Глава 28

Как армия крайова пыталась захватить Литовскую ССР

При освобождении Литвы Красной армии пришлось действовать не только против германских войск и банд литовских националистов, но и против польской Армии крайовой. В 1940–1943 гг. Армия крайова, «державшая ружье у ноги», мало досаждала немцам, и те, в свою очередь, сквозь пальцы смотрели на формирование частей Армии крайовой. Это только в нашем и польском кино в каждой оккупированной деревне стояли немецкие части, и не простые, а элитные.

На самом же деле в Польше и в СССР в ряде районов на десятки километров не было немецких войск. Гарнизоны в тылу состояли из военнослужащих преклонного возраста и инвалидов. Поэтому Армия крайова за 2 года существенно окрепла. Арсенал ее пополнился оружием бывшей польской армии, брошенным или спрятанным в 1939 г., и немецким оружием, похищенным или купленным у оккупационных войск. А с начала 1944 г. американские летающие крепости «Либерейтор» Б—24, действовавшие с итальянских аэродромов, регулярно сбрасывали оружие на парашютах. Армия крайова таким образом получила от западных союзников тысячи единиц легкого вооружения, включая минометы и крупнокалиберные пулеметы, а также современные мощные радиостанции. На парашютах сбрасывались и польские офицеры, прошедшие обучение диверсионной деятельности в Англии и США.

В связи с успехами Красной армии эмигрантское правительство и руководство Армии крайовой разработали план операции «Буря». Согласно ему, части Армии крайовой должны были при отступлении немцев занимать крупные города, создавая там гражданские администрации, подчиненные Лондону, и встречать советские войска в роли хозяев, то есть законных властей. Для реализации плана предполагалось привлечь до 80 тысяч членов Армии крайовой, находившихся главным образом в восточных и юго-восточных воеводствах Польши и на территориях Литвы, Западной Украины и Западной Белоруссии.

План «Буря» предусматривал участие Армии крайовой в изгнании немцев, допускал взаимодействие с частями Красной армии, но категорически предписывал «решительно противостоять» любым попыткам включить подразделения Армии крайовой в состав Красной армии или польских дивизий, шедших вместе с ней с Востока. Командирам отрядов Армии крайовой предлагалось по завершении военных операций оставаться в тылах Красной армии, действовать независимо от нее, препятствовать установлению власти Крайновой Рады Народовой и обеспечивать утверждение администрации эмигрантского правительства.

При этом действия плана «Буря» должны были происходить не только на территории бывшего Польского государства, но и на территории Литовской ССР.

Согласно совершенно секретному докладу наркома внутренних дел Л.П. Берия Сталину, «в Вильно существовала при немцах польская подпольная военная организация, которая была сведена в три отряда. Из этих трех отрядов и на сегодня существует отряд № 1 численностью 1500 человек. Два отряда, по словам начальника штаба отрядов, не существуют, так как один из них был разбит немцами во время попытки овладеть г. Вильно, а другой разогнан немцами в период его организации.

На сегодня в г. Вильно имеется до 2000 солдат «Польской Армии краевой» и в районах: Новогрудском (Туркели, Волкорабишки) – до 7000–8000 человек, Медники (колония Гурка) – до 8000 человек и вокруг Вильно (имение Веерке-Нове) – 3000–4000 человек. Всего до 25 000 солдат.

Во всех этих районах были наши офицеры и генералы и видели их расположение и численность.

Все польские солдаты сведены в бригады и вооружены в большинстве русскими винтовками и автоматами, револьверами и гранатами. Кроме того, имеются в бригадах станковые и ручные пулеметы, противотанковые ружья, орудия, самоходные немецкие пушки и даже танки (во 2-й бригаде мы видели 3 танка). Имеются у них также и средства передвижения – автомобили, мотоциклы, лошади…

Кроме того, наличие этой «польской армии» дезориентирует местное население. Многие думают, что это польская армия БЕРЛИНГА,[237] и когда пришли заготовители от 3-го Белорусского фронта в Ошмяны за продуктами, то им жители заявили, что они уже все задания по налогу выполнили в польскую армию БЕРЛИНГА.

НКВД СССР докладывает, что сверх имеющихся в Вильно 2-х батальонов войск НКВД и одного полка, прибывающего в Вильно завтра, 16 июля, нами перебрасывается в район Вильно одна дивизия внутренних войск НКВД и 4 погранотряда, в результате чего в ближайшие 4–5 дней в районе Вильно будут сосредоточены части войск НКВД общей численностью 12 000 человек…

Поляки безобразничают, отбирают насильно продукты, рогатый скот и лошадей у местных жителей, заявляя, что это идет для польской армии. Имеют место угрозы, что если местные жители Литвы будут сдавать продовольствие Красной армии, то поляки их накажут…

…После очистки г. Вильно от немцев на городской Ратуше был вывешен Советский флаг. Через некоторое время ниже Советского флага появился польский флаг, который, правда, сразу же был снят. Вчера вечером в г. Вильно хоронили наших офицеров, погибших при взятии г. Вильно. Командир полка на могиле сказал, что они погибли за освобождение литовской столицы г. Вильно. Стоявшие два польских солдата обратились к нашему полковнику Капралову и заявили, что, видимо, полковник выступавший не знает, что Вильно никогда не был и не будет литовским…

…В настоящее время поляки проводят усиленную мобилизацию в «Армию краевую» и собирают оружие. Вчера была в городе задержана повозка с оружием, на которой ехал польский солдат. При допросе он заявил, что оружие собрано у населения и предназначено для польских бригад. Оружие изъято».[238]

Поляки утверждали, что это они освободили Вильно. На самом деле генерал «Вилк» («Волк» – псевдоним полковника А. Кжижановского) получил приказ из Лондона занять Вильно частями Армии крайовой. Туда действительно сунулась одна бригада, но немцы ее наголову разбили. На этом «занятие» Вильно поляками прекратилось.

Советское командование решило разоружить части Армии крайовой и сделать это по возможности без применения оружия. Для этого генерал-майор «Вилк» 17 июля 1944 г. был вызван в ставку командующего 3-м Белорусским фронтом генерала армии И.Д.Черняховского. Там «Вилку» было заявлено, что советское командование интересует боеспособность польских формирований, и поэтому желательно, чтобы офицеры Красной армии ознакомились с ними. «Вилк» согласился и сообщил шесть пунктов, где дислоцировались его полки и бригады.

Кроме того, советское командование заинтересовалось офицерским составом польских формирований и предложило «Вилку» собрать всех командиров полков, бригад, их заместителей и начальников штабов, на что «Вилк» также согласился и отдал соответствующее приказание своему связному офицеру, который немедленно выехал из штаба.

После этого «Вилк» был обезоружен, а прибывший вместе с ним капитан – начальник штаба, который был представителем Лондонского правительства, попытался выхватить пистолет для оказания сопротивления, взвел курок, но был также обезоружен.

Немедленно к местам расположения польских войск были высланы соединения и части 3-го Белорусского фронта, выделенные для разоружения поляков. А на места разоружения руководящего офицерского состава выехала маневренная группа пограничников и руководящих работников НКВД.

Далее процитирую еще один доклад Берия Сталину: «Сегодня, 18 июля, получено от т.т. Серова и Черняховского следующее сообщение: Вчера, в 20 часов, были собраны в районе деревни Богуши командиры бригад и батальонов якобы для смотра их командующим фронта. Всего собралось 26 офицеров, из них: 9 командиров бригад, 12 командиров отрядов и 5 штабных офицеров польской армии.

На наше предложение сдать оружие офицеры ответили отказом, и лишь когда было объявлено о применении оружия, офицеры разоружились.

Кроме того, вчера были изъяты: командующий Виленским округом подполковник Кржешевский, Любослав, псевдоним «Людвиг», и командующий Новогрудским округом полковник Шидловский, Адам, псевдоним «Полищук».

Шидловский в мае с.г. выброшен из Италии на парашюте в Варшаву с задачей организации польских партизан в Новогрудском округе.

Сегодня, с рассветом, приступили к проческе лесов, где, по нашим данным, находились поляки. В некоторых местах поляков не оказалось. Было установлено, что они ночью выступили в южном направлении. Принятыми мерами поляки были настигнуты и разоружены.

По состоянию на 16 часов обезоружено 3500 чел., из них: 200 офицеров и подофицеров.

При разоружении изъято оружия: винтовок 3000 шт., автоматов 300 шт., пулеметов 50 шт., минометов 15, орудий легких 7, автомашин 12 и большое количество гранат и патронов.

Польские офицеры и солдаты под конвоем направлены на пункты сбора, а оружие свозится на склады.

Части, участвующие в операции, ведут дальнейшую разведку, преследование и разоружение польских отрядов.

Как нами установлено допросом командиров отрядов и бригад, а также «командующих» Виленским и Новогрудским округов, общая численность всех солдат так называемой «Польской армии краевой» колеблется от 8 до 10 тысяч, расположенных в полосе 3-го Белорусского фронта».[239]

А вот следующий доклад Лаврентия Павловича от 3 августа 1944 г.: «НКВД СССР докладывает об итогах операции по разоружению солдат и офицеров „Польской Армии крайовой“ и о проводимых в Литовской ССР оперативно-чекистских мероприятиях.

По данным полков и соединений 3-го Белорусского фронта, принимавших участие в операции, всего разоружено 7924 солдата и офицера.

Из этого количества 4400 солдат и офицеров откомандировано на сборные пункты, 2500 солдат распущено по домам командирами частей и конвоем.

Кроме этого, на участке 1-го Прибалтийского фронта разоружено 400 польских солдат.

При разоружении поляков изъято: винтовок – 5500, автоматов – 370, пулеметов ручных и станковых – 270, орудий легких – 13, а также автомашин 27, радиостанций 7, лошадей 720.

В течение нескольких дней представитель армии БЕРЛИНГА завербовал на сборном пункте 440 солдат. Офицерский состав отказывался идти в армию БЕРЛИНГА, заявляя, что на это нет приказа от высшего командования…

До войны в г. Вильно насчитывалось 320 000 жителей. В период оккупации около 30 000 разъехались по деревням и вывезены немцами в Германию. Кроме того, по данным местных жителей, немцами было арестовано и расстреляно свыше 40 000 евреев и других граждан.

В настоящее время в г. Вильно в пригороде проживает до 200 000 человек. Абсолютное большинство жителей – поляки. Установлено, что литовцы ушли с немцами при отступлении, боясь репрессий со стороны советской власти и поляков за то, что они активно помогали немцам в период оккупации.

Между поляками и литовцами существуют враждебные отношения. Это объясняется тем, что в период оккупации немцами Литвы литовцы занимали все ответственные административные посты как в городе, так и в деревне и плохо относились к полякам.

Кроме того, по заданию немцев литовский генерал Плеховичус [Так в тексте. Правильно: Плехавичиус] организовал из литовцев дивизию для проведения карательных мероприятий против поляков и партизан. Эта дивизия жестоко расправлялась с населением.

Население г. Вильно положительно реагирует на освобождение города от немецких оккупантов и выражает удовлетворение тем, что служба в костелах будет вестись не на литовском, а на польском языке, а также выражает надежду, что Вильно будет входить в состав Западной Украины или Белоруссии, но только не Литвы.

По непроверенным агентурным данным, в Тракайском уезде собирают подписи у населения, чтобы послать письмо товарищу СТАЛИНУ с просьбой о присоединении Виленской области к Западной Белоруссии.

Рабочие и трудовая интеллигенция г. Вильно одобрительно высказываются о создании Польского Национального Комитета Освобождения, считая, что в результате этого мероприятия Польша станет самостоятельным государством.

Часть населения, особенно духовенство, польские националисты и реакционная интеллигенция считают Национальный Комитет незаконным и делают ставку на лондонское правительство.

Во всех освобожденных уездах местная администрация, состоявшая исключительно из литовцев, сбежала. Полицию и карательные органы немцы оставляли на месте, организовывали из них отряды самообороны и предлагали им защищать свой город. Так, например, города Тракай и Паневеж защищали отряды самообороны. После того как Красная армия входила в город, эти отряды скрывались в лесах.

Организованы оперативные мероприятия по поимке членов отрядов самообороны.

Во всех уездах осталось большое количество русских людей, угнанных немцами в феврале с.г. Так, например, в Паневежском уезде оказалось более 2000 человек, угнанных немцами из Ленинградской области вместе со скотом и сельхозинвентарем.

В других уездах жители Орловской, Курской, Смоленской и других областей.

С 14 по 20 июля НКВД – НКГБ Литовской ССР арестовало 516 человек, в том числе: шпионов – 51, активных пособников немецких оккупантов – 91, руководящих работников административных органов немецких оккупационных властей – 302, участников подпольных антисоветских националистических организаций – 36 и уголовного элемента – 35.

Кроме того, органами и войсками НКВД выявлено и захвачено в плен 570 немецких солдат и офицеров, пытавшихся пробраться на Запад.

При боевых столкновениях с отдельными группами немцев убито 785 солдат.

У арестованных и населения изъято оружия: винтовок – 984, пулеметов – 405, минометов 132, гранат – 137, патронов – 450 000».[240]

Так решительными действиями Красной армии и Госбезопасности была пресечена попытка Армии крайовой захватить Виленскую область и включить ее в состав Польши.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх