Глава 31

«Перестройка» в Прибалтике

«Перестройка», начатая М.С. Горбачевым, стала манной небесной для прибалтийских националистов. Спору нет, партийная геронтократия себя полностью дискредитировала. Советская экономика функционировала крайне неэффективно, началась хроническая нехватка товаров и продовольствия. Во внешней политике Политбюро совершало одну ошибку за другой. Так, в 1987 г. был заключен договор по ракетам средней и малой дальности, означавший, по сути, одностороннее разоружение СССР.[254]

Чтобы противостоять американскому и пакистанскому проникновению в Афганистан, наши престарелые вожди не придумали ничего более умного, как ввести туда «ограниченный контингент советских войск». О поражениях английских войск в Афганистане в XIX веке и начале ХХ века старцы слыхом не слыхивали. А ведь ситуацию там можно было легко поправить с помощью ответных асимметричных мер. Так, например, можно было передать достаточное количество самого современного оружия арабским странам и Индии. В этом случае сама по себе угроза уничтожения Израиля и Пакистана заставила бы янки пойти на уступки в афганском и других вопросах. Ну а в крайнем случае США вляпались бы сразу в две тяжелые локальные войны.

Самой большой и непоправимой ошибкой советского руководства стало подписание 1 августа 1975 г. Хельсинкских соглашений. Наши вожди всерьез думали, что США и НАТО теперь вечно будут уважать сложившиеся в Европе границы. Советская пресса уверяла собственное население в начале эры мира, добрососедства и т. п. А в это время американские бомбардировщики барражировали на кромке границ СССР, а «черные пташки» SR?71 неоднократно безнаказанно совершали полеты над нашей территорией. Американские и английские атомные подводные лодки столь же безнаказанно действовали в наших территориальных водах на Севере и у берегов Камчатки. Американские подводные лодки ставили в Охотском море западнее (!) Камчатки специальную аппаратуру на наши подводные кабели связи и т. д. Несколько раз вражеские лодки таранили наши субмарины у входа в наши же базы.

Наши моряки имели к тому времени превосходные противолодочные средства, и уничтожение вражеской лодки в наших территориальных водах было весьма несложным делом. Но, увы, Москва запрещала это делать. Естественно, что советскому народу знать обо всем этом было не положено.

Существуют различные пути перехода от тоталитарной доктрины к демократии, например в Испании или Китае. Так китайцы за два десятка лет сумели перейти от примитивных трудовых коммун к смешанной высокоэффективной экономике. Причем во всех случаях удавалось сохранить территориальную целостность государства. К примеру, в Китае некитайцев на порядок или два больше, чем было нерусских в СССР в 1991 г. Тем не менее КНР, проведя глубокие экономические и политические реформы, не отдала ни пяди своей территории.

Горбачев же повел СССР по пути распада. Подавляющее большинство нашего населения не желало распада Союза. Однако очень многие желали ослабления центра и усиления роли местных властей, видя в этом единственную возможность отстранить от власти КПСС или по крайней мере ограничить эту власть.

Прибалтийские националисты начали активно поддерживать горбачевскую «перестройку». В свое время по предложению Сталина была создана Литовская академия наук. И вот 3 июня 1988 г. так называемые представители литовской интеллигенции (коммунисты и беспартийные) создали инициативную группу для поддержки горбачевской программы «гласности». Эта группа вскоре стала называться «Литовским движением возрождения» или просто «Саюдис» (по-литовски «движение»).

Своими главными задачами «Саюдис» провозгласил разоблачение сталинского режима, публикацию секретных протоколов к пактам Молотова – Риббентропа и защиту окружающей среды, в том числе прекращение строительства третьего атомного реактора на Игналинской АЭС.

Всего за несколько дней «Саюдис» стал главной оппозиционной силой в Литве. Теперь и руководители литовской компартии посчитали нужным присутствовать на собраниях и митингах «движения». Причем пример этому подал секретарь ЦК Компартии Литовской ССР Альгирдас Бразаускас, 24 июня 1988 г. появившийся на митинге «Саюдиса».

16 февраля 1988 г. в Вильнюсе впервые с 1940 г. националисты устроили демонстрацию, посвященную «Дню независимости Литвы».

В октябре 1988 г. Бразаускас был назначен Первым секретарем Компартии Литвы. При его поддержке 22–23 октября в Вильнюсе прошел учредительный съезд «Саюдиса», фактически превратившегося в политическую партию. Съезд получил приветственные телеграммы от члена Политбюро А. Яковлева, который был завербован западными спецслужбами еще будучи послом СССР в Канаде.

Историк Михаил Крысин писал о взлете «Саюдиса»: «Председателем „Саюдиса“ был избран мало кому известный музыковед, доцент Вильнюсской государственной консерватории Витаутас Ландсбергис, преподававший там марксистско-ленинскую экономику.

Его отцом был тот самый граф В. Ландсбергис-Жямкальнис, профессор архитектуры, который летом 1941 года в течение сорока дней занимал пост министра коммунального хозяйства во временном правительстве «Фронта литовских активистов». И хотя немцы разогнали «правительство» ФЛА уже в начале августа 1941 года, граф Ландсбергис-старший за это время успел накопить небольшой капитал за счет ценностей и имущества казненных евреев. Этого хватило на то, чтобы эмигрировать в Австралию, открыть там свое дело и значительно умножить свое состояние. После провозглашения независимости в 1991 году, в самый разгар так называемой реприватизации, Ландсбергис-старший вернулся в Литву и получил назад свой бывший дом в Кочергине под Каунасом, национализированный советской властью после войны. Новое правительство неизвестно за что присвоило ему звание «заслуженного архитектора Литвы», хотя едва ли он построил хоть что-то на своей родине.

В октябре 1988 года на пост председателя «Саюдиса» были и другие кандидатуры – например, писатель В. Петкявичус, философ Ю. Юзопайтис и другие. Но сами же власти Литовской ССР упорно проталкивали на председательское кресло Ландсбергиса-младшего. В. Петкявичус впоследствии рассказал, что Ландсбергиса активно поддерживали секретарь Компартии Литвы Л. Шлепетис, председатель КГБ Литовской ССР генерал Э. Эйсмунтас, министр внутренних дел Литвы С. Лисаускас и другие. Они беседовали с каждым из претендентов на пост председателя, убеждая их отказаться в пользу Ландсбергиса. Недовольные этой закулисной игрой, многие члены Совета «Саюдиса» не явились на собрание, посвященное выборам председателя. Из 35 членов пришло только 16. Из этих 16-ти за кандидатуру Ландсбергиса проголосовали только 9 человек. (Любопытно, что сам Ландсбергис тоже отсутствовал, что не помешало его избранию!) Заместителем председателя был избран литератор-переводчик В. Чапайтис. В знак протеста Петкявичус и некоторые другие покинули собрание, а вскоре были отстранены от руководства».[255]

В марте 1990 г. на выборах в Верховный Совет Литвы местная компартия получила 23 депутатских места из 141. Остальные места достались депутатам от «Саюдиса», а также независимым кандидатам.

11 марта 1990 г. председателем президиума нового парламента был избран Ландсбергис. Бразаускас же был вынужден сложить полномочия. В тот же день парламент принял декларацию о независимости Литвы.

Аналогичные события произошли и в Латвии. Там с 1976 г. полулегально действовала «хельсинкская группа». Позже она стала именоваться «Хельсинки—86» и филиалом «Международной хельсинкской федерации по правам человека» (International Helsinki Federation for Human Rights), штаб-квартира которой находилась в Великобритании.

14 июня 1987 г. группа «Хельсинки—86» организовала в Риге первую демонстрацию, лозунгом которой стало требование независимости для Латвии. В 1987 г. лидеры группы организовали еще несколько демонстраций, в том числе и против строительства Даугавской ГЭС.

27 июля 1989 г. под давлением «Латвийского народного фронта» (ЛНФ) Верховный Совет Латвии принял Декларацию об экономической независимости. Избранный в марте – апреле 1990 г. новый парламент Латвии на две трети состоял из членов ЛНФ. По Конституции СССР, этого числа голосов было достаточно для провозглашения независимости республики. И вот 4 мая парламент принимает 138-ю голосами из 201-го Декларацию о демократической и независимой Латвии.

Против выступила лишь партия «Равноправие», представлявшая часть русского населения Литвы. Я говорю «часть», потому что не менее трети русскоязычного населения Прибалтики поддерживало идеалы независимости новых лимитрофов. Причин этому было несколько. Во-первых, русскоязычным там жилось куда лучше, чем, например, в поселках Вологодской области или Поволжья. Поэтому многие верили сказкам националистов, что Прибалтика – колония России, откуда Центр выкачивает средства, и при независимости их материальное благополучие существенно возрастет. Ну а во-вторых, горбачевская власть сквозь пальцы смотрела на деятельность эстонских, латвийских и прочих националистов, но русские националисты подавлялись самым беспощадным образом.

Вспомним судьбу рабочего В. Осташвили, единственной виной которого было устройство скандала 17 января 1990 г. в здании Союза писателей на заседании антисоветского общества «Апрель». Никто при этом не был ни ранен, ни убит, но, увы, Осташвили получил срок, а затем его убили в лагере усиленного режима перед самым освобождением. В 1988–1991 гг. было убито еще несколько лидеров русских националистов. Понятно, что ни одно из этих преступлений не было раскрыто. Русское население было запугано собственными же МВД и КГБ.

А теперь обратимся к Эстонии, где местные националисты не отставали от своих литовских и латвийских коллег. Они создали так называемый «Эстонский гражданский комитет», который начал призывать объявить независимость Эстонии. Комитет организовал регистрацию «всех граждан довоенной Эстонской республики и их потомков», длившуюся целый год. Всего было зарегистрировано свыше 700 тысяч человек. По заявлению лидеров «Эстонского гражданского комитета» только эти граждане должны были пользоваться избирательным правом, чтобы решить судьбу будущей Эстонии. Полутора миллионам русскоязычных и тем, кто не прошел регистрацию, было отказано в праве голоса, а затем предполагалось лишить их и гражданства.

30 марта 1990 г. Верховный Совет Эстонской ССР принял резолюцию о восстановлении независимости Эстонии. Что толку возмущаться деятельностью националистов, когда 12 июля 1990 г. Верховный Совет РСФСР принял «Декларацию о независимости России». Забавно получается – «метрополия» объявила о своей независимости от «колоний»! Подобного анекдота не было в истории человечества. Позже Ельцин объявит 12 июля Днем независимости России. Независимости от кого? От Севастополя? Одессы? Нарвы? Наследники Ельцина поняли чудовищность «дня независимости» и переименовали 12 июля в День России. И увы, никто нам не объяснил, что, собственно, мы празднуем в этот день? С тем же успехом можно праздновать День битвы на Калке, День Брестского мира и т. п.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх