Глава 2 МОНГОЛЫ И БУЛГАРЫ


После ухода татар о них на Руси забыли. Продолжались старые и начинались новые княжеские усобицы. Но мы останавливаться на них не будем, поскольку эти усобицы имеют мало отношения к последующим событиям.

Мы же остановимся на интересной и практически не исследованной историками теме — основании Нижнего Новгорода и взаимоотношениях русских с Булгарией.

В начале X века на Волге и Каспии возникло государство булгар, как его сейчас именуют, Волжско-Камская Булгария. Столицей его был город Биляр на реке Черемшане.

Суздальские князья, распространяя свои владения вниз по Волге, периодически вступали в конфликты с булгарами. Так, зимой 1172 г. князь Андрей Боголюбский отправил на булгар своего сына Мстислава, с которым должны были соединиться сыновья муромского и рязанского князей. По словам летописца, поход этот с самого начала всем не нравился, потому что зима — не самое подходящее время воевать булгар. Полки шли очень медленно и неохотно. При устье Оки князья, объединившись, еще две недели дожидались отставшие отряды и, наконец, решили идти дальше с одной передовой дружиной, начальствовал в которой воевода Борис Жидиславич. Русские неожиданно въехали «в поганую» землю, взяли шесть сел и один город, мужчин всех перебили, а женщин и детей взяли в плен.

Булгары, узнав, что князья пришли с небольшой дружиной, собрали шеститысячное войско и погнались за русскими, но, не догнав их всего 20 верст, почему-то возвратились. По словам летописца, русские полки от неминуемой гибели спасли святая Богородица и христианская молитва.

В 1184 г. великий князь Всеволод III решил пойти на булгар и стал просить помощи у киевского князя Святослава Всеволодовича. Тот отправил к нему своего сына Владимира и велел сказать: «Дай бог, брат и сын, повоевать нам в наше время с погаными».

Вместе с Всеволодом выступили в поход его племянник Изя-слав Глебович, Владимир Святославич Черниговский, Мстислав Давыдович Смоленский, Роман, Игорь, Всеволод и Владимир Глебовичи Рязанские и Владимир Муромский. Они шли водой по Оке и Волге, а выйдя на берег, князь Всеволод III оставил у лодок белозерский полк с двумя воеводами — Фомой Лясковичем и Дорожаем, а сам с конницей пошел к Великому Городу Серебряных булгар, вперед отправив сторожевой отряд.

Вскоре сторожа обнаружили впереди войско и решили, что это булгары. Позже выяснилось, что это половцы. Пятеро из них приехали к Всеволоду со словами: «Кланяются тебе, князь, половцы ямяковские, пришли мы также воевать булгар». Всеволод, обсудив все с князьями и дружиной, решил привести половцев к присяге и вместе с ними пошел к Великому Городу.

Войско Всеволода подошло к городу, и племянник его Изяслав Глебович схватил копье и помчался со своей дружиной к городским стенам, возле которых пешие булгары устроили себе укрепление. Изяслав выбил их оттуда и поскакал к самым городским воротам. Но здесь Изяслав был смертельно ранен — вражеская стрела пробила броню и попала в самое сердце. Едва живого князя принесли в стан.

А тем временем белозерский полк, оставленный при лодках, выдержал нападение более 5000 булгар и обратил их в бегство. При этом только утонувших булгар было больше тысячи.

Всеволод еще 10 дней стоял под Великим Городом, но, видя, что булгары просят мира, а племянник его Изяслав при смерти, оставил осаду и вернулся к лодкам. Там Изяслав и умер. После этого великий князь вернулся во Владимир и послал конницу на мордву.

В 1186 г. Всеволод опять послал войско на булгар. Русские взяли много сел и возвратились с большим полоном. Больше до самой своей смерти Всеволод на булгар не ходил. А после кончины великого князя занятые усобицей сыновья его долго еще не обращали внимания на соседние народы. Пользуясь этим, булгары в 1217 г. взяли Устюг.

И только в 1220 г. великий князь Юрий Всеволодович собрал войско на булгар и послал своего брата Святослава Юрьевского и с ним полки под начальством воеводы Еремея Глебовича. Князь переяславский Ярослав Всеволодович также послал свои полки. А племяннику своему Васильку Константиновичу великий князь велел послать полки из Ростова и из Устюга в верховья Камы. Муромский князь Давыд послал своего сына Святослава, Юрий — Олега. Все они по Оке и по Волге поплыли на лодках вниз и высадились на берег напротив города Ошела.

Князь Святослав выстроил войско: ростовский полк поставил по правую руку, переяславский — по левую, а сам стал с муромскими князьями посередине и в таком порядке двинулся к лесу, оставив один полк улодок. Пройдя лес, русские полки вышли на поле к городу. Здесь их встретила булгарская конница, которая, пустив по стреле, помчалась к городу. Святослав двинулся за ней и 15 июня 1220 г. осадил Ошел.

Около города был выстроен острог, огороженный крепким дубовым тыном. За острогом были еще два укрепления и между ними вал, по которому бегали осажденные и бились с русскими.

Подойдя к городу, князь Святослав послал вперед отряд с зажженными факелами и топорами, а следом пошли стрельцы и ко-пейники. Русские подсекли тын, разрушили и два других укрепления, а потом подожгли их и сам город. Но тут поднялся противный ветер и понес клубы дыма на русские полки. Этот густой дым, к тому же нестерпимый зной и отсутствие воды заставили осаждающих отступить от города.

Дав войску короткую передышку, Святослав направил полки на подветренную сторону города. У самых стен Ошела князь сказал войску: «Братья и дружина! Сегодня предстоит нам или добро, или зло, так пойдемте скорее!», и первым поскакал к городу. За князем двинулось остальное войско, подсекли тын и оплоты и зажгли их, потом зажгли город со всех сторон. К этому времени разразилась страшная буря, из города раздавались громкие вопли. Сам булгарский князь успел ускакать с малой дружиной, кто же пытался спастись пешком, тех русские перебили, а жен и детей в плен побрали. Многим булгарам не удалось выбежать и они сгорели заживо в городе, а некоторые поубивали своих жен и детей и сами себя лишили жизни. Русские ратники пытались проникнуть в город, чтобы пограбить, но вынуждены были бежать от пожарищ, а некоторые так и погибли в огне.

Поджегши город, Святослав пошел назад к лодкам, но разбушевавшаяся буря и сильный ливень сделали невозможным скорое отплытие. Тогда князь велел войску заночевать на берегу, а утром, когда буря стихла, русские сели в лодки и поплыли вверх по Волге.

Между тем булгары из Великого и других городов, узнав об истреблении Ошела, собрались со своими князьями и пришли к берегу. Святослав знал о приближении врагов и велел полкам готовиться к битве. И пошли русские полки, били в бубны, играли в трубы и сопели, а князь шел позади всех. Подойдя к берегу, булгары увидели среди русских своих пленников — кто отца, кто сына и дочь, кто братьев и сестер. Булгары завопили-закричали от отчаянья, но напасть на русских не посмели. Так Святослав благополучно достиг устья Камы, где соединился с ростовским и устюжским полками, бывшими под начальством воеводы Воислава Добрынича.

Ростовцы и устюжане пришли с большой добычей, потому что воевали вниз по Каме и взяли много городов и сел. С устья Камы все вместе пошли к Городцу, здесь вышли на берег и отправились на лошадях к Владимиру.

Князь Юрий встретил брата у Боголюбова и задал ему и всему войску большой пир. Пировали три дня, а Святослав и все войско получили богатые подарки.

Следствием похода князя Святослава стало то, что в ту же зиму булгарские Послы прибыли к великому князю и запросили о мире. Но Юрий сначала не согласился на мир и стал собирать войско. Теперь он сам хотел идти в поход и уже выступил к Городцу. Но на дороге его встретили новые послы булгар с просьбами о мире. Их Юрий также не послушал и двинулся дальше. Уже в Городце к нему пришли булгарские послы с богатыми дарами и предложили выгодные условия мира, на которые великий князь согласился. Был заключен мир «по-прежнему», как это было при отце и дяде Юрия.

После этого удачного похода на булгар Юрий Всеволодович решил построить крепость в стратегически важном месте — при впадении Оки в Волгу.

Лаврентьевская летопись, созданная в Нижнем Новгороде в XIV веке, среди известий за 1221 г. содержит запись: «Того же лета великий князь Гюрги, сын Всеволожь, заложи град на усть Оки, и нарече имя ему Новъградъ». Так началась история одного из крупнейших поволжских центров — Нижнего Новгорода.

В.Н. Татищев в «Истории Российской», написанной в XVIII веке, к этой записи добавил два противоречивых известия: «заложи град от болгор» и «бе бо ту первее град болгарский».

Булгарские летописи также утверждают, что на этом месте был город Джун-Кала. Трудно сейчас сказать, был ли Джун-Кала полностью захвачен князем Юрием, и Нижний Новгород создан расширением и перестройкой его, или булгарский город был разрушен до основания, и на его месте построили новый город. В книге В. Макарихина «Новгород земли Низовской. Повествование об основателе Нижнего Новгорода великом князе Юрии Всеволодовиче» говорится: «Исследователи-археологи Н.Н. Воронин, И.А. Кирьянов и другие установили, что град-крепость Нижний Новгород был основан на незаселенном месте. Это, естественно, не исключает существования в древности на огромной территории, которую занимает современный город, целого ряда малых поселений как славяно-русских, так и мордовских, а возможно, и булгарских. На крутоярах Дятловых гор имеются следы древних городищ. Одно из них располагалось на Гребешке напротив пойменной Стрелки»[7].

Согласно народному преданию, на месте Нижнего Новгорода некогда жил «Мордвин Скворец, друг Соловья Разбойника, у него было 18 жен и 70 сыновей. Чародей Дятел предсказал ему, что если дети его будут жить мирно, то останутся владетелями отцовского наследия, а если поссорятся, то будут покорены русскими; потомки Скворца начали враждовать между собою, и Андрей Боголюбский изгнал их с устья Оки»[8].

Русские летописи сообщают о походах русских князей из Нижнего Новгорода на мордву в 1226 г. и в 1228 г., и об ответном походе мордовского князя Пургаса на Нижний в 1229 г. Согласно русским летописям, с булгарами в это время был мир.

Любопытна и булгарская версия этих событий, изложенная в книге профессора Казанского государственного педагогического университета 3.3. Мифтахова[9]. Там утверждается, что мордва была вассалами булгарских правителей. И на Нижний Новгород в 1229 г. двинулись не только мордовские, но и булгарские войска во главе со своим царем Мир Гази. По булгарским летописям главным воеводой в Нижнем Новгороде был... булгарин Гази Ба-радж. Русские отбили штурм мордвы и двинулись на вылазку, но нарвались на засаду и были вынуждены укрыться за деревянными стенами Богородичного монастыря. Булгары и мордва подожгли стены монастыря. От стен «загорелся и весь монастырь. Спасаясь от огня, ополченцы стали выбегать из горящего здания. Сгорело в огне и было убито две тысячи нижегородцев.

Стоящие на крепостной стене нижегородцы видели гибель ополченцев, но не решились выйти из крепости. Многие из них «уже читали заупокойную молитву». Нижегородцы простояли всю ночь на стенах в ожидании штурма. Однако его так и не было. Ситуация прояснилась ранним утром. Прояснил ее монах, которого булгары называли Ас-Азимом. Во время пожара он сидел в тюремном погребе, куда был посажен за распространение ереси. Когда один из его преследователей из числа монахов открыл погреб, Ас-Азим прибежал к крепости и сообщил воеводе Гази Ба-раджу потрясающую новость: ночью булгарские войска поспешно покинули окрестности...

...Что произошло на самом деле? Почему булгарские войска так поспешно ушли? Дело в том, что вечером к царю Мир Гази прибыл гонец и сообщил о том, что бывший улугбек бывшей бул-гарской губернии Тубджак по имени Мерген напал на губернию Башкорт»[10].

Несколько слов стоит сказать и о происхождении Гази Барад-жа — персонаже, сыгравшего довольно важную роль в Батыевом походе, но совсем неизвестном русскому читателю. Тут я вновь обращаюсь к труду профессора 3.3. Мифтахова: «Прадедом Гази Бараджа по отцовской линии был царь Шамгун (1118—1135 гг.), а дедом — Арбат Ос-Лодж. Арбат был в разное время улугбеком г. Булгара, г. Учеля, а также двух провинций — Марюбы и Бел-лак-Саксина. В 1164 году он и его сын Азан были выданы великому князю Андрею Боголюбскому. Со временем Арбат стал воеводой Москвы. Одна из улиц Москвы по сей день носит его имя (прежде там располагался двор Арбата).

Азан, отец Гази Бараджа, в течение 19 лет жил и воспитывался в Москве. В 1182 г. князь Всеволод взял его с собой в поход на Волжскую Булгарию. Великий князь намеревался посадить Азана на булгарский трон. Это была первая серьезная попытка со стороны русских князей привести к власти в Булгарии своего ставленника. Однако она не увенчалась успехом. Дело в том, что западнее города Тухчи (совр. г. Чистополь) булгары захватили Азана во время боя. Так Азан оказался в Волжской Булгарии вместе со своим сыном Гази. Второе имя — уважительное прозвище Барадж — Гизи получил от Кул Гали в память о своей матери, которая была из рода Барадж. Барадж — это одно из названий алпа — доброго духа Ельбегена, покровителя булгар.

Со временем Азан был назначен улугбеком города Учеля. Когда в 1217 году он умер, на эту должность был назначен его сын Гази Барадж»[11].

В 1219 г. Гази Барадж был взят в плен русскими. «Когда в 1225 году умер царь Чельбир и началась борьба за власть, Юрий Всеволодович решил разыграть свою долго хранимую «козырную карту» — Гази Бараджа. И он выпустил его из темницы в обмен на согласие Гази Бараджа служить великому князю. Юрий Всеволодович назначил его воеводой Нижнего Новгорода, отстроенного заново в 1221 году. В течение четырех лет Гази Барадж служил великому князю.

В 1229 году наступил «звездный час» Гази Бараджа. Магистрат г. Биляра решил пригласить его в качестве правителя Волжской Булгарии. Руководители магистрата, т.е. суварбаши уполномочили Хакими вести переговоры по этому вопросу. От имени суварбаши он обратился к великому князю Юрию Всеволодовичу с просьбой отпустить Гази Бараджа в Волжскую Булгарию. После получения ценных подарков Юрий Всеволодович согласился.

По приезду в г. Биляр Гази Барадж был принят на царский трон...

...По завершении ритуала поднятия на трон царь помолился в мечети «Барадж» и выехал из цитадели в посад к народу. Огромная толпа встретила Гази Бараджа молча. Однако через некоторое время в толпе стали раздаваться крики: «Нам не нужен христианский царь. Он — тайный христианин». Постепенно толпа стала приходить в возбужденное состояние. Круг вокруг царя стал сужаться. По словам самого Гази Бараджа, в этот момент он «подумывал о бегстве». Царя выручил сеид Кул Гали. Обращаясь к нему, он громко сказал: «Шаткость наших канов (царей), все бедствия державы нашей — от несоблюдения веры нашей...» Толпа слушала Кул Гали, затаив дыхание. Воспользовавшись наступившим после его слов замешательством, сардар курсыбая Газан вывел царя из толпы.

После этого инцидента Гази Барадж велел огласить на всех майданах (площадях) городов и сел старинный закон Талиба, согласно которому принявшие ислам земледельцы переводились в разряд привилегированных государственных крестьян, освобожденных от воинской и иных повинностей и плативших минимальный налог. После этого ары и сербийцы Горной стороны, а также булгары-язычники Арской губернии стали в большом количестве переходить в ислам. Следует подчеркнуть: начиная с 20-х годов X в. этносистема булгар расширялась не за счет присоединения новых родов и племен, а благодаря принятию ислама представителями небулгарских народов. Мусульманин, живший на территории Волжской Булгарии, считался бул-гарином.

Решение царя Гази Бараджа вернуться к законам Талиба вызвало резкое недовольство крупных феодалов-казанчиев. Дело усугубилось тем, что великий князь Юрий Всеволодович в очередной раз напал на Мишарский округ Волжской Булгарии. Создавшейся сложной ситуацией решил воспользоваться Алтынбек, чтобы вернуть себе царский трон. В 1230 году он вместе с тарханом губернии Саксин Бачманом направился из Банджи к Биля-ру. Свои действия Алтынбек пытался оправдать, утверждая, что он хочет наказать «тайного доброхота Руси и врага исламской державы».

Когда ополчение казанчиев и войска тархана Бачмана стали приближаться к Биляру, к царю явился сардар курсыбая Газан и сказал, что его воины не хотят нарушать древний обычай, запрещающий булгарам воевать против булгар. Курсыбай был единственной военной опорой Гази Бараджа. Лишившись ее, он решил бежать из Волжской Булгарии. Предварительно Гази Барадж отправил свою жену и сына Галима в г. Нур-Сувар к эмиру (такой титул носили сыновья царей, причем как бывших, так и настоящих) Ильясу Ялдау, сыну покойного царя Чельбира. Сам Гази Барадж тайно покинул страну и направился к Нижнему Новгороду. Туда он явился не с пустыми руками, а с останками русского священника, имя которого в булгарских источниках зафиксировано в форме Абархам, в русских — Авраамий. Кто он такой и при каких обстоятельствах оказался в Волжской Булгарии?

Авраамий попал в плен к булгарам в 1219 году. Он был участником похода князя Ярослава Всеволодовича на город Учель»[12].

В городе Булгар царь Чельбир лично осмотрел пленных и обратил внимание на одного в одеянии священника. По обычаю булгар, нельзя было обращать служителя любого религиозного культа в раба, поэтому Чельбир повелел немедленно освободить попа. При таких обстоятельствах в 1219 г. Авраамий попал в город Биляр, где он стал попом христиан, живших в столице Волжской Булгарии. А по совместительству Авраамий занялся торговлей.

В конце марта — начале апреля 1229 г. в Биляре начались волнения, причиной которых стала борьба за чистоту мусульманских традиций. Наиболее радикальным и агрессивно настроенным крылом руководил изгнанный с должности сеида мулла Кылыч. Предводимая им толпа фанатиков 1 апреля устроила погром в квартале «Саклан Урамы» Биляра, где проживали христиане. Во время этого погрома и был убит Авраамий. Позже, в конце лета 1230 г., его останки по повелению Гази Бараджа выкопал монах Ас-Азим. Тайно останки были переправлены в Казань[13], оттуда — в Нижний Новгорода и далее на судне — во Владимир.

В 1230 г. по воле великого князя Юрия Всеволодовича и владимирского епископа Митрофана мощи Авраамия с великими почестями были положены в каменную раку в церкви святой Богородицы, что в Княгининском монастыре. Авраамий был возведен в чин христовых мучеников, что способствовало укреплению положения Гази Бараджа. Вскоре великий князь назначил его второй раз воеводой Нижнего Новгорода.

В 1229 г. в Булгарии и на Руси вновь узнают о татарах (монголах). Под 1229 г. в киевской летописи сообщается о вытеснении монголами с реки Яик (Урал) саксин и половцев, которые «възбегоша из низу к Болгаром перед Татары». Тогда же с Яика были изгнаны и «сторожеве Болгарьскыи». А на следующий год монголы уже твердо стояли на юго-восточных границах Башкирии и контролировали междуречье Яика и Волги. Под 1232 г. летопись сообщает: «Придоша Татарове и зимоваша не дошедше Великого града Богарьскаго».

Согласно же булгарским летописям татарские войска в конце 1232 г. во главе с Бату-ханом через Башкорт направились к Биля-ру. Булгарский царь Алтынбек собрал большое войско. Как писал 3.3. Мифтахов: «Зимой 1233 г. произошло решающее сражение, в ходе которого Бату потерял убитыми 15 тысяч воинов. Сам Бату был ранен в поясницу. В память об этой победе крепость, возле которой произошла битва, была названа «Бугульма». Слово «бугульма» в переводе на русский означает «не гнись», а раненный в поясницу Бату действительно не мог согнуться»[14].

В 1232 г. булгарский царь Алтынбек прислал послов во Владимир к великому князю Юрию Всеволодовичу с просьбой о помощи против татар. В качестве дара послы привезли красивый («красный») мрамор, которым затем был вымощен пол в церкви святой Богородицы.

Юрий Всеволодович посовещался с князьями-родичами и в начале 1233 г. отправил десятитысячное войско в Булгарию. Командовал войском сын Юрия Всеволод. Вместе с ним в поход пошли рязанские и муромские князья. Однако вместо того, чтобы вместе с соседями булгарами, с которыми, напомню, был мир, дать отпор татарам (монголам), русское войско обрушилось на Булгарию.

Воистину говорят, что когда Бог хочет наказать человека, он лишает его разума. Через 5 лет и князь Юрий, и его сын Всеволод заплатят головами за свою глупость.

Как писал 3.3. Мифтахов: «В этом походе принимал участие и воевода Нижнего Новгорода, бывший царь Волжской Булгарии Гази Барадж.

Когда войска под командованием князя Ярослава[15] дошли до Лачык-Уба (совр. Лысково), Гази Барадж узнал о том, что царь Алтынбек подошел с курсыбаем к Казани. Гази Барадж сообщил об этом князю Ярославу. Князь решил изменить направление движения своего войска и напасть на город Буртас. Когда русские войска подошли к крепости Саран (совр. Саранск), Гази Барадж остался там с 1500 пехотинцами из Нижнего Новгорода. Свои действия он мотивировал тем, что намерен дождаться возвращения гонца, посланного им к великому князю с извещением об изменении маршрута движения. Истинная причина была иной: Гази Барадж знал, что г. Буртас невозможно взять без специальных осадных машин. Уже после отъезда князя Ярослава, во время объезда окрестностей крепости Саран, Гази Барадж встретился с эмиром Аблас-Хином, улугбеком г. Буртаса. Этим сообщил Гази Бараджу о том, что ему пришлось поспешно покинуть Буртас, так как к городу приближался царь Алтынбек с курсыбаем. Отношения между Алтынбеком и Аблас-Хином были враждебными, поэтому Аблас-Хин не стал испытывать судьбу и бежал из города.

Вскоре Гази Барадж узнал, что войска князя Ярослава были уничтожены подошедшим из Казани курсыбаем (воеводой. — А.Ш.). Спаслись лишь князь Ярослав (Всеволод Юрьевич. — А.Ш.) и две сотни воинов. Рязанские и муромские князья лишились конницы, составлявшей лучшую часть русского войска.

Гази Барадж понял, что великий князь не простит ему неучастие в походе на Буртас. Поэтому он в сопровождении сотни воинов-булгар направился на юг, к переправе через Волгу у Сарычи-на (совр. Волгоград). Гази Барадж поехал в ставку Бату»[16].

По русским же летописям в 1232—1233 гг. русские пожгли в Булгарии много волостей и «перебили мордвы много».

Бату-хан представил Гази Бараджа великому хану Угедею. Тот признал Гази Бараджа эмиром Булгарии и обещал вернуть ему царский трон.

«Спустя некоторое время по завершении переговоров с великим ханом Огодаем (Угедеем. — А.Ш.) Гази Барадж прибыл в ставку Мергена, расположенной в г. Кызыл Яре (совр. г. Петропавловск в Казахстане). Отсюда он направил гонцов к царю Алтын-беку, правителям идей, улугбекам крупных городов, а также к командующему булгарским регулярным войском Газану с уведомлением о том, что великий хан Огодай признал его, Гази Бараджа, правителем Волжской Булгарии и назначил своим послом-наместником в Кыпчаке. Кроме того, Гази Барадж пригрозил: если кто не признает его, тот будет иметь дело с великим ханом Монгольского государства.

Первым власть Гази Бараджа признал улугбек провинции Баш-корт Ильхам Иштяк. Это дало возможность Гази Бараджу перебраться из Кызыл Яра в Уфу. Вскоре власть Гази Бараджа признали улугбек Казани Хисам и улугбек г. Банджи эмир Ильяс Ялдау.

Своего представителя прислал в Уфу и царь Алтынбек. Эту миссию он возложил на свою дочь Алтынчач. Когда Гази Барадж поинтересовался, почему царь так поступает, она насмешливо ответила: «Отец сказал, что ты — баба, ибо изменил Державе, и поэтому свой указ об объявлении тебя мятежником поручил передать тебе мне». В свою очередь Гази Барадж сказал: «Передай отцу, что спасутся только те области, которые подчинятся мне, признанному татарами. Остальные же подвергнутся нашествию татар, и ничем помочь им я уже не смогу»[17].

В 1235 г. великий хан Угедей собрал большой курултай, на котором монгольская знать решила устроить великий поход на Запад. Командовать войсками был назначен Бату-хан. Угедей велел всем улусам Монгольской империи послать часть воинов ему в помощь. Кроме того, к наступлению в Европу были привлечены многие царевичи Чингисиды лично. Кроме хана Бату в походе приняли участие его братья — Орда, Берке, Тангут и Шейбан; сыновья Угедея Гуюк и Кадан; сын Чагатая Байдар; внук Чагатая Бури; сыновья Толуя Менгу (Мунке) и Бучек (Бюджик), а также самый младший сын Чингисхана Кулькан. Каждый из Чингиси-дов прибыл со своим отборным отрядом. Отдельными подразделениями в армии Бату руководили виднейшие полководцы: Су-бедей-багатур, ставший ближайшим советником хана Бату, Джэбэ, участвовавший в первом западном походе 1222—1223 гг., а также молодой и талантливый военачальник Бурундай.

О численности армии Бату уже два века спорят историки. Многие серьезные ученые дают цифры от 300 до 500 тысяч воинов. Но элементарный расчет общей численности населения кочевых татарских орд, трудность снабжения большой компактной армии показывают, что у Бату могло быть от 120 до 160 тысяч человек, из которых менее половины были этническими монголами, а остальные — кипчаками, узбеками и др.

«Маршрут движения монгольских войск по территории Волжской Булгарии был определен Гази Бараджем. Поэтому поводу он писал так: «Чтобы предотвратить опустошение многолюдных областей, я велел татарам готовиться к походу на Буляр через Баш-корт». Но была и другая причина, про которую Гази Барадж умолчал: улугбек губернии Башкорт по имени Иштяк был его дядей, и он признал власть своего племянника. Иными словами, на территории губернии Башкорт монгольские войска не встретили никакого сопротивления. Затем, разделившись на три колонны, двинулись к реке Чишма (совр. р. Шешма). Общее командование осуществлял полководец Субетай. Отряды, двигавшиеся по трем направлениям, должны были встретиться в окрестностях г. Биля-ра. От реки Чишмы до города Биляра булгары соорудили мощную систему оборонительных сооружений, состоящую из восьми линий валов-урамов и крепостей. Сооружать оборонительные валы булгары научились у гуннов. Валы первой линии были более широкими, чем последней внутренней линии. Сначала сооружали из дубовых и сосновых бревен стены будущего вала, скрепляя их поперечными бревнами, а затем пространство между стенками заполняли вязкой глиной и камнями. Поверхность валов покрывали дерном. Вблизи валов сажали быстрорастущие кустарники. В этих густых зарослях булгары устраивали засады. В валах сооружали небольшие и неширокие ворота. На расстоянии слышимости человеческого голоса располагались охранные посты. Валы охраняли ак-чирмыши. В крепостях располагались гарнизоны, прикрывающие важнейшие дороги, ведущие к столице.

Булгары оказали ожесточенное сопротивление монгольским войскам. Не случайно средневековые историки, путешественники считали булгар «великим, могущественным и храбрым народом» (Ал-Масуди, X в.). Защитники крепостей Сарман и Табыл-Катау (Тубулгатау) все до одного пали смертью храбрых. Царевич Мунке, пораженный мужеством и стойкостью сарманцев, повелел сжечь их останки. По обычаю монголов, такая честь оказывалась самым храбрым воинам. Считалось, что при сожжении тела погибшего храброго воина его душа быстро может достичь небесного бога Тенгре и вернуться обратно в среду людей в облике нового храброго воина»[18].

Около 20 сентября 1236 г. татары подошли к столице Булгарии Биляру. Столица была хорошо укреплена, ее опоясывали шесть оборонительных волов с рвами, наполненными водой. Посады города имели отдельные укрепления.

Осада Биляра затянулась. Нескольким отрядам булгар удалось прорваться сквозь ряды монголов и уйти. Так, эмир Бачман во главе отряда в 15 тысяч воинов вместе с дочерью царя Алтынбека Алтынчач прорвал осаду и ушел к городу Бандж.

Согласно булгарской летописи, «по приказу Субетая монгольские войска стали заваливать рвы и стены посада Мэн города Биляра землей и бревнами. Защитники города всеми силами старались помешать этому. Они обстреливали противника шереджирами, т.е. зажигательными снарядами (ядрами) и железными стрелами большой пробивной силы. Когда запасы снарядов и стрел у защитников стали иссякать, штурмующие стали все ближе подходить к стене посада столицы. К стене подъехал и... Гази Барадж. Он стал уговаривать жителей сдать город. Ответом послужила железная стрела, пущенная со стены и попавшая ему в плечо.

Защитники бились до последних сил и возможностей. Когда стало очевидно, что больше удержать посад Мэн не удается, оставшиеся в живых воины подожгли его и укрылись в цитадели города. Цитадель Мартуан «держалась еще пять дней». На шестой день ее штурмом взял младший сын Чингисхана Кулкан. Во главе отряда туркмен он ворвался во внутреннюю крепость. У мечети «Барадж» Кулкан вырвался вперед, нарушив конный строй. В этот момент с минарета «Сулейман» Миннебай Ямат пустил железную стрелу и сразил Кулкана наповал. Миннебай Ямат был сыном кыпчакского хана Карабаша, погибшего в 1225 году в бою с булгарами на берегу Яика.

У мечети «Барадж» погиб не только сын Чингисхана. Трагически закончили здесь свою жизнь жена царя Алтынбека Фатима и малолетний сын царевны Алтынчач. Царица Фатима обняла своего внука и вместе с ним бросилась вниз с минарета «Сулейман». На территории цитадели Биляра царь Алтынбек был изрублен на куски туркменами Кулкана.

Все это случилось 5 ноября 1236 года. В тот же день из города в поле вывели 10 тысяч уцелевших билярцев. Относительно их дальнейшей судьбы мнения царевичей разошлись: Мунке и Бату поддержали Гази Бараджа и Субетая, предлагавших пощадить мирных жителей, а хан Гуток настаивал на том, чтобы уничтожить всех пленных. Еще до начала боевых действий на территории Волобластей, я велел татарам готовиться к походу на Буляр через Башкорт». Но была и другая причина, про которую Гази Барадж умолчал: улугбек губернии Башкорт по имени Иштяк был его дядей, и он признал власть своего племянника. Иными словами, на территории губернии Башкорт монгольские войска не встретили никакого сопротивления. Затем, разделившись на три колонны, двинулись к реке Чишма (совр. р. Шешма). Общее командование осуществлял полководец Субетай. Отряды, двигавшиеся по трем направлениям, должны были встретиться в окрестностях г. Биля-ра. От реки Чишмы до города Биляра булгары соорудили мощную систему оборонительных сооружений, состоящую из восьми линий валов-урамов и крепостей. Сооружать оборонительные валы булгары научились у гуннов. Валы первой линии были более широкими, чем последней внутренней линии. Сначала сооружали из дубовых и сосновых бревен стены будущего вала, скрепляя их поперечными бревнами, а затем пространство между стенками заполняли вязкой глиной и камнями. Поверхность валов покрывали дерном. Вблизи валов сажали быстрорастущие кустарники. В этих густых зарослях булгары устраивали засады. В валах сооружали небольшие и неширокие ворота. На расстоянии слышимости человеческого голоса располагались охранные посты. Валы охраняли ак-чирмыши. В крепостях располагались гарнизоны, прикрывающие важнейшие дороги, ведущие к столице.

Булгары оказали ожесточенное сопротивление монгольским войскам. Не случайно средневековые историки, путешественники считали булгар «великим, могущественным и храбрым народом» (Ал-Масуди, X в.). Защитники крепостей Сарман и Табыл-Катау (Тубулгатау) все до одного пали смертью храбрых. Царевич Мунке, пораженный мужеством и стойкостью сарманцев, повелел сжечь их останки. По обычаю монголов, такая честь оказывалась самым храбрым воинам. Считалось, что при сожжении тела погибшего храброго воина его душа быстро может достичь небесного бога Тенгре и вернуться обратно в среду людей в облике нового храброго воина».

Около 20 сентября 1236 г. татары подошли к столице Булгарии Биляру. Столица была хорошо укреплена, ее опоясывали шесть оборонительных волов с рвами, наполненными водой. Посады города имели отдельные укрепления.

Осада Биляра затянулась. Нескольким отрядам булгар удалось прорваться сквозь ряды монголов и уйти. Так, эмир Бачман во главе отряда в 15 тысяч воинов вместе с дочерью царя Алтынбека Алтынчач прорвал осаду и ушел к городу Бандж.

Согласно булгарской летописи, «по приказу Субетая монгольские войска стали заваливать рвы и стены посада Мэн города Биляра землей и бревнами. Защитники города всеми силами старались помешать этому. Они обстреливали противника шереджирами, т.е. зажигательными снарядами (ядрами) и железными стрелами большой пробивной силы. Когда запасы снарядов и стрел у защитников стали иссякать, штурмующие стали все ближе подходить к стене посада столицы. К стене подъехал и... Гази Барадж. Он стал уговаривать жителей сдать город. Ответом послужила железная стрела, пущенная со стены и попавшая ему в плечо.

Защитники бились до последних сил и возможностей. Когда стало очевидно, что больше удержать посад Мэн не удается, оставшиеся в живых воины подожгли его и укрылись в цитадели города. Цитадель Мартуан «держалась еще пять дней». На шестой день ее штурмом взял младший сын Чингисхана Кулкан. Во главе отряда туркмен он ворвался во внутреннюю крепость. У мечети «Барадж» Кулкан вырвался вперед, нарушив конный строй. В этот момент с минарета «Сулейман» Миннебай Ямат пустил железную стрелу и сразил Кулкана наповал. Миннебай Ямат был сыном кыпчакского хана Карабаша, погибшего в 1225 году в бою с булгарами на берегу Яика.

У мечети «Барадж» погиб не только сын Чингисхана. Трагически закончили здесь свою жизнь жена царя Алтынбека Фатима и малолетний сын царевны Алтынчач. Царица Фатима обняла своего внука и вместе с ним бросилась вниз с минарета «Сулейман». На территории цитадели Биляра царь Алтынбек был изрублен на куски туркменами Кулкана.

Все это случилось 5 ноября 1236 года. В тот же день из города в поле вывели 10 тысяч уцелевших билярцев. Относительно их дальнейшей судьбы мнения царевичей разошлись: Мунке и Бату поддержали Гази Бараджа и Субетая, предлагавших пощадить мирных жителей, а хан Гуюк настаивал на том, чтобы уничтожить всех пленных. Еще до начала боевых действий на территории Волжской Булгарии Гукж предупредил Гази Бараджа о том, что война будет вестись по законам монголов: города, жители которых оказывали сопротивление, монголы уничтожали до основания. Если во время осады или штурма погибал кто-нибудь из чингисидов или крупных военачальников, то уничтожали всех жителей. При штурме Кермека был убит союзник монголов туркменский хан Куш-Бирде, а при взятии Биляра погиб сын Чингисхана. Все это предрешило судьбу крепости Кермек и города Биляр, а также оставшихся в них живых жителей.

Ориентируясь по боевым доспехам, воинов отделили от мирных жителей. Воинов оказалось тысяча человек. Среди них Гази Барадж заметил сеида Кул Гали: «на руках он держал внука, испуганно вцепившегося в него». Увидев сеида, Гази Барадж обратился к царевичам со словами: «Его нельзя казнить — ведь это верховный кахин (священнослужитель) булгар». Когда он добавил, что гибель сеида принесет большие несчастья монголам, царевичи согласились освободить верховного священнослужителя булгар. Служилый фео-дал-джур Гази Бараджа «силой стал уводить Гали от страшного места, но он все оборачивался на обреченных и пытался приободрить их молитвой. Однако с его губ срывались лишь неразборчивые слова, вскоре слившиеся с жуткими криками горожан, на глазах которых татары стали рубить последних бахадиров (богатырей) Буляра».

Все деревянные постройки Биляра были сожжены. Всепожирающий огненный шквал уничтожил огромный, поистине великий и великолепный город, творение мастеров многих поколений. Город (точнее то, что было прежде городом) представлял собой прискорбное зрелище: среди барханов пепла, обуглившихся бревен, еще не убранных трупов одиноко возвышалось красивое каменное здание общественной бани «Куу-Мунча» («Синяя баня»). Оно простояло еще почти сто лет, как немой укор человеческому безумию, человеческой жестокости и агрессивности, пока в период правления золотоордынского хана Узбека (1313—1342) булгарский купец Исмаил-Галим не разобрал его на свои средства и не перевез весь строительный материал в Булгар и не восстановил в прежнем виде.

Последняя тысяча воинов — защитников Биляра были изрублены. Оставшиеся в живых 9 тысяч жителей Биляра были превращены в слут-рабов»[19].

Русские летописи подтверждают сведения булгарского летописца: в 6744 г. (1236 г.) «придоша от восточные страны в Бол-гарьскую землю безбожнии Татари и взяша славный Великыи город Болгарьскыи (Биляр) и избиша оружьем от старца и до унаго и до сущаго младенца и взяша товара множество, а город ихъ по-жгоша огнемъ и всю землю ихъ поплениша»[20].

Город Биляр больше никогда не восстанавливался. Археологи обнаружили в завалах зданий, рвах и колодцах множество человеческих костей. Найдены и коллективные могилы.

Полному разорению подверглись и все окрестные деревни. Вдоль рек Берды и Актая, согласно археологическим данным, в первой половине XIII века были единовременно уничтожены практически все поселения (13 городищ и 60 селищ).

В конце ноября 1236 г. в городе Нур-Сувар собрались сторонники Гази Бараджа и провозгласили Гази верховным правителем Булгарии. Но Бату не разрешил принять ему титул царя, Гази остался эмиром, вассалом татар. Город Нут-Сувар Гази Барадж сделал столицей Булгарии взамен разрушенного Биляра. Гази Барад-жу пришлось передать татарам две булгарские области — Тубд-жак и Саксин.

После взятия Биляра большая часть орды Бату-хана ушла на Нижнюю Волгу. «На территории Волжской Булгарии остался лишь царевич Мунке со своим отрядом. Под его командованием было 50 тысяч воинов. Мунке был оставлен для взятия города Банджи. Монгольские войска осаждали этот огромный цветущий город в течение целого года. Такой длительный срок осады был обусловлен тем, что Мунке не хотел разрушать Банджу. Дело было в том, что Гази Барадж обещал Бату передать этот город ему «для устроения здесь столицы его удела — Кыпчака». Намерения Гази Бараджа и Бату не совпали с желанием жителей города: они решили биться до последних сил. Обороной Банджи руководил Бачман. Однако во время одной из вылазок Бачман и его сын попали в плен. Бачман был казнен, а его сына царевич Мунке передал Гази Барджу. Гази Барадж дал ему новое имя — Нарык...

...После гибели тархана Бачмана оборону Банджи возглавила Алтынчач. В октябре — ноябре 1236 г. она потеряла отца — царя Алтынбека и мужа — Буртас Бегиша. Ее муж был сыном эмира Аблас Хина (Бадри). Он командовал гарнизоном крепости Барадж, расположенной в низовьях р. Чишмы. Ему удалось до подхода монгольских войск вывести из крепости мирных жителей. Отряд Буртас-Бегиша долгое время сдерживал противника и тем самым дал возможность населению отойти к Кашану. Сам Бур-тас-Бегиш и его воины все до одного геройски погибли.

У булгар с глубокой древности существовал обычай, согласно которому при штурме городов они прежде всего стремились спасти купцов и их имущество. Следуя этой традиции, Гази Барадж обратился к Мунке с просьбой разрешить ему вывести из Банджи купцов. После получения согласия он направил Аблас Хина к стенам города. Аблас Хин обратился к Алтынчач, т.е. к своей снохе, с предложением выпустить из города купцов и ремесленников. Он гарантировал их безопасность. Алтынчач выпустила из города до восьми тысяч купцов, мастеров и простых ремесленников и членов их семей.

После этого Мунке повелел приступить к штурму. Первыми на штурм были посланы ары (финно-угорские племена) и сер-бийцы (предки чувашей). Когда защитники поняли, что город им не удержать, они подожгли его. Тем самым обороняющиеся хотели замедлить движение неприятеля, а самим отойти в цитадель. Большинство защитников города погибло. Оставшиеся в живых закрылись в деревянной мечети «Сабан», превратив ее в опорный пункт. После нескольких безуспешных попыток взять ее Мунке отдал приказ командиру отряда тюркмен сжечь мечеть. Когда от дыма и языков пламени невозможно стало уберечься, защитники открыли двери мечети и выскочили наружу. Однако среди них не оказалось Алтынчач»[21]. Есть версия, что ей удалось ускользнуть от татар и покинуть Банджи.

Во время осады и штурма Банджи татарские войска потеряли 17 тысяч человек, из них 6 тысяч монголов и татар, 11 тысяч тюркмен и кыпчаков. Потери булгар составили 80 тысяч человек. Город Банджи татары сровняли с землей.

Теперь вся Булгария была включена в состав государственного образования Бату-хана, которое позже получит название Золотая Орда.

Возникает естественный вопрос о реакции русских князей на разгром Булгарии. В общих чертах на Руси знати о татарском погроме соседней страны, однако русские князья не только не оказали помощь Булгарии, но даже не послали разведчиков, не устроили опрос беженцев и купцов, прибывших оттуда, чтобы получить данные о вооружении, тактике и организации войска татар.

И на севере, и на юге наши князья попросту игнорировали опасность и упустили почти полуторагодовую отсрочку татарского нападения. Разгром Булгарии — это не битва на Калке, после которой монголы ушли в неведомые страны за тысячи верст от Руси. А в 1236 г. на границе с Русью появилась вассальная татарская страна, управлявшаяся их наместником Гази Ба-раджем. Легко было догадаться, что следующей жертвой Бату-хана будет Русь.


Примечания:



1

Тумен — около 10 тысяч всадников.



2

Речь идет о г. Галиче на Днестре, не путать с Галичем в Кос¬тромской области.



7

Макарихин В.П. Новгород Земли Низовской. Повествова¬ние о великом князе Юрии Всеволодовиче. Нижний Новгород, 1994. С. 34.



8

Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Кн. I. С. 648.



9

Мифтахов 3.3. Курс лекций по истории татарского народа (1225-1552 гг.). Казань, 2002. С. 21.



10

Тамже. С. 21-22. 11 Там же. С. 24-25.



11

Там же. С. 24-25.



12

Там же. С. 28-30.



13

В 1220 г. царь Чельбир переименовал г. Учель в Газан (про¬изводные — Казан, Казань).



14

Мифтахов 3.3. Курс лекций по истории татарского народа (1225-1552 гг.). С. 32.



15

Булгарский летописец ошибается, утверждая, что русским войском командовал Ярослав Всеволодович, на самом деле войс¬ком командовал Всеволод Юрьевич.



16

Мифтахов 3.3. Курс лекций по истории татарского народа (1225-1552 гг.). С. 33-34.



17

 Там же. С. 74-75.



18

Там же. С. 86-87.



19

Там же. С. 89-91.



20

Полное собрание русских летописей. Т. I. С. 460.



21

Мифтахов 3.3. Курс лекций по истории татарского народа (1225-1552 гг.). С. 93-94.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх