое воспитание, которое получает рабоче-крестьянский молодняк в Красной Армии, понижает его поражаемость сифилисом даже по сравнению с первыми двумя годами службы в старой армии почти на целую треть. Еще выше достижения РККА в отношении венерических болезней: заболеваемость гонореей в 1926 году дает снижение по сравнению с довоенным уровнем на 32%, а мягким шанкром – на 88% (диаграмма №5).

Роль санитарного воспитания и профилактического обслуживания в Красной Армии, достаточно очевидная в снижении венерической заболеваемости, особенно высока, однако, в отношении заразных заболеваний: в этой области РККА имеет ряд крупнейших достижений, несмотря на то, что трудовые условия и бытовая обстановка войск представляют нередко очень благоприятную среду для развития этих заболеваний.

Красная Армия уже в 1920 году в условиях войны, общей разрухи и неудовлетворительной бытовой обстановки стабилизировала военный максимум заболеваемости брюшным тифом, в следующем году снизила его почти вдвое и дальше пошла по пути непрерывного из года в год снижения его; такая линия развития обеспечила ей в 1926 г. величину заболеваемости брюшным тифом в 7 раз меньшую довоенной. В гражданском населении кривая брюшного тифа продолжала направление роста и в 1920 и в 1921 гг., только в короткий период 1922-1924 гг. она идет параллельно с линией развития брюшного тифа в армии, но с 1925 года снова растет вверх; естественно, что величина заболеваемости брюшным тифом в 1926 г. среди гражданского населения только в 2 раза ниже довоенной. Обоснование этому исключительному успеху Красной Армии дает сопоставление заболеваемости брюшным тифом по годам с ростом иммунизации против брюшного тифа, применявшейся в широких размерах только в армии (диаграмма №6).

Еще резче значение предохранительных прививок сказалось на развитии заболеваемости в армии паратифов. Широкое развитие паратифа среди гражданского населения, с одной стороны, неустойчивость красноармейского быта в период подвижных сборов и маневров и обостряющиеся в это время дефекты водоснабжения и ассенизации, с другой, создали в армии в последние годы условия, очень благоприятные для развития брюшного тифа и паратифа. В 1925 году армия, застигнутая эпидемией паратифов в гражданском населении недостаточно подготовленной, дала очень высокую цифру заболеваемости паратифом. Но в 1926 году иммунизированная и против паратифа она сразу снизила заболеваемость в 3 1/2 раза. Рядом с иммунизацией одним из решающих факторов в борьбе с эпидемическими заболеваниями должна быть поставлена санитарная обработка. Ее значение и роль в борьбе с паразитарными тифами очень наглядно выступают при сопоставлении роста банно-прачечно-дезинфекционного обслуживания РККА с обратным развитием паразитарных тифов (диаграмма №7).

Сыграв свою историческую роль в борьбе с вошью в период гражданской борьбы, санитарная обработка поддерживает санитарное благополучие армии в этом отношении и в мирное время. Однако недостаток средств, которые армия имеет возможность выделить по своему бюджету для этой цели, заставляет ее мириться – не без постоянной угрозы ее санитарному благополучию – с крупными недочетами в этой области: в 1926 г. только 58% личного состава армии посещало баню 3 раза в месяц, а остальная часть армии подвергалась обработке 1-2 раза в месяц. Связанная с этим значительная вшивость в армии при почти неизбежном заносе отдельных заболеваний паразитарных тифов из гражданского населения, где они сохраняют еще известное распространение, держит армию перед постоянной угрозой эпидемических вспышек.

Несмотря, однако, на все дефекты банно-прачечного обслуживания армии заболеваемость болезнями кожи и, в частности, чесоткой в 1926 г. (12,0%) значительно ниже, чем в 1913 г. (17,0%). Это достижение является убедительным показателем большей санитарной культурности красноармейцев и должно быть отнесено в актив санитарно-просветительной работы РККА.

Приведенные примеры в отношении наиболее важных для армии заболеваний указывают на очень тесную связь санитарного состояния армии с санитарным благополучием гражданского населения. Еще в большей зависимости от гражданского населения находится уровень физического развития личного состава армии. Ежегодный призыв, обновляя состав армии в значительной его части, отражает на нем те изменения в физическом развитии, которые произошли в гражданском населении. Призыв 1925 года оказал в этом отношении положительное влияние на армию. Явившийся к призыву в этом году контингент оказался физически более полноценным, чем в предыдущем году: вес призываемых, один из основных признаков физического развития, в 96% всех случаев оказался выше, чем при призыве 1924 года (диаграмма №8).

Несмотря на это, призыв 1925 г., повысив требования для приема в РККА, понизил цифру признанных безусловно-годными к военной службе и тем самым обеспечил более высокое физическое развитие и состояние здоровья принятых на военную службу. Это обстоятельство получило свое отражение в санитарном состоянии армии. Оно явилось одним из условий снижения заболеваемости и гораздо большей степени, уменьшения смертности и текучести личного состава по неспособности к военной службе (диаграмма №9).

Указанная причина не является единственной. В понижении смертности крупную роль сыграли: уменьшение заболеваемости с высокой смертностью, имевших широкое распространение в старой армии (бр. тиф), раннее распознавание и лечение ряда других заболеваний, которые имеют в Красной Армии даже большее, чем в старой армии, распространение (туберкулез).

Совершенно отдельного рассмотрения заслуживает санитарное состояние начальствующего состава РККА. Заболеваемость начальствующего состава РККА в 1926 г. почти в 4 раза ниже, чем у офицерского состава довоенной русской армии. Это совершенно исключительное явление, не имеющее повторения ни в одной из иностранных армий, должно быть, прежде всего, поставлено в связь с тем, что революция омолодила начальствующий состав РККА и в возрастном, и в классовом отношении. Все заболевания, определяющие снижение довоенного уровня болезненности у начальствующего состава РККА, могут быть без труда объединены в 3 группы (диаграмма №10).

К первой группе относятся грипп, болезни глотки и миндалин и острый бронхит – болезни «простудные», связанные с условиями военной службы и военного обучения, в силу своей типичности для всех армий, получившие квалификацию «военных» или «профессиональных» для армии заболеваний. Красная Армия уменьшила величину этой группы заболеваний по сравнению с 1913 г. в 11 раз, совершенно изменила ее удельный вес и отодвинула эти заболевания с первых мест на последние. Этим Красная Армия обязана в первую очередь классовому и отчасти возрастному улучшению своего начальствующего состава: вышедший из рядов рабочих и крестьян, получивший суровое трудовое воспитание, привыкший в силу трудовых и бытовых условий до военной службы к температурным колебаниям, начальствующий состав РККА проявляет в отношении этих условий на военной службе гораздо большую устойчивость организма, чем офицерство старой и иностранных армий, комплектуемое из других социальных слоев, менее физически устойчивых и закаленных в отношении этих условий.

Вторую группу заболеваний, давших у начальствующего состава Красной Армии значительное снижение, составляют болезни «возраста»: хроническое заболевание легких, сердца, желудка, хронический ревматизм и подагра, болезни органов зрения и слуха, болезни нервные и душевные.

И, наконец, снижение по третьей группе заболеваний, куда относятся болезни кожи, венерические болезни, брюшной тиф и травматические повреждения, может быть отнесено в положительный актив Красной Армии не в силу «органических» качеств ее состава, а как действенное достижение, являющееся продуктом санитарной культурности начальствующего состава РККА, распространения санитарно-профилактических мероприятий в РККА и на начальствующий состав, более углубленного врачебно-профилактического надзора за состоянием здоровья и условиями груда начальствующего состава.

Эти новые и специфические для Красной Армии классовые, возрастные и культурные особенности ее начальствующего состава определяют не только болезненность, но через нее и непосредственно, и величину, и состав смертности, которая также понизилась по сравнению с 1913 г. в 4 раза.

Возвращаясь к санитарному состоянию армии в целом, необходимо отметить, что те условия службы и быта Красной Армии, которые являются благоприятными для развития болезненности армии, были предметом постоянного внимания. В первую очередь здесь необходимо поставить вопрос о санитарно-жилищных условиях. Острота жилищного кризиса поставила перед Красной Армией вопрос о постройке новых казарменных городков. Разработанные проекты нового казарменного строительства предусматривают ряд существенных санитарно-гигиенических улучшений, отвечающих современным научным требованиям и быту Красной Армии (дифференциация жилых и служебных помещений). Особенное внимание было уделено вопросам санитарно-технического оборудования казарменных городков. Однако при выполнении намеченных планов и проектов по экономическим соображениям был допущен ряд отступлений, до известной степени понижающих санитарно-гигиеническую ценность этих новых сооружений. Это относится как к выбору места для новых военных городков, так и к упрощению ремонтно-строительных работ и к преждевременной эксплуатации зданий.

Основным дефектом расквартирования воинских частей в настоящее время является значительное переуплотнение жилых помещений. Установленные нормы площади в жилых (спальных) помещениях в одну квадратную сажень почти как общее правило продолжают оставаться недостижимым требованием. Отдельного внимания заслуживает вопрос о состоянии жилищного фонда лечебных заведений. Во многих случаях в силу недостаточности средств состояние зданий военно-лечебных заведений не отвечает самым элементарным требованиям.

Серьезного внимания в смысле дальнейшего улучшения требует и питание Красной Армии. Пищевой паек Красной Армии и по калорийности (3 243) и по качественному составу еще не покрывает полностью энергетических трат красноармейцев и поэтому в Красной Армии до сего времени имеются заболевания и цингой, и куриной слепотой, распространяющиеся особенно в период лагерных сборов и маневров, т.е. в месяцы повышенной трудовой нагрузки. Красноармейский паек при относительном богатстве грубой растительной пищи (хлеб) недостаточно обеспечен животным белком и полноценными животными жирами. Его состав в граммах: белок – 101,0; жиры – 54,0; углеводы – 559,0. Кроме того, существующий паек недостаточно дифференцирован и не отражает даже основных особенностей характера и величины трудовой нагрузки различных категорий военнослужащих и основной массы в особые периоды службы (лагерный, маневренный).

Вопрос о рационализации одежды красноармейца являлся и продолжает оставаться предметом разработки военно-санитарной службы. Предпосылкой для разрешения его является изучение физического развития контингентов армии. Определение физических типов красноармейцев путем массовых антропометрических исследований состава армии дает основания для установления новых красноармейских ростовок. Разработанный ВСУ РККА материал таких обследований дал очень ценные результаты, указав признаки, которые для целей правильного построения обмундирования являются основными. Изучение и сопоставление этих признаков выявило ориентировочное процентное соотношение, которое существует между физическими типами красноармейцев. Этим самым становится возможным конкретно подойти к решению вопроса о ростовках обмундирования и обуви и наметить примерные номера их.

Качественное повышение боевой подготовки и психофизического состояния Красной Армии строится на научно-обоснованных началах, в разработке которых служба здравоохранения принимает активное участие[2].

Объективный учет влияния прохождения военной службы на физическое состояние состава Красной Армии производится на основании оценки изменений физического развития ее состава за отдельные периоды обучения и дает возможность регулировать нагрузку части, оценивать и сравнивать применяемые методы обучения, постановку дела обучения в различных частях. Полученные при этом данные указывают для громадного большинства рядового состава Красной Армии (85-90%) некоторое улучшение физического развития, выражающееся в нормальном увеличении роста на 1/2-3 см, прибавлением веса от 3-10-12 килограммов, увеличением окружности и размаха груди на 3-7 см.

Развернувшие свою деятельность психофизиологические лаборатории и научно-исследовательская работа получивших специальную подготовку военных врачей дали ценный в научном и практическом отношении материал по изучению военного труда в его различных проявлениях, повысили качество врачебного контроля и значение врачебной консультации по вопросам рационализации военного труда и быта и физического воспитания войск. К таким работам относятся изучение марша, подготовка к работе в противогазах, переползание, лыжное дело и пр. На основании данных исследования в инструкции по тренировке в этих видах военно-прикладных упражнений внесены практические указания по регулированию нагрузки, постепенности втягивания и пр. Осенью 1925 г. и при наборе нынешнего года проведено психотехническое обследование общей сложностью до 50 000 чел. красноармейского состава и курсантов. Полученные результаты дали возможность использовать данные обследования при отборе кандидатов в полковые школы и для распределения специалистов внутри части. Результаты изучения вопроса об отборе военных специалистов, стрелков, пулеметчиков и др. позволяют перейти к массовой работе и в этом направлении. Лаборатории по изучению летного дела провели большую работу по уточнению метода отбора летчиков, требований к их психофизическому состоянию и по изучению условий труда.

В лице врачей воинских частей и учреждений в Красной Армии имеется готовый аппарат для постоянного наблюдения за трудом и бытом красноармейцев. Этот аппарат ведет точную и своевременную регистрацию изменений, происходящих в армейской среде, могущих неблагоприятно влиять на состояние здоровья войск. Он является в то же время руководителем санитарного воспитания войск.

В 1926 г. продолжался рост санпросветработы в Красной Армии (диаграмма №11). Общее количество всех санитарно-просветительных выступлений (лекций, бесед, санспектаклей и т.п.) за 1926 г. составляет 277 984. На этих выступлениях присутствовало около 10 500 000 чел. Помимо проведения санпросветработы в частях Красной Армии в 1926 г. было обращено большое внимание на организацию этой работы среди допризывников. Чтобы помочь проведению этой работы ВСУ РККА была разработана выставка «Уголок здоровья допризывника», являющаяся пособием при проведении школьной и внешкольной санпросветработы среди допризывников. Выпущенная через издательство Наркомздрава РСФСР эта выставка разошлась уже в количестве нескольких тысяч экземпляров. К призыву граждан, родившихся в 1904 г., ВСУ РККА при содействии НКЗ РСФСР были выпущены соответствующие плакаты и литература.

Госпитализация больных в Красной Армии продолжала повышаться качественно. Работу лечебного аппарата можно характеризовать результатами пребывания больных в военно-лечебных заведениях: лечение больных закончилось полным выздоровлением их в 1924-25 году в 84,8%, в 1925-26 г. в 87,8%*.


Помощник начальника ВСУ РККА Замятин


РГВА. Ф. 33987. Оп. 1. Д. 652. Л. 25-30. Подлинник.


Примечания:



2

Так, например, в фондах РГВА выявлен доклад начальника Военно-санитарного управления РККА зам. председателя РВС СССР о сотрудничестве ВСУ с научными учреждениями РСФСР и УССР по вопросам здравоохранения. В нем говорится: «Согласно переданного Вами мне личного приказания представляю при этом сведения о заданиях, сделанных Наркомздравом РСФСР и Наркомздравом УССР отдельным высококвалифицированным институтам на разработку еще в мирное время ряда вопросов здравоохранения, выдвигаемых в условиях военного времени, а также вопросов практически важных для службы здравоохранения Красной Армии или выдвигаемых ею ввиду специальных условий и обстоятельств работ в армии как в мирное, так и в военное время:

I. На ближайшее время научным институтам Наркомздравом РСФСР совместно с ответственными сотрудниками Наркомздрава поручена разработка следующих вопросов: 1) Нормы замены одних продуктов питания другими (Ин-т физиологии питания НКЗ РСФСР). 2) Использование суррогатов для нужд питания населения при недостатке соответствующих основных продуктов питания (Ин-т физиологии питания НКЗ РСФСР). 3) Санитарная оценка пищевых консервов и методов консервирования для массового потребления в военное время (Санитарно-гигиенический Ин-т НКЗ РСФСР). 4) Организация и методы изучения травматизма военного времени (проф. Савельев). 5) Организация долечивания инвалидов и снабжение протезами (проф. Института физиатрии и ортопедии Малышев совместно с врачом специалистом НКЗ т. Галкиным). 6) Водоснабжение и обеззараживание питьевой воды в полевых районах в военное время (врач специалист НКЗ РСФСР т. Брагин совместно с Санитарно-гигиеническим институтом НКЗ). 7) Борьба с туберкулезом в военное время (врач специалист НКЗ т. Мунблит совместно с Туберкулезным институтом НКЗ). 8) Медико-санитарное обслуживание беженцев военного времени (проф. Сысин). 9) Организация питания населения в военное время сточки зрения здравоохранения (зам. зав. сан. эпид. отд. НКЗ РСФСР т. Слоневский совместно с Институтом физиологии питания НКЗ). 10) Заболеваемость душевными болезнями в армии и среди гражданского населения в военное время, организация психиатрической помощи и профилактических мероприятий в этой области (врач специалист НКЗ т. Прозоров). 11) Кишечные инфекции и меры борьбы с ними в военное время (врач спец. НКЗ совместно с Центральным бактериологическим институтом). 12) Борьба с малярией в военное время (проф. Добрейцев и Марциновский, Тропический институт). 13) Организация санитарно-курортной помощи в военное время (врач специалист Главного курортного управления). 14) Заболеваемость венерическими болезнями в военное время как в армии, так и среди гражданского населения и меры борьбы с ними (нач. врач сан. отд. ВСУ РККА совместно с Венерологическим институтом). 15) Противоэпидемические мероприятия на путях сообщения в военное время (зав. леч. сан. под. отд. мед. сан. отд. путей сообщения НКЗ РСФСР).

II. Наркомздравом УССР совместно с Украинским ОВСУ научным институтам Украинской ССР также предложен для проработки ряд вопросов практически важных для службы здравоохранения в Красной Армии, как-то: 1) Лечение пострадавших от удушающих веществ (Гл. обр. ОВ) (Туберкулезный ин-т НКЗ УССР)* 2) Определение лучших наиболее быстрых способов лечения опрелостей и потертостей, распространенных в походных условиях (Дерматологический ин-т НКЗ УССР). 3) Лечение поражений кожи от ОВ, а также ожогов от горючих жидкостей (Дерматологический ин-т НКЗ УССР). 4) Влияние военной службы на развитие туберкулеза (Туберкулезный ин-т НКЗ УССР). 5) Изучение травматического невроза (Психоневрологический ин-т НКЗ УССР). 6) Изучение различных видов шин (Ортопедич. травматолог, ин-т НКЗ УССР). 7) Приспособления при первоначальной помоши в случаях полостных ранений черепа (с выпячиванием мозга) (Ортопедический и травматолог, ин-т НКЗ УССР). 8) Подрессоривание повозок обывательской и военной и приспособление для перевозки раненых полостных и с переломами (Ортопед, и травм, ин-т НКЗ УССР). 9) Лечение переломов и суставов (Ортопедический и травматолог, ин-т НКЗ УССР). 10) Приспособление для раннего применения ортопедических методов в условиях военно-эвакуационной обстановки (Ортопедический] и травматологический] ин-т НКЗ УССР). 11) Защита от возможностей массовой и бактериальной войны (Санитарно-бактериолог[ический] ин-т НКЗ УССР). 12) Походные наборы для исследования воды по типу Каменского согласно последним требованиям науки и с учетом вопроса об ОВ (Санитарно-бактер[иологический] ин-т НКЗ УССР). 13) Защита и способы очистки пищевых продуктов и воды от ОВ, а также ряд других вопросов, выдвигаемых требованиями обороны страны (Санитарно-бактериологический ин-т НКЗ УССР)» (РГВА. Ф. 33989. Оп. 1.Д. 29. Я 61-62. Подлинник). - С. 36. 





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх