• Экспериментальный этап
  • Аморальны ли существующие брачные законы?
  • Незаконнорожденные дети
  • Вопрос привычки? «Домина»
  • Материальные предпосылки
  • «Lebensborn» (Дома материнства для незамужних женщин)
  • «Помощники в зачатии»
  • Исторические примеры
  • XXV

    Новая Бигамия

    Экспериментальный этап

    Зальцбург

    4 мая 1943 года

    Как сказал мне Гиммлер, огромные потери на Восточном фронте вызывают у Гитлера большое беспокойство. Они поглощают немецкую рабочую силу, и очевидно, что их следует возместить, если немецкий народ хочет контролировать покоренные им территории. Поэтому фюрер решил в тот же момент, как кончится война, полностью пересмотреть существующее брачное законодательство и ввести бигамию.

    На первом этапе будет внедрен не запрет моногамии, а только право брать вторую жену, дарованное кавалерам Германского золотого креста и Рыцарского креста как специальная награда за героизм в бою. Далее это право будет распространено на кавалеров Железного креста 1-й степени и на тех, кто получил серебряные и золотые нашивки за службу на переднем крае фронта. В число таких людей войдет большинство тех, кто проявил выдающиеся боевые качества: для рейха крайне важно, чтобы они передались по наследству. В то же время таким образом будет создана возможность собрать информацию о практических результатах бигамии.

    Затем можно будет решить: либо совершенно запретить моногамию, либо разрешить бигамию только вышеупомянутым лицам, чтобы она сама собой прекратилась, когда умрут все, получившие на нее право.

    Аморальны ли существующие брачные законы?

    – Лично я полагаю, – добавил Гиммлер, – что запрет моногамии будет естественным шагом в развитии нашего общества. Брак в его существующей форме – сатанинское достижение католической церкви; брачные законы сами по себе аморальны. Как мы видим из истории моногамии, женщины нередко думают: «Зачем мне так же заботиться о своей внешности, как до брака? Муж не может изменить мой статус вне зависимости от того, удовлетворяю ли я его капризы и забочусь о нем или нет, одеваюсь ли так, как ему нравится, или нет, остаюсь ли я женщиной его мечты или нет». Но при бигамии каждая из жен будет служить примером для второй, так что они обе постараются быть женщиной мечты для своего мужа – не будет больше ни растрепанных волос, ни неряшливости. Образцами, стимулирующими их воображение, станут для них идеальные женщины из искусства и кино.

    Тот факт, что мужчина вынужден провести всю свою жизнь с одной женой, во-первых, заставляет его изменять ей, а затем превращает его в лицемера, когда он пытается скрыть свои грехи. Итог – охлаждение в отношениях супругов. Они избегают объятий друг друга, и в результате у них нет детей. Это – причина, почему на свет не появляются миллионы детей, в которых так нуждается государство. С другой стороны, мужчина, как бы он этого ни хотел, никогда не осмелится прижить детей от женщины, с которой заводит связь, лишь потому, что это запрещено моралью среднего класса. Опять же в проигрыше оказывается государство, потому что и вторая женщина остается бездетной.

    Незаконнорожденные дети

    Гиммлер заявил, что эта проблема весьма многогранна, и продолжал:

    – Характерным выражением этого двойного стандарта является тот статус, который по обычаям среднего класса получают дети, родившиеся от таких связей и получающие название незаконнорожденных. Такое определение подразумевает, что они не состоят в родстве со своим отцом и его семьей. Фактически, закон гласит, что бастарда и его отца нельзя считать родственниками. Природа лишается своих прав лишь для того, чтобы сохранилась видимость приличий в обществе, где доминирует средний класс. Отец лишается возможности делать самые естественные вещи на свете: обращаться с ребенком как со своим собственным и заниматься его воспитанием. По закону это не его ребенок, а ребенок женщины, которая не имеет к нему никакого отношения, может быть, за исключением того факта, что мужчина дает ей деньги. Кроме того, ему нельзя жениться на матери ребенка, так как он уже женат. Если он живет с ней, закон называет это конкубинатом, а проблемы, вызванные откровенным скандалом, должна улаживать полиция. Сведения подобного рода постоянно поступают на моих людей.

    Человек в такой ситуации лишается доступа к своему ребенку. Он снова идет против закона, если хочет усыновить ребенка, пока у него есть собственные дети или хотя бы возможность их завести. Иными словами, закон вступает в прямое противоречие с нашей вопиющей нуждой – детей, как можно больше детей! Мы должны проявить храбрость и решительно действовать в этом вопросе, даже если церковь окажется к нам в еще большей оппозиции – чуть больше или чуть меньше, не имеет значения.

    Вопрос привычки? «Домина»

    Полевая штаб-квартира

    7 мая 1943 года

    Обсуждая с Гиммлером проблему бигамии, я привел такой аргумент:

    – Вы возбудите самую жесткую оппозицию со стороны женщин, и это не может оставаться вами незамеченным. Нынешний статус женщины в западной цивилизации зависит от института, который вы собираетесь упразднить. Вы действительно считаете, что жены без борьбы смирятся с законно признанной соперницей?

    – Первая жена получит особые права. Она получит титул «домина», который станет официальным. Вторая жена будет знать это заранее. Кроме того, все дело в привычке. Через одно-два поколения все будут считать вполне естественным, что у мужчины две жены, а не одна. Кроме того, мы даруем первой жене право уйти от мужа, если она не сможет ужиться со второй женой, хотя он будет не обязан содержать ее после этого. Почему полигамия не может дать у нас такие же результаты, как в других странах?

    – Германия – не Азия, – возразил я. – Вы должны помнить, что большинство ваших бигамных браков будут заключаться в крупных и мелких городах, где на семью приходится не больше чем по шесть комнат. Мне искренне жаль несчастного мужа, который каждый день вынужден выслушивать и улаживать ссоры двух жен и их многочисленных детей, причем каждая мать будет защищать своих отпрысков. Соседям тоже найдется что сказать, а еще есть милые родственнички с обеих сторон – подумать только, две тещи! Мне кажется, легче заслужить Рыцарский крест, чем выносить хоть сколько-нибудь долго такой ужас. Вы должны учредить специальную награду за мужество в семейных баталиях. В итоге измученный бедняга, дважды муж, бросит двух своих законных жен, чтобы найти отдых и покой, недоступный ему дома, в объятиях третьей женщины.

    Материальные предпосылки

    Гиммлер засмеялся:

    – Вы, конечно, преувеличиваете. Естественно, фюрер подумал и об этой стороне вопроса. Он отдал совершенно четкое приказание – чтобы любой человек, заслуживший право на бигамию, одновременно получал поместье. С этим затруднений не будет, так как благодаря войне мы получили много превосходных поместий на востоке. Проблемы, несомненно возникшие бы в городах, совершенно исчезнут в сельских условиях, где все обязаны в поте лица выполнять четко определенную работу. В деревне с бигамией не будет никаких проблем.

    – Тогда одна из жен превратится в госпожу и заставит вторую прислуживать ей. Это один из древнейших законов, с которым вы ничего не сможете поделать, – возразил я. – Именно поэтому я восхищаюсь древними викингами, которые не поленились решить эту проблему.

    – Сейчас не могу припомнить, что вы имеете в виду, – ответил Гиммлер. – Расскажите мне об этом.

    Он всегда проявлял большой интерес, когда разговор переходил на германские обычаи.

    Я рассказал ему, что в поместьях викингов в Исландии, как и у всех германских народов, всегда господствовал моногамный принцип. Жена оставалась бесспорной госпожой над теми бастардами, которых муж прижил со служанкой, и над самой служанкой. Это право никогда не оспаривалось. Викинги очень хорошо понимали, зачем это нужно.

    – Вам придется, по крайней мере, оставить в неприкосновенности статус первой жены, когда вы сталкиваетесь с такими обстоятельствами, – сказал я. – Она может смириться с тем, что ее муж завел связь с другой женщиной, но никогда не откажется от своего статуса законной хозяйки поместья. Кроме того, господин Гиммлер, не думаете же вы, что женщины в такой степени проникаются идеологией и нуждами государства, чтобы ради них забыть свои права и привилегии? Защита своих детей и борьба с соперницей – древнейшие законы природы. Жена хочет для себя единоличных прав и единоличной власти над своими детьми. В любой другой женщине она видит соперницу, которая оспаривает эти права и которую нужно устранить. В то же время соперница будет только рада согласиться с идеологической и политической необходимостью бигамии, чтобы силой пробиться в уже существующую семью. Но при этом в действие снова вступает старый закон, так как она делает это ради своих детей – иными словами, она также борется с соперницей. Никакая идеология, никакие законы и постановления тут вам не помогут. Вам бы следовало спросить совета у женщин и выслушать их мнение, прежде чем вводить подобные законы, вместо того чтобы поручать эту задачу мужчинам – даже самые честные из их числа мгновенно признают бигамию социальной необходимостью, просто для того, чтобы легализовать свои собственные интрижки.

    Похоже, Гиммлера все это крайне забавляло.

    – Я никогда раньше не слышал от вас таких слов, мой дорогой господин Керстен. Вы говорите совсем как суфражистка. Слушали ли вы когда-нибудь речи защитниц женских прав? Конечно, в том, что вы говорите, есть доля истины, но вы не понимаете, сколь многого можно достичь в этой сфере благодаря просвещению и пропаганде. Подумайте: еще несколько лет назад ребенок-бастард считался позором. Человек боялся признаться, что он незаконнорожденный. В СС я систематически выступаю против существующих законов и объясняю своим людям, что дети, законные или нет, – всегда большое благо. И каков итог? Теперь мои люди рассказывают с сияющими глазами, что у них только что родился внебрачный ребенок. Их девушки считают это не позором, а честью, вопреки нынешним законам. Объявления о таких рождениях вы можете ежедневно читать в «Schwarze Korps». Разве это не результат просвещения?

    «Lebensborn» (Дома материнства для незамужних женщин)

    Гиммлер продолжал:

    – Вот еще один момент. Я создавал «Lebensborn» в первую очередь для того, чтобы справиться с вопиющей необходимостью и дать чистым в расовом отношении незамужним женщинам возможность завести ребенка. Там эти женщины могли бы в приличных условиях спокойно прожить несколько недель до рождения ребенка, ожидая великого события. Вряд ли вы себе представляете, что значит для женщины, привыкшей к обидам и оскорблениям из-за того, что ее ребенок незаконный, прийти в дом, где она может расслабиться телесно и духовно, получить медицинскую помощь и чувствовать, что все рады ребенку, которого ей предстоит родить. Сперва средний класс относился к «Lebensborn» с неодобрением и недоверием. Теперь они вызывают огромное уважение. Они обеспечивают защиту и духовную помощь матерям незаконных детей. Даже замужние женщины рожают детей в «Lebensborn»; сегодня они составляют пятьдесят процентов их клиенток. Но никакой разницы между замужними и незамужними женщинами там не делается – ко всем обращаются просто по имени, без всяких «фрейлейн» и «фрау». Поэтому никто из них не знает, кто замужем, а кто нет.

    Друг к другу они испытывают искреннюю соседскую любовь. Следовало бы довести это до сведения тех проповедников, которые обличают с кафедры незамужних матерей, не понимая, что тем самым настраивают людей против несчастных женщин. В «Lebens-born» принимают даже женщин, не состоящих в партии, даже брюнеток, не только блондинок. Доступ туда закрыт только абсолютно расово неполноценным типам, для которых остаются старомодные родильные дома.

    «Помощники в зачатии»

    9 мая 1943 года

    Мы продолжили предыдущий разговор, и, к моему изумлению, Гиммлер объяснил, что он зашел в этом вопросе еще дальше.

    – Я потихоньку дал знать, что любая одинокая незамужняя женщина, которая хочет завести ребенка, может смело обращаться в «Lebensborn». Руководство СС возьмет на себя заботу о ребенке и обеспечит ему образование. Я прекрасно осознавал, что это революционный шаг. Согласно существующей морали среднего класса, незамужняя женщина не имеет права на ребенка. Она должна терпеливо ждать, пока не появится мужчина, который удовлетворит ее желание. Если такого мужчины не будет, она должна смириться с судьбой. Как правило, она не может найти подходящего супруга или не в состоянии выйти замуж, потому что работает, но все равно хочет ребенка. Я понял это, и дал таким женщинам возможность завести детей. Женщина получает помощь, приобретает желанный опыт материнства и при этом впервые сохраняет за собой полноценную роль в жизни общества, государство же получает ценную прибавку к населению – ведь, как вы понимаете, мы нанимаем в «помощников в зачатии» только достойных и расово чистых мужчин.

    Я с нетерпением ждал результатов этой услуги, чтобы оценить, насколько она полезна. Сперва, конечно, ничего не происходило, но год от года наблюдался небольшой прогресс – вы еще увидите, что выйдет из нашего плана, когда кончится война. Наша пропаганда будет тонкой и ненавязчивой, но крайне эффективной: для каждой женщины тридцатилетнего возраста, если она еще бездетна, станет делом чести и обязанностью перед рейхом завести детей именно таким образом. Тогда-то для «Lebensborn» настанет звездный час! Рано или поздно эта процедура окажется настолько привычной, что никто не будет возражать, когда закон объявит ее не добровольной, а обязательной. В любом случае наша инициатива уже разрушила прежние предубеждения. Именно поэтому я уверен, что мы добьемся такого же успеха с бигамией и преодолеем любые психологические барьеры, стоящие у нас на пути. Все эти меры – бигамия, содействие рождению внебрачных детей и, как необходимое следствие, их полное уравнивание в правах с детьми, рожденными в браке, – преследуют одну цель: охранять и улучшать расовые качества Великого Германского рейха, чтобы он мог выполнить свои великие задачи как в центре Европы, так и отражая нашествие азиатских народов.


    11 мая 1943 года

    Когда я становлюсь свидетелем словесных излияний Гиммлера, он неизменно представляется мне ученым, но в то же время и пророком, глубоко убежденным в своих словах. Он ходит взад и вперед по комнате, а когда добирается до какого-либо крайне важного пункта, останавливается передо мной и направляет на меня гипнотизирующий взгляд из-за очков, чтобы придать больше эффекта своим словам. В такие моменты легко понять то колоссальное влияние, которое он оказывает на свой штаб, хотя нередко Гиммлер выглядит неуклюжим и застенчивым. Посторонний человек, видящий в нем только очкарика-педанта, вряд ли в это поверит.

    Исторические примеры

    Гиммлер по своему обыкновению обратился за примерами к истории и объявил:

    – Каждая страна в Европе демонстрирует нам правителей, имевших вторую жену, чьи дети пользовались уважением и обладали равными правами с детьми от первой жены. Можно привести в пример Шарлеманя. Незаконным ребенком был император Арнульф, так же как и Дюнуа, знаменитый Бастард Орлеанский, и даже английский Вильгельм Завоеватель. Властители могли заводить внебрачных детей, потому что никто им этого не запрещал. И такая практика продолжалась очень долго: начиная с возникновения германских государств до постренессансных времен, получив широкое распространение в королевских семьях. Многие, кто может себе это позволить, поступают так же и в наши дни, но в старину это происходило вполне естественным путем и никто не пытался ничего скрывать, а в наши дни приходится сохранять тайну.

    Какое горькое разочарование ожидает девушек и женщин, которые пытаются сегодня честно и открыто идти по этой дороге! Но всех проблем можно избежать, если только смириться с естественными инстинктами. Разве не говорил Гете: «Мужчина по природе полигамен, женщина моногамна»? А почему? Потому что реальные сексуальные инстинкты мужчины очень широки, а инстинктивное желание женщины защищать своих детей склоняет ее к моногамии. Для этого нередко имеются материальные основания, но там, где их нет, вмешивается идея о грехе, потому что она нужна церкви и представляет собой самый верный путь подавить сильнейшие мужские инстинкты.


    14 мая 1943 года

    Все эти разговоры о бигамии окрашены ярким и поражающим воображение ореолом нереальности. Его источник – одностороннее представление об истории и не менее односторонняя идеология. Развеять этот ореол помогает один факт – прадед Гиммлера был незаконнорожденным.





     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх