• «Sugar Boats»[18]
  • Захват островов Кыска и Атту японцами 8 июня 1942 года

  • Потеря Grunion (SS-216) 30 июля 1942 года

  • Повторный захват острова Атту 30 мая 1943 года и острова Кыска 31 августа 1943 года

  • Потеря S-44 7 октября 1943 года

  • Глава 11

    Подводные лодки у Алеутских островов

    В 1867 году Аляска была продана русскими американцам за 7 200 000 американских долларов. Этот «ящик со льдом» и его продолжение, архипелаг Алеутских островов, начиная с 1937 года стали важным стратегическим объектом.

    Гряда островов вулканического происхождения имеет незначительную земную поверхность и тянется на протяжении 2500 километров до материковой Камчатки и Курил.

    «Sugar Boats»[18]

    Американцы построили на островке Уналашка в Датч-Хар– боре небольшую военно-морскую базу. 27 января 1942 года в этот порт Крайнего Севера прибыли две американские подводные лодки: S-18 (капитан-лейтенант В.Ю. Милликан) и S-23 (капитан-лейтенант Е.Ф. Пирс). Густые туманы, невыносимый холод, бесконечные ночи! Первые патрулирования стали постоянной борьбой с морем и ледяным ветром, делавшим нахождение вахты на мостике рубки почти невозможным. Нос и корма превратились в сплошной лед, с антенн радиостанции свисали ледяные сосульки. Из-за белой корки льда эти лодки и прозвали «сахарными», что соответствовало начальным буквам английского слова, обозначающего сахар, а также обозначению типа SS.

    Подводные плавания затруднялись различной плотностью воды, и холод причинял значительные повреждения устройствам на борту лодки: кислота замерзала в аккумуляторных батареях. Однако даже если не происходило боевых столкновений с противником, лодки могли, по крайней мере, поставлять важные метеорологические данные.

    В апреле 1942 года Датч-Харбор и Кодиак (второй небольшой порт) были готовы принять прибывающие лодки. По очереди туда пришли лодки S-34, S-35, S-27 и S-28. Командовал штабом флота на Алеутских островах, к которому относились кроме подводных лодок еще 5 крейсеров, 11 эсминцев и большое количество вспомогательных судов, адмирал Роберт А. Теобальд. В результате своих боевых походов «сахарные лодки» потопили лишь несколько японских рыбацких лодок.

    Японские подводные лодки в этих районах понесли несколько ощутимых потерь. Их командиры сразу сделали вывод, что противник обладал средством, которое позволяло «видеть» даже ночью и в плотном тумане.

    22 июня 1943 года у острова Кыска американский эсминец, несмотря на туман, атаковал своей артиллерией I-7. Японский командир был убит, но его помощнику удалось оторваться от врага и ускользнуть. Уже на следующий день по пути в Японию лодки потопили американские сторожевые корабли.

    Японские экипажи подводных лодок позже назвали войну у Алеутских островов «войной слепых».

    В конце июня 1-я японская флотилия подводных лодок вернулась в Японию и была заменена 2-й флотилией подводных лодок. Она состояла из лодок I-1, I-3, I-5, I-6 и I-7, а также из нескольких старых лодок типа RO, и должна была выполнять задачи патрулирования у островов Кыска и Атту.

    Так как лодки типа RO могли погружаться на глубину лишь до 36 метров, они стали легкой добычей американцев. 9 июля RO-32 была потоплена у Аляски, у Алеутских островов 31 августа – RO-61 и 28 сентября – RO-65.

    Несколько месяцев в этом районе моря царило полное спокойствие, и американские подводные лодки страдали лишь от сильного холода, так как у них не было обогревателей, как, кстати, и кондиционеров в тропиках.

    18 апреля 1942 года Токио подвергся бомбардировке американскими самолетами. Нападение японцев на два острова из гряды Алеутских островов было ответом на эти бомбардировки, так как в Японии считали, что самолеты США взлетали с Датч-Харбора.

    14 июня американские военно-морские силы на Алеутских островах были приведены в состояние повышенной боевой готовности, так как вблизи Датч-Харбора были обнаружены несколько японских подводных лодок типа I. Имперские самолеты видели у Датч-Харбора, а также у Сиэтла. Американцы предполагали, что в районе Алеутских островов находился авианосец противника, но в действительности эти машины были запущены лодками 1-й японской флотилии подводных лодок – I-9, I-15, I-19, I-25 и I-26.

    Захват островов Кыска и Атту японцами

    8 июня 1942 года

    3 июня японцы подвергли бомбардировке Датч-Харбор, 6-го и 7-го они высадили подразделения на островах Кыска и Атту. В этой операции принимали участие авианосцы Ryuo и Hayataka (иногда также упоминают Ounyo), два тяжелых крейсера и три эсминца под командованием вице-адмирала Хосогая.

    Так как адмирал Нимиц предполагал, что оборона Алеутских островов очень слаба, он послал на этот новый театр военных действий подводные лодки Тихоокеанского флота.

    19 июня в 350 милях от острова Амчитка села на мель S-27 (капитан 3-го ранга Герберт Л. Юкес). Командир посчитал тяжело пострадавшую лодку не подлежащей восстановлению и сообщил об этом в Датч-Харбор шестью радиограммами. Затем экипаж покинул лодку и ожидал своего спасения в рыбацком поселке, жители которого убежали после японского воздушного налета. Через шесть дней потерпевшие кораблекрушение были обнаружены американским самолетом и эвакуированы по воздуху в Датч-Харбор.

    Потеря этой лодки повлекла за собой появление на короткое время бреши в системе обороны Алеутских островов. Однако затем прибыли большие подводные лодки: 28 июня – Growler, 3 июля – Triton с Finback, 5 сентября Trigger с Grunion и Grato, через неделю Tuna и, наконец, 15 августа – Halibut. Всего 8 современных лодок, которые даже еще не полностью завершили проведение своих ходовых испытаний. Теперь подчиненные адмиралу Теобальду военно-морские силы образовывали у Алеутских островов значительную боевую группу.

    Вновь прибывшие подводные лодки сразу вышли в боевой поход. Triton (капитан 3-го ранга Киркпатрик) 4 июля потопила японский эсминец Nenohi (водоизмещение 1600 тонн), который исчез вверх килем в волнах, в то время как его экипаж пытался спастись. У острова Кыска Growler (капитан 3-го ранга Ховард В. Гилмор1) встретила 3 японских эсминца. Гилмор, позднее один из самых известных командиров подводных лодок, провел хитроумный атакующий маневр. Он выпустил по одной торпеде по двум находящимся во главе строя кораблям противника, а следующего «угря» – по третьему кораблю. Когда после этого на лодку была начата охота, командир уже шел на глубине. Всплыв снова на поверхность, он обнаружил на линии горизонта столб дыма торпедированного корабля – это был эсминец Arare (водоизмещение 1850 тонн). Он затонул, в то время как другой эсминец был поврежден, и его вынуждены отбуксировать в Японию.

    Из-за этой потери адмирал Ямамото был вынужден посылать усиление для охраны транспортов в район Алеутских островов Кыска и Атту…

    «Была ли вода теплая или холодная, Тихий океан стал неприятным для японцев», – пишет Теодор Роско.

    Условия жизни на борту японских подводных лодок были бесчеловечны, и это даже при отсутствии боевых действий. «В противоположность другим кораблям, – пишет Хасимото, – офицеры и экипажи подводных лодок оставляли большую часть своего имущества в портах приписки и брали с собой лишь самое необходимое. Оснащение морского флота производилось исходя из того, что японские военно-морские силы будут действовать только в тропических районах моря. Поэтому неудивительно, что мы недостаточно защищены были от холода».

    I-8 в 800 милях севернее острова Мидуэй попала в шторм. Основной двигатель вышел из строя, и положение лодки стало угрожающим. Командир Сёдзиро Иора урезал суточную норму довольствия продуктами питания вполовину и запретил использовать пресную воду, кроме как для приготовления пищи.

    «Мы не могли ни умыться, ни почистить зубы, – рассказывает Иора. – Мы вручили нашу судьбу в руки Будды. Утром пятого дня удалось снова запустить двигатель. Мы во– время избежали опасности. Я спрыгнул со своей койки и пошел в офицерскую кают-компанию, где встретил старшего помощника, капитана 3-го ранга Ямаду. Он нес полностью засаленную пижаму и, улыбаясь, соскабливал жир в пустую сигаретную пачку. Я спросил, что он делает, и Ямада ответил, что хочет привезти это домой и передать как наследство своим детям. Великолепное сокровище!»

    Оба офицера посмеялись, чего они уже давно не делали.

    Затем I-8 взяла курс к родным берегам. Конечно, капитан Иора хотел быстрее, насколько это только было возможно, привезти сокровище своего старпома в его маленький дом в Японии, для того чтобы его хранить под токономой2.

    Потеря Grunion (SS-216)

    30 июля 1942 года

    Едва Grunion закончил пробные выходы в Пёрл-Харбор, как командир (капитан 3-го ранга М.Л. Абель) получил приказ выйти в Датч-Харбор. 10 июля он вышел в свой первый боевой поход в район севернее острова Кыска. Через 5 дней на базе узнали, что японский эсминец атаковал лодку тремя торпедами, но не попал в нее. В тот же самый день поступила другая, несколько искаженная радиограмма.

    Тем временем адмирал Теобальд узнал, что японские военно-морские силы находились в районе острова Кыска, где шесть недель назад высадились десантные подразделения. Он отдал лодкам Grunion, Triton, Tuna и S-32 приказ атаковать японские корабли в тот самый момент 22 июля, когда американские самолеты должны были начать свою атаку острова Кыска.

    Запланированный американцами воздушный налет был отменен, но подводные лодки в установленное время уже находились на своих позициях. 28-го Grunion сообщила об атаке целей, которые невозможно было определить точнее, перед выходом из порта Кыска, у мыса Сириус. Тем не менее две торпеды прошли мимо них.

    30-го Абель сообщил об усилении активности японских подводных лодок в этом районе моря.

    Лодка Trigger, находившаяся в это время в пути к острову Атту, тоже приняла эту радиограмму: «Grunion. Атаковал два эсминца на стоянке у острова Кыска. Ночью с перископом. Думаю, один потоплен, другой поврежден. В ходе контратаки через два часа получил несколько небольших повреждений. Израсходовал все торпеды кормовых аппаратов, 10 осталось…»

    Далее радиограмма была неразборчива. Адмирал Теобальд приказал лодке Grunion возвращаться в порт приписки. Тем не менее она так никогда туда и не вернулась, так как пошла ко дну со всем своим экипажем3.

    Американцы не оставили без ответа захват островов Атту и Кыска. Своими воздушными налетами они сделали жизнь оккупационных войск невыносимой, причем американские самолеты взлетали с острова Амчитка. Затем они оцепили район этих островов подводными лодками Cachalot, Dolphin и лодками типа S, чтобы затруднять снабжение японских гарнизонов.

    27 марта между американскими эсминцами и лодками адмирала Хосогая, охранявшими конвой, произошел бой, в котором обе стороны понесли потери. Хосогая лег с конвоем на обратный курс, и это стало поворотным пунктом в военном счастье японцев.

    Японские подводные лодки, которые обеспечивали сопровождение войсковых транспортов, прикрывали вывод японских частей с островов Кыска и Атту.

    Повторный захват острова Атту 30 мая 1943 года и острова Кыска

    31 августа 1943 года

    Американцы начали отвоевывать остров Атту с операции по высадке десанта. Они знали, что должны рассчитывать на сильное сопротивление японцев. Однако того, что произошло потом, – штыковые атаки один на один, харакири, которые далали себе японцы, – невозможно было предвидеть. Лодки Narwhal и Nautilus после перестроения для погрузки максимального числа пехотинцев, по 100 человек из 71-го разведполка, вышли из Датч-Харбора. Из-за плохой погоды высадка неоднократно переносилась. В плотном тумане и при сильном волнении моря командир лодки Nautilus, капитан 3-го ранга Брокман, едва не пустил торпеду по цели, обнаруженной радиолокатором на дальности 800 метров, которая, однако, своевременно была опознана как лодка Narwhal. После того как обе лодки выполнили поставленные задачи, они вернулись на базу.

    Боевые действия за отвоевывание острова Атту продолжались три недели.

    Теперь еще нужно было взять остров Кыска. Американцы стянули к нему 100 кораблей и начали высадку, которой предшествовала мощная бомбардировка позиций противника. В десантной операции приняли участие 29 000 американцев и 5000 канадцев. Рассчитывали на такое же сопротивление, как на Атту, однако, когда американцы высадились на остров, они не обнаружили ни одного японского солдата. Имперские оккупационные войска покинули остров Кыска 31 августа. При этом они использовали быстроходные транспорты и обеспечили их прикрытие 15 подводными лодками. Столь неожиданно и странно окончилось хорошо подготовленное предприятие.

    В 1943 году в этом море японцы потеряли лодки I-9, I-31 и I-7.

    После освобождения Алеутских островов американские подводные лодки продолжили боевые рейды в северной части Тихого океана. При этом лодки S-41, S-35 и S-28 потопили несколько японских торговых кораблей. «Сахарные лодки» в ледяном холоде в штормящем море делали гораздо больше, чем можно было от них требовать. Однажды S-32, идя в таком тумане, что его, казалось, можно было резать ножом, получила крен 65 градусов – и так три раза подряд. Командование ВМС США в октябре отозвало эти лодки в Калифорнию и впредь использовало только для учебных целей.

    Потеря S-44

    7 октября 1943 года

    26 сентября 1943 года S-44 (капитан 3-го ранга Ф.Е. Браун) вышла в свой пятый и последний боевой поход – на север Курильских островов. Эта «сахарная лодка» прославилась под командованием капитана 3-го ранга Дж.Р. Мора, прозванного Динти, потоплением 10 августа крейсера Kako водоизмещением 8800 тонн.

    Ночью 7 октября на экране радиолокатора появился корабль, который Браун принял за небольшой японский грузовой транспорт, а потому и решил потопить эту цель артиллерийским огнем. Его люди уже открыли огонь на дальности в несколько сотен метров, когда командир определил, что перед ним было не небольшое торговое судно, а японский эсминец.

    Браун прокричал в ночи: «Все с палубы! Погружение!» Но было слишком поздно, и первые японские снаряды все-таки накрыли лодку. Несколько из них попали в лодку у ватерлинии и взорвались у центрального поста, один повредил рубку, а другой – аккумуляторные батареи. Браун приказал покинуть корабль, в то время как матрос махал подушкой вместо белого флага…

    Японский командир темной ночью не увидел подаваемые с лодки сигналы о сдаче и продолжал обстрел. Под артиллерийским огнем оставшиеся в живых члены экипажа подводной лодки прыгали в воду. Их было всего 7 или 8 человек, японцы выловили двоих из них и доставили на корабле на остров Парамушир, где подвергли пыткам на допросах, и сослали на медные рудники в Асхио.

    Обстоятельства, при которых произошел этот бой, дали японскому командиру пищу для размышлений. Вероятно, он потопил S-44, и это положительный момент. Но американцы открыли огонь первыми и, значит, следили за эсминцем, оставаясь незамеченными. Он был «слеп». Только артиллерийский огонь выдал лодку. S-44 начала бой первой, но артиллерийский огонь эсминца оказался мощным и целенаправленным, а, кроме того, лодка являлась легкоуязвимой целью. Это оказался не первый случай, когда японские командиры сообщали, что они были обнаружены противником ночью или в плотном тумане. Американцы имели устройство, с помощью которого могли «видеть» даже ночью. «Радиолокатор», даже названия которого многие тогда не знали, позволил решать исход войны в пользу союзников. Так закончилась битва у Алеутских островов.

    Образ восходящего солнца, как символ Японии, больше не совпадал с реальностью. Страна восходящего солнца уже прошла кульминационную точку своей экспансии.





     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх