Глава 22

Литва – брачные хлопоты

(Литва на распутье)

23 ноября 1918 г. литовское буржуазное правительство Вольдемароса издало закон о формировании национальной армии. Для этого правительство Германии предоставило Литве заем на 100 млн. марок и начало передавать вооружение и снаряды. Между тем по всему краю легально и нелегально создавались Советы рабочих и крестьянских депутатов.

8 декабря 1918 г. ЦК Компартии Литвы на нелегальном заседании в Вильнюсе создал Временное революционное правительство под председательством Мицкявичюса-Капсукаса.

15 декабря Вильнюсский совет рабочих депутатов взял власть в городе. 16 декабря Временное революционное рабоче-крестьянское правительство опубликовало манифест, который провозглашал низложение власти германских оккупантов, роспуск националистического «Литовского совета» и образование независимой Литовской ССР, а также ее единение с Советской Россией.

16—19 декабря в Вильно, Ковно, Шяуляе, Паневеж (Паневежис) прошли политические демонстрации под лозунгом «Вся власть Советам!».

Фактически в Вильно имело место троевластие – правительство Вольдемароса, большевики и германские оккупационные власти.

Надо ли говорить, что на помощь литовским большевикам были двинуты части Красной армии.

В связи с хаосом в крае несколько буржуазных партий (христианские демократы, прогрессисты и социал-демократы) создают правительство во главе с М. Слежявинюсом.

31 декабря 1918 г. германские оккупационные войска покидают Вильно. Вместе с ними бежало и буржуазное правительство.

На следующую ночь город Вильно был захвачен польскими бандформированиями численностью около тысячи человек, так называемыми легионерами. Однако 6 января 1919 г. Красная армия выбила поляков из города.

11 января буржуазное правительство Литвы, обосновавшееся в Ковно (Каунасе), обратилось к правительствам Германии и Антанты с просьбой оставить германские войска в Западной Литве «для борьбы против Советов». Тетушка Антанта дала добро, и немцам к середине февраля удалось удержать фронт по линии Лида – Варена – Езнас – Лентварис – Жасляй – Сесикай – Рамигала – Шяуляй – Мажейкяй. Немцы разгромили местные Советы в Ковно и в ряде других городов.

В феврале 1919 г. польские войска вторглись на территорию Белоруссии и Литвы. Польский диктатор Пилсудский решил создать «конфедерацию» Польши, Литвы и Белоруссии. Я взял слово «конфедерация» в кавычки потому, что фактически польские националисты ни в XIX веке, ни сейчас, в 2006 г., не желали и не желают признавать в составе своего государства иных национальностей. Так что болтовня о конфедерации была лишь фиговым листком для Версальской компании и обманом для населения Белоруссии и Литвы.

Большевикам давно были известны намерения Пилсудского и Ко воссоздать Речь Посполитую «от можа до можа», то есть от Балтики до Черного моря. В ответ Первый Всероссийский съезд Советов рассмотрел вопрос об образовании Литовско-Белорусской ССР. 2 февраля 1919 г. этот вопрос рассматривался в Центральном Бюро КП(б) Белоруссии при участии председателя ВЦИКа Я.Свердлова, председателя Литовского Советского правительства В.Мицкявичуса-Капсукаса и других представителей Белоруссии и Литвы. Решение по объединению Литвы и Белоруссии было принято единогласно. Объяснялось это необходимостью объединения белорусского и литовского народов перед угрозой войны со стороны Польши, а также тем, как подчеркнул Свердлов, чтобы «обезопасить эти республики от возможности проявления в них национально-шовинистских устремлений».

Первый съезд Советов Литвы, состоявшийся 18–20 февраля 1919 г., также высказался за слияние республик. Объединенное заседание ЦИКа Белорусской ССР и ЦИКа Литовской ССР, проходившее в Вильно, сформировало правительство Литовско-Белорусской ССР (Совнарком во главе с Мицкявичусом-Капсукасом), а также избрало ЦИК Литвы и Белоруссии во главе с К. Циховским.

В состав нового государственного образования вошли территории Минской, Виленской и часть Ковенской губерний с населением более 4 миллионов человек. Это гособразование получило официальное название – Социалистическая Советская Республика Литвы и Белоруссии. Столицей стал город Вильно.

В марте 1919 г. была образована единая Коммунистическая партия Литвы и Белоруссии. Председателем ЦК избрали Мицкявичуса-Капсукаса, а секретарем – В. Кнорина.

Новая республика в большинстве официальных документов и в быту именовалась сокращенно – Литбел.[179]

В республике началась национализация промышленности, банков, железных дорог, было введено всеобщее обучение, всеобщая трудовая повинность, равноправие национальностей, церковь отделена от государства, уничтожены сословия и титулы и т. д.

В решении аграрного вопроса правительство и ЦК Компартии Литбела допустили ряд ошибок, как-то: отказ от передачи крестьянам конфискованных помещичьих земель, ускоренные темпы создания коллективных хозяйств. Но завершить реформы большевикам не удалось.

14 февраля 1919 г. германские войска пропустили польские части через свои порядки до линии река Неман до Скиделя – река Зельвянка – река Ружанка – Пружаны – Кобрин. После ухода немцев из Белостока его заняли польские войска. Так с февраля 1919 г. возник сплошной советско-польский фронт от реки Неман до реки Припять. 2 марта польские части генерала С. Шептицкого заняли Слоним, а 5 марта части генерала А. Листовского заняли Пинск.

8 апреля Литовско-Белорусская республика была объявлена на военном положении. 19 апреля был создан Совет обороны под председательством Мицкявичюса-Капсукаса. Членами Совета стали Калманович и Уншлих; позже в Совет вошли Е.Б. Бош,

В.Г.Кнорин и Циховский. К Совету обороны перешла вся полнота военной и государственной власти в республике. На фронт было мобилизовано около трех тысяч коммунистов и комсомольцев. В Красную армию призвано около 90 тысяч трудящихся, большинство из которых отправлено на Западный фронт.

15 апреля польское правительство официально предложило Литве восстановить унию, но это не устраивало ни литовских большевиков, ни националистов. 19–21 апреля польские войска генерала Ригл-Смиглы захватили Вильно. Правительство же Литбела перебралось в Минск.

29 апреля 1919 г. польский диктатор Пилсудский обратился с воззванием «К населению бывшего Великого княжества Литовского», в котором пообещал установить свободу «в этом крае». В Виленской декларации, принятой польским сеймом, говорилось: «Отечество Костюшки, Мицкевича и Траугута принадлежит Польше, как часть неделимая».

К середине июня 1919 г. три четверти территории Литбела были оккупированы поляками. Республика находилась в агонии.

Литовско-белорусская армия, состоявшая из трех дивизий, приказом Главкома от 9 июня 1919 г. была преобразована в 16-ю армию.

16 июля Совнарком Литбела прекратил свою деятельность, а управление уездами, контролируемыми Красной армией, передали Минскому губревкому. Однако КП(б) Литбела разделилась на две самостоятельные партийные организации лишь 5 сентября 1920 г.

8 августа 1919 г. поляки захватили Минск, а 25 августа Красная армия оставила город Зарасай – «последний центр советской власти в Литве».

После падения Минска ЦК КП(б) Литбела переехал в Смоленск. 3 сентября при ЦК было создано Бюро нелегальной работы, которое руководило партийным подпольем в Литве и Белоруссии.

Под сильным давлением Антанты польское правительство временно отказалось от планов поглощения всей Литвы, но Вильно с областью по-прежнему контролировался поляками. Литовское же буржуазное правительство по-прежнему оставалось в Ковно (Каунасе). Антанта периодически подкармливала Литву. Так, согласно заключенному еще 28 июня 1919 г. соглашению, Литва получила от США 30 паровозов, значительное количество вооружения и патронов, продовольственных товаров, медикаментов и т. д. По соглашению от 30 июня США поставляли Литве товары на сумму свыше 882 тысяч долларов. По соглашению от 17 сентября 1919 г. с Францией Литва получила 30 паровозов и вооружение на 5 миллионов франков.

В начале сентября 1919 г. на узкой линии фронта между отрядами литовских националистов и Красной армии установилось фактическое перемирие. 11 сентября правительство Советской Республики предложило Литве заключить мирный договор, однако националисты тянули время, рассчитывая на падение советской власти, а пока, как говорится, ни мира, ни войны.

Польский диктатор Пилсудский также выжидал. Ему не нравились ни Ленин, ни Троцкий, но еще больше он боялся появления в Москве Антона Деникина, который еще в детстве натерпелся от русофобствующих панов. Но вот Деникин был разбит Красной армией и отправился в Париж писать мемуары. Правда, в Крыму засел Врангель, но его шансы овладеть Москвой были минимальны. Тем временем польская армия получила от Антанты солидную помощь: 1494 орудия, 2800 пулеметов, 385,5 тысячи винтовок, 42 тысячи револьверов, около 700 самолетов, 200 бронемашин, 800 грузовиков, 576 млн. патронов, 10 млн. снарядов, 4,5 тысячи повозок, 3 млн. комплектов обмундирования, 4 млн. пар обуви, средства связи и медикаменты.

И вот на рассвете 25 апреля польские войска начали решительное наступление на всем фронте от Припяти до Днестра. Увы, маршал Пилсудский и его генералы были удивительно бездарны. Вместо сильного удара на Западном фронте с целью уничтожения основных сил Красной армии и захвата Смоленска, а затем Москвы, поляки нанесли главный удар на Украине. 6 мая польские войска взяли Киев. Но далее их наступление захлебнулось, и в ночь на 11 июня гордые ляхи в панике бежали из Киева.

Ровно через месяц красная 16-я армия заняла Минск. 14 июля красные части нанесли поражение группировке генерала Желиговского на реке Вилии и вступили в Вильно. В тот же день литовская армия начала наступление против поляков. Как писал военный историк и участник боев на Западном фронте в 1920 г. Н.Е. Какурин: «Взаимодействие литовской и красной армий было бы весьма выгодно для обеих сторон в стратегическом отношении, если бы литовское правительство пошло до конца по этому пути. Но этого не произошло. После 4-дневных переговоров с литовцами было заключено соглашение, согласно которому правый фланг Западного фронта не должен был переходить крупными силами условной линии Новые Троки – Ораны – Гродно – Сидра. Впоследствии была установлена новая разграничительная линия: Ораны – Меречь – Августов. К северо-западу от этой линии литовская армия пользовалась полной оперативной самостоятельностью.

После падения Вильно Пилсудский 15 июля приказал отвести армию своего Белорусского фронта на линию: Пинск – Огинский канал Шара – Неман до Гродно».[180]

Любопытно, что Пилсудский уже после захвата Вильно Красной армией «великодушно» решил передать его Литве. Теперь же Литва получила Вильно из рук Советской России. 12 июля 1920 г. в Москве был заключен мирный договор между Россией и Литвой. Согласно договору, Россия безоговорочно признала независимость и самостоятельность Литвы. Стороны обязались не допускать на своей территории пребывания правительств, организаций и групп, ставящих своей целью вооруженную борьбу против другой стороны. Не допускать на своей территории пребывания их представительства и вербовку в ряды их армий. Россия обязалась соблюдать и гарантировать нейтралитет Литвы.

Советская Россия передавала Литве почти всю бывшую Виленскую губернию, за исключением Диснинского и Вилейкинского уездов и южной части Ошмянского уезда, а также оставляла за Литвой значительную часть Гродненской губернии с городом Гродно.

В преамбуле договора сказано: «Настоящий договор не может быть прецедентом для третьих сторон, так как Россия и Литва никогда не находились между собой в состоянии войны». Этим советское правительство подчеркивало, что никому, кроме Литвы, оно не будет дарить или уступать какой-либо части советской (российской) территории.

Согласно экономическим условиям договора, право на российское имущество, находившееся до 1914 г. на территории Литвы, переходило к Литовскому государству. Россия возвращала Литве эвакуированные в 1914–1917 гг. имущество и документацию. Россия освобождала Литву от долговых и иных обязательств по отношению к России и от ее доли в российском долге. Россия обязалась выдать Литве 3 млн. рублей золотом в полуторамесячный срок. Россия предоставляла Литве концессию на рубку леса со 100 тысяч десятин. Условия рубки регулировала смешанная комиссия.

Как видим, и с Литвой Россия заключила неравноправный договор. В мировой истории можно найти множество случаев, когда сильная сторона навязывала слабой невыгодный мир и он длился веками, но обратная ситуация никогда не длилась долго.

Итак, Англия, Франция и США, используя военную силу, шантаж и экономическую помощь, создали в Прибалтике малые государства, которые должны были служить барьером между Россией и Германией. Их и на западе, и в России политики окрестили лимитрофами – по аналогии с государственными образованиями по краям Римской империи. Название «лимитрофы» произошло от латинского слова «лимитрофус» (пограничный, питающий). В «Малой советской энциклопедии», изданной в Москве в 1929 г., говорится, что независимость государств-лимитрофов весьма относительная и они полностью зависят от Англии и Франции.

Всякая же болтовня об освободительных войнах хороша лишь для совковых интеллигентов-образованцев. В ХХ веке с помощью военной силы и экономических вливаний можно было оторвать любой кусок от большого государства и сделать его «независимой республикой». Так, если бы Архангельская губерния или область Войска Донского имели географическое положение, подобное прибалтийским лимитрофам, то Антанта и там могла бы создать «Поморскую» или «Казачью» республики, которые стали бы не менее независимыми, чем та же Эстония. А кто не верит, путь обратится к истории Китая или Кореи ХХ века. До 1945 г. ни одному историку не приходило в голову считать жителей острова Формоза (Тайвань) или южной части Кореи особым народом, отличным от остального населения Китая или Кореи. А сейчас руководство этих стран открыто заявляет, что у них совсем другой народ. И действительно, за 62 года раздельного существования население этих стран стало коренным образом отличаться друг от друга. Пройдет еще несколько десятилетий, и объединение Тайваня с Китаем и обеих Корей станет физически невозможно. В самом конце ХХ века в Южной Корее выпустили Северо-Южнокорейский словарь на 50 тысяч слов. Так ведь это уже другой язык!





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх