• Севастополь
  • Осада Севастополя
  • Освобождение Крыма
  • 30-я флотилия подводных лодок в Черном море
  • Операции подводных лодок Achsen в 1942—1943 годах
  • Гибель 30-й флотилии подводных лодок в Черном море
  • Глава 15

    Советские подводные лодки в Черном море

    Севастополь

    На верфи в бухте Северная подводные лодки стояли на якоре. Сама верфь была окружена известняковыми холмами, изрезанными фортами и бункерами: Инкерман, горный хребет Сапун-горы, Малахов курган. Вице-адмирал Октябрьский, командующий советским флотом на Черном море, мог видеть их вытянутые стальные тела, лежащие перед мастерскими и складами. Ближайшими коллегами адмирала были контр-адмирал Елисеев, начальник его штаба, и капитан 1-го ранга Болтунов, подводник, отлично знавший Черное море. Болтунов командовал 1-й бригадой подводных лодок, два дивизиона базировались в Севастополе, третий – в Поти и семь лодок учебного дивизиона – в Новороссийске. Второй из трех дивизионов существующей бригады был такой же, как в Севастополе. Всего в Черном море имелось 47 подводных лодок. По приказу Октябрьского Болтунов мог при первых сообщениях о начале боевых действий выделить подводные минные заградители типа Л, которые должны были установить мины в устье Дуная для затруднения судоходства противника.

    Немногие рейды к вражескому побережью не приносили ощутимых успехов. Тем не менее 15 августа Щ-211 (Де– вятко) торпедировала итальянский танкер Peles (5708 брт). 30 сентября Щ-211 атаковала Superga (6154 брт), однако капитану транспорта удалось посадить судно на мель. На следующий день Щ-211 двумя торпедами уничтожила его.

    Эти удары парализовали прибрежные перевозки противника. Во время этих потерь болгары и румыны по приказу немцев установили несколько минных заграждений вдоль побережья, и М-33 стала жертвой одной из этих мин. В ноябре Щ-211 была также уничтожена.

    5 ноября, когда Щ-214 торпедировала итальянский танкер Torcello (3336 брт), М-34 (Голованов) пустила торпеду по Tampico (5000 брт), тоже итальянцу, однако торпеда взорвалась преждевременно. Голованов был крайне недоволен промахом, тем более что на его борту в этот момент находился офицер Королевских ВМС капитан Фавкес. Tampico входил в небольшой конвой, состоявший из двух каботажных судов и одного румынского эсминца. Море было гладкое, как зеркало, тумана не было, и эсминец имел возможность сманеврировать, прекрасно видя дорожку от пущенной торпеды… Он сразу же дал полный ход туда, где обнаружил подлодку, и сбросил глубинные бомбы, которые взорвались рядом с М-34 и нанесли ей серьезные повреждения. Перископ был разбит, вследствие чего вода проникала в лодку, сгорели все лампы. Лодка легла на грунт. Было очень сложно производить ремонт – эсминец противника постоянно крутил над советской лодкой и сбрасывал глубинные бомбы, которые заставляли ее вздрагивать. Наконец свет снова появился; когда ремонтные работы были завершены, лодка медленно и бесшумно ушла.

    У Констанцы и в устье Дуная установлены минные заграждения, известные только немцам. С советской стороны было начато минирование с использованием подводных лодок. Южнее Одессы Л-4 (Поляков) и Л-5 (Жданов) тоже выставили мины.

    Мины наносили потери обеим сторонам: румынский транспорт Regele Carol I, советская подлодка С-34, эсминец «Быстрый», который попал на мину под Севастополем. В течение трех дней приходилось тралить вход в порт.

    В течение первых 6 месяцев в Черном море советские подлодки провели 101 рейд против противника и потопили транспорты и танкеры общим тоннажем 15 696 брт. В Черном море положение в конце 1941 года было, пожалуй, удовлетворительным, однако, к сожалению, на суше ход войны приобретал трагический поворот. Ленинград и Москва, правда, не были взяты. Однако Одесса к 15 октября была окружена; 18 октября немецкий авангард достиг Азовского моря и Феодосии на Черном море. 8 ноября была взята Ялта, 16-го – Керчь. Вице-адмирал Левченко, которому была поручена оборона Крыма, был отозван и командовал теперь базой в Кронштадте. Армия Манштейна остановилась перед Крымом; с приходом русской зимы до мая 1942 года фронт оставался стабильным.

    Осада Севастополя

    1 июня 1942 года началась битва за Севастополь. Фон Манштейн доставил тяжелую артиллерию, 600-мм орудие Dora и 800-мм гаубицу Thor. Люфтваффе вели бомбардировку кораблей в порту, минировали подходы. Надводные корабли теперь не могли свободно проходить их. Отсутствие зенитной артиллерии у русских и превосходство немцев в воздухе позволили немецкой авиации потопить крейсер и два эсминца. Остальные корабли ушли в кавказские порты1. 30 советских подлодок было выделено для эвакуации раненых из большого черноморского порта и доставки продовольствия, мин, боеприпасов и снаряжения: Л-4, Л-5, Л-23, С-31, С-32, М-32, М-33, М-60, М-111, М-112… Они провели 78 рейсов и доставили 4000 тонн грузов.

    Разрушенные тяжелой артиллерией форты Севастополя пали после упорных сражений: 19 июня первые немецкие солдаты вошли в Северную бухту.

    2 июля Красная армия окончательно оставила территорию Севастополя. 7000 русским солдатам удалось спастись в Крыму, но многие были взяты в плен. Щ-209 эвакуировала Военный совет и штаб армии. Советские подводные лодки уходили из Севастополя под градом бомбардировок, погружались и всплывали лишь у Туапсе, Поти и Батума. Произведенный в контр-адмиралы Болтунов сразу взялся за их ремонт. В августе 20 подлодок из 34 были исправными, сформирована одна бригада из 4 дивизионов, и Соловьев был назначен начальником штаба.

    Уже в конце июля Болтунов послал несколько лодок к Одессе и под Севастополь, там об интенсивных перевозках сообщали разведчики, которые высадились на морском берегу и работали вместе с партизанами. На суше положение продолжало ухудшаться. 6 ноября пал Новороссийск; 11 октября был осажден Туапсе, 6 подводных лодок, а также 3 плавучих завода, которые там находились, снялись с якоря и ушли на юг с курсом на Поти и Батум. С войсками, нагруженные материалом суда шли так близко к крымскому побережью, что советские подводные лодки не могли к ним подойти.

    1 сентября грузовое судно Salzburg (1745 брт), несмотря на охрану, было торпедировано М-118 (Савин); к сожалению, оно транспортировало 2300 русских пленных, из которых только 200 спаслись. 10-го румынское грузовое судно «Карпаты» (4336 брт) было потоплено Щ-216 (Карбовский).

    Несколько подводных лодок 2-го дивизиона, М-32 (Култипин), М-35 (Грешилов), который тогда сменила Щ-207 (Панов), действовали под Сулином в одном из устий Дуная и достигли некоторых успехов: 19 октября М-35 потопила панамский танкер Progres (511 брт), но Советы потеряли М-33, которая взорвалась на мине.

    Боевая позиция 1-го дивизиона находилась в районе пролива Босфор; германские подлодки U-4 и U-5 установили вдоль румынского побережья перед Одессой и Севастополем 176 мин.

    Время на проведение самих операций уменьшалось из-за удаления исходных баз (600 морских миль от Поти до румынского берега) и огромной продолжительности пути. Тем не менее бригада в последнюю четверть 1942 года провела 42 рейда с 38 атаками. Она добилась лишь небольших успехов, если принять во внимание, что с самого начала боевых действий корабли противника в Черном море имели общий тоннаж 640 000 брт, который удалось уменьшить лишь на 12 026 брт, то есть на 2 процента от общего тоннажа. 3 советские подводные лодки было потоплено, 6 – повреждено.

    В январе 1943 года в Поти под командованием капитана 1– го ранга Крестовского осталось 29 советских подводных лодок, сведенных в 3 дивизиона: 1-й (типы Д, Л и С), 2– й («Щуки»), 3-й (типы A и M) и 2 новые «Малютки» М-112 и М-117.

    Адмирал Октябрьский их использовал против немцев, чьи коммуникации, как ему было известно, были нарушены. Вследствие победоносного наступления Красной армии на Сталинград фон Клейст повернул подразделения с Терека в направлении Ростова и Кубани; положение начало меняться. В июне 1943-го Октябрьский решил изменить тактику «единственной торпеды» в пользу «ловли» и «неподвижной подводной лодки» в пользу патрулирования. Уже 20 апреля лодкой С 33 (Алексеев) был достигнут первый успех. Румынское грузовое судно Suceava тоннажем 6875 брт, вероятно, самый большой транспорт на Черном море, было поражено 2 торпедами с интервалом в 5 секунд. Судно перевозило в качестве груза бензин и взлетело на воздух, причем немецкий командир конвоя тоже погиб. Алексеев получил звание Героя Советского Союза, а подлодка стала гвардейской.

    Утром 8 июля М-111 (капитан-лейтенант Иоселиани) появилась перед Феодосией, портом снабжения для Керчи и Кубани. Рейд был прерван инцидентом: М-111 охотилась на большое судно, когда вышел из строя электродвигатель. «Придется застопорить ход, – думал Иоселиани, – мы не можем идти дальше». Он приказал двум морякам, чтобы они надели водолазное снаряжение, спустились и снаружи лодки определили, что произошло. Подводники вернулись через несколько часов. Антенна, кронштейн которой был разбит при бомбардировке глубинными бомбами, намоталась на винт и блокировала его. Когда винт вновь стал свободен, М-111 продолжила рейд дальше. В ночной атаке 17 июля лодка пустила торпеду по немецкому танкеру Adelheid (506 брт), которая тем не менее прошла под килем небольшого судна. Из-за этого промаха подводной лодке пришлось уходить от преследования быстроходных катеров до рассвета. М-111 снова всплыла ранним утром, обнаружила пустое море и ушла обратно в Поти.

    6 августа Щ-216 (Карбовский), патрулировавшей пролив Босфор, удалось повредить немецкий танкер Firuz (7324 брт); Д-4 (Израйлевич) торпедировала и потопила болгарское грузовое судно Varna (2141 брт) у полуострова Крым. Советский военно-морской атташе в Стамбуле сообщил о выходе из Босфора французского грузового судна Thisbe, которое было конфисковано немцами с верфей в Марселе. 30 августа в 18 часов Михаил Васильевич Грешилов, тогдашний командир Щ-215, обнаружил на юге сопровождаемый румынскими эсминцами Thisbe. Грузовое судно и эсминец Maria шли в 500 метрах перед перископом Щ-215; в 18.35 Грешилов пустил две торпеды. Thisbe был поражен обеими. Третья торпеда прошла мимо румынского эсминца Marasesti. Дорожка от этой последней торпеды привела корабли сопровождения Thisbe к Щ-215, находящейся на 40-метровой глубине. Дело дошло до сильной бомбардировки глубинными бомбами. Грешилов приказал лечь на грунт и выждать ночь, а затем продолжил свой рейд. Грешилов – это тот советский командир, который участвовал, вероятно, в самых больших атаках и чаще всего отличался. Позже американцы удостоили его наградой ВМС США.

    С 16 сентября в течение 5 дней Щ-203 была преследована немецкими быстроходными катерами и наконец потоплена, в то время как М-112 (Хаханов) торпедировала и потопила Tyra.

    По меньшей мере 4 подводные лодки постоянно патрулировали у берегов Крыма. Они были готовы торпедировать у побережья грузовые судна, подвергавшиеся бомбардировкам советской авиации, которая передавала также сведения о диспозиции судов.

    12 ноября М-111 (Иоселиани) обнаружила одно из 32 грузовых судов, которые еще находились в распоряжении немцев для снабжения их частей в Крыму, – Theoderich тоннажем 5600 брт. 5 кораблей сопровождения образовывали кольцо обороны вокруг судна. Советская подводная лодка прорвала это кольцо, пустила свои торпеды по Theoderich и потопила его, а немедленной контратаки M-111 искусно избежала.

    22 ноября подлодка Д-4 (Трофимов) торпедировала и потопила Santa Fe со 100 ценными минами, а также 14 барж. Несколько дней позднее Д-4 пала жертвой охотников за подводными лодками UJ-102 и UJ-103 – тяжелая потеря для Советов. Русские не имели никакой возможности для постройки новых подводных лодок в Черном море, так как верфи под Николаевом попали в руки врага. В ноябре имелись лишь 23 подводные лодки, из них 13 готовые к применению. Поэтому 4 малые подводные лодки с Северного флота по рекам были переброшены на юг.

    В 1943 году советские подводные лодки предприняли 139 рейдов с 88 нападениями. Сравните: 16 кораблей противника общим тоннажем 30 885 брт против 5 потерянных подводных лодок.

    Немцы перевозили по Черному морю 1 350 000 тонн грузов. В течение одного года они удвоили тоннаж, перевозимый по этому морю.

    Освобождение Крыма

    Только перешеек у Перекопа и дорога на Керчь были для оккупационных войск Крыма доступными путями. 30 октября 1943 года перешеек атаковала армия Толбухина, а дорогу на Керчь – одновременно 18-я и 56-я Красные армии, они столкнулись с сильным сопротивлением противника.

    На берегу продолжались сражения за дорогу на Керчь, оба противника подвозили резервы по морю. Теперь люфтваффе больше не господствовали в воздухе. Капитан-лейтенант Клосман, командир 43 транспортных судов и судов снабжения, был вынужден ждать ночи для выхода в море. 19 ноября шеф немецких военно-морских сил, вице-адмирал Кисрици посетил порт Камюш-Бурун, из которого отправлялись корабли, и был убит пулеметной очередью с советского самолета, который распознал автомобиль адмирала по его штандарту.

    Советские подводные лодки в борьбе с шаландами, ходившими очень близко к берегу, достигли лишь небольших успехов. Хотя в период с 10 апреля по 9 мая 1944 года немцы оккупировали Крым, тем не менее советским подводным лодкам удавалось атаковать шаланды противника, а некоторые и топить.

    В 1943 году под Севастополем и в устье Дуная немцы усилили минные поля; сооруженная от Констанцы до Севастополя «южная стена» значительно мешала патрулированию советских подводных лодок.

    17 января 1944 года советская подводная лодка Л-23 с новым командиром бригады Крестовским на борту была потоплена северо-западнее Севастополя охотником UJ-106.

    Немецкий адмирал Бринкман, бывший командиром Prinz Eugen в 1941 году, базировался в Крыму, но бежал в Мангалию, небольшой порт к югу от Констанцы в Румынии.

    11 апреля 1944 армия Толбухина ворвалась на полуостров и окружила Севастополь. Осада продолжалась один месяц; 125 000 немецких и румынских солдат могли уйти лишь морем или по воздуху. Эвакуировать удалось 116 000 человек. Советские подводные лодки и самолеты в ходе этой операции смогли потопить около 200 небольших судов.

    9 мая генерал Шаров и его части вошли в разрушенный форт и заняли порт. Адмирал Болтунов сразу сформировал еще две бригады подводных лодок: 1-я (Чурсин) и 2-я (Соловьев). Лодки получили команду атаковать конвои, которые немецкие подразделения из Румынии перебрасывали к Босфору.

    В 52 рейдах в 1944 году советские подводные лодки потопили суда противника общим тоннажем 4914 брт, а сами потеряли 3 лодки2.

    Они утверждали, что потопили 67 кораблей ВМС противника тоннажем 147 000 брт, однако только 30 судов тоннажем 65 000 брт было идентифицировано. Это расхождение объясняется тем, что невозможно с уверенностью определить результат, так как советские подводные лодки действительно пускали торпеды, чей след был всегда хорошо виден. Лодки сразу атаковывались и были вынуждены уходить.

    По окончании боевых действий медалями и орденами были награждены бригады, подводные лодки, командиры и экипажи. Так, 1-я бригада получила орден Красного Знамени, 2-я – орден Ушакова. Несколько лодок получили звание гвардейской и награждены орденом Красного Знамени.

    Даже если эти подводные лодки и не достигли значительных успехов в Черном море, ведь там не имелось больших кораблей противника, они все же оказали неоценимую помощь Советскому Союзу, который отступал, чтобы затем приять участие в освобождении своей территории.

    30-я флотилия подводных лодок в Черном море

    Сначала немцы в Черном море не имели ни одного корабля. Болгарский и румынский флоты были в военном отношении незначительны, плохо подготовлены и слабо действовали против советского флота в Черном море, несмотря на передачу их в подчинение командованию военно-морского флота Германии (адмирал Шустер был назначен адмиралом группы «юго-восток» в Софии3, адмиралы Тильсен и Фляйше – в Бухаресте). Только румыны имели подводную лодку Delfinul4 (командир Катахеску).

    Если немцы мешали советскому судоходству и хотели помочь танковым войскам вермахта в захвате Крыма, Кубани и Кавказа, они должны были посылать если уже не надводные корабли, то непременно подводные лодки, что нельзя было осуществить через пролив Дарданеллы без риска объявления войны со стороны Турции.

    Немецкое командование решило послать в Черное море малые подводные лодки типа 11в водоизмещением 250 тонн, Lochkriecher, которые в 1940—1941 годах замечательно себя показали у Британских островов.

    18 апреля 1942 года U-9, U-19 и U-24 были переброшены из Готенхафена в Киль. Там с них сняли аккумуляторные батареи, демонтировали дизели, электродвигатели и даже рубки; таким образом, их вес уменьшился на 200 тонн. «Челноки» шли каналом Балтийского моря, затем через Эльбу до Дрездена и были перевезены по скоростной автомобильной магистрали в Ингольштадт. Там их разместили на понтонах и перевезли по Дунаю в Линц. Снова смонтировали и вооружили. 3 малые лодки шли своим ходом на электромоторах по Черному морю и прибыли на свою базу в Констанце. Весь путь занял 6 месяцев.

    Три лодки: U-9 (капитан-лейтенант Шмидт-Вайхерт), U-19 (капитан-лейтенант Гауд), U-24 (капитан-лейтенант Петерсен) были введены в эксплуатацию в Черном море в период между 26 октября и 29 ноября. Эта флотилия в мае и июне 1943 года была усилена 3 лодками того же типа: U-18 (капитан-лейтенант Флейге), U-20 (капитан-лейтенант Щолер), U-23 (капитан-лейтенант Вален). Они составляли 30-ю флотилию под командой капитан-лейтенанта Розенбаума, который 11 августа в Средиземном море на U-73 потопил британский авианосец Eagle.

    15 января 1942 гросс-адмирал Редер встретился с итальянским адмиралом Риккарди в Гамиш-Партенкирхене и добился от него перевода в Черное море: сначала 4 сверхмалых подводных лодки класса КВ, затем позже, 6 марта, еще 2 лодок того же типа5.

    Операции подводных лодок Achsen в 1942—1943 годах

    Вице-адмирал Хейе, замкомандующего военно-морскими силами Германии, сразу после ввода в эксплуатацию U-24 и U-19 передал указание их командирам: «Прежде всего борьба с русским флотом. Предотвратить нападения на транспорты снабжения – этого требует положение в стране. Использовать каждый случай для торпедирования… Запретить в зоне операции подходить к турецкому побережью ближе чем на 10 морских миль. Так как расположение минных заграждений перед портами и вдоль морского берега неизвестно, в эти районы не входить. Однако корабли, проникающие сквозь них, атаковать».

    Теперь советские транспорты прижимались к побережью, как ранее немецкие шаланды, под защиту с одной стороны береговых батарей, с другой – подводных лодок. К югу от Туапсе, где Красная армия еще контролировала маршрут, они шли в течение дня; на севере от этого порта – только ночью из-за опасности атак с воздуха.

    Первый рейд. Под Поти 5 ноября 1942 года U-24 пустила торпеду по небольшому советскому танкеру. Петерсен слышал взрыв, но так и не узнал, пустил ли он судно противника ко дну.

    В течение первых 2 месяцев 1943 года U-24 и U-19 48 дней оставались в море. Одна из лодок находилась на позиции у Поти, другая – у Туапсе. В большинстве случаев советские самолеты-разведчики вынуждали их идти под водой. Лодки выпустили 9 торпед по 8 судам (в том числе по 4 боевым кораблям), однако безуспешно. Они не сталкивались с советским надводным флотом, хотя последний четырежды выходил в море, чтобы обстрелять побережье Крыма и Румынии. В ходе одного из таких нападений крейсер «Ворошилов» подорвался на двух минах, был поврежден, но тем не менее смог вернуться на свою базу.

    Румынская лодка Delfinul, которая стояла в доке, не смогла принять участие в операциях; однако 6 ноября 1941 года южнее Крыма она потопила советский пароход «Уралец» (1975 брт).

    В январе 1943 года немецкий адмирал перенес штаб-квартиру из Констанцы в Симферополь в Крыму и, таким образом, приблизился к району проведения операций.

    Подводные лодки базировались на севере от Поти и Батума. Одна лодка в 30 морских милях к югу от Туапсе, другие – в 35 милях к югу от Геленджика. Так как немцы ожидали попыток высадки десанта в отрезанных Новороссийске или Феодосии, подводные лодки должны были препятствовать советскому судоходству и предотвратить высадку. Немцы не ошиблись в своих предположениях: Советы хотели вернуть порт Новороссийск. Сухопутными войсками совместно с боевыми кораблями было проведено две операции. Первая началась 11 января 1943 года и не удалась. Вторая началась 1 февраля. Красная армия не смогла взять Новороссийск, несмотря на предпринятую в ночь с 4 на 5 февраля попытку высадки с 70 баркасов под охраной 2 эсминцев и 3 канонерских лодок, так как не удалось установить связь между советскими сухопутными войсками под командованием генерала Петрова и кораблями Октябрьского. Тем не менее русские смогли захватить небольшое предмостное укрепление юго-западнее Новороссийска, плацдарм для новых атак. Адмирал Октябрьский был отстранен от командования и переведен на Амурскую флотилию на Дальний Восток; его место занял адмирал Владимирский. 10 апреля 1944 года Октябрьский снова принял командование Черноморским флотом: Владимирский не смог найти общий язык с армией, был переведен с понижением на Балтийское море, где командовал соединением ВМС, но реально больше никогда не влиял на принятие решений.

    При попытке высадиться в Новороссийске советские войска использовали все подводные лодки, но были не в силах переломить ситуацию.

    14 февраля 1943 года «Красный Профинтерн», советское грузовое судно тоннажем 4648 брт, юго-восточнее Туапсе был торпедирован и потоплен лодкой U-19; 23 марта эта подводная лодка торпедировала и повредила грузовое судно тоннажем 2000 брт у бухты Гагра. В том же самом районе 3 июля U-24 торпедировала и потопила танкер Emba (7886 брт). 28 июня к югу от Туапсе U-18 потопила транспорт «Ленинград» (1783 брт) и повредила «Сталина» (7000 брт); 15-го Петерсен на U-24 потопил вооруженный шлюп.

    Некоторые торпеды, выпущенные подводными лодками по другим кораблям, были уничтожены, как, например, торпеды, выпущенные 5 мая U-9 по «Кремлю» (7660 брт). Почти во всех случаях канонерские лодки, оснащенные пушками калибра 45-мм и сбрасывавшие глубинные бомбы, не позволяли командирам Lochkriecher достичь успеха.

    Эсминец «Железняков» ушел от двух атак U-19, немецкие подводные лодки не потопили ни одного советского боевого корабля.

    Первая половина 1943 года была временем разочарования для подводных лодок. Они провели 19 атак и потопили только 2 грузовых судна, а также танкер Советов. И это при общем времени в море 276 дней, в том числе две трети времени – в операциях.

    В июне прибытие 3 новых «челноков» U-18, U-20, U-23 позволило немцам активизировать их патрульные рейды у восточного побережья Черного моря, и Советы почувствовали опасность, исходящую от них.

    В июле U-18 потопила пароход «Ворошилов» (3908 брт), U-24 пустила торпеду по судну Emba (7886 брт) и повредила его; второй торпедой она нанесла завершающий удар.

    На суше, как и на других фронтах, пришло время перемен.

    10 сентября 1943 года после 6-дневной блокады советским войскам при поддержке канонерских лодок и эсминцев удалось освободить Новороссийск. 22-го пала Анапа. 9 октября от немецких подразделений был очищен весь полуостров Тамань. U-18 в ходе разведывательного рейда обнаружила севернее и южнее Туапсе несколько конвоев с войсками и танками, движущихся на север. Море вокруг было свободно…

    30 рейдов с 765 днями в море в 1943 году, 88 587 пройденных морских миль; 79 выпущенных в 42 атаках торпед уничтожили лишь 6 грузовых судов и танкеров, вооруженных рыболовных судна, 3 шаланды, 3 малых патрульных катера общим водоизмещением 24 850 брт, а также нанесли ущерб 6 судам водоизмещением около 24 000 брт.

    Во время освобождения Крыма 30-я немецкая флотилия подводных лодок продолжала патрулирование между Батумом и Новороссийском без ощутимых успехов. В январе 1944 года U-23 (капитан-лейтенант Рольф Бингер-Вален) торпедировала два небольших советских судна к северу от Поти, но не смогла их идентифицировать. 17 февраля U-18 (капитан-лейтенант Карл Флейге) торпедировала и, вероятно, потопила грузовое судно водоизмещением 1500 брт[27] под Батумом. 11 мая U-9 (капитан-лейтенант Клаус Петерсен) записала на свой счет минный тральщик. 29-го U-23 потопила танкер водоизмещением 1800 брт в 10 морских милях к югу от Сухуми.

    В течение последних майских дней U-18 и U-23 получили акустические торпеды типа T-5, действенное оружие против советских военных кораблей с незначительной осадкой.

    Этими торпедами U-18 (капитан-лейтенант Рудольф Арендт) потопила советскую канонерскую лодку в 14 морских милях юго-западнее Туапсе; на следующий день U-23 потопила другую лодку северо-западнее Поти. 19-го U-20 (капитан-лейтенант Карл Графен) уничтожила пароход «Пестель» (1850 брт) северо-восточнее Трапезунда.

    Небольшая группа немецких подводников в Черном море поминала погибшего: 9 мая у порта Констанца на мостике своей подводной лодки пулеметной очередью при воздушном налете был убит командир, капитан-лейтенант Розен– баум.

    Его место занял Клаус Петерсен, а Ланд-Хаген принял командование на U-24. Вскоре после этого Ланд-Хаген вышел в Поти и Батум, но не достиг успеха, так как советские корабли в небольших конвоях сильно прикрывались с берега.

    Гибель 30-й флотилии подводных лодок в Черном море

    События развивались очень быстро. В то время как 20 августа гросс-адмирал Дёниц объявил, что старые лодки Lochkriecher будут заменены современными (подводные лодки XXIII серии), Красная армия форсировала Днестр. Тогда же, 20 августа, примерно две сотни советских самолетов бомбардировали Констанцу, разрушили строения и несколько судов: потопили U-9, тяжело повредили U-18, легко – U-19 и U-24. Это был конец!

    24 августа. Румыния объявляет войну Германии, и в ответ на это Гитлер приказывает разрушить королевский дворец бомбами.

    17.00. Красная армия берет Измаил на Дунае, в 90 километрах от Констанцы, где румыны атаковали немцев. Адмирал Бринкман дает команду Петерсену затопить U-18 и U-24; эта команда была сразу выполнена. Бринкман отправляет по радио приказ трем другим лодкам, находящимся в рейде, нанести максимальный урон противнику, а затем идти к турецкому берегу и затопить лодки.

    U-19 вышла для патрулирования в районе Констанцы, U-20 – к востоку от Сулина, U-23 – к западу от Севастополя.

    Адмирал Бринкман покинул Констанцу на легковом автомобиле и на следующий день в 13.20 прибыл в Варну.

    30 августа. U-23 подошла к Севастополю из Констанцы, которая была занята Красной армией; некоторые из советских кораблей стояли в порту.

    1 сентября. 2.30. U-23 проникла в порт и пустила 3 торпеды по стоящим у набережной кораблям; первая повреждает танкер Oitus (2686 брт), вторая попадает в румынский эсминец Regele Ferdinand (водоизмещение около 6000 брт), третья взрывается на набережной.

    2 сентября. 5.22. U-19 (капитан-лейтенант Вилли Оленбург) под Констанцей торпедирует и топит минный тральщик «Взрыв» (441 брт), последний советский военный корабль, ставший жертвой подводных лодок.

    9 сентября. Последние три подводные лодки 30-й флотилии уходят к Босфору. Они были затоплены собственными экипажами, которые были интернированы. Таким образом, одиссея немецких «челноков» в Черном море закончилась.

    30-я флотилия потопила за 4 года войны кораблей общим водоизмещением 28 000 брт, в том числе два советских патрульных корабля, и повредила суда общим водоизмещением 31 000 брт.






     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх