Глава 18

Пока «Скейт» полным ходом шел на север, люди уверенно и с мастерством ветеранов управляли лодкой. Обычный распорядок иногда неожиданно нарушался, когда штурман Леймен поднимал корабль на перископную глубину, чтобы взять высоту Солнца. Только в этих случаях мы соприкасались с штормовыми волнами зимней Северной Атлантики. Как только мы поднимались ближе к поверхности, гигантские волны старались выбросить лодку на гребень волны. Едва перископ показывался на поверхности, как его немедленно накрывали каскады зеленой воды. Во время зимних штормов ветер срывает верхушки волн и с огромной быстротой гонит по океану полосы серой пены. С каким облегчением мы узнавали, что Леймен закончил свои наблюдения и лодка снова может уйти на большую глубину. Там было спокойно, и мы могли продолжать свой путь, не думая о бушевавшем над нами шторме.

Полярный круг расположен значительно южнее границы полярных паковых льдов, и нам предстояло пройти до нее еще много миль. Между тем нас все больше и больше поражал своими знаниями доктор Лайон, взявший в свои руки наше обучение во время плавания на полюс. Он не относился к той категории людей, которые сразу производят впечатление, и тем не менее его спокойная уверенность в себе и острый ум быстро завоевали восхищение и уважение экипажа.

Однажды после обеда, когда мы приближались к Шпицбергену, он провел в кают-компании интересную беседу на незнакомую для нас тему: «Был ли Северный Ледовитый океан всегда покрыт льдами?»

Он попросил нас допустить на некоторое время, что Северный Ледовитый океан свободен ото льдов. Какое влияние произвело бы это на остальной мир? Очень большое. Вместо огромного, в пять миллионов квадратных миль безжизненного пространства здесь, на вершине мира, был бы тогда обитаемый бурный океан. Исчезла бы ледяная пустыня, которая действует сейчас как изолятор и поглощает солнечные лучи, ограничивая тем самым количество испарений от водной поверхности. Если бы здесь не было льдов, воды Арктики испаряли бы большое количество влаги в атмосферу, которая затем в виде осадков — дождя, снега или града — выпадала бы в Гренландии, Канаде, на Аляске, в Сибири и в северной части Европы. С годами обильные осадки образовали бы в этих районах огромные ледники. Когда льдов скопилось бы очень много, они неизбежно стали бы прокладывать себе путь на юг через Норвегию в Европу, через Канаду в США, через Сибирь в сердце России. Наступил бы новый ледниковый период. — Возможно, — сказал доктор Лайон, — этим и объясняется таинственное происхождение ледниковых периодов, из которых последний был приблизительно двенадцать тысяч лет назад.

Почему же ледники отступали назад в Арктику? Пока мы только строим различные предположения, но давайте продолжим наше рассуждение. Количество влаги, задержанной в ледниках, будет огромно. Оно будет настолько велико, что явится причиной значительного понижения уровня мирового океана. Это в свою очередь окажет большое влияние на Северный Ледовитый океан. Теплые воды Гольфстрима текут сейчас вдоль берегов Норвегии в Норвежское море, затем двигаются вдоль северных берегов России и смешиваются с водами Северного Ледовитого океана. (Именно с этим течением Нансен шел на «Фраме» в восточном направлении, пока не застрял во льдах.) Прежде чем попасть в Северный Ледовитый океан, воды Гольфстрима проходят через сравнительно мелководные районы к северу от Норвегии. Но в том случае, если уровень воды в Атлантике существенно понизится, доступ теплых вод в Арктический бассейн будет прерван, и тогда Северный Ледовитый океан снова замерзнет.

Когда Арктика вновь превратится в ледяную пустыню, ледники, испытывая недостаток влаги, начнут уменьшаться и отступать. Ледниковый период кончится. По всей вероятности, избыток влаги от тающих льдов найдет пути в другие океаны, и уровень воды в них будет снова повышаться Гольфстрим сможет снова проложить себе путь в Северный Ледовитый океан, и весь цикл повторится сначала.

На каком этапе этого цикла мы находимся теперь? Возможно, медленное потепление будет постепенно уменьшать ледяные покровы Арктики и превращать ее в открытый океан. Однако никто этого точно не знает.

Была суббота, 14 марта Перевалило за полдень Я почувствовал, как палуба поднимается у меня под ногами: «Скейт» устремился к поверхности. Перископ разрезает воду. Легкая зыбь. Почти темно, хотя только два часа дня. Навигационные приборы показывают, что мы находимся точно у острова Принца Карла, но я не вижу никакой земли.

— Поднять радиолокационную мачту, — приказал я.

Послышалось шипение масла в гидравлическом устройстве. Вскоре радиоволны уже ощупывали пустынные берега, которые невозможно было наблюдать визуально.

— Вот он! — воскликнул Бил Леймен. — Точно там, где и следовало ожидать.

Я опустил перископ и подошел к экрану радиолокатора. Этот остров, ясно обозначавшийся в виде ряда освещенных точек на экране, и был нам нужен.

Я вспомнил субботний вечер семь месяцев назад, когда мы находились в этой же точке и так же занимались определением места корабля. Я подумал и еще об одном августовском вечере двадцать семь лет назад, когда другая подводная лодка прошла мимо острова Принца Карла, направляясь в паковые льды. Она с трудом передвигалась в надводном положении с помощью одного разболтанного двигателя, в то время как другой ремонтировался. Команда требовала немедленного возвращения домой. Но на лодке был человек с железной волей, который увлекал за собой всех остальных. И они продолжали двигаться на север.

Все, что осталось от этой железной воли и сильного духа, находится теперь в моей каюте в маленькой бронзовой урне. Сэр Хьюберт Уилкинс еще раз проходит остров Принца Карла.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх