• Физионейральная терапия
  • Приложение

    Физионейральная терапия

    Терапия, разработанная мной после многих лет интенсивных исследований, резко отличается от всех других; этот метод я создал и опробовал в течение 28 лет, посвященных научному лечению пациентов. За этот период времени практика снова и снова подтверждала, что моя физионейральная терапия (именно так я назвал свой метод лечения) позволяет успешно диагностировать и лечить болезни некоторых типов.

    В основе моей физионейральной терапии лежит не обычный массаж, направленный на успокоение или стимулирование пациента нажатием рук или вибрациями; его суть заключается скорее в характерном воздействии на нервы. Практически речь идет о терапии для нервов. Ее действие проявляется и под поверхностью кожи, поскольку при этом расслабляются не только кожные покровы, но также подкожные и мышечные ткани и сосуды. Соответственно, мою терапию можно описать как процесс релаксации нервов.

    Важнейшим элементом этой терапии является чрезвычайно высокая чувствительность пальцев, необходимая для воздействия на подкожные ткани и для релаксации нервов. Наблюдения, сделанные мной в начале моего обучения в Финляндии искусству массажа, уже убедили меня в крайней чувствительности кончиков моих пальцев, позволявшей им находить места с ослабленным сопротивлением и сниженной жизненной силой, а также те области в организме, которые особенно подвержены болезням.

    Я применял свой особый талант на большинстве пациентов, которые приходили ко мне в начале моей карьеры, чтобы избавить их от болей; в первую очередь я старался найти ту точку, в которой боль была наиболее острой. Вскоре я мог находить такие места просто на ощупь, не слушая, что говорит пациент. Однако лечение имело и другие результаты: в каждом случае я мог обнаружить уплотнение тканей в других частях тела и устранить неожиданные источники боли.

    В ходе практики я заметил, что, когда надавливал на обнаруженную мной чувствительную точку, пациенты очень часто утверждали, что боль уходит оттуда в другое место, иногда расположенное в другой части тела. После этого я обычно находил новое уплотнение тканей, чувствительное к нажатию.

    Мои наблюдения подтвердились гораздо позже, когда я познакомился с работой Корнелиуса о лечении нервных центров и трудами швейцарского врача Отто Нагели.

    В настоящее время большое значение моей физионейральной терапии признано выдающимися представителями медицинской науки. Мой метод основан на научных данных и не претендует на звание панацеи. Однако он демонстрирует результаты, оказавшиеся при некоторых болезнях неожиданными, а в основе его лежит объективное состояние тканей до и после лечения.

    Что касается патофизиологической основы моей терапии, я вкратце отмечу, что с биологической точки зрения существует очень тесная взаимосвязь между кровообращением и нервной системой, взаимовлияющих друг на друга. Нарушение кровообращения может вести к головным болям и к мигреням. Могут наблюдаться и периферийные боли: невралгия и другие нервные расстройства в работе внутренних органов, такие как сердечные приступы, нарушения пищеварения и т. д.; наконец, могут возникать расстройства психики вплоть до полных неврозов. Верно также обратное: такие психические переживания, как возбуждение, страх, беспокойство, чрезмерная работа и депрессия, оказывают постоянное и нередко фатальное воздействие на вазомоторную функцию сосудов и, следовательно, на кровообращение, а кроме того, на усвоение веществ и в более узком смысле на пищеварение, и наконец, на железы внутренней секреции. Это взаимодействие между телом и психикой ведет к разнообразным болезням, которые известны как «нервные» расстройства. Этот термин приемлем в той степени, в какой он подразумевает, что эти расстройства проявляются в нервах. Однако такие заболевания поддаются излечению, если признать, что нервам требуется кислород, питание и избавление от лишней крови; расстроенные нервы можно укрепить, механически стимулируя их релаксацию и применяя основы моего физионейрального метода.

    Ключевой эффект этой физионейральной терапии, нередко совершенно поразительный, основывается на интенсивной обработке тканей с учетом анатомии и физиологии. Здесь важно в первую очередь умение проникать глубоко внутрь тела, лежащее далеко за пределами обычного массажа. Кровь и лимфатическая жидкость в сосудах, подвергающихся воздействию, устремляются к сердцу, в то время как лишняя кровь соответственно уходит обратно. Короче говоря, обращение крови и лимфатической жидкости укрепляется и ускоряется. В результате происходит ускоренное обновление крови и более эффективное питание тканей и мышц. Простой массажист не может осуществить эту особую процедуру, так как она требует фундаментальных и специальных знаний анатомии и физиологии человеческого тела; не меньшее значение имеет и тренировка.

    На практике моя физионейральная терапия начинается с предварительного осмотра пациента, в ходе которого я обычно сразу же понимаю, могу я помочь ему или нет. Я не начинаю лечения, не будучи вполне уверен, что оно принесет пользу. Чрезвычайно высокая чувствительность моих пальцев, известная мне еще с детского возраста и лишь усилившаяся с годами, позволяет мне находить различия в плотности ткани в различных слоях тела. Непрестанная практика в течение долгих лет способствовала исключительному развитию этого дара. Убедившись, что могу помочь пациенту, я никогда не ограничиваюсь двумя-тремя сеансами лечения, а всегда провожу целую серию сеансов, обычно разделенных промежутками в пару недель, в течение месяца или шести недель.

    Применение физионейральной терапии особенно показано при расстройствах, связанных с недостаточным кровообращением, что проявляется в спазматических болях, а также с недостаточным питанием нервов и других тканей или с нарушениями в работе тех или иных зависящих от них органов. Я успешно лечил ряд болезней: невралгию, подагру, мигрень, ревматизм, менопаузы, болезни сердца, желудка и кишечника и целый ряд профессиональных заболеваний. Я оказывал помощь пациентам, страдавшим от истощения и хронической усталости, слабости и обмороков, бессонницы, кожных раздражений, судорог, нервного перевозбуждения, беспокойства и тревоги, – но лишь при условии, что их источником были нервные расстройства, а не какие-либо органические заболевания. Когда пациент нуждается в физионейральной терапии, зачастую невозможно поставить диагноз по правилам академической медицины. Но в большинстве случаев я мог опираться на собственный диагноз и выявлял локальное расстройство, вызванное недостаточным питанием тканей, которое, согласно моему опыту, приводит к нервным заболеваниям; нередко мне удавалось значительно облегчить страдания пациента и даже достичь полного излечения. Я устранял боли и ощущение нездоровья, возвращая радость жизни и удовольствие от работы.

    Большинство моих пациентов, страдавших от тех или иных болей, уже побывали в руках других врачей. Широко распространенное пренебрежение к жалобам, которые носят лишь субъективный характер, ведет к тому, что многие из этих врачей становятся недоверчивыми, когда предварительное исследование не выявляет каких-либо осязаемых объективных симптомов болезни; врачи склонны считать такие жалобы плодом воображения. Сегодня всякий, кто знаком с современными научными исследованиями в области психиатрии, должен знать, что образы в нашем сознании и наше воображение оказывают колоссальный эффект на здоровье и болезни. Но знание об этом недостаточно распространено даже среди врачей. Пока сохраняется такое положение дел, на пациента тяжелым грузом ложится упрек в том, что его болезнь мнимая, или даже обвинение в истерии, становясь существенным препятствием на пути к выздоровлению. Практически пациента обвиняют в том, что он лишь притворяется больным. Я постоянно получаю благодарности от пациентов, которых смог освободить от подобного обвинения, применив собственные методы обследования и лечения. Такое освобождение не только поднимает уверенность пациента, но и способствует его реальному излечению.

    Сегодня всякий человек, занимающий очень ответственную должность – в политике, администрации, промышленности и в любой другой сфере общественной жизни, – постоянно подвергается физическим и психическим стрессам, которые не только непривычны для него, но их можно даже назвать неестественными. Тем не менее, подобные люди в интересах сообщества как целого не могут отказаться от порученного им дела. Они едва ли в состоянии избежать воздействия цивилизации и городской жизни, столь пагубного для здоровья. Результат можно видеть в пугающем распространении болезней среди этих классов, вызванном усталостью от цивилизации: появился термин «профессиональное заболевание», под которым понимается «управленческое» заболевание. Болезни такого рода наблюдаются в первую очередь не у пожилых, а бьют прямо по тем, кто занят ответственной работой и находится в том возрасте, который принято называть «в полном расцвете сил». Такие болезни невозможно эффективно излечить с помощью одних лишь медицинских средств; куда более важна полная смена привычек и образа жизни.

    Следовательно, вовсе не случайно, что моим даром исцеления в течение уже многих лет пользовались именно эти классы. Долголетняя практика убеждает меня, что люди, вынужденные приносить в жертву свои физические и психические силы, тем не менее, могут наслаждаться здоровьем и счастьем благодаря регулярным курсам моей физионейральной терапии, получая возможность справиться с тяжелыми задачами, постоянно ложащимися на их плечи. Моим искренним желанием всегда было служить людям, без устали неся им помощь и исцеление.

    В настоящее время открытие жизненно важных нервов стало одним из главных успехов медицинской науки. Выяснилось, что нервная система объединяет друг с другом все клетки тела и благодаря этому может способствовать здоровью и влиять на развитие болезней. Наши знания о нервах, еще недавно столь ограниченные, сильно расширились благодаря работам и теории немецкого профессора Риккера и русского профессора Сперанского. Создаются новые методы лечения. Я могу лишь подписаться под заявлением Сперанского, что нервная система может вызывать болезни и что врач может влиять на процесс исцеления, воздействуя на поврежденную нервную систему.

    Я уже знал это около тридцати лет назад, когда был в Берлине ассистентом у моего учителя, китайского доктора Ко; с тех пор я развивал искусство такого лечения методами моей физионейральной терапии. В любом случае я никогда не прибегал к инъекциям новокаина, имплетола или других медикаментов, воздействующих на поврежденные участки, которые способны вызвать боли и нездоровье в совершенно других частях тела. С самого начала своей практики я пользовался только натуральными средствами, и мои руки с их даром исцеления часто давали мне возможность облегчить страдания множества пациентов. Признание исключительного значения нервов для организма позволяет надеяться на дальнейшее развитие научной основы искусства исцеления, которое известно в Азии уже тысячи лет, хотя сегодня оказалось почти в полном забвении. Милосердная судьба одарила меня необычным даром и интуицией, позволяющими мне практиковать это искусство.

    Самая суть моего искусства выражается строчкой из «Римских элегий» Гете: «Видеть чувствительным глазом, чувствовать видящей рукой».

    Феликс Керстен





     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх