Глава 27

Вместе с Красной армией

Однако далеко не все прибалты поддерживали фашизм. Десятки тысяч эстонцев, латышей и литовцев храбро сражались в частях Красной армии.

В связи с быстрым наступлением германских войск и действиями «пятой колонны» мобилизацию военнообязанных в Латвийской ССР провести не успели. В тыловые районы Советского Союза из Латвии удалось эвакуировать 53 тысяч человек, из которых многие изъявили желание пойти на фронт.

Правительство Латвийской ССР, эвакуированное в глубь России, обратилось в Государственный Комитет Обороны (ГКО) СССР с просьбой разрешить сформировать в составе Красной армии латышскую стрелковую дивизию. Оно учитывало также и то, что в старых республиках Советского Союза проживало примерно 150 тысяч латышей.

Местом формирования латышской дивизии стали Гороховецкие лагеря под городом Горьким. Туда из разных районов РСФСР, в основном из Северного Поволжья, стали прибывать латыши и граждане Латвийской ССР других национальностей. Среди них было много бойцов батальонов рабочей гвардии и отрядов партийно-советского актива, уже имевших боевой опыт, а также городских и сельских партийных и советских работников, милиционеров, рабочих и крестьян. Прибывали бойцы и командиры бывшего 24-го (латвийского) стрелкового корпуса, 1-го и 2-го латышских стрелковых полков, воевавших в июле – августе 1941 г. в составе 8-й армии.

Рижское пехотное училище было эвакуировано в Семипалатинск, и там доучивались курсанты из Латвийской ССР. Именно 228 выпускников этого училища составили ядро среднего командного состава формируемой дивизии. Часть командных должностей в дивизии заняли кадровые офицеры и младшие командиры бывшей латвийской армии.

К сентябрю 1941 г. численность дивизии достигла 10 348 человек, 90 % из которых составляли латыши и граждане Латвийской ССР других национальностей. Рабочие составляли 62 %, служащие – 29 %, крестьяне – 9 %. 70 % из них пошли в армию добровольцами.

Национальный состав дивизии был следующим: латыши – 51 %, русские – 26 %, евреи – 17 %, поляки – 3 %, другие национальности – 6 %.

Командиром дивизии был назначен полковник Янис Вейкин, за годы войны дослужившийся до генерал-майора.

12 сентября 1941 г. войска дивизии приняли присягу, а сама дивизия получила наименование «201-я Латышская стрелковая дивизия» (1-го формирования).

Дивизия состояла из 92-го, 122-го и 191-го стрелковых полков, 220-го артиллерийского полка, 310-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона, 170-го отдельного батальона связи, Латвийского запасного батальона, а также других специальных частей и подразделений.

В феврале 1942 г. приказом командования Московского военного округа в Гороховецких лагерях на базе Латвийского запасного батальона был сформирован 1-й отдельный запасной Латвийский стрелковый полк.

Боевое крещение 201-й дивизии состоялось 20 декабря 1941 г. под Можайском в ходе контрнаступления 33-й армии. За мужество и героизм, проявленные в боях под Москвой, ордена и медали получили 201 воин дивизии. Командир пулеметного отделения

И. Урбан и командир разведвзвода Я. Кезберис были награждены орденом Ленина. 54 бойца и командира получили орден Красного Знамени, 82 – орден Красной Звезды, 43 – медаль «За отвагу», 20 – медаль «За боевые заслуги». А позже все участники этих боев были награждены медалью «За оборону Москвы».

5 октября 1942 г. за проявленные в боях под Москвой и у Старой Руссы мужество и стойкость, за героизм личного состава приказом наркома обороны 201-й Латышской стрелковой дивизии было присвоено звание гвардейской. Теперь она стала именоваться 43-й гвардейской Латышской стрелковой дивизией.

В ходе боев Латышская дивизия несла большие потери, и, чтобы сохранить ее, командование Красной армии разослало специальную директиву – направлять весь рядовой и младший начальствующий состав латышской национальности в 1-й отдельный полк. Так, в июне 1942 г. в полк прибыли 170 латышей-фронтовиков, собранных из разных частей Ленинградского фронта. Благодаря этой директиве соединения Прибалтийских республик смогли до конца войны сохранить в определенной степени свой национальный состав.

По подсчетам В.И. Савченко,[230] из 1-го отдельного запасного полка отбыло на фронт около 33 тысяч человек, в том числе: в 1942 г. – 16 471, в 1943 г. – 11 143 и до июня 1944 г. – 5300 человек.

Со второго полугодия 1942 г. в полк стали прибывать призывники 1924 г. рождения, как латыши, так и жители Поволжья, и с этого времени полк стал многонациональным и молодежным. С марта 1942 г. в полку были организованы курсы младших лейтенантов. Часть младших командиров направлялась из полка в Подольское военное училище, где имелась отдельная латышская рота, а также в артиллерийские и военно-инженерные училища. Затем они возвращались в запасной полк, а из полка молодых командиров направляли в латышские части.

Всего в запасном полку было подготовлено и отправлено на фронты для пополнения 43-й гвардейской дивизии около 33 тысяч человек, в том числе 1098 офицеров и 3581 сержант.

В результате в июле 1943 г. процент латышей в 201-й дивизии упал до самого низкого уровня (32,4 %). Однако к концу года процент латышей вновь возрос до 60. К этому времени в дивизии состояли 10 752 человека.

К 15 мая 1943 г. в соответствии с распоряжением Генерального штаба Красной армии от 20 января 1943 г. было закончено формирование 24-й отдельной латышской авиаэскадрильи, в которой состояли 132 летчика-латыша. Половина из них до войны проживала в Латвии, а половина – в СССР. На базе этой эскадрильи

3 июля 1943 г. был создан 1-й Латышский бомбардировочный авиаполк, командовал которым майор (позже полковник) Карлис Кирш.

5 июня 1944 г., перед началом боев за освобождение Латвии, приказом Генштаба Красной армии был сформирован 130-й Латышский стрелковый корпус, в который вошли 43-я гвардейская (с 9 июля 1944 г. командир гвардии полковник А.Ю. Калныно, ранее командовавший 182-й стрелковой дивизией 1-го формирования) и 308-я (генерал-майор В.Э. Дамберг) стрелковые дивизии.

308-я стрелковая дивизия начала формироваться в Гороховецких лагерях на базе 1-го отдельного запасного латышского полка в конце июня 1944 г. и закончила формирование 7 июля. На фронт она прибыла в последних числах июля.

3 июля 1944 г. 130-й корпус вошел в состав 22-й армии 2-го Прибалтийского фронта. 16 июля войска фронта вышли к границам Латвийской ССР. 18 июля в 4 ч. 30 мин. утра передовой отряд 130-го корпуса перешел границу республики близ Шкяуне. 1-я стрелковая рота 1-го батальона под командованием гвардии капитана Эрнста Вейсе очистила от противника деревню Боркуйцы и водрузила над одним из домов красный флаг. А в это время 2-я рота гвардии капитана Язепа Пастернака форсировала топкое болото и заняла уездный центр Шкяуне. Это был первый волостной центр на латвийской земле, освобожденный от противника солдатами 125-го гвардейского стрелкового полка.

К полудню того же дня, 18 июля, на территорию Латвийской ССР вступили с развернутыми знаменами и остальные полки 43-й дивизии.

308-я дивизия, совершив длительный марш в район сосредоточения корпуса, 25 июля перешла границу республики в районе села Ворзово. 30 июля дивизии соединились. Латгалию до реки Айвиексте корпус прошел за три недели.

24 июля 1944 г. на территорию Латвии перелетел Латышский авиаполк. Первым местом его базирования стал хутор Абрицки в 18 км от только что освобожденной Лудзы. А 9 августа за достигнутые боевые успехи, за мужество и героизм личного состава, проявленные в боях на подступах к Латвии и при взятии города Режица (Резекне) полку присвоили почетное наименование Режицкий. Теперь полк стал именоваться 1-й Латышский Режицкий ночной бомбардировочный авиаполк. В представлении к награде говорилось, что за время своего существования полк произвел 6407 самолето-вылетов, успешно выполнял задачи по уничтожению живой силы и самолетов противника на его аэродромах, оказывал помощь партизанам, забрасывал в тыл врага парашютистов.

22 июля 1944 г. 130-му корпусу была поставлена новая боевая задача. Следуя за войсками первого эшелона 22-й армии, 24 июля латышские полки расположились в лесах севернее местечка Дагда.

43-я дивизия в конце июля приняла участие в последнем этапе Резекненско-Даугавпилсской операции.

26 июля 43-я дивизия сосредоточилась в районе Амбели, Борзовка южнее озера Вишкю. Утром 27 июля дивизия завязала бои с противником в районе Тимушки, Пилскалны и вместе с приданными корпусу танковой бригадой, двумя самоходно-артиллерийскими полками и артиллерийской бригадой прорвала оборону противника западнее озера Лукнас и продолжала наступать, продвинувшись за сутки на 22 км. При этом были освобождены 52 населенных пункта севернее Даугавпился.

8 августа в 8 часов утра два полка 43-й дивизии вышли к Западной Двине у железнодорожного моста на линии Крустпилс – Рига. В тот же день части 308-й дивизии ворвались в город Крустпилс – крупный узел шоссейных и железных дорог. К середине дня войска корпуса во взаимодействии с другими соединениями 22-й армии полностью разгромили группировку противника в районе Крустпился, а уже к вечеру окончательно ликвидировали вражеский плацдарм в междуречье Западной Двины и Айвиексте.

Взаимодействуя с соединениями 10-й гвардейской армии (командующий – генерал-лейтенант М.И. Казаков), наступавшими на Рижском направлении вдоль левого берега Западной Двины, 43-я гвардейская и 308-я латышские стрелковые дивизии корпуса перешли в 6 часов утра 10 октября в решительное наступление в направлении Галдниеки, Скрундас, Судмалкалнс, Смилтниеки. В этот день было освобождено 28 населенных пунктов. 308-я дивизия, преодолевая упорное сопротивление противника, к вечеру достигла линии Зиемели – Какаули, где отражала вражеские контратаки. 43-я дивизия вышла к рубежу обороны противника, проходившему восточнее Иецавского шоссе на участке Мисаскрогс – Балкас и далее по северному берегу реки Кекава, овладела населенными пунктами Лидакас, Балкас и остановилась перед сильно укрепленной обороной противника.

На следующий день, 11 октября, 43-я дивизия продвинулась вперед, перерезала шоссе Кекава – Иецава и овладела рубежом Силини – Балкас. Теперь перед дивизией находилась укрепленная полоса противника по реке Кекава – левому притоку Западной Двины. Корпус форсировал Кекаву и преодолел укрепленную полосу.

12 октября немцы со стороны Риги предприняли сильные танковые контратаки. Ожесточенные бои шли почти целый день, и только к вечеру удалось отбросить противника. 308-я дивизия, преследуя немцев, перерезала шоссе Рига – Бауска в районе Пулкартне, а 43-я дивизия – между Виллис и Силини.

Немцы в ходе операции «Гром» еще 5 октября начали отвод войск с правого берега Западной Двины. В ночь с 12 на 13 октября германские войска оставили Ригу. Утром 13 октября первой в город ворвалась 245-я стрелковая дивизия генерал-майора Родионова. К этому времени 130-й корпус находился в 15 км от юго-восточной окраины Риги.

15 октября в 10 часов утра части Латышского корпуса с оркестром и развернутыми боевыми знаменами по Лубанскому шоссе вошли в Ригу.

За бои в сентябре и октябре 1944 г. 3418 бойцов и командиров Латышского корпуса, проявивших доблесть и отвагу в боях за столицу Латвии, города и села, были награждены орденами и медалями. Латышскому корпусу была объявлена благодарность, и он получил орден Суворова II степени. 43-й гвардейской дивизии присвоили почетное наименование Рижской вместе с другими особенно отличившимися частями и соединениями.

По просьбе ЦК КП(б) Литвы и Правительства Литовской ССР ГКО СССР 18 декабря 1941 г. принял постановление о формировании 16-й Литовской стрелковой дивизии. Формировалась она в Московском военном округе – в городах Балахне, Правдинске, Городце и поселке Чернораменке Горьковской области.

Среди генералов и командиров 16-й стрелковой дивизии были и ветераны Гражданской войны (например, генерал-майор Ф. Жемайтис, командовавший дивизией с начала ее создания до апреля 1943 г.), и кадровые командиры Красной армии, и офицеры бывшей литовской армии. Комиссаром дивизии назначили бригадного комиссара И. Мацияускаса, заместителем командира по строевой части – генерал-майора В. Карвялиса (раньше он командовал 184-й стрелковой дивизией 29-го территориального Литовского стрелкового корпуса). Всего в 16-й дивизии насчитывалось свыше 10 тысяч офицеров, сержантов и солдат.

На фронт 16-я литовская дивизия была послана в самом конце 1942 г.

В брежневские времена известный еврейский писатель Эфраим Севела ославил литовскую дивизию в повести «Моня Цацкес – знаменосец» («Зебра Е», 2004 г.): «…эта [16-я. – А.Ш.] дивизия во всей славной Советской армии отличалась наибольшим скоплением больших носов, потому что почти все ее солдаты и даже офицеры были евреями…

…В самый разгар войны с немцами Сталин дал приказ прочесать все уголки России и найти литовцев, чтоб создать национальную литовскую дивизию. Как ни старались военкоматы, кроме литовских евреев, бежавших от Гитлера, ничего не смогли набрать. Пришлось довольствоваться этим материалом. Литовских евреев извлекали отовсюду: из Ташкента и Ашхабада, из Новосибирска и Читы, отрывали от причитающих жен и детей и гнали в товарных поездах к покрытой толстым льдом реке Волге». Увы, повесть слишком остроумна, чтобы соответствовать истине. На самом деле на 1 января 1943 г. в дивизии было 10 250 человек, из которых около 7 тысяч – литовцы или жители Литвы. По национальностям ее личный состав распределялся следующим образом: литовцев – 36,3 %, русских – 29,9 %, евреев – 29 %, представителей других национальностей – 4,8 %.

4 июля 1944 г. 16-я дивизия вместе с другими частями Красной армии освободила древний русский город Полоцк. 12 июля 16-я дивизия вступила на территорию Литовской ССР. 13 июля войска 3-го Белорусского фронта освободили столицу Вильнюс.

В первых числах августа 1944 г. начался призыв в Красную армию жителей с освобожденных от оккупантов территорий Литвы. В общей сложности было призвано около 13 тысяч человек, так что национальный состав 16-й дивизии изменился. На 1 июля 1944 г. литовцев в дивизии насчитывалось 32,2 %, а 27 апреля 1945 г. – 68,4 %.

За первые две недели после освобождения Вильнюса в армию вступили 1417 человек. С 25 августа по 5 сентября 1944 г. в Каунасе записались добровольцами в Красную армию 10 145 человек. А из всех освобожденных районов Литвы до 16 сентября ряды красноармейцев пополнили 83 941 человек. Всего же из Литвы на завершающем этапе войны в армию вступили 108 378 человек. Они сражались с немцами на разных фронтах вплоть до 9 мая 1945 г. Более 150 тысяч граждан Литовской ССР в годы войны активно участвовали в вооруженной борьбе с захватчиками.

18 декабря 1941 г., в разгар битвы под Москвой, ГКО СССР принял постановление о формировании 7-й Эстонской стрелковой дивизии, которое началось 7 января 1942 г. Местом формирования определили Свердловскую область.

Рядовой и сержантский состав 7-й дивизии комплектовался из граждан Эстонской ССР – призывников, запасников, военнослужащих из действующей армии, тыловых частей и возвращавшихся из госпиталей. 1 октября 1942 г. по предложению ЦК Компартии Эстонии Наркомат обороны СССР издал директиву, согласно которой направлению в эстонские воинские части подлежали все военнообязанные эстонцы и граждане Эстонской ССР соответствующих возрастов. В 7-ю дивизию также вошли бойцы истребительных батальонов, сражавшиеся под Нарвой и Таллином.


Боевой путь 16-й Литовской стрелковой дивизии

14 марта 1942 г. воины 7-й эстонской дивизии приняли военную присягу. К 25 июля 1942 г. в дивизии состояло 12 676 человек.

10 февраля 1942 г. Наркомат обороны СССР издал распоряжение о формировании второй эстонской стрелковой дивизии. Эта дивизия получила номер 249, и формирование ее началось 1 марта 1942 г. в Челябинской области в лагерях 2-й и 4-й запасных бригад. Только в марте туда прибыли 4 тысячи человек. Командиром 249-й эстонской стрелковой дивизии назначили полковника А. Вассиля.

25 сентября 1942 г. вышла директива Наркомата обороны СССР о формировании 8-го Эстонского корпуса на базе 7-й и 249-й Эстонских дивизий.

К ноябрю 1942 г. в эстонских частях насчитывалось 27 311 человек (7-я дивизия – 10 052 чел.; 249-я дивизия – 10 235 чел.; запасной полк – 6617 чел.). 8-й Эстонский корпус к концу формирования состоял на 75,7 % из рабочих, на 6,6 % – из крестьян, на 7,2 % – из служащих; 10,5 % составляли прочие категории. На 15 мая 1942 г. эстонцы составляли 88,8 % (19 658 человек), а русские – 9,9 %.

7 ноября 1942 г. 8-й Эстонский корпус прибыл на Калининский фронт.

1 февраля 1944 г. вышел приказ о включении Эстонского корпуса в состав войск Ленинградского фронта (командующий фронтом – маршал Л.А. Говоров) и зачислении в резерв Ставки Верховного Главнокомандования.

Эстонский корпус принял участие в Таллинской наступательной операции войск 2-й ударной и 8-й армий 3-го Прибалтийского фронта. Утром 17 сентября бойцы 7-й дивизии форсировали реку Эмайыги (Эмбах). 19 сентября 1944 г. части корпуса освободили город Муствеэ.

В Эстонии частям 8-го корпуса противостояли не только германские войска, но и отряды эстонских националистов. 20 сентября 7-я дивизия 130-го корпуса у поселка Авинурме вела упорные бои с националистами, в ходе которых были полностью разгромлены два полка 300-й дивизии особого назначения, состоявшей из немецких и эстонских подразделений, и 20-й артиллерийский полк из 20-й эстонской дивизии СС. 46-й полк из этой же дивизии СС сумел уйти лесными дорогами, и утром 21 сентября эстонский корпус начал преследование противника. В районе озера Поркуни была обнаружена колонна войск противника численностью до 1500 человек. Это были остатки 20-й дивизии СС и 209-й пехотной дивизии. Группа была уничтожена войсками 249-й советской эстонской дивизии. Это был последний серьезный бой в ходе операции. Теперь 20-я эстонская дивизия СС перестала существовать как боевая единица.


Боевой путь 8-го Эстонского стрелкового корпуса

Разгромив вражескую колонну, части 249-й дивизии освободили город Тамсалу. К исходу дня главные силы корпуса вышли к железной дороге Тапа – Тарту.

По приказу командира Эстонского корпуса был сформирован один из подвижных передовых отрядов фронта, шедших на Таллин впереди войск. В подвижный моторизованный отряд корпуса вошли два стрелковых батальона, рота автоматчиков, взвод разведки, два взвода противотанковых ружей, взвод 45-мм пушек, рота пулеметчиков – все из 354-го полка. Отряду был придан 45-й танковый полк корпуса под командованием полковника Э. Куслипуу и 952-й самоходно-артиллерийский полк. Личный состав отряда посадили на автомашины. Командиром отряда был назначен полковник Василий Вырк – командир 354-го полка 7-й дивизии 8-го Эстонского стрелкового корпуса.

21 сентября 1944 г. Вырк получил приказ: «К утру овладеть столицей Советской Эстонии Таллином!» – и задачу: не ввязываться в бой, с ходу прорваться через линию фронта и к утру 22 сентября ворваться в Таллин, освободить его и водрузить флаг Советского Союза на башне Длинный Герман.[231]

Отряд вышел из Паасвере, прорвался через линию фронта севернее Тамсалу и далее прошел около 120 км по маршруту Амбла – Янеда – Роокюла – Лехмья. Под городом Тапа отряд встретился с частями подвижной группы 8-й армии. Передовые отряды 8-й армии и 8-го Эстонского корпуса успешно продвигались к Таллину. Отряд полковника В. Вырка к 8 часам утра 22 сентября достиг реки Пирита у Васкьяла и под Таллином захватил аэродром с 25 самолетами. В 9 часов утра в штабе корпуса получили радиограмму от Вырка, переданную открытым текстом: «Ведем бой в Таллине». Далее одна за другой последовали радиограммы: «Заняли вокзал», «На Длинном Германе развевается красный флаг». Около 11 часов в штабе прочитали: «Бои прекратились, наводим порядок».

Во взаимодействии с прибывшими одновременно в город подвижными отрядами 8-й армии уже к полудню был освобожден центр города, а к вечеру – и весь город. Красное знамя на древней башне Длинный Герман таллинского замка Тоомпеа подняли командир взвода 3-й роты 354-го полка лейтенант Йоханнес Лумисте и ефрейтор Эльмар Нагельман из того же полка. А на здании Президиума Верховного Совета Эстонской ССР водрузили красный флаг бойцы 14-го полка 72-й стрелковой дивизии В. Въюков и Н. Головань.

Согласно германским историкам, немцы морем эвакуировали из Таллина 50 880 солдат, 20 148 гражданских лиц и 931 пленного.

Утром 23 сентября в Таллин прибыл второй подвижный отряд корпуса в составе роты танков, пяти дивизионов артиллерии и дивизиона «катюш». Отрядом командовал генерал Л. Пэрн. Тысячи таллинцев высыпали на улицы, чтобы приветствовать этот отряд.

После захвата Таллина войска 2-й ударной армии развернулись фронтом на запад и юго-запад и продолжали наступление. Основные силы Эстонского корпуса также быстро продвигались вперед. 22 сентября они вышли на линию Янеда – Ярва – Яани, а к вечеру 24 сентября были уже на линии Кохила – Рапла.

24 сентября подвижный отряд 249-й дивизии освободил населенные пункты Хаапсала и Рохукюл, где захватили множество пленных и богатые трофеи.

25 сентября Эстонский корпус вышел на линию Паливере – Кулламаа – Марьямаа – Нисси.

26 сентября авангард 7-й дивизии под командованием майора Вальтера Ханнула занял порт Виртсу.

Таким образом, к 26 сентября, за 10 дней боев, от противника была очищена вся территория Эстонии, кроме островов Моонзундского архипелага.


Освобождение Эстонской ССР частями Красной армии в 1944 г.

Говоря о боевых действиях Эстонского корпуса, следует заметить, что он действовал в составе целых фронтов, и здесь вычленены действия именно национальных прибалтийских частей. В ходе наступления в Прибалтике только с 14 по 24 сентября 1944 г. Красная армия потеряла убитыми 61 468 человек и ранеными 218 622 человека.[232]

Но вернемся к боям за Моонзундские острова. Начиная с

9 сентября 1944 г. немцы передислоцировали на острова довольно значительные силы: 23-ю пехотную дивизию, 202-ю бригаду штурмовых орудий, штаб 1006-го полка армейской береговой артиллерии, 289-й и 810-й дивизионы армейской артиллерии, 530-й дивизион морской артиллерии и 239-й морской зенитный дивизион.

По данным Вернера Хаупта, 25 сентября немцы без боя оставили остров Вормси.[233] А согласно «Хроники Великой Отечественной войны Советского Союза на Балтийском море, Ладожском и Чудском озерах», утром 27 сентября «три торпедных катера, вышедшие накануне из порта Палдиски, в 10 ч. 30 мин. высадили десант морской пехоты на Вормсисаар. В 15 ч. 30 мин. на остров переправились части 135-й стрелковой дивизии 8-й армии. Противник на острове оказал сопротивление пулеметно-минометным огнем, а затем ушел на остров Хииумаа».[234] Видно, начальству было как-то несолидно захватывать пустой остров, да и как к наградам представлять?

В ночь на 30 сентября одиннадцать торпедных катеров Балтийского флота перевезли с пристани Виртсу на остров Муху (Моон, Мухумаа) первый отряд эстонских десантников из состава 925-го полка. Затем на понтонах и баржах туда была переправлена 249-я стрелковая дивизия в составе двух полков, артиллерии и танков. Как писал А.И. Петренко: «Преодолевая сопротивление противника, войска 249-й дивизии в быстром темпе и с малыми потерями преодолели семикилометровый пролив Сур-Вяйн и к семи часам утра 30 сентября полностью освободили остров Муху. Но не удалось с ходу захватить дамбу, соединяющую Муху и Сааремаа. Отступающие фашисты взорвали ее в нескольких местах. Захват Муху с ходу стал для немецкого командования полной неожиданностью».[235] Хаупт же утверждает, что остров Моон не оборонялся.[236]

Десант на самый крупный остров архипелага Сааремаа (Эзель) начался рано утром 5 октября. В 5 ч. 45 мин. артиллерия 8-го Эстонского корпуса начала артиллерийскую подготовку по восточному побережью острова, исключая район высадки – пристань Таалику. В то же время артиллерия 109-й стрелковой дивизии с южного побережья острова Хинумаа начала артиллерийскую подготовку по району пристани Трииги.

В 7 часов утра 18 торпедных катеров высадили в бухте Кейгусте два батальона Эстонского корпуса. Почти одновременно на северном побережье Сааремаа высадился первый эшелон 131-й стрелковой дивизии.

К исходу дня бойцы 131-й дивизии соединились с частями Эстонского корпуса. 6 октября наступление продолжалось. 249-я и 7-я дивизии продвигались в сторону Курессааре. В ночь на 7 октября они вели бои с упорно сопротивлявшимися германскими частями: 249-я дивизия – на рубеже Кыйяла – Вийра, 131-я дивизия – на рубеже Лейзи – Арумыйза – Пуртла.

7 октября частями 7-й Эстонской дивизии был освобожден город Курессааре. А 8 октября 249-я Эстонская и 131-я дивизии вышли на западное побережье острова. В ночь на 9 октября состоялся бой у Техумарди.

9—12 октября советские войска ожесточенно атаковали позиции противника на полуострове Сырве – самой южной части острова Сааремаа. На полуострове было сосредоточено 7177 немцев. Кроме того, туда с 22 октября перебрасывались подразделения из 12-й полевой дивизии люфтваффе. Германское командование называло Сырве «Балтийским Гибралтаром». Этот полуостров контролировал все коммуникации через Ирбенский пролив, по которым шло все снабжение Курляндской группировки.

К вечеру 9 октября 917-й полк 249-й дивизии прорвал линию прикрытия в обороне противника и вышел к первому основному рубежу обороны немцев на полуострове.

19 октября 249-я дивизия овладела германскими позициями в районе Унгру – Пагила и вышла на рубеж Питснина – Касику. Однако эстонская дивизия понесла большие потери и в ночь на 20 октября была выведена с позиции. Ее сменила 131-я дивизия.

С 8 ч. 30 мин. до 9 ч. 52 мин. 24 октября советские позиции на полуострове Сырве были обстреляны германской эскадрой в составе тяжелого крейсера «Лютцов», двух эсминцев и пяти миноносцев. Немцы выпустили 1100 снарядов. Советские войска были вынуждены перейти к обороне.

Новое наступление на полуостров Сырве было начато лишь в середине ноября. 18 ноября силами 249-й дивизии Эстонского корпуса, 131-й и 109-й стрелковых дивизий 109-го корпуса и 64-й гвардейской стрелковой дивизии Ленинградского фронта был осуществлен фронтальный прорыв укрепленного оборонительного рубежа противника на полуострове. 7-ю же дивизию еще 7 ноября передислоцировали в Таллин. К исходу 19 ноября советские войска вышли к району Виитри – Ингенланди – Лыопуллу – Разусте.

23 ноября в 13 часов части эстонской 249-й дивизии перешли в наступление. Они расчленили оборону противника и к исходу дня освободили населенные пункты Лада и Кюлле. Вдоль юго-восточного берега полуострова Сырве наступали части 109-й и 74-й гвардейской дивизий.

24 ноября в 10 часов утра 249-я дивизия достигла южной оконечности полуострова, а части 131-й дивизии освободили деревню Свалферот. 109-я дивизия к этому времени вышла на побережье у Карьямы.

После окончания боев за остров Сааремаа Эстонский корпус занимался проведением боевой подготовки в районе Таллина.

5 февраля 1945 г. вышел приказ о передислокации Эстонского корпуса, и 11–22 февраля корпус по железной дороге передислоцировался из Эстонии в Литовскую ССР в районе Мажейкяй, Жидикяй, где с 19 февраля вошел в состав 2-го Прибалтийского фронта.

Еще до взятия Риги Красная армия вышла к Балтийскому морю в районе Паланги, и германская группа армий «Север» оказалась отрезанной. Так возник знаменитый «Курляндский котел», где были блокированы 26 германских дивизий.

Германские генералы предложили Гитлеру организовать прорыв окруженных войск в Восточную Пруссию. Но фюрер заявил, что скоро положение изменится, и тогда «курляндская группировка» будет необходима ему для нанесения флангового удара по наступающим частям Красной армии.

Советское же командование поступило весьма мудро и оставило окруженную группировку в покое, высвободив значительные силы для наступления в Восточной Пруссии.

В январе 1945 г. окруженная группировка была переименована в группу армий «Курляндия». Германским генералам с трудом удалось убедить Гитлера эвакуировать из «котла» морем 10 дивизий, но остальным фюрер приказал сражаться до конца.

Конец наступил 9 мая, и «Курляндии» пришлось капитулировать. По данным Хаупта, сдалось 189 тысяч немцев и 14 тысяч прибалтийских добровольцев. Среди сдавшихся были 19-я гренадерская дивизия СС (бывшая латышская 2-я дивизия СС), шесть латышских полицейских батальонов, а также четыре литовских полицейских батальона.

В заключение стоит добавить, что на территории оккупированной немцами Прибалтики действовали многочисленные партизанские отряды, в которых воевали эстонцы, латыши, литовцы, русские и евреи.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх