ПОСЛЕСЛОВИЕ


Итак, татарское иго пало. Пусть даже какое-то время Иван III платил дань трем Ордам. Через 70 лет внук Ивана III еше более свирепый Иван IV покончит с Казанским, Астраханским и Сибирским ханствами. Противостояние Руси и Крымского ханства затянется почти на 300 лет. Но это была уже война с шайками грабителей.

Военная победа Руси над Золотой Ордой неоспорима. Другой вопрос, чьи победили идеология и менталитет? И тут мнения историков кардинально расходятся. Царские и советские историки дружно твердят о победе православия, русского духа и т.д. Их мнение и сейчас разделяет подавляющее большинство славянского населения стран СНГ. Для большинства людей, не занимающихся профессионально историей, военная и идеологическая победы — практически синонимы. И так действительно происходило в большинстве случаев. Но были и исключения.

Вот, к примеру, при Филиппе Македонском, отце знаменитого Александра, в IV веке до нашей эры македонцы захватили Грецию. Однако результатом военной победы становится принятие победителями языка, культуры и идеологии побежденных.

В конце XIII века и в XIV веке дикая, неграмотная, языческая Литва захватывает западные и южные русские княжества. В результате возникает большое... западнорусское государство. Государственным языком стал русский, основной религией — православие, государственное и административное устройство русских княжеств не изменилось. Нет данных о том, чтобы хоть один русский принял литовское язычество, зато большинство литовских князей, бояр, да и тысячи простых литовцев приняли православие. Короче, «победила не Литва, а ее название».

Нечто подобное произошло и с Московским государством. Как мы уже знаем, Москва возвысилась только с помощью «татарского батога». Иных объективных обстоятельств ее возвышения попросту нет, разве что превосходство московских князей над своими соседями в жестокости и лицемерии.

Но, к великому сожалению, этим дело не ограничилось. Московские князья слишком часто бывали в Орде, и ордынские порядки приводили их в восторг. И московские князья начали создавать российское самодержавие по образцу Золотой Орды... В очередной раз автор обращает внимание читателей, что под татарским деспотизмом и т.д. он подразумевает исключительно нравы правителей Золотой Орды, и это никоим образом не относится к булгарам и татарам — предкам нынешних жителей Татарстана, которые сами много выстрадали от золотоордынских ханов.

Почему-то никто из царских и советских историков не обратил внимания на происхождение титула московских владык. Откуда взялся титул «князь» — понятно, он был у поляков и у других европейских народов, так, у скандинавов он звучал как конунг (кёниг). А вот Иван III и его потомки восхотели быть царями. Откуда сей титул? Почему не стать королем, как во всей Западной Европе, да и в Польше? Вот тот же Витовт мечтал стать королем. Да и наш русский князь Даниил Галицкий стал королем. Ну, в конце концов, можно было назвать себя императором, как в Византии.

В русских же источниках XIV—XVI веков царями называли лишь ордынских ханов. Причем даже после 1480 г. Иван III и Василий III именовали царями казанских, крымских и даже... касимовских ханов.

В Москве, видимо, испытывали большое почтение, вплоть до раболепства, перед татарскими царями. Тут я говорю не столько об Иване Калите, сколько о Василии III и Иване IV.

Характерный пример: при взятии Казани по приказу царя Ивана были вырезаны все мужчины-татары, а женщины и дети обращены в рабство. Аналогия с Батыем и Тимуром напрашивается сама собой. Однако дикая расправа с простым мирным населением у Ивана IV сочеталась с доброжелательным отношением к казанским ханам. Юный хан Утямыш-Гирей 8 января 1553 г.

был крещен в Чудовом монастыре и получил имя Александр. Иван Грозный повелел ему жить в царском дворце. Однако Александр умер 11 июня 1566 г. в возрасте 20 лет. Причем умер своей смертью, и не в опале. Хан Ядыгер 26 февраля 1553 г. тоже принял крещение и получил имя Симеон. Иван Грозный дал ему богатый двор в Москве, в документах он числился «царем Симеоном». Умер он своей смертью 26 августа 1565 г. и был погребен в Благовещенской церкви Чудова монастыря. Из казанских ханов Шах-Али оказался единственным, кто сохранил свою веру. Он длительное время был ханом касимовским и умер там 20 апреля 1567 г.

Гуляя по Московскому Кремлю, заглянем в Архангельский собор — место захоронения московских владык. С 1340 по 1730 г. там погребли 54 человека, начиная от Ивана Калиты и кончая императором Петром II (внук Петра Великого). Среди захоронений нет ни суздальских, ни рязанских, ни других князей Рюриковичей, нет даже литовских Гедиминовичей, многие из которых верно служили московским князьям. Все усопшие только из рода Калиты.

Исключение представляют лишь казанские ханы — царевич Петр и казанский царь Александр. Царевич Петр — это татарский хан Кудайкул (Худай-Кул), родной брат хана Мухаммеда-Эмина. В декабре 1505 г. его крестили, и он стал царевичем Петром, а через месяц его женили на четырнадцатилетней княжне Евдокии, дочери Ивана III.

Утямыш-Гирей (из крымских Гиреев) еще в младенчестве был провозглашен казанским ханом, а при крещении, как уже говорилось, он получил имя Александр.

Никаких особых заслуг перед Москвой эти татарские ханы не имели. И не было никаких политических мотивов для их захоронения в Архангельском соборе. Попросту московским владыкам было лестно лежать рядом с татарскими царями, а заодно и подчеркивалась преемственность власти.

В 1547 г. из Казани прибыли служить в Москву 76 татарских князей. К 1551 г. в Москве уже находилось более 500 князей и мурз с родственниками, бежавшими из Казани в разное время. Шах-Али, позднее правитель Касимова, в 1552 г. увел с собой в Москву 70 князей, угланов и мурз, а во второй раз — еще 84 князей и мурз.

Была ли надобность в таком числе ханов и мурз в Москве в XVI веке? Еще полбеды, когда в XIV веке московский князь принимал на службу татарского мурзу с отрядом хорошо подготовленных и экипированных воинов. Но тут мурзы приглашались без дружины. Наоборот, им отдавали под командование отряды русских воинов, а в «кормление» давались русские деревни и даже небольшие города.

Замечу, что в XVI веке татарские царевичи и мурзы могли командовать лишь отрядами иррегулярной конницы, поскольку к тому времени и татарские Орды, и Московское государство существенно отстали в военном деле от Европы. К примеру, на Западе уже появились полки регулярного строя. Это уже начинали понимать и в Москве, и техническими специалистами — пушкарями, саперами и др. — нанимали не татар, а немцев[326].

Царевичи и мурзы нужны были Ивану III, его сыну и внуку исключительно как верные сатрапы, а также в качестве противовеса служилым князьям Рюриковичам. И, разумеется, в качестве примера, как нужно лизать сапоги великого князя.

В октябре 1575 г. царь Иван IV формально отрекся от престола, а на трон посадил крещеного татарина Симеона Бекбулато-вича, потомка касимовских ханов. Иван IV, юродствуя, затем писал челобитные новому «правителю»: «Государю великому князю Симеону Бекбулатовичу всея Русии Иванец Васильев с своими детишками с Ыванцом да с Федорцом челом бьют: что еси государь милость показал». Продолжалось все это 11 месяцев, после чего Иван «учинил» Симеона великим князем тверским. Позже Симеон не играл никакой роли в жизни Московского государства, хотя и имел большое состояние.

Увы, поведение Ивана III и его наследников по отношению к служилым князьям, боярам и даже к ближайшим родственникам ничем не отличается от поведения золотоордынских ханов.

Так, например, уже великий князь Василий III мог публично бить сапогом и стегать плетью бояр и князей в Думе, называя их холопами. И дело было не в мятеже, предательстве и т.д., а в пустяковых проступках, и назавтра побитый князь или боярин шел не на плаху, а на свое место в Думе. Можно ли было представить такую ситуацию при французском королевском дворе в XVI веке или при русских княжеских дворах X—XIII веков?

Обычно большинство ханов Золотой Орды начинали свое правление с убийства братьев. Василий II же закончил свое правление убийством или изгнанием всех своих родных и двоюродных братьев. Замечу, что в изгнании князья находились не потому, что Василий не хотел их казнить, а потому, что Рюриковичи были еще тогда смелыми воинами, а не холопами и предпочитали драться или убегать, чем покорно идти под топор палача.

Расправу со своими родственниками вершат и Василий III, и Иван IV. В итоге после смерти Ивана Грозного в живых из огромной ветви потомков Ивана Калиты оказываются слабоумный царь Федор и младенец-эпилептик царевич Димитрий. Кстати, православная церковь признавала только три жены, а сей отрок был от седьмой жены, Марии Нагой. В итоге за грехи братоубийства и детоубийства поплатилось Великой смутой все государство Российское.

Следует отметить и еще один важный момент отечественной истории. Массовые казни Ивана Грозного царские историки пытались объяснить психической болезнью царя. Делались попытки вообще исключить его из русской истории. Характерный пример — отсутствие Ивана IV на памятнике Тысячелетия России в Новгороде. Другие сравнивали масштабы московских казней с числом жертв религиозных войн во Франции и Нидерландах, с Варфоломеевской ночью, с террором инквизиции в Западной Европе и т.д. И, замечу, по сравнению с деяниями современников в Западной Европе, Иван IV выглядит не таким уж и Грозным. Да и вообще, Наполеон учил своего брата Луи, назначив его голландским королем: «Если про монарха говорят, что он добр, то его царствование не удалось».

Я же здесь отмечу принципиальную разницу. Во Франции и Нидерландах людей убивали десятками тысяч за то, что они оставили католическую веру и перешли в протестантизм. Но и католики, и гугеноты не давали себя резать, как баранов. Шла война за веру, замки, привилегии, титулы и т.д. Нравы были суровые, и горе побежденным.

На Руси же ничего подобного не было. Народ и даже аристократы усилиями Василия II, Ивана III и Василия III были превращены в сборище холопов.

Несколько упрощая картину, можно сказать, что в Западной Европе всегда, а на Руси до XIV века имело место внутрисослов-ное равенство, то есть смерд равен другому смерду, бюргер равен другому бюргеру, князь равен другому князю, а великий князь (король) — лишь первый среди равных.

Советские историки обожали загонять историю в прокрустово ложе марксистских схем. Так, установление власти московских князей на Руси именовалось переходом от феодальной раздробленности к централизованному государству.

Но это лишь формальная сторона. На самом деле абсолютизм, скажем, во Франции имел мало общего с русским деспотизмом. Во Франции даже в самый разгул абсолютизма при Людовиках XIII и XIV имелась «система сдержек и противовесов» власти короля. Это была и католическая церковь, это была власть герцогов и принцев — родственников короля, это был общегосударственный (парижский) парламент, а также парламенты провинций французского королевства.

Петр Владимирович Долгоруков, прямой потомок князя Михаила Черниговского, отмечал: «Под влиянием татарского ига форма правления приняла характер самого абсолютного и варварского деспотизма... Татарское иго приучило представителей власти, особенно русских государей, смотреть на народ, как на стадо, которым они имели полное право свободно и безотчетно распоряжаться»[327].

В странах Европы в X—XVIII веках под самодержавием, то есть абсолютной властью монарха, подразумевалось то, что монарх волен издавать законы по своему усмотрению, а затем править согласно им. а в России цари нарушали свои же собственные законы.

И в Орде, и на Руси с XV века царил ничем не ограниченный произвол. Единственным ограничением его было дурное исполнение приказов царя или... удавка.

А при отсутствии «системы сдержек и противовесов» иного быть и не может. Вспомним, сколько золотоордынских ханов умерли насильственной смертью. В России же умели хранить тайны, и историки долгие десятилетия спорят о причинах смерти Ивана Грозного и Петра Великого. Были ли это естественные причины или сыграли свою роль яд и подушка?..

Демократии на золотоордынский манер не было и не будет. Правовое государство не может быть создано холопами, а лишь гражданами, не боящимися властей, мафии и так называемых «правоохранительных органов».


Примечания:



3

Будущий король галицкий.



32

Там же. С. 110-111.



326

Немцами тогда у нас называли не только собственно нем¬цев, но и французов, и шотландцев, и др.



327

Долгоруков ИВ. Петербургские очерки. Памфлеты эмиг­ранта. 1860-1867. М.: Новости, 1992. С. 87





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх