Глава 1 КРОВАВЫЙ КОВЫЛЬ КАЛКИ


«В лето 6732 (1227) по грехомь нашимъ приидоша языци не-знаеми, безбожнии моявитяне, ихже никто же добре не весть ясно, кто суть, и отколе изыидоша, и что языкь ихъ, и которого племени суть, и что вера ихъ. И зовуть я татари, а инии глаголють таур-мени, а друзии печенези...

...Гордости ради и величания рускыхъ князь попусти богь сему быти. Беша бо князи храбры мнози, и высокоумны, и мнящеся своею храбростию съделовающе. Имеяхуть же и дружину много и храбру, и тою велчающеся, оть них же о единомъ въспомянемъ здъ, описаниа полезше».

Так рассказал нам о первом вторжении на Русь татар тверской летописец, который был современником битвы на Кадке или, по крайне мере, лично слышал рассказы участников.

Русские князья действительно ничего не знали о татарах, да и вообще ситуация в Средней Азии и на Кавказе мало их волновала. Между Русью и государствами этого региона был огромный заслон — орды кипчаков (половцев). Хотя товарообмен между Средней Азией и Русью не прекращался с VIII до начала XIII века, ни дипломатических, ни культурных, ни родственных связей у русских князей со среднеазиатскими владыками не было.

А между тем в Монголии батыр Темучин, сын Есугея, властителя крупного улуса, кочевавшего в районе Онона, сумел объединить разрозненные племена татар, тайчжиутов, кереитов, най-манов и меркитов.

В 1206 г. в местности Дэлюнь-булдак на правом берегу Онона, на курултае (съезде), куда прибыли все сородичи Темучина, а также его сподвижники и приближенные, он был провозглашен всемонгольским повелителем под именем Чингисхана. Так завершился процесс образования монгольского государства во главе с единым государем.

Чингисхан создал государство, главной задачей которого было ведение войн. Все взрослые и здоровые мужчины считались воинами, которые в мирное время вели свое хозяйство, а в военное время брались за оружие. Такая организация обеспечила Чингисхану возможность увеличить свои вооруженные силы примерно до 95 тысяч воинов.

Отсутствие письменности у монголов вынудило Чингисхана обратиться к уйгурам и уйгурской письменности. Писцы стали подбираться из уйгуров, обслуживавших в свое время найманов. На службу к Чингисхану перешел и уйгур Тататунга, который стал обучать монгольскую знать уйгурской грамоте. Позже советниками при монгольских ханах стали также и кидане.

В 1211г. монгольские войска во главе с Чингисханом, его сыновьями и лучшими военачальниками — Мухали и Джэбэ — вторглись в империю Цзинь (Китай). Главные силы двинулись на восток, а войска под командованием сыновей Чингисхана грабили и разоряли нынешнюю китайскую провинцию Шаньси.

Внутренние распри в империи Цзинь облегчили задачу завоевателей. Монголам помогли кидане и китайцы, которые восстали против чжурчжэней, захватили Ляодун и перешли на сторону Чингисхана. В 1215 г. после длительных боев монгольские войска заняли Пекин, разграбили и сожгли его.

Покоряя Северный Китай, монголы познакомились с китайскими тяжелыми камнеметными и стенобитными орудиями и сразу оценили по достоинству их значение. Монголы вывезли из Китая специалистов и с их помощью наладили собственное производство камнеметных и стенобитных орудий. А многочисленные ремесленники, вывезенные из Китая, были превращены в рабов.

В 1218 г. войска Чингисхана двинулись в Среднюю Азию. В этом походе участвовали крупные монгольские силы во главе с опытными военачальниками Джэбэ и Субэдэем, а также сыновьями Чингисхана Джучи, Джагатаем, Угедэем и Толуем. Войско монголов состояло в основном из конницы, но были в нем и пехотные части, в составе которых имелись специальные отряды, оснащенные стенобитными и метательными орудиями типа катапульт и баллист.

Монгольское войско отличалось исключительной подвижностью. Арабский историк Ибн аль-Асир, современник описываемых событий, говорит о монгольской армии: «Они не нуждаются в следовании за ними провианта и припасов, потому что при них овцы, коровы, лошади и другая скотина, и они ничем не питаются, как их мясом. Животные же их, на которых они ездят, разгребают землю своими копытами и едят корни растений, не зная ячменя».

Одним из главных методов завоевателей, стремившихся парализовать волю и сопротивление противников, был террор. Всякая попытка города оказать сопротивление влекла за собой беспощадное истребление всего населения. Исключение делалось только для ремесленников и специалистов, которых обращали в рабство и угоняли для работы на монгольских феодалов.

Чингисхан подкупал рядовых воинов — каждый имел право на определенную долю награбленной добычи. Некоторые источники сообщают, что, например, овладение Ургенчем дало каждому монгольскому воину по 24 раба.

Вступив в Среднюю Азию, монгольская армия разделилась у Отрара. Одна ее часть под командованием Джучи отправилась вниз по Сыр-Дарье, другая — вверх по этой реке, третья под командованием самого Чингисхана пошла на Бухару — центр Хорезмского царства.

В феврале 1220 г. монголы взяли Самарканд. Большая часть жителей была истреблена, в живых захватчики оставили только ремесленников, которых отправили в Монголию. Но Ургенч встретил завоевателей упорным сопротивлением, и монгольское войско задержалось под его стенами на долгих четыре месяца. Когда же ценой огромных потерь монголам удалось взять Ургенч, защитники его подверглись ужасной расправе.

В 1221 г. монголы взяли Мерв — последний крупный город Средней Азии, оказавший захватчикам серьезное сопротивление. В отместку за это Чингисхан велел разрушить плотины, питавшие водой поля Мервского оазиса, превратив тем самым цветущий оазис в пустыню.

Завоевание Средней Азии было закончено в 1221 г. Она была разорена и опустошена, города превращены в руины, а цветущие оазисы в безлюдные пустыни.

В это же время военачальники Джэбэ и Субэдэй преследовали хорезмского шаха, бежавшего от монголов. Обогнув с юга Каспийское море, они в 1221 г. проникли в Азербайджан и Грузию, грабя и опустошая все на своем пути.

Татарские полководцы Субэдэй и Джэбэ провели в 1222 г. три тумена[1] через Кавказ. Грузинский царь Георгий Лаша вышел им навстречу и был уничтожен со всем своим войском. Татарам удалось захватить проводников, которые указали им путь через Да-льялское ущелье (современная Военно-Грузинская дорога). Татарское войско вышло к верховьям реки Кубань, в тыл половцам. Здесь татары столкнулись с аланами. При виде татар аланы попросту разбежались, а татарам достались отличные кони и продовольствие. Половцы тоже не решились дать бой и очень быстро, но организованно откочевали к русским границам.

Весной 1223 г. к галичскому[2] князю Мстиславу Мстиславичу Удалому приехал зять, половецкий хан Котян. Уже много десятилетий южные русские княжества вели, по выражению СМ. Соловьева, «бесконечную и однообразную» войну с половцами. Войны кончались миром, совместными пирами, и несколько половецких «принцесс» стали женами князей Рюриковичей. Так и дочь Котяна, получившая при крещении имя Мария, стала женой Мстислава Удалого.

Русские князья часто использовали половцев в качестве союзников в борьбе со своими родственниками-конкурентами, а иногда помогали половецким ханам в их сварах. Поэтому Мстислава не удивила просьба зятя помочь ему войсками в борьбе с другими кочевыми племенами. Удивил лишь страх Котяна перед неведомыми племенами, которых половцы называли татарами. Котян подарил зятю множество коней, верблюдов, буйволов, а также прекрасных невольниц, и обещал еще больше после победы.

Испуганный хан требовал: «Нашу землю нынче отняли татары, а вашу завтра возьмут, защитите нас. Если же не поможете нам, то мы будем перебиты нынче, а вы — завтра».

И вот князья Рюриковичи съехались в Киев на совет. Здесь были трое старших князей: Мстислав Романович Киевский,

Мстислав Святославич Черниговский и Мстислав Мстиславич Га-лицкий (Удалой). Из младших князей прибыли Даниил Романович Волынский, Всеволод Мстиславич, сын киевского князя, и Михаил Всеволодович, племянник черниговского князя. Мстислав Удалой стал уговаривать князей помочь половцам. Он говорил: «Если мы, братья, не поможем им, то они предадутся татарам, и тогда у них будет еще больше силы». После долгих раздумий и обсуждений князья согласились идти на татар. Они говорили: «Лучше нам принять их на чужой земле, чем на своей».

Южнорусские князья обратились за помощью к сильному владимирскому князю Юрию Всеволодовичу, но тот отказался — дела дальние, Владимира степные стычки никогда не касались. Да еще припомнил Мстиславу Удалому давние обиды.

Дружины южных князей собрались сравнительно быстро и пошли на юго-восток. Всего у русских и половцев насчитывалось около 80 тысяч ратников. Силы же татар составляли от 20 до 30 тысяч всадников.

На правом берегу Днепра у города Заруба русскую рать встретили татарские послы. Они заявили русским князьям: «Слышали мы, что вы идете против нас, послушавшись половцев, а мы вашей земли не занимали, ни городов ваших, ни сел, на вас не приходили. Пришли мы попущением божиим на холопей своих и конюхов, на поганых половцев, а с вами нам нет войны. Если половцы бегут к вам, то вы бейте их оттуда, и добро их себе берите. Слышали мы, что они и вам много зла делают, потому же и мы их отсюда бьем».

Князья не пожелали вступать в переговоры, а приказали перебить послов, посчитав, что они могли быть просто лазутчиками.

Русское войско шло несколько дней вдоль Днепра, наблюдая на левом берегу татарские разъезды. У острова Хортица, там, где позже возникнет знаменитая Запорожская Сечь, Мстислав Удалой скрытно переправил через Днепр с тысячу лучших всадников и стремительно атаковал передовой отряд татар. Галичане окружили татар, занявших оборону на половецком кургане, и перебили их. Татарский начальник, некий Гемебек, был пленен и отдан половцам, которые его немедленно убили.

Затем через Днепр переправилось все союзное войско. Восемь дней союзники шли на восток, углубляясь в половецкую степь.

Передовым отрядам удалось захватить стада крупного рогатого скота, но боевых сопротивлений с татарами не было. Небольшая стычка произошла на восьмой день пути у маленькой речки Калки (современное название Кальчик), которая сливается с рекой Кальмиус у самого ее впадения в Азовское море. Татары были разбиты и бежали. Русские перешли Калку и разбили лагерь на ее левом берегу.

Рано утром 16 июня 1223 г. Мстислав Удалой выехал на передовой пост и увидел приближавшееся татарское войско. Мстислав решил справиться с татарами в одиночку. Он поднял по тревоге только свои полки, не предупредив других князей. Во главе передового полка на врага рванулся восемнадцатилетний князь Даниил Романович[3]. Он получил сильный удар в грудь, но от смерти был спасен прочными доспехами. На выручку Даниилу кинулся его дядя — луцкий князь Мстислав Ярославич Немой. Татары бежали перед дядей и племянником, а также перед дружиной Олега Курского.

Но тут бросились бежать половцы. Толпы обезумевших от страха половцев налетели на стоявшие в боевом порядке полки остальных князей. В итоге русские потерпели поражение, какого, по словам летописца, «не бывало от начала Русской земли».

Киевский князь Мстислав со своим зятем Андреем и дубро-вицким князем Александром, видя беду, стояли на горе над Калкой и не двинулись с места. Полки его огородились кольем и три дня отбивались из этого укрепления от татар, которых осталось только два отряда под начальством Чегиркана и Ташукана. Остальные же бросились в погоню к Днепру за отступавшим русским войском.

Вместе с татарами сражался и большой отряд бродников[4]. Большинство из них считали себя православными. Предводитель бродников Плоскиня вступил с русскими в переговоры и поцеловал крест Мстиславу, поклявшись, что если русские сдадутся, то татары не убьют их, а отпустят за выкуп. Князья поверили, сдались и были задавлены: их положили под доски, на которые сели пировать знатные татары.

В ходе преследования остатков русских войск к Днепру татары убили шесть князей — Мстислава Черниговского с сыном, Святослава Яневского, Изяслава Ингваревича, Святослава Шумского и Юрия Несвижского[5]. Кроме того, был убит знаменитый витязь Александр Попович, прообраз былинного богатыря Алеши Поповича.

Мстиславу Удалому с юным Даниилом Романовичем и несколькими другими князьями удалось переправиться через Днепр. После этого Мстислав, опасаясь татарской погони, приказал уничтожить все лодки в районе переправы. Но татары дошли до Новгорода Святополкского и повернули назад. Жители русских городов и сел выходили им навстречу с крестами, но татары их убивали. По словам летописца: «Вопли и вздохи раздавались по всем городам и волостям. Не знаем, откуда приходили на нас эти злые татары Таурмени и куда опять делись? Некоторые толковали, что это, должно быть, те нечистые народы, которых некогда Гедеон загнал в пустыню и которые пред концом мира должны явиться и попленить все страны»[6].

На самом деле это были этнические монголы, а татарами я их называю, поскольку они так именуются в русских летописях и для удобства читателей. Предки же современных татар, живущих в Татарстане, не только не участвовали в битве, но и наоборот, серьезно потрепали монголов Субэдэя, когда те пытались форсировать Волгу у южных границ Булгарии. Как писал арабский историк XIII века Ибн ал-Асир, булгары «в нескольких местах устроили им засады» и, заманив, «напали на них с тыла» и перебили множество воинов. Уцелевшие монголы через степи Казахстана вернулись в Монголию.


Примечания:



1

Тумен — около 10 тысяч всадников.



2

Речь идет о г. Галиче на Днестре, не путать с Галичем в Кос¬тромской области.



3

Будущий король галицкий.



4

Подробнее о бродниках будет рассказано в главе 4 «От Вла¬димира до Козельска».



5

Шумск — город на Волыни; Несвиж — город Туровского уезда Минской губернии.



6

Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Кн. I, М.: Издательство социально-экономической литературы, 1959. С. 664.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх