Глава 20 МОСКВА - ТРЕТИЙ РИМ


В середине XV века Казанское ханство стало окончательно независимым от Золотой Орды. В 1464 г. казанский князь Хапиль в ходе аудиенции, данной послу золотоордынского хана, взял грамоту хана Ахмата, разорвал ее и растоптал. Затем казанские беки по очереди подходили и оплевывали обрывки ахматовой грамоты, причем посол крымского хана с удовольствием присоединился к ним.

Между Золотой Ордой и Казанью начались боевые действия, но шли они вяло. В 1466 г. Халиль был свергнут с престола, заключен в тюрьму, где через год и умер. На казанский престол вступил младший брат Халиля Ибрагим.

Сарайский хан Ахмат приказал Ивану III отпустить из Мещерского городка в Казань царевича Касима. Ахмат надеялся, что Касим вернет Казанское ханство под власть Золотой Орды. В августе 1467 г. сорокатысячное московское войско двинулось на Казань. Во главе его были Касим и князь Иван Васильевич Стрига-Оболенский. Войско подошло к Волге в районе, где позже будет построен город Свияжск. Первым Волгу форсироват отряд касимовских татар под начатом некоего Айдара. Там отряд Айдара был окружен превосходящими силами хана Ибрагима. Айдар сдагся без сопротивления и позже получил поместье под Казанью.

Узнав об измене Айдара, Касим и Оболенский отошли к месту, где сейчас находится Верхний Устюг, и устроили там укрепленный лагерь. Как свидетельствуют летописцы, осень 1467 г. была холодной и дождливой, и когда продовольствие и фураж в русском войске закончились, ратники стати отбирать скот и фураж у населения Горной стороны. Грабежи вызвали ответную реакцию: черемисы стали нападать на войско Касима.

Долго и безрезультатно простояв на правом берегу Волги, русские войска ушли, побросав много оружия по пути.

В ответ хан Ибрагим устроил поход на Верхний Устюг, Вятскую и Галицкую земли. Галичане не остались в долгу и 6 декабря 1467 г. выступили из Галича в Черемисскую землю. Целый месяц, в лютую стужу, без дорог шли они лесами и 6 января 1468 г. вошли к черемисам и выжгли всю их землю дотла, людей много перебили, взяли большой полон, имения все пограбили, скот, который нельзя было увести с собой, перебили. Только один дневной переход отделял войско галичан от Казани, но галичане повернули назад.

В 1469 г. по приказу Ивана III на Казань пошла судовая рать под началом воеводы Константина Александровича Беззубцева. В войске были дети боярские из всех городов, пошла и московская городовая рать, сурожане, суконники, купцы и прочие москвичи. Суда шли к Нижнему Новгороду: из Москвы по Москве-реке и Оке, Из Коломны и Мурома — по Оке, из Владимира и Суздаля — по Клязьме, из Дмитрова, Можайска, Углича, Ярославля, Ростова, Кострому и других поволжских земель — прямо по Волге, и все прибыли в Нижний одновременно.

В Нижнем Беззубцова догнала великокняжеская грамота с приказом: самому стоять в Нижнем, а на казанские места отправить охотников (добровольцев). Беззубиев собрал всех воевод и князей и объявил: «Прислал великий князь грамоту и велел всем вам сказать: кто из вас хочет идти воевать казанские места по обе стороны Волги, тот ступай, только к городу Казани не ходите». Князья и воеводы ответили: «Все хотим на окаянных татар, за святые церкви, за своего государя великого князя Ивана и за православное христианство!» И пошли все, а Беззубцев один остался в Нижнем Новгороде.

Ратники выплыли из Оки под Нижний Новгород Старый, сошли с судов, подошли к церкви и велели священникам отслужить молебен за великого князя и за его воинов. Потом ратники стали решать, кого поставить воеводой и выбрали Ивана Руна.

В тот же день войско отплыло от Нижнего, два раза ночевали в дороге и на третьи сутки утром 21 мая пришли под Казань, напали на посад и начали рубить сонных татар. Разграбили посад, набрали пленных, освободили христианских пленников (московских, рязанских, литовских, вятских, устюжских, пермских) и зажгли посад со всех сторон. Татары, не желая отдаваться в руки русским, запирались с женами и детьми в мечетях и там сгорали.

Когда посады полностью выгорели, русское войско отступило от Казани, ратники погрузили добычу на суда и отплыли на остров Коровнич, где остановились на 7 дней. А на восьмой день из Казани прибежал пленный коломенский ратник и объявил: «Собрался на вас царь казанский Ибрагим и всею землею».

Русские отправились в обратный путь. Татары несколько раз нападали на них. Обе стороны понесли большие потери, но основная часть русской рати добралась до Нижнего Новгорода.

Летом 1469 г. Иван III послал на Казань своих братьев Юрия и Андрея Большого и молодого верейского князя Василия Михайловича «со всею силою московскою и устужскою, конною и судовою».

1 сентября князь Юрий подошел к Казани. Татарское войско вышло навстречу, но после короткого боя вернулось назад. Русские осадили Казань. По булгарским же летописям русские были разбиты и капитулировали. По русской версии хан Ибрагим, «видя себя в большой беде, начал посылать с просьбою о мире и добил челом на всей воле великого князя и воеводской. Мы не знаем, в чем состояла эта воля, знаем только, что хан выдал всех пленников, взятых за 40 лет»[299].

По татарской версии: «На следующее утро к русскому лагерю прибыл командующий булгарским флотом Ике-Имэн. Он показал московскому воеводе голову командующего русским флотом. После этого московский воевода вступил в переговоры с князем Гали-Гази. Итог переговоров был таков: булгары разрешили воеводе и четырем другим русским князьям отплыть к Нижнему Новгороду «в обмен на сдачу ими всего войска». Сдача войска должна была состояться после того, как русские князья доберутся до Нижнего Новгорода. И когда от них «в лагерь прибыл бояр с известием об этом, все войско сдалось». До этого в истории волжских булгар не было случая, чтобы одновременно им в плен попали 55 тысяч воинов. Дальнейшая судьба пленных была такова.

Во-первых, русские выкупили пять тысяч пленных.

Во-вторых, князь Гали-Гази купил три тысячи. Из них 150 человек он подарил своему тестю — сибирскому хану Тубе, а «остальных поселил в своем Лаишевском округе и дал им право кур-мышей». Позже принявших ислам он перевел в разряд субашей и «женил на выкупленных им арских рабынях»...

В-третьих, часть русских пленных купили арские черемисы. Они использовали их на заготовке леса, строительстве домов, укреплений и на других самых тяжелых работах.

В-четвертых, основную массу пленных продали купцам из Сарая и Крыма, а также булгарским казанчеям.

В сентябре 1470 г. Иван III направил князя Юрия Васильевича в поход на Казань. Войска подплыли на судах и сразу хотели штурмом захватить город. Произошли кратковременные, но ожесточенные стычки. Затем начались переговоры, которые закончились заключением мира. После этого русские войска вернулись в Москву»[300].

Очевидно, что обе летописи искажают ход боевых действий, а русская летопись объединяет походы 1469 г. и 1470 г. в один.

Весной 1471 г. «по большой воде» отряд вятских ушкуйников спустился по Каме и Волге и, воспользовавшись отсутствием хана Ахмата с большей частью войска, овладел Сараем и взял множество пленных. Мест для пленных на ушкуях не хватало, поэтому многих из них везли на захваченных у татар лошадях параллельно берегу. Город Сарай после этого налета больше не восстанавливался.

На обратном пути татары попытались перехватить ушкуйников и перегородили Волгу своими судами. Однако вятчане прорвали заграждения и благополучно ушли.

Любопытно, что в июне 1471 г.. когда в Москву дошла весть о взятии Сарая, Иван III, «идя к Новугороду», отправил своего боярина Никиту Беклемышева в степь, чтобы тот разыскал там «царевича Муртозу, Мустофина сына» и срочно взял его на московскую службу. Переговоры увенчались успехом, и Муртоза приехал в Москву еше до возвращения великого князя из Новгорода. Княжич Иван Молодой радушно принял татарского царевича.

Занимаясь делами новгородскими и татарскими, великий князь московский не забывал и о своих семейных делах. Сразу после убийства Марии Тверской Иван III начал подыскивать себе невесту. В этом ему помогли заезжие итальянцы — братья Джан Баттисто делла Вольпе и Карло делла Вольпе. Вскоре к делу подключились и племянники братьев Вольпе — Антонио и Николо Джислярди. Они и предложили Ивану византийскую царевну Софью (Зою) Палеолог, наследницу византийского престола. На самом деле она была дочерью морейского[301] деспота Фомы Палео-лога, то есть мелкого феодала, по сравнению с которым можайский или верейский князь мог казаться королем. Софья была племянницей последнего византийского императора Константина XI, но никогда в Константинополе не бывала.

Софья родилась между 1443 и 1449 годами в Морее. Отец Софьи, брат погибшего императора Константина XI в 1460 г. был изгнан турками из своих владений в Морее на остров Корфу. Фома Палеолог оставил на Корфу жену и детей Андрея, Мануила и Софью, а сам отправился в Рим искать покровительства у папского престола. Фома явился к папе Николаю V не с пустыми руками. Он привез знаменитую христианскую святыню — голову апостола Андрея Первозванного, распятого и похороненного в городе Патры. Голову апостола при необычайном стечении народа поместили в храм святого Петра, а Фома Палеолог удостоился папского покровительства и ежегодной пенсии в 6 тысяч золотых экю.

Через три года Фама скончался. Почти одновременно на Корфу умерла его жена, а Зоя вместе с братьями Андреем и Мануи-лом в конце мая 1465 г. приехала в Рим. Там она исполняла все обряды католической церкви и считалась католичкой.

В Риме Палеологи оказались под покровительством кардинала Виссариона, который до Флорентийского собора был ни-кейским митрополитом, но, приняв унию, остался в Риме. После же смерти последнего константинопольского патриарха Исидора в 1462 г. Виссарион и получил это звание. Кардинал пытался сосватать Софью французскому королю и миланскому герцогу, но получил отказ. И тут подвернулись «московские» итальянцы.

Виссарион и другие греческие иерархи-ренегаты, принявшие унию, а то и вообще перешедшие в католичество, внушили папе Павлу II идею о том, что, женившись на византийской принцессе, великий князь московский станет претендовать на низвергнутый турками византийский трон и для этого начнет войну с Османской империей, а также немедленно примет унию.

В конце 1468 г. папа Павел II и кардинал Виссарион отправляют к Ивану III посла Юрия Грека (Траханиота) с предложением великому князю руки Софьи Палеолог. 11 февраля 1469 г. Юрий Грек прибыл в Москву.

В марте 1469 г. Иван III отправил в Рим своего посла — монетного мастера Ивана Фрязина (он же известный нам итальянец Жан Баттист делла Вольпе). Фрязин возвратился с портретом невесты и с опасными грамотами от папы для проезда московских послов с Софьей по всем католическим землям. Вскоре Фрязин опять отправился в Рим, что бы представлять там жениха при обручении.

Папе очень хотелось выдать Софью за московского великого князя, восстановить Флорентийскую унию и приобрести могущественного союзника против страшных турок.

Тем не менее бюрократическая волокита затянулась почти на три года. И лишь в июне 1472 г. принцесса Софья выехала из Рима в сопровождении папского легата кардинала Антония. На дорогу папа Сикст VI выдал «королеве русской» 6 тысяч золотых дукатов и больше сотни лошадей.

Из Рима в Москву Софья ехала кружным путем через Германию. 1 сентября кортеж невесты достиг ганзейского города Любека. Через 8 дней Софья и ее спутники на ганзейских судах 11 дней плыли до Ревеля. А оттуда был уже сравнительно легкий и безопасный путь через Дерпт (Юрьев) и Псков. Я умышленно подробно рассказываю о пути Софьи, чтобы показать отношение польских королей к Руси, которую они держали в блокаде. Из-за этого молодая невеста была вынуждена плыть по штормовой осенней Балтике. (По новому стилю, который тогда еще не был известен, плавание приходилось на конец сентября — начало октября.)

12 ноября Софья въехала в Москву и в тот же день была обвенчана с Иваном, а на другой день легат правил посольство и поднес дары от папы. Кардинал Антоний должен был сразу же поднять вопрос о соединении церквей, но испугался, потому что, как говорит летописец, московский митрополит выставил против него на спор книжника Никиту Поповича: «иное, спросивши у Никиты, сам митрополит говорил легату, о другом заставлял спорить Никиту». Кардинал не нашел, что ответить и, заканчивая спор, сказал: «Нет книг со мною!» Так неудачно закончилась попытка римского двора восстановить Флорентийскую унию посредством брака князя московского и Софии Палеолог. Но брак этот имел другие важные последствия.

Безмерно возгордившийся Иван повелел называть себя государем. А в 1483—1484 гг. в ряде документов появляется и титул «царь». В 1498 г. происходит венчание Дмитрия Ивановича, внука Ивана III, на престол по всем правилам венчания византийских императоров[302].

Женитьба на Софье дала повод Москве впервые заговорить о претензиях на Константинополь. Так, в ряде документов, датированных 1499 годом, Софья именовата себя «царевной царьградской великой княгиней московской Софьей великого князя московского». Старый московский герб с Георгием Победоносцем, введенный князем Юрием Дмитриевичем, был заменен на двуглавого орла. С VII века до н.э. орел был символом Римской империи, с IV века н.э. двуглавый орел стал символом разделения Римской империи на Западную со столицей в Риме и Восточную со столицей в Константинополе.

Но наиболее важным моментом для отношений с Литвой и Польшей было принятие Иваном титула Государя Всея Руси. Но ведь Иван III владел лишь частью того, что в конце XV века понималось под Русью в Москве, Вильно и Кракове. Замечу от себя, что тогда у этих трех стран даже и спора не возникало о конкретных землях, считать их русскими или нет, как, например, о Киевской земле, о Волыни, Брянской земле и др. Повторяю, тогда в официальных документах всех трех государств существовало единство по сему поводу. Изменения же в названиях появились спустя несколько веков.

Таким образом, Иван III выдвинул претензии на русские земли, находившиеся в составе Литвы и Польши, что не могло не вызвать резкую отповедь в Вильно и Кракове.

Но вернемся к делам ратным. Первые годы правления Ивана III ознаменовались походами воевод в Предуралье и за Урал. Эти земли формально считались собственностью Господина Великого Новгорода. Но присутствие республики там сводилось к регулярному, а где и к эпизодическому сбору дани ватагами ушкуйников или тиунами новгородских бояр.

В 1472 г. Иван III послал воеводу князя Федора Пестрого на пермяков за «их неисправления». 26 июня в Москву пришла весть, что Пестрый завоевал Пермскую землю. С устья реки Черной воевода плыл на плотах с лошадьми до городка Анфаловкого, там он сошел с плотов и отправился на лошадях в верхнюю землю к городку Искору, отпустив отряд под начальством Нелидова в нижнюю землю на Урос, Чердынь и Почку, где правил какой-то князь Михаил. Не доходя до Искора на реке Колве, Пестрый встретил пермскую рать, разбил ее и взял в план воеводу Качаима.

Далее русские пошли к Искору, взяли его и другие городки и пожгли. То же Нелидов делал и в нижней земле. Придя на место, где река Почка впадает в Колву, Пестрый «сождался» со всеми своими отрядами, срубил городок, где и провел со своим отрядом всю зиму. А к Ивану III Пестрый отправил пленного князя Михаила с воеводами и добычу — 16 сороков соболей, соболью шубу, 29,5 поставов сукна, три панциря, шлем и две булатные сабли.

Но после этого, во все княжение Ивана III, в Перми правили туземные князья, последним из которых был Матвей Михайлович, видимо, сын упомянутого выше Михаила. Этого Матвея великий князь «свел» с Великой Перми в 1505 г. и послал туда первого русского наместника князя Василия Ковра.

Новгородцы и Югру причисляли к своим волостям. Югрой тогда называли район между верховьями рек Печоры и Оби. В 1465 г. Иван III велел устюжанину Василию Скрябе воевать Югорскую землю. С ним пошли «охочие люди», а также князь Василий Ермолаич-Вымский с вымичами и вычегжанами. Они привели Югорскую землю под власть великого князя, взяли там большой полон, а также доставили в Москву двоих местных князей. Иван III пожаловал их опять югорским княжением и отпустил домой, наложив дань.

Вогуличи уже давно нападали на русские владения в Перми, и епископ Питирим, один из приемников святого Стефана, стал их жертвой. В 1467 г. 120 вятчан вместе с пермяками воевали во-гуличей и взяли в плен их князя Асыку.


Примечания:



2

Речь идет о г. Галиче на Днестре, не путать с Галичем в Кос¬тромской области.



3

Будущий король галицкий.



29

Даркевич В.П. Путешествие в древнюю Рязань. С. 247.



30

Воинские повести древней Руси. С. 115.



299

Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Кн. III. С. 69.



300

Мифтахов 3.3. Курс лекций по истории татарского народа (1225-1552 гг.). С. 334-335.



301

Морея — область в центральной части Пелопонесского по¬луострова.



302

Как уже говорилось, Иван III, боясь очередной усобицы, велел своего сына Ивана (от Марии Тверской) также величать великим князем московским. 7 марта 1490 г. Иван Иванович умер в возрасте 32 лет. Дождавшись 14-летия внука Дмитрия, Иван III торжественно венчает его на царство. И опять на Руси стало два государя. После смерти Ивана III его сын Василий (от Софьи Па¬леолог) заковал племянника «в железа и поместил в палату тес-ну», где тот и помер «нужной» смертью.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх