Глава 5 К ПОСЛЕДНЕМУ МОРЮ


В 1239 г. татары совершили два похода, а точнее, набега на Русь. На северо-востоке татарский отряд завоевал Мордовские земли, прошел по Клязьме, сжег город Гороховец, а затем повернул обратно.

Другой более сильный отряд двигался с юга. Татары взяли и сожгли Переяславль Южный, половину жителей истребили, а остальных увели в плен. Далее они двинулись на Чернигов. Возможно, это была месть за участие черниговской дружины в обороне Козельска.

Черниговский князь Михаил, сын Всеволода Святославича Чермного, сразу по отъезде из Киева князя Ярослава Всеволодовича захватил Киев и объявил себя великим князем киевским. Из-за этого ему, видимо, и недосуг было защищать Чернигов. Этим занялся его двоюродный брат Мстислав Глебович. Но в битве у Чернигова дружина Мстислава Глебовича была разбита, а сам князь бежал в Венгрию.

Татары взяли и сожгли Чернигов, однако пожалели местного епископа и часть клира. Уже тогда хан начал заигрывать с православной церковью.

По взятии Чернигова племянник Батыя, сын Угедея Менухан приехал к Песочному городку на левый берег Днепра, чтобы посмотреть на Киев, раскинувшейся на другом берегу. По словам летописца, татарин удивился красоте и величеству Киева и отправил послов к князю Михаилу Всеволодовичу и к киевлянам, чтобы склонить их к сдаче города.

Князь Михаил Всеволодович приказал перебить татарских послов. Многие авторы пытаются оправдать будущего святого: «Кажется, это случилось против воли самого Михаила, потому что вскоре после убийства он. не дожидаясь осады, бежал в Венгрию»[53].

После бегства Михаила в Киев из Смоленска прибыл князь Ростислав Мстиславович и объявил себя великим князем киевским. Но княжить ему пришлось недолго.

К Киеву подошла рать Даниила Романовича Галицкого и захватила город. Ростислав Мстиславович был взят в плен. Но оставаться в Киеве Даниил не пожелал и оставил в качестве наместника своего тысяцкого Дмитра.

Между прочим, Михаил Всеволодович, убегая из Киева в Венгрию, потерял по пути жену и бояр. Они были захвачены дружиной князя Ярослава Всеволодовича. Узнав об этом, Даниил Га-лицкий послал ему сказать: «Отпусти ко мне сестру, потому что Михаил на обоих нас зло мыслит». Ярослав исполнил просьбу Даниила и отправил черниговскую княгиню к брату.

В Венгрию Михаил Всеволодович прибыл с сыном Ростиславом, которого он надеялся сосватать за дочь венгерского короля Белы IV. Иметь зятя изгнанника король не пожелал и велел отцу и сыну убираться восвояси. Михаил и Ростислав с горя отправились в Польшу к князю Конраду I Мазовецкому — своему дяде[54]. Но ляхи были заняты своими сварами, и им было не до Киева. И пришлось Михаилу каяться перед Даниилом и Василь-ко Романовичами.

Отписали они им грамоту: «Много раз грешили мы перед вами, много наделали вам вреда, и обещаний своих не исполняли; когда и хотели жить в дружбе с вами, то неверные галичане не допускали нас до этого; но теперь клянемся, что никогда не будем враждовать с вами».

Романовичи простили Михаила, отпустили к нему свою сестру и самого привели к себе из Польши. Мало того, они пообещали отдать ему Киев, а его сыну Ростиславу — Луцк. Но Ростислав, боясь татар, не шел в Киев, а ходил по волости Романовичей, которые надавали ему много пшеницы, меду, быков и овец.

Князья Даниил и Михаил не зря боялись оставаться в Киеве. Осенью 1240 г. татарские рати появились под Киевом. Командовал ими по-прежнему Батый. Как и в 1237—1238 гг., в составе татарского войска было несколько тысяч булгар под началом Гази Бараджа.

Татары установили многочисленные осадные орудия перед юго-восточными Лядскими (Польскими) воротами Киева, где лесистый склон обеспечивал хорошее укрытие. Через несколько дней ворота были разрушены, и татары ворвались в Киев. Свыше суток бой шел внутри города. Последние защитники дрались насмерть у Десятинной церкви в самом центре Киева. 6 декабря татарам удалось, используя пороки (тараны), разрушить церковь, и сотни горожан погибли под ее обломками.

Киев горел. Позже археологи раскопали несколько сгоревших домов со скелетами внутри, причем среди скелетов были и «монгольские»[55].

Тысяцкий Дмитр был взят в плен татарами. Согласно русским летописям, он, видя гибель земли русской, сказал Батыю: «Будет тебе здесь воевать, время идти на венгров. Если же еше станешь медлить, то там земля сильная, соберутся и не пустят тебя в нее».

Падение Киева навело панический страх на русских князей. Михаил Всеволодович вместе с сыном Ростиславом побежал в Польшу к князю Конраду Мазовецкому, а Даниил Романович с сыном Львом — в Венгрию. Следует заметить, что и часть населения Юго-Западной Руси также спасалась бегством в эти страны.

Забегая вперед, скажу, что Даниил попытался в Венгрии женить своего сына на дочери короля Белы IV, но тот отверг это предложение. Тогда Даниил со Львом отправились к мазовецкому князю Болеславу, который принял их довольно радушно и дал «в кормление» город Вышеград.

Князь же Михаил Всеволодович, испугавшись татар, решил бежать дальше — в Шленску (Силезия). Однако между Вроцлавом и Легнице на него напали немецкие купцы. Они перебили свиту и ограбили обоз, и Михаилу с сыном едва удалось бежать обратно в Мазовию.

После Киева татары двинулись по Волыни. Первым они осадили город Ладыжин[56] на Буге. Город был хорошо укреплен. В течение нескольких дней 12 пороков безуспешно долбили в его стены. Тогда татары начали льстивыми словами уговаривать горожан сдать Ладыжин, те поверили, сдались и были все истреблены.

Потом татары взяли Каменец, Владимир. Галич и ряд других городов. Уцелела лишь одна неприступная крепость Кременец.

Далее татары разделили свое войско на две армии. Большая часть войска вошла в первую армию во главе с ханом Батыем. Второй армией командовали царевичи Орду (Хорду-Ичана) и Байдар, с ними шли и булгары Гази Бараджа.

Первой в поход в январе 1241 г. двинулась армия Орду. Как же шла эта армия? По атласу 1955 г. часть войска Орду пошла на Люблин, а часть — на Берестье (Брест) и далее к Мариенбургу в пределы Тевтонского ордена.

Булгарская же летопись утверждает, что Орду двинулся для начала к Смоленску, но не только не стал разрушать его, а наоборот, там к татарам присоединилась дружина смоленского князя Михаила[57] числом в 10 тысяч человек. Там же в Смоленске к татарам присоединился и какой-то литовский князь по имени Аскал.

В конце января 1241 г. армия Орду взяла Люблин, а в конце февраля — Сандомир. 13 февраля татары разгромили войско малопольских князей в битве под Турском.

10 марта 1241 г. татары переправились через Вислу у Сандо-мира, оттуда отряд под командованием Кайду отправился в направлении Ленчицы с последующим выходом к Кракову. Прикрывая путь на Краков, польские краковские войска воеводы Вла-димежа и сандомирские воеводы Паковлава пытались остановить татар, но 18 марта под Хмельником были разбиты. Сам воевода Владимеж был убит, а войска бежали. Краковский и сандомир-ский князь Болеслав Стыдливый (сын Лешко Белого) с матерью, русской княжной Гремиславой Ингваревной, и другими домочадцами бежал из столицы в Венгрию.

28 марта 1241 г. татары штурмом взяли Краков, а затем двинулись к Вроцлаву. У Вроцлава собралось объединенное войско под командованием нижнесилезского князя Генриха Набожного, сына Генриха Бородатого. К нему из Малой и Великой Польши привел войско воевода Судислав, а из Верхней Силезии пришел с дружиной опольский князь Мешко. Подошли и отряды немецких и чешских рыцарей во главе с Болеславом, сыном моравского маркграфа Дипльди, а также отряд рыцарей-тамплиеров из Франции.

Генрих Набожный не стал защищать свою столицу Вроцлав, а двинулся на соединение с войском чешского короля Вацлава I. Татары попытались взять Вроцлав приступом, но были отбиты горожанами.

Однако соединиться с чешским войском Генриху Набожному не удалось. 9 апреля 1241 г. татары навязали бой польско-германскому войску на Добре Полу у города Легницы и наголову его разгромили. В письме аббата бенедиктинского монастыря Ма-риенбурга в Вене от 4 января 1242 г. говорится о более сорока тысячах павших. Великий магистр Понсе д'Обона писал французскому королю Людовику IX: «Татарины опустошили землю Генриха, польского князя, и убили его со многими баронами и шестью из наших братьев, тремя рыцарями и двумя сержантами, а пятьсот из наших людей погибло, а трое из наших братьев, которых мы хорошо знаем, бежали».

И действительно, князь Генрих погиб, и татары надели на копье его отрубленную голову.

Согласно булгарским источникам, в битве при Легнице в центре татарского войска находились булгары и отряды русских. «Гази Барадж расположил свои войска клином, т.е. тем способом, который впервые был применен Талибом Мумином еще в первой половине X в. Места на первой линии заняли 1000 рыцарей — ба-хадиров. Эти богатыри имели полный набор защитного снаряжения и вооружения: тяжелые доспехи, обоюдоострые мечи, боевые топоры, ножи, копья, лук и стрелы. Они первыми принимали на себя удар противника. Булгары называли воинов первой линии барынджарами, т.е. победителями. Места на второй линии заняли 2000 воинов. Это были средневооруженные воины. В X в. их называли башкортами, позже за ними закрепилось наименование уланы. Между второй и третьей линиями был сооружен военно-полевой лагерь по древнехуннскому способу: вокруг ровной плошадки три круга из возов. На территории военно-полевого лагеря расположились 3 тысячи воинов, а по флангам места заняли 2 тысячи. Третья линия из 3000 воинов расположилась за лагерем. Такова была диспозиция войск перед боем.

Сражение началось ранним утром 9 апреля. В наступление первыми пошли польские, германские, чешские и французские рыцари. Когда они приблизились к первым линиям булгарских и монгольских войск на расстояние 200—250 метров, булгары и монголы пустили тучи стрел из обычных луков. Такова была их обычная тактика ведения боя. Однако через некоторое время они убедились, что стрелы не наносят рыцарям никакого вреда. Стрелы просто отскакивали от их доспехов. На булгар и монголов это произвело удручающее впечатление. Положение усугубилось после того, как булгары медленно стали отступать, а Байдар и Хор-ду-Ичан увели свои войска с поля боя. Создалась критическая ситуация. Фланги булгарских войск были оголены, а эмир Гази Барадж, раненный, был окружен семью польскими рыцарями. На помощь подоспели Аблас Хин и Нарык. Они боевыми топорами изрубили рыцарей и вывели Гази Бараджа в военно-полевой лагерь. Несмотря на ранение, Гази Барадж продолжал руководить войсками. Ему удалось произвести быструю перегруппировку сил: приказал воинам первой и второй линий отойти к военно-полевому лагерю и занять новую позицию. Лучники, стрелявшие «железными стрелами», заняли позицию с двух сторон от лагеря. Их фланги прикрыли уланы, т.е. воины второй линии.

Неуклюже двигаясь в тяжелых доспехах, пешие рыцари дошли до военно-полевого лагеря и попытались его обойти с флангов, но были встречены тучей "железных стрел". Эти стрелы пробивали доспехи рыцарей. Тогда рыцари ударили в центр и стали перелезать через возы. Из-за тяжелых доспехов многие из них стали падать на землю. Воины третьей линии стали в упор расстреливать лежащих на земле рыцарей из обычных луков. Атака рыцарей захлебнулась. В этот момент на поле боя вернулись отряды тюркмен и кыргызов. Однако Байдар и Хорду-И чан с отрядами из собственно монголов не вернулись.

Гази Барадж велел тюркменам и кыргызам занять позиции уланов, а уланам нанести кбпийный удар. Булгарские уланы были вооружены тяжелыми копьями. Копье прикрепляли с помощью цепочки к седлу. Поэтому в удар вкладывалась не только сила воина, но и сила скачущего коня. Кбпийный удар уланов опрокинул рыцарей. Объединенные силы краковского князя Генриха Бородатого начали отступать. И только тогда Байдан и Хорду-Ичан вернулись на поле боя и стали добивать бегущих»[58].

Польские источники говорят о каких-то «боевых дымах», примененных татарами при Легнице. Видимо, это были распылители отравляющих веществ XIII века. Кроме того, часть татар проникла в боевые порядки поляков и стала сеять панику: «Все пропало! Мы разбиты! Бежим!» Однако внешний вид татар и их вооружение существенно отличались от поляков, да и по-польски татары явно не говорили. Это наводит на мысль, что панику посеяли русские воины, ворвавшиеся в ряды ляхов. Благо, русский и польский языки тогда очень мало отличались друг от друга, и в домонгольский период и князья, и дружинники — поляки и русские — свободно общались без переводчика.

Батый, в это время находившийся с главными силами в Венгрии, приказал войску Орду отрезать чешские войска, бывшие к северу от Дуная. Байдар 16 апреля отошел от Раиибужа и направился в Моравию.

При прохождении через Моравию войско Орду остановилось в окрестностях города Ольмюц (Ольмоуц), расположенного на правом берегу реки Морава. Ночью чешско-немецкое войско под командованием воевод Иосифа и Ярослава из Штернберга внезапно напало на татар. Им удалось вырезать до 10 тысяч татар (монголов и кипчаков). Погиб и царевич Байдар. Однако булгары и смоляне контратаковали противника и обратили его в бегство. Согласно булгарской летописи было убито до 12 тысяч чехов и немцев.

Далее армия Орду[59] двинулась к Дунаю. Но на правом берегу их ожидал в засаде семитысячный отряд из венгров и немцев. Тогда татары пошли на хитрость и имитировали переправу прямо на глазах противника. Двести всадников добровольцев переправились через Дунай, и тут же их окружили венгры и немцы. Все смельчаки были перебиты. А тем временем основная часть войска Орду переправилась через Дунай в другом месте. На рассвете следующего дня татары напали на венгров и немцев и истребили их всех. Теперь армии Орду был открыт путь к озеру Балатон, где в это время находилась основная армия Батыя.

Путь Бату к берегам озера Балатон был длинным, сложным и кровавым. Первая армия в апреле 1241 г. вторглась в пределы Венгерского королевства. Она быстро разбила венгерские отряды под руководством Диониция, охранявшие Манкачский и Ун-гварисский проходы Карпатского хребта, и вторглась в Венгерскую равнину.

Вступив в пределы Венгрии, Батый отправил к венгерскому королю послов, но Бела IV приказал убить их. По приказу короля в Пеште начался сбор войска. Туда пришли отряды из разных городов: из Секешфехервара, Эстрегрома и других, сюда же привел хорватское войско герцог Кальман, брат Белы IV. В начале апреля 60-тысячное (по другим данным 65-тысячное) войско Белы IV выступило из Пешта.

Решающее сражение произошло 12 апреля 1241 г. у реки Шайо (Сайо), правого притока Тисы. Русский перебежчик из татарского войска известил Белу о начале нападения противника. Объединенные хорвато-венгерские войска расположились сомкнутой массой на небольшом участке. Увидев с горки диспозицию противника, Батый радостно воскликнул: «Эти не уйдут из моих рук, так как они сгруппировались в одну кучку, как в овчарне»[60].

После удара татарских войск с флангов часть рыцарей бросилась бежать. Лишь только войска герцога Кальмана и колочского архиепископа Уголина дрались упорно и отошли в порядке. При этом двухдневный путь их отступления к Пешту был, по словам хрониста Рогериуса, устлан телами убитых. Погибли и видные князья церкви — архиепископы — эстергомский Матиас, колоч-ский Уголин, епископ трансильванский Рейнольд, епископ Нит-ры Яков и др. Сам герцог Кольман был серьезно ранен и вскоре скончался. Король Бела IV бежал в Хорватию, а Батый отправил за ним вдогонку царевича Кодана.

После сражения у реки Шайо основные силы татар в ходе трехдневных боев овладели Пештом и разграбили его. Венграм удалось отстоять лишь цитадель Пешта, которую занял воевода испанец Симеон.

После упорных боев войскам Кодана удалось захватить Вара-дин, Арад, Перег, Егрес, Темешвар и Дьюлафехервар. Пройдя Словению и Хорватию, отряд Кодана захватил крепость Кчисса (недалеко от современного города Сплита). Так татары вышли к побережью Адриатического моря.

Западную Европу спасла от татарского нашествия смерть великого монгольского хана Угедея (Огодая), которая произошла по одним данным 11 ноября 1241 г., а по другим — в начале декабря. Временной правительницей была назначена его старшая жена Туракина (Туракин-хатун).

Известие о смерти великого хана Батый получил в марте 1242 г. В это время он находился в городе Джуре. На военном совете было принято решение о прекращении похода и выводе войск из стран Восточной Европы. Местом сбора войск определили устье Дуная.

Татарские войска при отступлении не имели сильных противников и, чтобы обеспечить себе лучшее пропитание и большую добычу, шли несколькими отрядами через Венгрию, Сербию и Болгарию. Собрались они вместе, как и было запланировано, в степях Нижнедунайской низменности. После нескольких недель отдыха татары двинулись через причерноморские степи в низовья Волги. Осенью 1242 г. войско подошло к Волге. Все царевичи Чингисиды отправились дальше на восток в столицу Каракорум. На Волге остался лишь Батый с собственным войском. Своей отказ ехать в Монголию он объяснил болезнью ног. На самом же деле Батый получил от своих осведомителей в Каракоруме сведения о том, что Туракина хочет возвести на престол своего сына Гуюка, с которым у Батыя были весьма неприязненные отношения.

Батый остановился между Волгой и Ахтубой (там сейчас стоит село Селитренное) на развалинах города Саксин-Булгар, разрушенного в 30-х ХШ века. Мастера из Булгарии и других стран спешно приступили к строительству нового города, получившего название Сарай-Бату.

Интересно, что Батый не утратил привычек кочевника. Зимой он с большей частью войска кочевал в районе современного Пятигорска, весной приезжал в Сарай, а осенью опять уходил кочевать.

Ни европейские, ни русские историки никак не хотят признать, что татары ушли из Венгрии из-за смерти великого хана. Поляки утверждают, что именно они спасли Европу от Батыя. Чехи превозносят воеводу Ярослава из Штернберга, утверждая, что именно он наголову разгромил Батыя.

Русские и особенно советские историки дружно пытались доказать, что покорение Руси обескровило татар, а в 1241 г. опять же на Руси вспыхнули антитатарские восстания, что испугало Батыя.


Примечания:



5

Шумск — город на Волыни; Несвиж — город Туровского уезда Минской губернии.



6

Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Кн. I, М.: Издательство социально-экономической литературы, 1959. С. 664.



53

См. напр.: Рыжов К. Все монархи мира. Россия. М.: Вече, 1998. С. 399.



54

Михаил Всеволодович был сыном польской королевны Марии Казимировны.



55

См. Мартынов А.И. Археология СССР, М.: Высшая школа, 1973.



56

В XIX в. одноименное местечко Гайсинского уезда По¬дольской губернии.



57

Смоленским князем в 1241 г. был Всеволод Мстиславович, а войско мог вести его троюродный племянник молодой князь Михаил Ростиславович.



58

Мифтахов 3.3. Курс лекций по истории татарского народа (1225-1552 гг.). С. 145-147.



59

По версии булгарской летописи, Орду был разжалован после ночного боя, но это представляется маловероятным.



60

Д-р Эренжен Хара-Даван. Чингисхан как полководец и его наследие. М., 1996. С. 232.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх