Глава 7 РОЖДЕНИЕ ВЕЛИКОЙ ИМПЕРИИ


Начну с элементарного, но очень спорного вопроса — а кто такие татары? Сейчас существует несколько теорий, кого считать татарами. Начнем с русской интерпретации этого вопроса. Так, В.Л. Егоров писал: «Население Золотой Орды с этнической точки зрения представляло собой довольно пестрый конгломерат самых различных народов. Собственно монголов здесь осталось сравнительно немного; подавляющее большинство их в 1242 г. вернулось в Центральную Азию. Оставшиеся же представляли в основном аристократическую верхушку общества, избегавшую смешения с другими слоями населения. Среди последнего были представители порабощенных завоевателями волжских булгар, русских, буртасов, башкир, ясов, черкесов и др. Однако основную массу населения Золотой Орды составляли жившие на этой территории до прихода монголов кипчаки. Это привело к созданию своеобразной ситуации: уже в XIV в. завоеватели почти полностью растворились в кипчакской среде, утратив свой язык и алфавит. Арабский современник писал по этому поводу: "В древности это государство было страною кочевников, но когда им завладели татары, то кипчаки сделались их подданными. Потом они (татары) смешались и породнились с ними (кипчаками), и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их (татар), и все они стали точно кипчаками, как будто они одного (с ними) рода, оттого, что монголы (и татары) поселились на земле кипчаков, вступали в брак с ними и оставались жить в земле их (кипчаков)". Исторически так сложилось, что всюду, где появлялись отряды Чингисхана и его наследников, их называли татарами. Китайский источник XIII в. относит самого Чингисхана и его сановников также к черным татарам, хотя сами они называли свое государство монгольским, а себя — монголами. Татарами же население Золотой Орды назвали и русские летописи. После ее распада этноним "татары" автоматически перешел на население новых государственных образований с соответствующим уточнением (казанские, астраханские и т.д.)[81] Причем характерно, что население бывшей Волжской Булгарии, входившей составной частью в Золотую Орду, русские летописи в XIII—XIV вв. не называли татарами. После основания Казани в 70-х годах XIV в. и ее возвышения население этого региона в русских источниках стало называться казанцами, и лишь позднее на него переносится этноним "татары"»[82].

Современный татарский историк Б.Л. Хамидуллин пишет: «В современной науке утвердились три основные, но кардинально противоположные точки зрения на проблему происхождения современного татарского народа. Первая — булгарская, согласно которой этническим костяком, основой современных татар являются булгары и, отчасти, кипчаки и тюркозированные финно-угорские этнические группы. В соответствии с этой концепцией, основные этнокультурные традиции современных татар сформировались в период домонгольской Волжской Булгарии, а в период Золотой Орды и пост-золотоордынских ханств (в первую очередь — Казанского ханства) особых этнокультурных изменений не претерпели. Эта концепция в основных чертах была сформулирована в начале XX в. в трудах Г. Ахмерова, Р. Фахретдинова, Н. Фирсова, М. Худякова и др. Позднее она разрабатывалась в трудах X. Гима-ди. А. Смирнова, Н. Калинина, Г. Юсупова. А. Халикова и др.

Вторая концепция — тюрко-гагарская. согласно которой этнической основой современных татар являются татары Золотой Орды и пост-золотоордынских государств. Данная концепция — более «гибкая», т.к. не отрицает важной роли доордынских этнических компонентов (кипчаков (половцев), булгар, финно-угров, остатков хазарского и печенежского населения и т.д.) в этногенезе современных татар. Эта концепция в более конкретных чертах была сформулирована в начале XX в. в исследованиях Газиза Гу-байдуллина. Позднее ее поддержали М. Сафаргалиев, Ш. Муха-медьяров и др.

Третья концепция, в последние годы существенно утратившая свои позиции, — татаро-монгольская. Она основывается на представлении о переселении в Восточную Европу центрально-азиатских и восточно-азиатских татаро-монгольских племен, которые, смешавшись с кипчаками, создали основу татарской государственности и культуры. Данная теория была сформулирована задолго до нашего столетия и, то «затухая», то вновь «вспыхивая», встречается в трудах русских, чувашских, башкирских и других исследователей»[83].

Основными аргументами булгаристов были следующие тезисы: монголо-татары. то есть первоначальные бойцы Чингисхана, не осели ни в одной из империй чингисидов: ни в империи Хубилая (Китай, Тибет, Корея), ни в империи Чагатая (Ма-вераннахр, Семиречье, Кашгар), ни в империи Хулагу-Ильханов (Иран, часть Афганистана, Туркмении и Закавказья, Ирак, восточная часть Малой Азии), ни в империи Джучи (Золотая Орда). О массовом оседании этих татар в Золотой Орде (среди местных тюркоязычных племен, объединенных в составе Булгаре -кого государства в булгарскую народность, среди русских и фин-но-угров, предков казахов и узбеков) не может быть даже и речи, ибо чингисиды завоевали эти территории почти в последнюю очередь. Всем известно, что в армии чингисидов монголо-татары составляли большинство лишь в начальный период завоевательных походов, позже основную силу этой армии составляла молодежь из завоеванных ранее стран.

Сторонники булгарской теории утверждают, что историко-лингвистические исследования показывают, что в Урало-Повол-жье еще задолго до монгольской экспансии образовался своеобразный тюрко-финно-угорский языковой союз, в результате которого урало-поволжский тюркский язык предков татар, башкир и чувашей приобрел урало-поволжские особенности, сохранившиеся и в Золотой Орде, и в Казанском ханстве. Если бы пришлые татары (или якобы пришлые кыпчаки из состава кимаков, чего не было) научили бывших булгар татарскому языку, то язык современных татар и башкир характеризовался бы примерно хакасскими особенностями.

В свою очередь, основной аргумент «татаристов» — признание татар булгарами оборвет связи с крымскими, астраханскими. сибирскими татарами и другими народами. По мнению тата-риста Исхакова Д.М.: «а сейчас пошевелите мозгами и подумайте: если мы объявляем себя "булгарами", не отказываемся ли мы от татар крымских, сибирских, астраханских, литовских и даже от касимовских и мишарей — они практически не имеют отношения к булгарам... булгары в основном жили на территории современного Татарстана».

Некоторые «татаристы» считают, что «булгаризация» раздувается деятелями из Москвы и Софии, стремящиеся «расколоть единство татар в России». Булгаристы и булгаро-татаристы считают современных татар потомками булгар в широком смысле этого слова, но первые выступают против принятия этнонима татар, а вторые полагают, что этноним татар был принят как название нации, поэтому они согласны с принятием этого этнонима.

Булгаро-татаристы считают, что булгары как результат консолидации тюркоязычных племен домонгольской Булгарии являются основными предками современных татар: казанских, сибирских, астраханских, литовских, касимовских. Что касается крымских татар, то, по некоторым сведениям, они также имели отношение к булгарам.

Следует заметить, что часть теоретиков из крымских татар считает себя не чисто татарами, а особым народом, сформировавшимся из десятков народностей, как проживавших в Крыму, так и пришлых.

Споры о происхождении татар в современном Татарстане доходят до призывов к эмиграции на родину в... Монголию. Да-мир Исхаков, этносоциолог с международной известностью, недавно побывал в Монголии и сообщил, что ряд влиятельных общественных организаций намерены развернуть движение за возвращение татар на «родину предков» в Монголию. Татарским эмигрантам предполагается предоставлять бесплатно несколько гектаров хороших пахотных земель, обеспечить на начальном этапе сносный уровень жизни. Монгольские ученые утверждают, что лучшая «пассионарная» часть монгольского народа покинула Монголию в период великих средневековых завоеваний и необходимо возвратить «пассионариев» на родину. В Монголии сформировано представление, что татары являются работоспособными и деятельными людьми с предпринимательской жилкой, и именно они могут возродить крупное монгольское государство. Исходя из личных впечатлений, Д. Исхаков отметил, что многие симпатичные женщины-монголки мечтают о муже-татарине.

Не стану вступать в диспут по этому вопросу, а для удобства читателя я буду продолжать использовать термин «татары» в широком смысле этого слова, то есть, называя им потомков монголов, булгар, различных кипчакских племен и т.д.

Тут же стоит отметить и две противоположные тенденции у современных татарских историков. Одни, как. к примеру, И.А. Гафаров, утверждают, что именно булгары вынесли основную тяжесть монгольского (татарского) нашествия и даже спасли тем Западную Европу от монголов (татар). А вот профессор 3.3. Мифтахов считает булгар главной ударной силой Батыя в походах 1237—1238 гг. и 1240—1241 гг. На мой взгляд, правы они оба. Другой вопрос, что в зависимости от политической конъюнктуры выгоднее выпячивать то один, то другой исторический момент.

История Золотой Орды крайне запутанна не столько из-за ограниченности письменных источников, сколько из-за позиции наших властей. Русские цари были не заинтересованы в издании истории татар. А в 1944 г. вышло Постановление ЦК ВКП(б). фактически запрещавшее изучение истории Золотой Орды.

В начале 1980-х годов при посещении исторического музея в Казани я был удивлен отсутствием зала, посвященного истории Золотой Орды. Прямо от стенда, посвященного домонгольской Булгарии, экскурсовод переходил к рассказу о завоевании Казани Иваном Грозным.

Результатом всего этого стало представление населением СССР о Золотой Орде как о государственном объединении диких кочевников.

На самом деле это была огромная страна, по уровню цивилизации не только не уступавшая, но зачастую и превосходившая страны Западной Европы.

Поскольку в этой книге я несколько раз использовал «Джаг-фар тарихы. Том 1. Свод булгарских летописей. 1680 год» (Оренбург, 1993), цитируя его по книге 3.3. Мифтахова, стоит сказать несколько слов и об этом произведении.

Летопись Гази Бараджа была включена в свод булгарских летописей, составленный в 1680 г. по приказу вождя булгарского освободительного движения сеида Джагфара секретарем его канцелярии Бахши Иманом. Однако движение было подавлено, а судьба подлинника летописи осталась неизвестной. Сохранившийся список этого документа на булгаро-арабском шрифте еще был известен в XIX — начале XX века. Однако в первые годы советской власти лица, хранившие «староалфавитные» тексты, подвергались репрессиям. Поэтому их подлинники переводились на русский язык и уничтожались. Но и перевод летописи, хранимый несколькими поколениями семьи Нурутдиновых, также полностью до нас не дошел. В результате в 1993 г. в Казани и Оренбурге была опубликована только часть текста летописи на русском языке в изложении И.М. Нигматуллина.

По поводу подлинности этого текста уже двенадцать лет идут споры. Анализ аргументов сторон все-таки свидетельствует в пользу сторонников подлинности текста. В летописи довольно логично объясняются события, о которых смутно, а то и намеками говорят русские летописцы. Тем не менее следует заметить, что в тексте, видимо, существуют позднейшие включения, в том числе сделанные в XIX и XX веках.

Кстати, подлинность многих наших средневековых источников часто вызывает сомнения. Вспомним двухсотлетние споры о «Слове о полку Игореве». Между прочим, и оно тоже не дошло до нас в подлиннике, и Мусина-Пушкина обвиняли и обвиняют в подделке.

А сейчас от споров современных историков перейдем к XIII веку. В 1255 г. сорока восьми лет от роду скончался хан Батый. Похоронили его по старинному монгольскому обычаю с участием шаманов. Власть в Золотой Орде перешла к сыну Батыя Сартаку. Престол за ним утвердил сам великий хан Мунке, в ставке которого Сартак находился в момент смерти отца. По сообщениям путешественника монаха Гийома Рубрука и персидского историка Джузджани Сартак принял христианство. Однако это не помешало ему иметь шесть жен.

В 1256 (1257) г. на золотоордынский престол всходит Берке, третий сын хана Джучи, младший брат Батыя. Уже при жизни Батыя Берке принял ислам и впоследствии стал ревностным мусульманином.

Между тем в 1259 г. в столице Монгольской империи Каракоруме умер Великий хан Мунке. Началась кровавая война между основными претендентами — Хубилаем и Ариг-Буги, сыновьями Тулуя (Тулая), четвертого сына Чингисхана. В 1264 г. Хуби-лай победил.

После восшествия на престол великого хана Хубилая хан Золотой Орды Берке перестал чеканить монеты с его именем. Таким образом и формально Золотая Орда стала независимой от «Улуса великого хана».

Почти одновременно в Персии и Междуречье возникает еше одно независимое государство — Улус Хулагу[84], которое историки позже назовут государством ильханов (хулагидов). В Средней Азии образовался Чагатайский Улус со столицей в Самарканде.

В конце ХШ века на западе Золотая Орда граничит с Венгрией, на севере — с русскими княжествами. Все побережье Черного моря от устья Дуная до района современного Сочи, включая Крым, принадлежало Золотой Орде. Закавказские государства с конпа XIII века стати ареной борьбы между Золотой Ордой и государством хулагидов. На востоке граница Золотой Орды проходит в верховьях Оби и Енисея.

Уже к концу XIII века на территории Золотой Орды были выстроены десятки огромных цветущих городов. Сразу после возвращения из похода в Центральную Европу хан Бату приказал простроить первую золотоордынскую столицу (примерно в 120 км от современной Астрахани). По одной из легенд Бату-хан, выехав на возвышенный берег реки Ахтубы (рукав Волги) в район нынешнего села Селитряного, сказал: «Я не видел степей шире этих, я не видел лугов красивей этих, я не видел воздуха чище этого. Болды! Здесь будем жить!» Якобы от этого и произошло название реки Балда (рукав Волги). «Болды» — достаточно, хорошо, стоп!

Город получил название Сарай Ал-Махруса, или Сарай-Бату. К началу XV века в Сарай-Бату жило не менее 75 тысяч жителей. Для сравнения: в те же годы население Парижа и Рима не превышало 25—30 тысяч человек. Развалины города сейчас тянутся вдоль левого берега реки Ахтуба более чем на 15 км и занимают площадь свыше 750 гектаров.

На берегах Ахтубы выросли необыкновенной красоты мечети, медресе, бани, крытые базары, ханакки[85], великолепные дома и дворцы, мавзолеи.

В конце XV века Сарай-Бату был до основания разрушен Тимуром. Это подтверждают и археологи — культурный слой здесь простирается с конца XIII в. по XV век. Дальше и внизу, и вверху — пусто.

Царь Федор Иоаннович в 1588 г. издал указ: ломать «мечети и палаты в Золотой Орде и тем делати город Астрахань». На руинах Сарай-Бату в начале XVIII века Петр I велел построить селитряный завод. Но уже к середине XVIII века месторождение селитры иссякло, но основанный там поселок и по сей день носит название Селитряный. Впервые раскопки там были начаты Ф.В. Бал-лодом и П. Рыковым в 10-х годах XX века. Профессор Баллод справедливо назвал Селитряное городище «приволжскими Пом-пеями». После 1922 г. раскопки огромного города были продолжены. Но советские власти по политическим мотивам не выделяли достаточных средств на раскопки, а после знаменитого постановления 1944 г. раскопки вообще были прекращены, и возобновились лишь в начале 1980-х годов.

Тем не менее были раскопаны огромные дворцы с системами водопроводов, а также с системой обогрева горячим воздухом, идущим по специальным каналам в стенах и полу.

На расстоянии двух дней пути каравана от Селитряного городища археологи обнаружили остатки большого некрополя — захоронения ханов и ордынской знати. Один из мавзолеев имеет квадратное сечение основания со стороной в 50 м. Есть предположение, что это могила хана Узбека. Но, увы, средства на раскопки этого некрополя, да и самого Сарай-Бату отсутствуют.

Недалеко от Сарай-Бату в конце XIII века на правом берегу Волги, на высоком бугре (в 12 км выше современной Астрахани) был построен один из крупнейших городов Золотоордынского государства — Ас-Тархан. Он считался одним из самых значительных международных центров торговли того времени. Сюда приезжали купцы из дальних стран. Активно развивались ремесла, работали гончарные, кузнечные, меднолитейные мастерские. Ас-Тархан был также разрушен воинами Тимура.

Хан Берке в конце XIII века выстроил еше одну столицу Золотой Орды — Сарай-Берке (Сарай Джедид). Сейчас развалины этого города называют Царевским (Царевым) городищем, которое находится на левом берегу Ахтубы в 55 км от Волгограда. Точных данных о строительстве Сарай-Берке не сохранилось, поэтому ряд исследователей считает, что перенос столицы из Селитряного в Царево городище состоялся при хане Джаннибеке.

Арабский путешественник и историк Ибн-Баттута, побывавший в Сарай-Берке в 1333 г., так описывает город:

«Сарай — один из красивейших городов, достигший чрезвычайной величины, на ровной земле, переполненной людьми, красивыми базарами и широкими улицами. Однажды мы поехали верхом с одним из старейшин его, намереваясь объехать его кругом и узнать объем его. Жили мы в одном конце его и выехали оттуда утром, а доехали до другого конца его только после полудня... и все это сплошной ряд домов, где нет ни пустопорожних мест, ни садов».

Население Сарая в то время составляло около 100 тысяч человек. В городе находились многочисленные дворцовые мастерские. Многие дома были покрыты изразцами, оборудованы водопроводом и системой отопления. Некоторые районы целиком застраивались зданиями из кирпича. В окрестностях города находились окруженные садами дворцы знати. Со всех сторон света сюда съезжались купцы с товарами. Из Руси и Волжской Булгарии везли меха, моржовый клык, кожи, хлеб, шерсть; из Прибалтики — янтарь; из Европы, Египта и Сирии через генуэзские колонии в Крыму и Тавриде — вино, стекло, сукна, оружие и предметы роскоши; с Кавказа — самшит; из Средней Азии и Китая — хлопок, хлопчатобумажные и шелковые ткани, фарфор; из Аравии — пряности и другие заморские товары.

Размеры развалин Сарай-Берке были оценены профессором Ф.В. Баллодом в 48 кв. км.

Вообще говоря, выделение Царева городища из сплошной цепи золотоордынских поселений между Волгой и Ахтубой условно, поскольку видимых границ нет. Саратовский краевед А. Леопольдов, который одним из первых в XIX веке увидел эти поселения, писал: «замечательные развалины каменных зданий. Начинаясь подле селения Безродного или Верхне-Ахтубинского, они тянутся верст на 70. Развалины сии то часты, то редки, то обширны и велики, то малы и незначительны, однако везде выказывают кирпич, глину, известь. Далее от с. Пришибы до деревни Колобощины на 15 верст видны развалины почти сплошные и большею частью огромные». Замечу, что село Пришибы при советской власти стало городом Ленинском.

Царево и окружающие городищи имели «усадебное построение», когда основная часть города состояла из домов-усадеб, стоявших в садах. Первоначально городища стен не имели. Только после 1380 г. археологи начинают осторожно говорить о появлении насыпей («городских стен») вокруг городищ ордынцев[86].

Кроме двух Сараев и Астрахани на средневековых картах XIV—XV веков по обоим берегам Волги отмечен еще ряд городов и населенных пунктов, посещавшихся итальянскими купцами. На Каталонской карте 1375 г. севернее Сарая на западном берегу Волги обозначен город Вагсштеп, или Ваг]тап, как он назван на карте Фрао Мауро. В обоих случаях речь идет о городе Бельджи-мане. указанном арабским географом Абудьфида. Развалины Бельджимана находятся у поселка Дубовки Саратовской области. В ходе раскопок в 1915 г. из его развалин извлекли до 15 тыс. пудов костей, 92 воза кирпича, 100 пудов медного лома, 150 пудов железа и 11 пудов свинца.

Севернее Бельджимана на западном берегу Волги находился город Укек. Сейчас Укек оказался на южной окраине современного Саратова. К настоящему времени часть древнего города, не размытая Волгой, занимает свыше 205 гектаров, а численность населения его оценивается археологами в 9—10 тыс. человек.

Город Укек был построен в 50-х годах XIII века. В 1333— 1334 гг. тот же Ибн-Баттута писал об Укеке: «Мы направились к городу Укаку... городу средней величины, но красивой постройки».

Большинство жителей Укека исповедовали ислам, однако археологи нашли множество крестиков, каменных и бронзовых иконок, деталей хоросов (паникадил), что указывает на довольно большую прослойку христианского населения.

Укек, как и другие волжские города Золотой Орды, стал жертвой орд Тимура в 1395 г. Об этом свидетельствуют как письменные источники, так и археологические раскопки. Так, последние монеты, найденные в Укеке, датируются 1395 годом (797 г. по мусульманскому летоисчислению). Больше город не восстанавливался.

На карте Фрао Мауро на восточном берегу Волги отмечены следующие населенные пункты, известные итальянским купцам и, очевидно, имевшие торговое значение: Zotrage, Apacha, Samara. На карте братьев Пицигани (1367 г.) и Каталонской карте того времени кроме Ватага отмечены следующие города: Bulgar, Carnbdom, Sibir, Tora — Тура-Тюмень. Из указанных городов наиболее известен и наиболее изучен город Булгар, разрушенный в 1236 г. Батыем. Он вскоре был восстановлен и до постройки Сарая являлся временной резиденцией ханов Золотой Орды.

Как показывают археологические данные, этот когда-то небольшой по размерам город при монголах сильно вырос и к началу XIV века достиг значительного развития и даже пережил блестящую пору расцвета. К этому времени относится постройка в городе Булгары прекрасных зданий вроде Черной палаты. Малого минарета, четырехугольника и других общественных сооружений. При посещении его Ибн-Баттутой в 1333 г. город был крупнейшим торговым центром. Булгарские купцы вели крупную торговлю в Поволжье, Сибири и даже на Крайнем Севере.

О значении города Булгар в системе золотоордынской торговли говорят не только надписи над местными погребениями лиц, прибывших в Булгар из разных стран Востока в XIV веке, но и громадное количество найденных в его развалинах монет из Индии и западных стран, китайских зеркал, керамики из Китая, Херсонеса и др. В большом количестве золотоордынские монеты были найдены не только в развалинах Булгара, но и в соседних с ним районах Поволжья. А.П. Смирнов насчитал 13 больших монетных кладов в ближайших к Булгарам районах, в некоторых случаях достигающих 15 тысяч монет[87].

К концу XIII века достигают расцвета и ряд булгарских городов на реке Каме. Наиболее известен из них город Джукетау (в переводе с татарского «Липовая гора»), расположенный на левом берегу Камы на западной окраине современного г. Чистополь. В русских летописях XIII—XIV веков этот город известен как Жу-котин. а на западноевропейских картах — как Sacetim.

Джукетау состоял из цитадели (замка) площадью 5,8 гектаров и неукрепленной части — Донауровского и Крутогорского селищ. В золотоордынское время площадь «западного посада» достигала 150 гектаров. Судя по раскопкам, Джукетау неоднократно горел в XIII—XIV веках.

Города Золотой Орды были в основном административно-торговыми центрами. В каждом из них функционировали и сотни различных ремесленных мастерских. Однако именно торговля способствовала процветанию приволжских городов.

Ханы Золотой Орды, как, впрочем, и другие монгольские ханы, поощряли торговлю и старались обезопасить водные и караванные пути. Так, итальянец Пеголотти утверждал:

«Путь из Таны в Китай вполне безопасен и днем, и ночью; только если купец по дороге туда и обратно умрет, то все его имущество передают государю страны, в которой он умер, и будет взято его чиновниками... но если вместе с ним там окажется его брат или близкий друг, который скажет, что он брат умершего, то ему и будет отдано имущество умершего, и оно, таким образом, будет сохранено».

С Волги товары шли или караванным путем в Китай и Среднюю Азию, или на запад — в Крым. Кроме того, в XIV—XV веках периодически использовался волок между Доном и Волгой («сухой путь» составлял около 60 км). Так, сохранились сведения о плавании генуэзского купца Лучиано Тариго (Luchimo Terigo), который в 1374 г. вышел на барке из Кафы (Феодосии), поднялся по Дону к Переволоке и там волоком перетащил барку на Волгу. Затем он спустился до Хаджи-Тархана (Астрахани). Тем же путем купцу удалось вернуться в Кафу.

Об интенсивности товарообмена между Венецией и татарским Крымом свидетельствуют данные о регулярных рейсах венецианских галей (крупных торговых судов) в порты Крыма и в устье Днепра и Дона. Число галей в XIV веке колебалось от двух до двадцати в год[88].

К сожалению, историков и археологов практически не интересовали булгарские и золотоордынские торговые и военные суда, тысячи которых плавали по Волге. Каме и Каспийскому морю. Даже в крайне интересном сборнике «Великий Волжский путь»[89] нет ни слова о булгарских и золотоордынских судах.

До нас дошли лишь случайные упоминания о таких судах. Так, арабские писатели называли грузовые суда булгар, плававшие по Волге, просто «большими». Русская летопись о них упоминаеттолько однажды под 1366 г., описывая набег на Волгу новгородских ушкуйников. По словам Новгородской летописи, ушкуйники избили под Нижним Новгородом множество татар, бе-сермен и ормен и уничтожили их суда — кербаты, мишаны, бафты и пабусы.

Исследователь вопроса о русских водных путях и судовом деле в допетровской России профессор Н.П. Загоскин, приведя этот летописный рассказ, делает на основании его вывод о «весьма видной роли», которая «выпала в судьбах русского водоходного дела на долю элемента булгарского и, вообше, восточно-мусульманского»: «Восточная торговля, — говорит он, — оставила по себе в истории волжского судоходства следы и в некоторых названиях судов, из которых некоторые исчезли вслед за падением мусульманского господства на Волге, другие же пережили это падение, не только сохранившись на Волге, но сделавшись достоянием и других речных бассейнов... К первым принадлежат судовые названия: "пабусы", "кербати"[90], "мишаны" и "бафьты", ко вторым — "каюки" и "кербати"»[91] (очевидно — кербасы).

Можно лишь надеяться, что рано или поздно отечественные археологи займутся поисками булгарских и золотоордынских судов, бесчисленное множество которых лежит на дне Волги и Камы, а также в песчаных наносах многочисленных рукавов и проток Волги.

Уже во время правления Батыя на территории всех монгольских (татарских) ханств нормально функционировала обшеим-перская почта. О почте рассказывают арабские историки Джу-вейни, Рашид-ад-дин и другие. Наилучшим образом почта была налажена между Каракорумом и Пекином. Рашид-ад-дин пишет, что на этом участке через каждые 5 фарсахов (25—30 км) располагалось 37 ямов (почтовых станций). На каждом яме находилось по тысяче человек как для охраны самой станции, так и для охраны проезжавших послов и гонцов. По этой дороге ежедневно в обоих направления двигалось около пятисот огромных телег, запряженных шестеркой волов. На этих телегах в Каракорум доставлялось продовольствие — хлеб, рис и др. На каждом яме имелись специальные амбары, куда складывалось продовольствие.


Примечания:



8

Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Кн. I. С. 648.



9

Мифтахов 3.3. Курс лекций по истории татарского народа (1225-1552 гг.). Казань, 2002. С. 21.



81

Тут же следует сноска редакторского коллектива сборника: «Монголо-татары — это искусственное этническое наименова¬ние, появившееся в трудах историков спустя столетия после исчезновения средневековых монгольских государств. Словосоче¬тание это механически соединило два названия одного и того же народа. Первая часть — монголы — хорошо известна по ряду древ¬них источников, из которых следует, что этноним «монголы» при¬менялся как самоназвание ряда центральноазиатских племен, объединенных Чингисханом в единое государство. Вторая часть — татары — представляет собой название тех же самых монголов, утвердившееся в XIII в. в Китае и довольно быстро распростра¬нившееся за его пределами».



82

Куликовская битва. Сборник статей / Под ред. Л.Г. Бескров¬ного. М.: Наука, 1980. С. 175-178.



83

Актуальные проблемы истории государственности татар¬ского народа. Казань: Матбугат йорты, 2000. С. 63—64.



84

Хан Хулагу, сын Тулуя и внук Чингисхана, правил с 1256 г. по 1265 г. Ему наследовал старший сын Абака (годы правления 1265-1282).



85

Ханакки — смесь современных кемпинга и гостиницы.



86

Автор приносит благодарность археологу Ирине Анатоль¬евне Рябец за интересную информацию о Царевом городище, большая часть которой, к сожалению, не вошла в эту книгу. Тема Царева городища требует отдельной монографии.



87

Смирнов А.П. Волжские Булгары, 1951.



88

Подробнее см.: Карпов СП. Путями средневековых море¬ходов. М.: Восточная литература, 1994.



89

Великий Волжский путь. Материалы Круглого стола и Меж¬дународного научного семинара. Казань, 28—29 августа 2000 года. Казань: Мастер-Лайн, 2001.



90

По-видимому, поставлены автором в этой группе ошибоч¬но, т.к. упоминаются ниже, во второй группе.



91

Загоскин Н.П. Русские водные пути и судовое дело в до-Пет¬ровской России. Казань, 1909. С. 410—411.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх