XXIX

Гиммлер и 20 июля

Хохвальд

20 июля 1944 года

Сегодня утром во время сеанса лечения Гиммлер рассказал мне, что у американцев возникли большие проблемы с русскими. Их ждет серьезный конфликт, который в итоге окажет решающее влияние на дальнейший ход войны.

Кроме того, утром у меня нашлось время для долгой прогулки, а после обеда я пошел отдыхать. Неожиданно послышались встревоженные крики. Штурмбаннфюрер Лукас – шофер Гиммлера – ворвался ко мне в спальный вагон с криком:

– Покушение на фюрера! Покушение на фюрера! Но фюрер жив, с ним ничего не случилось, он в безопасности! Мы с рейхсфюрером только что прибыли из «Вольфшанце»![23]

Я тут же обулся, надел пальто и отправился к рейхсфюреру. Охрана его помещений удвоилась, но мой пропуск еще действовал. Я вошел в кабинет Гиммлера, не постучавшись. Он стоял у стола; присмотревшись, я увидел, что он просматривает и уничтожает какие-то бумаги. Тогда я спросил:

– Что там случилось, господин рейхсфюрер?

Гиммлер, не поднимая глаз, ответил:

– В фюрера бросили бомбу. Но Провидение спасло его.

Я спросил, известны ли ему подробности.

– Покушение совершил полковник вермахта, – сказал он. – Теперь пришел мой час. Я схвачу всю банду реакционеров. Уже отдан приказ об аресте предателей.

– Кого вы собираетесь арестовать? Вы уверены, что знаете преступников? Надеюсь, вы не схватите невиновных, господин рейхсфюрер.

Гиммлер по-прежнему просматривал бумаги.

– Господин рейхсфюрер, как это покушение оказалось возможным? – спросил я. – Неужели ни ваша разведка, ни служба безопасности ничего о нем не знали? Будут ли они наказаны? Кажется, существует специальная организация, занятая исключительно охраной Гитлера, – почему же она оказалась не на высоте?

Гиммлер ничего не отвечал, еще глубже зарывшись в бумаги, но я спросил его снова:

– Господин рейхсфюрер, помните, года полтора назад вы показывали мне отчет о болезни фюрера? В этой связи не было бы лучше, если б он погиб? В тот момент вы уверяли меня, что постараетесь не допустить неверных шагов. Однако за прошедшее время не смогли предотвратить многого, что со всей очевидностью несло вред стране. Вы должны были действовать тогда. Теперь за вас действовал кто-то другой. Взгляните на произошедшее в этом свете, прежде чем запускать машину по уничтожению тех людей, которых вы называете предателями.

Гиммлер прекратил рыться в своих бумагах и посмотрел на меня с ужасом.

– Что вы такое говорите, господин Керстен?! Вы действительно так считаете? Вы не должны даже думать об этом, не то что говорить! Сохранив фюрера, Провидение подало нам знак. Фюрер жив, он не пострадал – Провидение спасло его для нас, чтобы под его руководством мы довели войну до победного конца. Отныне мое место рядом с фюрером, и я без жалости исполню все его приказы. Я немедленно улетаю в Берлин. А вам лучше подождать в Харцвальде, пока я вас не вызову.

Гиммлер забрал оставшиеся бумаги и вышел.

Я остался один в его кабинете, глядя на стол, лишившийся своих секретов.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх