Загрузка...



  • Реформа и экономические условия для ведения сельского хозяйства
  • Материально-техническая база сельскохозяйственного производства
  • Растениеводство
  • Животноводство
  • Изменения в социальной сфере села в ходе реформы
  • Раздел 5 СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО БЕЛАРУСИ, РОССИИ И УКРАИНЫ


    Сельское хозяйство — системообразующая отрасль экономики и всего жизнеустройства практически любой страны. Вне зависимости от почвенно-климатических условий даже самые развитые промышленные страны вкладывают очень большие средства в развитие отечественного сельского хозяйства. Имеющиеся в стране земельные угодья представляют собой бесплатно данную Природой огромную производительную силу. «Труд — отец богатства, а земля — его мать» — этот постулат экономического учения физиократов был включен и в современную политическую экономию. В сельском хозяйстве земля, вода, воздух и растения соединены в огромную химико-биологическую машину, которая работает на бесплатной энергии Солнца. Количество этой энергии, поглощенное культурными растениями и превращенное в пищевые продукты, намного превышает энергию добываемого человечеством минерального топлива.

    Кризис в сельском хозяйстве и спад его производства сразу наносят тяжелый удар по всей экономике, поскольку приводят к потере огромного количества бесплатных природных ресурсов, и эти потери приходится оплачивать при импорте продовольствия.

    Россия, Украина и Беларусь различаются по почвен- но-климатическим условиям. Особенно благоприятны

    условия для сельского хозяйства на Украине, сравнительно мягок климат в Беларуси. Большая часть территории России, напротив, лежит в зоне рискованного земледелия. На большей части ее пространства урожайность сильно колеблется в зависимости от погодных условий.

    Тем не менее вплоть до радикальной реформы, начатой в 1988 г., сельское хозяйство РСФСР развивалось с высоким и стабильным темпом. Об этом говорят объективные показатели, не зависящие от идеологических оценок.

    Реформа привела к тяжелейшему кризису всего сельского хозяйства — и растениеводства, и животноводства. По отношению к уровню 1990 г. в 1999 г. в РФ было произведено, в стоимостном выражении в сопоставимых ценах, 58% продукции сельского хозяйства, в 2000 г. 62,5% и в 2006 г. 75,5%. Динамика производства приведена на рис. 5-1...5-3.

    Рис. 5-1. Индексы валового объема сельскохозяйственного производства Беларуси, 1970 = 100


    Рис. 5-2. Индексы физического объема продукции сельского хозяйства России в сопоставимых ценах, 1980 = 100



    Рис. 5-3. Индекс валовой продукции сельского хозяйства Украины, 1980 = 100


    В сравнимой форме динамика сельскохозяйственного производства в Беларуси, России и на Украине представлена на рис. 5-4. Из него следует, что Беларусь лучше всего использовала 80-е годы для развития своего сельского хозяйства. В 1987 г. продукция сельского хозяйства на душу населения (во всех категориях хозяйств) составляла в постоянных ценах 1983 г.: в Беларуси 1271 руб., в РСФСР 691 руб., на Украине 958 руб., то есть в пропорции 1,84:1,39:1. В расчете на 100 га сельскохозяйственных угодий в Беларуси производилось в 3 раза больше продукции, чем в РСФСР, и в 1,15 раза больше, чем на Украине.

    Беларусь не допустила такого глубокого спада производства, как в России и на Украине, в первую половину 90-х годов, а затем гораздо энергичнее восстанавливала аграрный сектор. Украина отстала сильнее России.

    Рис. 5-4. Индексы сельскохозяйственного производства в Беларуси, России и на Украине, 1980 = 100


    Институциональные изменения в сельском хозяйстве в ходе реформы

    Реформа означала революционное изменение организации сельскохозяйственного производства и его отношений со смежниками, потребителями и государством. Реформа изменила общественный строй Беларуси, России и Украины в части сельского хозяйства и всего жизнеустройства деревни.

    Прежде всего, произошло раздробление и уменьшение в размерах (и объеме располагаемых ресурсов) сельскохозяйственных предприятий — колхозов и совхозов. Структура этой системы была схожей в Беларуси, России и на Украине. Ее можно представить данными по России. До начала реформы, в 1989 г., в РСФСР действовало 12,9 тыс. государственных предприятий — совхозов — и 12,5 тыс. кооперативных предприятий — колхозов (без рыболовецких). В совхозах работали в тот момент 5,6 млн. человек и в колхозах 4 млн. человек.

    Имелись также межхозяйственные предприятия и организации (2,8 тыс., 100 тыс. работников). У них было 45 тыс. участников из числа колхозов, совхозов и других организаций (многие из них участвовали в двух и более межхозяйственных предприятиях). Они выполняли ряд специальных функций (например, брали на откорм скот перед поставкой) и были очень рентабельными (так, в 1990 г. при производстве сельскохозяйственной продукции в этих предприятиях прибыль составляла 64%).

    Небольшую группу составляли агропромышленные комбинаты типа «Кубань» (130 комбинатов) и агропромышленные объединения типа «Новомосковское (150 объединений). Особый тип представляли собой 14 тыс. подсобных сельских хозяйств городских предприятий. Им было предоставлено 4 млн. га сельскохозяйственных угодий, посевные площади составляли 1,9 млн. га (1989 г.). В целом на одного городского жителя подсобные хозяйства производили по 2,3 кг картофеля и овощей, 2,5 кг мяса и 8,1 кг молока (1990 г.).

    Сельскохозяйственные угодья совхозов составляли 119 млн. га, из них посевная площадь 61,5 млн. га. Угодья колхозов составляли 85,4 млн. га, из них общественной посевной площади было 52,3 млн. га. Соотношение продукции растениеводства и животноводства в стоимостном выражении составляло в целом по всем предприятиям 1:1,6 (в совхозах 1:2). В 1989 г. сельскохозяйственные предприятия произвели, в стоимостном выражении, 77,6% продукции, а личные подсобные хозяйства населения (приусадебные участки, сады и огороды) — 22,4%.

    В России было относительно больше совхозов, чем колхозов, на Украине была обратная пропорция. Общие данные приведены в табл. 5-1.


    Таблица 5-1. Сельскохозяйственные предприятия в Беларуси, России и на Украине в 1987 г.


    В 1992 г. в России была начата обязательная перерегистрация этих предприятий. К 1 октября 1992 г. прошло перерегистрацию 10,6 тыс. (42%) предприятий, причем их них 4,5 тыс. (43%) решили сохранить свой статус колхозов или совхозов. На 1 января 1994 г. перерегистрацию прошли 95% хозяйств, из них 34% сохранили свой статус.

    В ходе реформы значительная часть и ресурсов, и производственной деятельности переместилась из предприятий в мелкое производство — в хозяйства населения и фермерские (крестьянские) хозяйства. Реформа привела к резкому сокращению объемов производства в сельскохозяйственных предприятиях. Особенно глубок был спад в животноводстве. Например, в России физический объем продукции сельского хозяйства предприятий составил в 1999 г. 37% от уровня 1990 г., в том числе 44,2% в растениеводстве и 32,5% в животноводстве.

    Как выражались в начале 90-х годов в России, «село отступило на подворья». Разделение ресурсов предприятий по дворам дало некоторый прирост производства в хозяйствах населения. В относительных понятиях этот процесс представлен на рис. 5-5...5-7.

    Рис. 5-5. Индексы валовой продукции сельскохозяйственного производства на предприятиях и в хозяйствах населения Беларуси, 1990 = 100


    Рис. 5-6. Индексы валовой продукции сельскохозяйственного производства на предприятиях и в хозяйствах населения России, 1989 = 100



    Рис. 5-7. Индексы валовой продукции сельскохозяйственного производства на предприятиях и в хозяйствах населения Украины, 1990=100


    В сравнимой форме процесс изменения доли предприятий в сельскохозяйственном производстве в Беларуси, России и на Украине представлен на рис. 5-8. Из него видно, что в Беларуси сельскохозяйственные предприятия понесли в годы реформы гораздо меньший ущерб, чем в России и на Украине, и в последние годы развиваются гораздо быстрее.

    Рис. 5-8. Индексы валовой продукции сельскохозяйственных предприятий и организаций в Беларуси, России и на Украине, 1990 =100


    Изменение характеристик сельскохозяйственных предприятий в России выглядит так (табл. 2):


    Таблица 5-2. Основные показатели деятельности с/х предприятий



    Таблица 5-3. Сельскохозяйственные организации в Беларуси и средние размеры пашни, тыс. га

    * 1994 г


    В Беларуси сельскохозяйственные предприятия в радикальной фазе реформы смогли удержать главные ресурс — пахотные земли. Техника и скот наращиваются гораздо легче. Их состояние в 90-е годы представлено данными табл. 5-3.

    Расчленение сложившихся крупных предприятий и их технологической базы — акция, необъяснимая с точки зрения хозяйственной эффективности[42]. Система сельскохозяйственных предприятий была развивающейся во всех республиках, разумных экономических и социальных оснований для ее разрушения не было. За 1986—1989 гг. колхозы и совхозы Украины увеличили объем продукции на 14,2%, а личные хозяйства населения на 2,5%.

    Спад производства в огромной отрасли народного хозяйства был, по меркам мирного времени, колоссальным. В 1995 г. сельскохозяйственные организации Беларуси произвели 55% продукции от уровня 1990 г. На Украине в 2000 г. сельскохозяйственные предприятия произвели 26,7% продукции от уровня 1990 г. (в 2005 г. — 35,5%). В России низшая точка была достигнута в 1998 г. — 38,3% от уровня 1990 года.

    Уменьшение предприятий до уровня ниже «критической массы» сделало их экономически нежизнеспособными. В 1999 г. в России все группы сельскохозяйственных предприятий с численностью занятых менее 180 человек были убыточными. Их экономическое положение остается нестабильным и после 2000 года, что можно видеть на рис. 5-9.

    Один из главных и в долгосрочной перспективе очень тяжелых ударов, которые нанесла реформа сельскому хозяйству, заключается в вытеснении большой массы сельского населения из крупных механизированных предприятий с последующей архаизацией хозяйства и быта этой части населения. К концу 80-х годов подавляющее большинство работников колхозов и совхозов имели квалификацию и навыки труда индустриального типа, были опытными трактористами, комбайнерами и водителями автомобилей, операторами на фермах. Этот кадровый потенциал представлял собой большое национальное достояние.

    Рис. 5-9. Доля убыточных сельскохозяйственных предприятий в России, % от общего числа


    В ходе реформы большая часть бывших работников предприятий занялась низкопродуктивным ручным трудом в «хозяйствах населения». Демонтаж колхозно-совхозной системы означал деиндустриализацию и демодернизацию сельского хозяйства. Этот массивный процесс характеризуется быстрым сокращением энергетических мощностей сельского хозяйства, резким снижением использования электроэнергии для производственных целей, катастрофическим уменьшением тракторного парка и сокращением числа работников сельскохозяйственных предприятий.

    Динамика процесса представлена на рис. 5-10.

    Рис. 5-10. Число работников в сельскохозяйственных организациях России, млн.


    Статистика Беларуси и Украины по сельскохозяйственным предприятиям пока не пришла к постоянным и определенным индикаторам, так что точное сравнение проводить трудно. Например, в отличие от России в Беларуси и на Украине в число предприятий и организаций включаются фермерские хозяйства. Однако тенденции очевидны. Статистика Беларуси в категории «работники сельскохозяйственного производства» указывает такую численность по годам (тыс.): 1990 — 915, 1993 — 794, 1995 — 681, 1998 — 583.

    В 1987 г. в сельскохозяйственных предприятиях Украины числилось 5,3 млн. работников. В 2005 г. на предприятиях и в организациях «сельского хозяйства, охоты и рыболовства» числились 1,42 млн. работников. А всего в этой области были «заняты» 3,97 млн. человек, т.е. 2,55 млн. человек были «самозанятыми» или сезонными работниками, не включенными в численность персонала.

    Если так, то Украина в ходе реформы потеряла 3,9 млн. (74%) организованных в трудовые коллективы и большое профессиональное сообщество работников с их особым типом мотивации, квалификации, социальных норм. Количественные изменения такого масштаба ведут к качественным сдвигам — и те 1,4 млн. человек, которые сохранили свой статус штатных работников, стали иными.

    Таково положение предприятий. На другом конце спектра сельскохозяйственных производителей находятся хозяйства населения (в основном их представляют приусадебные хозяйства бывших колхозников и рабочих совхозов; кроме того, в эту категорию входят коллективные и индивидуальные сады и огороды).

    В единой колхозно-приусадебной системе ее части специализировались, и каждая часть производила то, что позволяло с наибольшей эффективностью использовать наличные ресурсы. Никто не сеял на приусадебном участке пшеницу — так как на больших полях колхоз производил зерно с затратами труда всего 1,2 человеко-часа на центнер. Не вели в хозяйствах населения и товарного производства яиц, оно не могло конкурировать с современными птицефабриками.

    Приусадебное хозяйство специализировалось почти исключительно на картофеле — в 80-е годы почти половина картофеля выращивалась на «сотках». Это культура интенсивная, особых преимуществ ее возделывание на больших полях не имело, поскольку в СССР уборка приходилась на дождливое время и выполнялась в основном вручную. Усиление подворья с его низкой технической оснащенностью — признак разрухи. Здесь рыночная реформа привела к снижению товарности. Существенным потенциалом для развития производства, за исключением овощей, хозяйства населения не обладают.

    Наконец, особой категорией являются фермерские (крестьянские) хозяйства. На первом этапе реформы они были представлены как главный тип хозяйства на селе в будущей рыночной системе — тогда подчеркивалась именно их природа как фермерских хозяйств. Многих важных черт капиталистической фермы они, однако, за десять лет не приобрели, поэтому к их названию в последующие годы добавилось определение «крестьянские».

    В России в 2006 г. было 255,4 тыс. фермерских хозяйств с общей площадью земельных участков 21,6 млн. га (со средним размером земельного участка 81 га). Из этих угодий пашня составляла 15 млн. га. Из имеющихся фермерских хозяйств сельскохозяйственную деятельность осуществляли в 2006 году только 124,7 тыс. А 107 тыс. фермеров относятся к категории «прекративших сельскохозяйственную деятельность». Еще 21,4 тыс. хозяйств считаются «приостановившими сельскохозяйственную деятельность». В 2006 г. 50,6% всей земельной площади занимали фермерские хозяйства, владеющие более чем 1000 га земли. Таковых было 4466 хозяйств. Среди них выделяются 101 хозяйство, владевшее более 10 тыс. га каждое (в среднем по 56 тыс. га). 64% фермеров специализируются на производстве зерновых, 12,9% — на мясном и молочном скотоводстве. В 2006 г. фермерские хозяйства произвели 6,5% сельскохозяйственной продукции России.

    Хозяйства в основном являются семейными. По сути дела, речь идет не о фермах капиталистического типа, а о трудовых крестьянских хозяйствах с очень малой долей наемного труда. Общее число работников, занятых во всех фермерских хозяйствах на 1 июля 2006 года, составляет 475,3 тыс. человек. В том числе наемных работников, занятых на постоянной основе, 82,7 тыс. человек, то есть в среднем приходится по одному работнику на 3 фермерских хозяйства. Еще привлекались временные или сезонные работники численностью 93,8 тыс. человек. Таким образом, за 90-е годы фермерские хозяйства в России в целом стали гораздо менее «капиталистическими».


    Реформа и экономические условия для ведения сельского хозяйства



    Продуктивное сельское хозяйство в современном мире не может существовать без участия государства. В разных странах оно организуется по-разному. В капиталистических странах основной механизм государственной поддержки — бюджетные субсидии. В СССР главным был государственный механизм планирования цен — как на оборудование и материалы, закупаемые колхозами и совхозами, так и закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию. Дотации служили для «тонкой настройки». Так, в 1988 г. дотации на покупку сельским хозяйством удобрений и машин составляли 1,8 млрд. руб., дотации убыточным хозяйствам тоже 1,8 млрд. руб.

    Во время перестройки много говорилось, что советское сельское хозяйство дотируется и поэтому должно быть радикально реформировано. В какой же степени в то время дотировалось сельское хозяйство стран, которые ставились в пример отечественному?


    Таблица 5-За. Бюджетные дотации сельскому хозяйству в зарубежных странах



    Надо заметить, что сведения о масштабах государственной поддержки сельского хозяйства в развитых капиталистических странах оставались малоизвестными для широкой публики в годы перестройки и реформы. В 1989 г. ВНИИ информации и технико-экономических исследований агропромышленного комплекса издал сборник «Некоторые проблемы сельского хозяйства зарубежных стран» (для служебного пользования), в котором привел подробную сводку о величине и структуре государственных субсидий и дотаций на Западе. Мы приводим оттуда некоторые данные.

    В 1984-1986 гг. в РСФСР использовалось 218,4 млн. га сельскохозяйственных угодий. Если бы сельское хозяйство РСФСР дотировалось в той же степени, что и в Западной Европе, расходы на дотации из госбюджета составили бы 240 млрд. долларов. Очевидно, что советское сельское хозяйство получало от государства несравненно меньшую экономическую поддержку, нежели в капиталистических странах. Это надо принимать во внимание при оценке эффективности сельского хозяйства.

    При этом бюджетные ассигнования на сельское хозяйство возрастали во всех западных странах. Данные 1984—1986 гг. о бюджетных дотациях (в процентах к фермерской цене) в развитых капиталистических странах приведены в табл. 5-4.

    Таблица 5-4. Бюджетные дотации в производстве разных видов продукции (в % к фермерской цене) 1984—1986 гг.


    Источник: Информационно-аналитический сборник «Некоторые проблемы сельского хозяйства зарубежных стран». ВНИИ информации и технико-экономических исследований агропромышленного комплекса. Москва. 1989.


    В США бюджетные ассигнования на сельское хозяйство составляют около 40% валовой продукции отрасли. В РФ в 2005 г. продукция сельского хозяйства (без учета работ и услуг) составила 1496 млрд. руб., а бюджетные ассигнования 5,25% от этой величины (в 2006 г. 6,47%).

    Надо отметить, что государственная поддержка производства той или иной сельскохозяйственной продукции на Западе производится и через многие косвенные дотации, не отраженные в табл. 5-4. Например, производство говядины в США поддерживается через огромные дотации фермерам на закупку фуражного зерна для скота. В некоторые годы уровень бюджетной поддержки фермеров на Западе поднимается столь высоко, что о каких-то «рыночных механизмах» говорить вообще не приходится — государство содержит фермеров как важную часть национального потенциала, вроде науки или армии. От этой политики не отступают ни США, ни ЕС и Япония, вопреки нормам ВТО.

    В СССР рентабельность сельскохозяйственных предприятий регулировалась через ценообразование.

    Во второй половине 80-х годов существовало равновесие, при котором средний уровень рентабельности (т.е. отношения прибыли к себестоимости реализованной продукции) составлял в 1987 г. у колхозов 19%, а у совхозов 20%. В 1989 г. уровень рентабельности у колхозов и совхозов составил в Беларуси 40%, в РСФСР 37% и на Украине 35% и 31% соответственно.

    Рентабельность производства разных видов продукции была различна, но в условиях планового хозяйства это не приводило к сокращению производства малодоходной или убыточной продукции, т.к. для хозяйства был важен общий результат. Данные по некоторым продуктам для 1990 г. приведены в табл. 5-5.


    Таблица 5-5. Себестоимость производства 1 тонны сельскохозяйственных продуктов в колхозах и совхозах в Беларуси, России и на Украине и государственные закупочные цены в 1990 г., руб.


    Из этих данных видно, что наиболее выгодной для колхозов продукцией были зерно и молоко, а яйца в колхозах России и Украины были убыточными. Совхозы, наоборот, производили яйца с низкой себестоимостью. Видно также, что государственные дотации для поддержания низких розничных цен давались в основном на картофель, мясо и молоко. Но даже наиболее выгодная для сельского хозяйства продукция — зерно — продавалась производителями по невысокой цене. Для сравнения отметим, что фермерская цена тонны пшеницы в 1987/88 г. была во Франции 207, в ФРГ 244, в Англии 210, в Финляндии 482 доллара.

    В первый же год либерализации цен установившееся равновесие было сломано и открыт рынок для импортных сельскохозяйственных продуктов, производство и экспорт которых на Западе субсидируются государством. В 1992 г. правительство России даже оказывало поддержку зарубежным производителям, дискриминируя отечественных производителей! Оно закупило у российского села 26,1 млн. т. зерна по 11,7 тыс. руб. за тонну (что по курсу на 31 декабря 1992 г. составляло около 28 долларов), а у западных фермеров — 28,9 млн. т. зерна по 143,9 доллара за тонну.

    Кроме того, приватизация торговли и перерабатывающих предприятий разорвала единую технологическую цепочку АПК и сделала сельскохозяйственные предприятия беззащитными перед диктатом перекупщиков и переработчиков. Например, овощные базы в России принимали осенью 1993 г. картофель по цене 30— 40 руб. за килограмм при себестоимости 50—70 руб.

    Важнейшим фактором, сделавшим сельское хозяйство убыточным или почти убыточным, было резкое повышение цен на машины и материалы, закупаемые сельскохозяйственными предприятиями. В свою очередь, сельскохозяйственные предприятия не могли в той же мере поднять на рынке цены на свою продукцию, испытывая давление субсидируемого западными государствами импорта.

    Разрыв цен в ходе реформы быстро достиг огромных масштабов — в России он уже в 1992 г. стал двукратным — за 1992 год цены на сельхозпродукцию выросли в 8,6 раза, а на покупаемую селом продукцию и услуги — в 16,2 раза. К 2001 г. разрыв составил 4,2 раза. В целом только за 1992-93 гг. закупочные цены на мясо в России возросли в 45 раз и на молоко в 63 раза, а на бензин в 324 раза, на трактор К-700 в 828 раз и на трактор Т-4 в 1344 раза! Разрыв в ценах продолжал расти и после 2000 г. В 2006 г. цены сельскохозяйственных производителей выросли на 4,3%, а цены на промышленные товары в среднем на 10,4%.

    В результате некоторые отрасли сельского хозяйства на долгое время стали убыточными и производство в них сворачивалось. Вот пример: в 1992—1993 гг. в России рентабельность животноводства резко повысилась, что способствовало растаскиванию скота из сельскохозяйственных предприятий в личные подворья. Затем в течение одного года рентабельность была снижена до беспрецедентного уровня, что и привело к резкому снижению поголовья скота и уровню производства в животноводстве (рис. 5-11).


    Рис. 5-11. Рентабельность продажи сельскохозяйственными предприятиями крупного рогатого скота на убой в России, %


    Рис. 5-12. Рентабельность животноводства на Украине, %


    Аналогичная картина наблюдалась на Украине. Здесь рентабельность животноводства уже 13 лет остается отрицательной (рис. 5-12).

    Рентабельность животноводства в сельскохозяйственных организациях Беларуси составляла в 1990 г. 42,3%, в 1993 3,6%, а в 1995 г. -7,9%. Столь глубокого провала, как в России и на Украине, здесь не произошло, в 1998 г. животноводство еще было умеренно убыточным (-4,3%), потом вышло на рентабельный уровень.


    Материально-техническая база сельскохозяйственного производства



    Изменение в ходе реформы экономических условий деятельности сельскохозяйственных предприятий подорвало воспроизводство их материально-технической базы. До этого, особенно начиная с 70-х годов, эта база в СССР развивалась очень быстро — село насыщалось техникой и кадрами, энергетическими мощностями и другими основными фондами. Налаживалась система обеспечения и топливом, и удобрениями, развивались новые отрасли промышленности, производящие нужные для села материалы.

    За 1970—1990 гг. материально-техническая база сельского хозяйства в СССР перешла на качественно новый уровень развития. Она обновлялась даже быстрее, чем в промышленности: в 1990 г. ввод в действие новых основных фондов (без скота) составлял в сельском хозяйстве 7%, а коэффициент выбытия 3,3% от наличия основных фондов на конец 1989 г. В промышленности эти показатели были равны 6,0% и 1,8% соответственно.

    Основные фонды колхозов, совхозов и-межхозяйственных сельскохозяйственных предприятий РСФСР выросли с 1970 по 1990 г. в расчете на одного работника: с 3,7 до 27,3 тыс. руб., а в расчете на 100 га сельхозугодий с 19,3 до 129,8 тыс. руб. При этом и в ходе пятилетки 1985—1990 гг. продолжался быстрый рост основных фондов. За эту пятилетку, например, энергетические мощности в расчете на одного работника выросли с 40,3 л.с. до 50,5 л.с. Сводка по Беларуси, России и Украине дана в табл. 5-6.

    Таблица 5-6. Фондовооруженность сельского хозяйства Беларуси, России и Украины в дореформенный период


    По этим основным показателям советское сельское хозяйство вышло в число высокоразвитых. В 1989 г. в РСФСР на одного работающего приходилось 35,3 киловатт энергетических мощностей, а в Италии в 1988 г. 23 кВт, в Нидерландах 30,5, в Дании 39, в Венгрии 9,5 кВт. Сильно различались энерговооруженность труда в сельском хозяйстве у СССР и США — в США на одного работника приходилось 105 кВт. Но по этому показателю

    США резко выпадали из общего ряда высокоразвитых стран — работники там снабжены избыточными энергетическими мощностями. В расчете же на 100 га пашни разница была не так велика — 259 кВт в СССР и 405 кВт в США.

    С началом реформы, уже в 1991 г. практически прекратилось обновление материально-технической базы сельскохозяйственных предприятий. В России капиталовложения (инвестиции) в основной капитал сельского хозяйства в ходе реформы уменьшились по сравнению с 1990 г. в 35 раз и в последние годы остаются в 25 раз более низкими, чем в 1984 г. Динамика этого показателя приведена на рис. 5-13.

    Рис. 5-13. Инвестиции в основной капитал сельского хозяйства России (в сопоставимых ценах, 1984 = 100)


    Резко сократились инвестиции в сельское хозяйство и в относительном измерении, как доля от суммы всех инвестиций в основной капитал. В России это изменение показано на рис. 5-14.

    Рис. 5-14. Инвестиции в основной капитал сельского хозяйства (в объекты производственного назначения) в России в процентах от всех капиталовложений в народное хозяйство


    В Беларуси в сумме всех инвестиций в основной капитал инвестиции в сельское хозяйство составляли в 2006 г. 17,2%. Рост до этого уровня произошел начиная с 2002 года, в 2001 г. они составили 5%. В России инвестиции в сельское хозяйство, охоту и лесное хозяйство составляли в 2006 г. 4,9%. На Украине относительный рост инвестиций в сельское хозяйство также остается незначительным: в 2004 г. они составляли 4,3% всех инвестиций.

    Рассмотрим теперь воздействие реформы на состояние основных элементов материально-технической базы сельского хозяйства.

    Главная машина на селе — трактор. Динамика изменения тракторного парка в сельском хозяйстве Беларуси, России и Украины представлена на рис. 5-15...5-17.

    Рис. 5-15. Парк тракторов в сельскохозяйственных предприятиях Беларуси, тыс. штук



    Рис. 5-16. Парк тракторов в сельскохозяйственных предприятиях России, тыс. штук


    Рис. 5-17. Парк тракторов в сельскохозяйственных организациях Украины, тыс. штук[44]


    Из рисунка 5-18 видно, что динамика сокращения тракторного парка в России и Беларуси аналогична, стабилизация положения в Беларуси за счет поступления новых машин началась лишь с 2003 года. Но к концу 2007 г. сельскохозяйственные организации Беларуси имели 45,8% тракторов от числа 1990 г., а Россия 32,2%. Надо при этом, однако, учесть, что в Беларуси в число сельскохозяйственных предприятий включаются фермерские хозяйства, а в России статистика их представляет отдельно.

    На Украине удалось наращивать тракторный парк вплоть до 1996 г. И хотя затем сокращение парка происходило быстрее, чем в Беларуси и России, это накопленное преимущество перед Беларусью было истрачено лишь в 2005 г.


    Рис. 5-18. Индексы числа тракторов в сельскохозяйственных организациях Беларуси, России и Украины, 1980 = 100


    В результате резкого сокращения поставок техники ускорился ее износ и стала быстро расти нагрузка на машины. В 2000 г. в РФ нагрузка пашни на один трактор составляла 135 га, а в 2006 г. достигла беспрецедентной в современном хозяйстве величины — 187 га (рис. 5-19). Если бы не уменьшалась площадь вспахиваемых земель, то в 2006 г. нагрузка пашни на трактор в РФ составила бы 212 га. В сравнимых, причем более благоприятных, почвенно-климатических условиях Западной Европы нормальной является такая нагрузка пашни на трактор: в Великобритании — 13 га, Германии — 8, Италии — 6 га.

    Рис. 5-19. Нагрузка пашни на один трактор в сельскохозяйственных организациях России, га/трактор


    Обеспеченность тракторами сельского хозяйства Беларуси в советское время была намного выше, чем в России. Поэтому здесь нагрузка пашни на трактор и была, и остается более низкой. Число тракторов на 1 га пашни в Беларуси составляло 22 в 1993 г., 19 в 1995, 15 в 2000 г. и 12 в 2005 г. Как менялась нагрузка на трактор в сравнении с Россией, показано в табл. 5-7.

    Видимо, примерно так же обстоит дело с комбайнами, статистика их парка имеется для России (рис. 5-20). В середине 80-х годов в хозяйства стали поступать комбайны нового поколения, и общее число их в 1986—1989 гг. сократилось. Но затем оно должно было стабилизироваться, однако реформа вызвала паралич производства (см. раздел 4) и сокращение парка.

    Табл. 5-7. Нагрузка на один трактор в сельскохозяйственных организациях в Беларуси и России, га пашни



    Рис. 5-20. Число зерноуборочных комбайнов в сельскохозяйственных организациях России, тыс. штук


    В каком темпе сокращались энергетические мощности в сельском хозяйстве в ходе реформы, показано в табл. 5-8 и на рис. 5-21 и 5-22. В статистике за 1991- 1994 г. есть пробелы, однако динамика снижения мощностей в годы реформы очевидна. На 100 га посевных площадей в Беларуси имелось в 1990 г. 651 л.с. энергетических мощностей, а в 2005 г. 424 л.с. (65%). В России сокращение гораздо больше — в 2006 г. оставалась лишь треть мощностей 1990 года.

    Рис. 5-21. Энергетические мощности сельскохозяйственных организаций Беларуси, млн. л.с.


    Еще более тяжелый удар нанесла реформа по электроэнергетике сельского хозяйства. График рис. 5-23 говорит об огромном откате, о демодернизации сельского хозяйства России. Потребление электроэнергии в сельскохозяйственном производстве главного сектора сократилось в 4,2 раза!

    Таблица 5-8. Энергетические мощности сельскохозяйственных организаций в Беларуси и России, на 100 га посевных площадей, л.с.



    Рис. 5-22. Энергетические мощности сельскохозяйственных организаций России, млн. л.с.


    Рис 5-23. Потребление электроэнергии на производственные цели в сельскохозяйственных предприятиях России, млрд. кВт-ч[45]


    Насколько резко и круто изменила реформа все жизнеустройство сельской местности, видно из динамики суммарного потребления электрической энергии в сельском хозяйстве Беларуси, без выделения использования ее в производственных целях (рис. 5-24).

    Поражает разрыв непрерывности, который произошел между 1991 и 1992 годами. Началась новая жизнь.

    Важен и второй изгиб кривой — в 1996 г., когда началось торможение инерции спада.

    Главный материальный ресурс сельского хозяйства — земля, почва.

    Рис. 5-24. Потребление электрической энергии в сельском хозяйстве Беларуси, млн. кВт-ч


    Для поддержания ее в плодородном состоянии требуются постоянные усилия, в противном случае почва «дичает». До начала реформы большой и постоянной, хотя и незаметной работой было известкование (а также гипсование) почв — важная операция. О масштабах ее можно судить по тому, что только за три года (1985- 1987) в РСФР было проведено известкование на площади 15 млн. га (всего в России в известковании нуждаются 45 млн. га).

    В ходе реформы известкование почвы было почти прекращено. С 1998 г. известкованию подвергается по 0,3—04 млн. га кислых почв в год. В 1990 г. было произведено гипсование 159 тыс. га солонцовых почв, а в 1999 г. 2,9 и в 2006 г. 0,6 тыс. га. В Беларуси в конце 80-х годов известкованию подвергалось ежегодно более 1 млн. га (в 1987 г. 1115 тыс. га). В 2004—2007 гг. все культуртехнические работы, не требующие осушения, проводились на площади от 100 до 700 га.

    Прекращены и главные мелиоративные работы — строительство систем для орошения земель и осушения угодий. В 70-е годы были построены крупные оросительные системы, но и в течение 80- х годов вводились крупные площади орошаемых земель, несмотря на активную идеологическую кампанию против мелиорации. В середине 80-х годов на орошенных и осушенных землях производилось 15—16% всей валовой продукции растениеводства РСФСР. В 1990 г. в РСФСР посевные площади на орошаемых землях составляли 5,14 млн. га. Средняя урожайность зерновых культур была здесь 30,5 ц/га при средней по всем площадям 18,5 ц/га. В засушливый 1988 г. разница в урожайности была еще больше — 29 ц/га на орошаемых землях и 14,2 ц/га в среднем на всей площади.

    В ходе реформы работы по мелиорации почти прекратились (рис. 5-25). Резко сократились и объемы орошения введенных ранее в действие орошаемых земель. В конце 80-х годов ежегодно на орошение и хозяйственные нужды в сельском хозяйстве расходовалось 24—25 км3 свежей воды, а в 2006 г. 8, 8 км3.

    Рис. 5-25. Ввод в действие мелиорированных земель (орошение) в России, тыс. гектаров


    Во многих районах России важным направлением мелиорации является осушение почв. Реформа привела к практически полному прекращению этих работ. За пятилетку 1985—1989 гг. было введено в действие 1296 тыс. га осушенной почвы, а за пятилетку 1996— 2000 гг. — 29 тыс. га, то есть в 45 раз меньше. В 1986 г. было введено в эксплуатацию 300 тыс. га осушенных земель, а в 2005 г. 5,8 тыс. га (в 2006 г. 21,4 тыс. га). Примерно такое же положение сложилось и в других видах мелиоративных работ — их объемы сократились за годы реформы в 20—25 раз.

    В Беларуси главным мелиоративным строительством было осушение земель. В конце 80-х годов ежегодный ввод в действие осушенных земель составлял 103— 108 тыс. га, а в 2005—2007 гг. 0,2—0,5 тыс. га.

    Условием плодородия почвы при интенсивном земледелии является регулярное применение минеральных и органических удобрений — для компенсации выноса питательных веществ с урожаем и для поддержания благоприятной структуры почвы. Известно, что естественное плодородие обеспечивает урожайность не выше 7-8 ц зерна с гектара (в 1909— 1913 гг. в среднем за год она составляла 6,9 ц). Именно начиная с середины 70-х годов, когда наконец была создана промышленность удобрений, сельское хозяйство стало быстро улучшать и экстенсивные, и интенсивные показатели.

    В последние советские годы вынос питательных веществ с урожаем и сорняками в России достигал 124 кг с гектара, а вносилось с удобрениями 106 кг (в 1987 г.). Растениеводство только-только подошло к равновесию. Оно было резко сломано в ходе реформы.

    Как изменялись объемы внесения минеральных удобрений в сельскохозяйственных организациях в Беларуси, видно из рис. 5-26.

    Из рисунка видно, что уже в середине 80-х годов в Беларуси на гектар пашни вносилось в два с лишним раза больше удобрений, чем в РСФСР. После 1991 г. спад в применении удобрений был очень глубоким — в 3 раза к 1995 г. Однако восстановление началось уже в 1996 г. и велось очень энергично, так что в последние годы удалось выйти на уровень более 230 кг/га пашни.

    Рис. 5-26. Внесение минеральных удобрений под посевы в сельскохозяйственных организациях в Беларуси, кг на 1 га пашни[46]


    Применение удобрений в сельскохозяйственных предприятиях РФ снизилось с 9,9 млн. т в 1990 г. до 1,5 млн. т в 1995 г., а в 1999 г. упало на уровень 1,1 млн. т (в 2000 г. вернулось на уровень 1,4 млн. т и колеблется на этом уровне).

    Начиная с 1995 г. количество вносимых в почву удобрений в России не превышало 19-21 кг/га, начав возрастать лишь с 2004 г. и поднявшись до 27 кг/га в 2006 г. — в 9 раз меньше, чем в Беларуси (рис. 5-27).

    Рис. 5-27. Внесение минеральных удобрений под посевы в сельскохозяйственных организациях России, кг на 1 га пашни[47]


    Россия начинает воспроизводить типичную «двойную структуру» сельского хозяйства «третьего мира» — есть небольшие оазисы относительного благополучия, а остальная земля дичает. В 1987 г. минеральные удобрения получали 74% площади посева, а в 1993 г. эта доля упала до 25%. В 2006 г. она составила 34% посевных площадей.

    На Украине в 1990 г. удобрялось 83% пахотных земель, а к 2000 г. эта площадь сократилась до 22%. К 2006 г. она возросла до 55% пахотной земли. Соответственно, количество вносимых на 1 га удобрений составляло в эти годы: 141 кг, 13 и 40 кг.

    Сильно уменьшилось в ходе реформы внесение в почву органических удобрений. До реформы в Беларуси вносилось 15—16 т навоза на гектар, в последние годы — по 5—6 т (рис. 5-28).

    Рис. 5-28. Внесение органических удобрений в с/х предприятиях Беларуси, т/га пашни


    В РСФСР во второй половине 80-х годов в колхозах и совхозах ежегодно вносилось 457—465 млн. т органических удобрений, т.е. около 3,6 т на гектар пашни. За годы реформы, к 2006 г., внесение органических удобрений в РФ упало до 47,8 млн. т или 0,9 т на гектар пашни. Динамика приведена на рис. 5-29. Данные неполны, однако тенденция хорошо видна.

    Рис. 5-29. Внесение органических удобрений в с/х предприятиях России, млн. т


    Резко сократилось за годы реформы применение авиации для проведения химических работ в сельском хозяйстве (подкормки минеральными удобрениями, обработки посевов инсектицидами и гербицидами). В Беларуси в 1990 г. авиахимические работы в сельском хозяйстве были проведены на площади 2433 тыс. га, но уже в 1993 г. объем работ составил 165 тыс. га и в 1995 г. 74 тыс. га.

    Динамика объема авиахимических работ в сельском хозяйстве России представлена на рис. 5-30. В недавнем обзоре сказано: «Научные разработки показывают, что потребность сельского хозяйства России в авиационной обработке оценивается в 38—41 млн. га ежегодно... Резкое сокращение объемов авиахимработ привело к тому, что за последние 5 лет потери продукции растениеводства, только от вредных насекомых, достигли 95—100 млн. т».

    Рис. 5-30. Объем авиахимических работ в сельском и лесном хозяйстве России, млн. га


    Как сказано в разделе 4, за годы реформы в Беларуси, России и на Украине было почти ликвидировано производство химических средств защиты растений. Сейчас оно возрождается только в Беларуси. Резкое сокращение использования удобрений и средств защиты растений — явный признак регресса в технологии сельского хозяйства. Свертываются формы интенсивного производства.

    Рассмотрим ниже воздействие реформы на результаты хозяйствования в натуральных показателях в обеих главных отраслях сельского хозяйства — растениеводстве и животноводстве.


    Растениеводство



    Главный показатель состояния земледелия — производство зерна. Оно является основой питания людей и важным условием для развития животноводства.

    Считается, что производство 500 кг зерна на душу населения — порог продовольственной безопасности страны. Особенно это важно для крупных стран, тем более не имеющих больших валютных ресурсов для массовой закупки продовольствия на мировом рынке.

    В Беларуси, России и на Украине от года к году сбор зерновых сильно колеблется из-за неустойчивости погодных условий. Но при сравнении средних урожаев за длительные периоды эти колебания сглаживаются.

    При таких грубых сравнениях сразу видно, что реформа 90-х годов привела к значительному снижению производства зерна во всех трех республиках. В Беларуси за три предреформенные пятилетки, 1975-1990 гг., было собрано 96,2 млн. т зерна. За три пятилетки реформ, 1991—2005 гг., собрано 88,8 млн. т. Разница для Беларуси существенная.

    В России за 21 год, с 1970 по 1990, в РСФСР было произведено 2103 млн. т. зерна или в среднем по 100,2 млн. т в год. За 17 лет реформы, с 1991 по 2007 г., было произведено 1319 млн. т зерна или в среднем по 77,6 млн. т в год. Разница в 22,6 млн. т в год очень велика даже для России.

    За пятилетку 1986—1990 гг. в РСФСР было произведено в среднем по 714 кг зерна на душу населения в год. За пятилетку 1996—2000 гг. в РФ произведено по 444 кг зерна на душу населения. И сейчас бывают благодатные годы с высокой урожайностью, но в целом уровень производства неуклонно падает под воздействием непреодолимых для села экономических, социальных и технологических причин.

    На Украине за три предреформенных пятилетки (1976—1990 гг.) было собрано 649,6 млн. т зерна, а за три пятилетки реформ (1991-2005 гг.) 506,4 млн. т. Разница в 143,2 млн. т очень велика. Производство зерна по пятилеткам представлено в табл. 5-9.

    Таблица 5-9. Валовой сбор зерна в Беларуси, России и на Украине, млн. т[48]


    Производство зерна в Беларуси, России и на Украине по годам приведено на рис. 5-31...5-33.

    Объем производства зерна и других продуктов растениеводства определяется двумя величинами — посевными площадями и урожайностью. Динамика посевной площади всех сельскохозяйственных культур в Беларуси, России и на Украине показана на рис. 5-34...5-36.


    Рис. 5-31. Производство зерна в Белоруссии (в весе после доработки), млн. т



    Рис. 5-32. Производство зерна в России (в весе после доработки), млн. т



    Рис. 5-33. Валовой сбор зерновых на Украине, млн. т



    Рис 5-34. Посевные площади в Беларуси в хозяйствах всех категорий, млн. га


    Видно, что в 90-е годы посевные площади в Беларуси сохранились, к 2002 г. сократились примерно на 10%, а в последние годы снова начался рост посевных площадей.

    Рис. 5-35. Посевные площади всех сельскохозяйственных культур в России в хозяйствах всех категорий, млн. га



    Рис. 5-36. Посевные площади на Украине в хозяйствах всех категорий, млн. га


    В 2005 г. посевные площади России составили 77,1 млн. га, сократившись по сравнению с 1988 г. на 42,6 млн. га. Таким образом, выведенные за годы реформы из оборота посевные площади составляют 55,2% от той площади, что засевается в настоящее время.

    На Украине с 1990 по 2005 г. посевные площади сократились на 6,4 млн. га или на 20%.

    Почвенно-климатические условия оказывают огромное влияние и на трудоемкость производства продукции растениеводства, и на ее себестоимость. Колхозы и совхозы на Украине и в Белоруссии были примерно одинаковы и по организации, и по трудолюбию. Но почвы и климатические условия разные, что отражается на издержках производства. В 1989 г. себестоимость тонны зерна была в РСФСР 102 руб., на Украине 69 руб., в Беларуси 125. Прямые затраты труда на производство одной тонны зерна были в РСФСР на 20% выше, чем на Украине.

    Данные об урожайности важнейших культур у стран — крупных производителей продукции растениеводства — приведены в табл. 5-10. Из этой таблицы видно, что урожайность в Беларуси, России и на Украине была на уровне стран, обладающих гораздо лучшими почвенно-климати- ческими условиями для растениеводства, — таких, как Аргентина и Бразилия. Да и представление об отставании от США было сильно преувеличено в массовом сознании.

    Таблица 5-10. Урожайность важнейших культур, ц/га (1990 г.)


    В результате реформы урожайность зерновых в Беларуси, России и на Украине существенно не изменилась. В России и на Украине тенденции к снижению урожайности вследствие ухудшения технологии компенсировались выведением из оборота больших посевных площадей с более низкой продуктивностью. Но в целом реформа отрицательно повлияла как на экстенсивный (посевная площадь), так и на интенсивный (урожайность) факторы производства продукции растениеводства. Оба эти фактора обладают большой инерцией, и быстро выправить положение будет трудно.

    Второй по значимости продукт растениеводства в России, Беларуси и на Украине — картофель. Очевидны тенденции к некоторому снижению его производства в России и Беларуси и сохранение на прежнем уровне на Украине (рис. 5-37...5-39). Тенденция к снижению не так выражена, как в случае зерновых, поскольку производство картофеля почти полностью переместилось «на сотки» — в «хозяйства населения», — и здесь тяжелым ручным трудом обеспечивается стабильная урожайность.

    Тяжелый удар нанесла реформа по производству сахарной свеклы в России и на Украине. В Беларуси, напротив, дореформенный уровень удержался, а в последние годы производство стало резко расширяться. В 1991 г. в Беларуси под сахарную свеклу было отведено 0,7% посевных площадей, а в 2004 г. 1,6%. После 1998 г. восстанавливается и производство в России (рис. 5-40...5-42).

    В сравнимой форме динамика производства сахарной свеклы в Беларуси, России и на Украине представлена на рис. 5-43.

    Рис. 5-37. Производство картофеля в Беларуси в хозяйствах всех категорий, млн. т



    Рис. 5-38. Валовой сбор картофеля в России в хозяйствах всех категорий, млн. т


    Рис. 5-39. Производство картофеля на Украине, млн. т



    Рис. 5-40. Производство сахарной свеклы (фабричной) в Беларуси, млн. т


    Рис. 5-41. Валовой сбор сахарной свеклы в России в хозяйствах всех категорий, млн. т



    Рис. 5-42. Производство сахарной свеклы на Украине, млн. т


    Рис. 5-43. Индексы производства сахарной свеклы в Беларуси, России и на Украине, 1980 = 100


    В годы реформы, после небольшого спада в 1992 году, в Беларуси стало быстро развиваться производство овощей (рис. 5-44). В России начиная с 1995 г. также наблюдается увеличение сбора овощей (рис. 5-45). На Украине с 1990 по 2004 г. в производстве овощей был провал, выходить из него начали в 2000 г. и сейчас восстановлен дореформенный уровень (рис. 5-46).

    Драматически сложилась динамика производства льноволокна в Беларуси и России. Эта интенсивная отрасль растениеводства стала укрепляться в середине 80-х годов, но начавшаяся реформа обрушила производство — несмотря на то, что в это же время текстильная промышленность стала ощущать нехватку хлопка. Под лен-долгунец в Беларуси в 1991 г. было отведено 2% посевных площадей, а в 1999 г 1,2% (в 2004 г. 1,4%).

    В сравнимой форме динамика производства овощей в Беларуси, России и на Украине представлена на рис. 5-47.

    Рис. 5-44. Производство овощей в Беларуси, млн. т




    Рис. 5-45. Производство овощей в России, млн. т


    Рис. 5-46. Производство овощей на Украине, млн. т



    Рис. 5-47. Индексы производства овощей в Беларуси, России и на Украине, 1980 = 100


    Рис. 5-48. Валовой сбор льноволокна в Беларуси, тыс. т



    Рис. 5-49. Валовой сбор льноволокна в России в хозяйствах всех категорий, тыс. т


    Производство плодов и ягод в Беларуси и на Украине постепенно сокращается с конца 80-х годов — с постоянными колебаниями, вызванными большой зависимостью этих культур от погодных условий каждого года. В России, напротив, наблюдается постепенный рост (рис. 5-50...5-52).

    Поскольку теперь в одну отрасль объединены сельское и лесное хозяйство, приведем важный показатель — лесовосстановление. В 1990—1996 гг. посадка и посев леса в Беларуси сокращались, зато затем они были резко расширены, как и на Украине (рис. 5-53 и 5-55).

    Напротив, в России с 1988 г. наблюдается быстрое и непрерывное сокращение лесовосстановительных работ (рис. 5-54).

    Рис. 5-50. Производство плодов и ягод в Беларуси, тыс. т


    Рис. 5-51. Производство плодов и ягод в России, тыс. т



    Рис. 5-52. Производство плодов и ягод на Украине, тыс. т


    Рис. 5-53. Посадка и посев леса в Беларуси, тыс. га

    Рис. 5-54. Посадка и посев леса в России, тыс. га



    Рис. 5-55. Посадка и посев леса на землях лесного фонда Украины, тыс. га





    Рис 5-56. Индексы лесовосстановления в Беларуси, России и на Украине, 1980 = 100

    Представление динамики лесовосстановительных работ в Беларуси, России и на Украине в сравнимой форме (рис. 5-56) показывает, что в отношении лесных ресурсов реформа в России пошла по иному пути, нежели в Беларуси и на Украине.


    Животноводство



    В ходе реформы животноводство понесло более тяжелый урон, чем растениеводство. Как и в промышленности, в ходе радикальной реформы сильнее пострадало производство более высокого уровня передела (табл. 5-11).

    Таблица 5-11. Доля растениеводства и животноводства в продукции сельского хозяйства в Беларуси, России и на Украине (в хозяйствах всех категорий), %

    * 1991 г.



    Таким образом, сама структура сельского хозяйства стран сильно изменилась, и характер этих изменений регрессивный.

    В 2006 г. в Россию было импортировано продовольствия и сельскохозяйственного сырья (без текстильного сырья и без рыбы) на 12 млрд. долларов. Треть этой суммы пошла в уплату за продукты животноводства (мясо и молочные продукты).

    Основной базой производства продуктов животноводства является поголовье скота и птицы. Это — основные фонды животноводства. Скот и птица — этс «биологические машины» для превращения растительного сырья в мясо, молоко, яйца, шерсть. Отправляемый на мясокомбинаты скот является и конечным продуктом животноводства.

    Таким образом, количество скота и птицы — первый абсолютный показатель состояния отрасли. Другой фактор — продуктивность скота и птицы — не испытывает столь сильных колебаний, как урожайность, поскольку меньше подвержен влиянию погодных условий.

    Важнейшим показателем развития животноводства является поголовье крупного рогатого скота, и в частности коров. Это база для производства главных продуктов — мяса и молока.

    Динамика изменения поголовья крупного рогатого скота (КРС) в России дает красноречивую картину развития большой отрасли отечественного сельского хозяйства в длительном историческом диапазоне и наглядно отражает воздействие рыночной реформы. Эта динамика приведена на рис. 5-57.

    На этом графике отражены драматические периоды нашей истории в XX веке. Все крупные социальные изменения сразу сказывались на животноводстве. Мы видим спад поголовья в результате Первой мировой и Гражданской войн, его восстановление, с существенным приростом, в годы нэпа, затем катастрофический спад в первые годы коллективизации — с 37,6 млн. голов в 1928 г. до 21,4 млн. в 1933 — и очень быстрое восстановление поголовья при изменении устава колхозов — с одновременным укреплением подворий.

    Затем наблюдается новый спад поголовья в результате Великой Отечественной войны и потом, с небольшой заминкой в 1953—1954 гг., неуклонный рост до уровня свыше 60 млн. голов в 80-е годы.

    Рис. 5-57. Поголовье крупного рогатого скота в России в хозяйствах всех категорий (на 1 января, млн. голов)


    То, что произошло с животноводством в ходе реформы после 1990 г., не имеет прецедентов в истории — мы в течение 17 лет наблюдаем безостановочное сокращение поголовья — в том же темпе, как за 4 года коллективизации, с той лишь разницей, что нет спасительного изменения и признаков роста. Поголовье скота упало за годы реформы в 2,9 раза — на 39 млн. голов, без войны и стихийных бедствий. В России сейчас крупного рогатого скота существенно меньше, чем в 1916 г.

    и даже чем в 1923 г. — после того как страна пережила 9 лет тяжелейших войн[49].

    Надо подчеркнуть важное обстоятельство, которое обычно упускается из виду. Сегодня в РФ меньше скота, чем в 1923 г., а население (значит, и число потребителей продуктов животноводства) с тех пор увеличилось почти в полтора раза.

    Таким образом, в расчете на душу населения тот удар, который реформа нанесла по животноводству, гораздо тяжелее, чем можно судить по уровню поголовья скота.

    На рис. 5-58 представлена динамика числа голов крупного рогатого скота, приходящихся на душу населения. В течение 80-х годов РСФСР вышла на стабильный уровень 40 голов на 100 душ населения. За годы реформы этот показатель упал до 18.

    Отдельно следует выделить число коров на душу населения. В 1996 г. Россия перешла рубеж, какого даже в войну не переходила, — стало меньше одной коровы на 10 человек. Перед реформой, в 1988 г., в РСФСР было 1,43 коровы на 10 человек. В 2001 г. уже осталось 0,89 коровы на 10 душ населения, а на 1 января 2006 г. — 0,67 коровы на 10 душ населения.

    В Беларуси становление современного животноводства в части крупного рогатого скота началось в конце 50-х годов. С тех пор поголовье выросло за 25 лет в 2,6 раза (с 2,85 до 7,5 млн. голов). Спад поголовья КРС в ходе реформы был не таким глубоким, как в России, и гораздо менее резким. Поголовье стабилизировалось в 2002 г. (рис. 5-59).

    Рис. 5-58. Число голов крупного рогатого скота на душу населения в России



    Рис. 5-59. Поголовье крупного рогатого скота в Беларуси, млн. голов


    В отличие от Беларуси на Украине спад поголовья КРС не остановлен и продолжается поныне (рис. 5-60). Надо отметить, что в 1940 г., после драматической коллективизации, на Украине имелось 11 млн. голов КРС (в 1915 г. 9,1 млн.), а к 2006 г. осталось 6,17 млн. С конца 80-х годов поголовье сократилось в 4,3 раза. В истории крупных хозяйственных реформ это исключительный случай.

    В сравнимой форме динамика поголовья КРС в трех странах показана на рис. 5-61.

    Поголовье свиней уменьшилось в Беларуси на 40%, но в последние годы восстанавливается (рис. 5-62).

    Рис. 5-60. Поголовье крупного рогатого скота на Украине, млн. голов


    Рис. 5-61. Индексы поголовья крупного рогатого скота в Беларуси, России и на Украине, 1980 = 100



    Рис. 5-62. Поголовье свиней в Беларуси, млн. голов



    В России свиноводство испытало спад примерно такого же типа, как и поголовье крупного рогатого скота. Отличие в том, что динамика поголовья свиней испытывала при этом более резкие колебания — хозяйства легче сбрасывают поголовье свиней при изменении конъюнктуры и быстрее наращивают его, когда положение улучшается. После войны в РСФСР свиноводство быстро развивалось — с очень низкого (4,1 млн. голов) послевоенного уровня до стабильного уровня в 40 млн. голов в конце 80-х годов. В результате реформы к концу 2006 г. поголовье упало до 15 млн. Существенного роста пока не наблюдается (рис. 5-63).

    Рис. 5-63. Поголовье свиней в России в хозяйствах всех категорий (на 1 января), млн. голов)


    На Украине потеряно 2/3 поголовья свиней и стабилизации пока не произошло (рис. 5-64).

    Рис. 5-64. Поголовье свиней на Украине, млн. голов


    Представление динамики поголовья свиней в сравнимой форме показывает, что эта отрасль животноводства реформируется в Беларуси принципиально иным способом, нежели в России и на Украине (рис. 5-65).

    Больше всего от реформы пострадало овцеводство. Поголовье овец и коз с 1958 по 1990 г. поддерживалось на уровне более 60 млн., поднимаясь иногда до уровня 67—68 млн. голов. С началом реформы оно стало снижаться, упав от максимальных значений почти в 5 раз — в 2001 г. в России оставалось всего 14,8 млн. овец и коз, а затем оно слегка приросло. Спад настолько глубок, что подробнее эту отрасль рассматривать не будем.

    Рис. 5-65. Индексы поголовья свиней в Беларуси, России и на Украине, 1980 = 100


    Крупной отраслью в сельском хозяйстве стало птицеводство, которое в большой своей части приобрело промышленный, интенсивный характер и стало базироваться на довольно высоких технологиях.

    Поголовье птицы в СССР быстро росло в послевоенный период, что наряду с молочным животноводством позволило решить в стране проблему обеспечения животным белком (в виде яиц и мяса бройлеров).

    Динамика поголовья птицы в Беларуси приведена на рис. 5-66. За годы реформы потеряно примерно половина поголовья.

    В России в результате самых первых шагов реформы поголовье птицы, особенно на современных птицефабриках, зависящих от бесперебойных поставок сложных комбикормов, пришлось резко сократить. При этом больше всего пострадало поголовье в сельскохозяйственных предприятиях, то есть в наиболее продуктивной категории хозяйств. Здесь поголовье птицы сократилось в 2,2 раза. Однако сократилось в 1,4 раза и количество птицы на подворьях населения, а фермеры практически не стали заниматься птицеводством — в 2000 г. они содержали всего 0,5% общего поголовья птицы в РФ (рис. 5-67).

    На Украине на первом этапе реформы поголовье птицы сократилось более чем в два раза. Восстановление началось с 2002 года (рис. 5-68).

    В сравнимой форме динамика поголовья показана на рис. 5-69.

    Рис. 5-66. Поголовье домашней птицы в Беларуси в хозяйствах всех категорий на конец года, млн. голов


    Рис. 5-67. Поголовье птицы в России в хозяйствах всех категорий на конец года, млн. голов



    Рис. 5-68. Поголовье домашней птицы на Украине, млн. голов


    Рис. 5-69. Индексы поголовья домашней птицы в Беларуси, России и на Украине, 1980 = 100


    Рассмотрим динамику производства конечных продуктов животноводства. Важнейший из них — молоко. Создание в СССР крупного современного молочного животноводства было одним из важнейших достижений экономической и социальной политики послевоенного периода. В 1945 г. производство молока в СССР составило 26 млн. т в год — как после Гражданской войны. В 70-е годы производство молока вышло на стабильный уровень 90 млн. т, а в 1989 и 1990 гг. его производилось по 108,5 млн. т.

    Динамика производства молока в Беларуси, России и на Украине начиная с 1950 г. представлена на рис. 5-70... 5-72. Из них видно, что в Беларуси развитие начиналось с очень низкой базы, и к 1990 г. производство молока выросло по сравнению с 1950 г. в 4,6 раза. Спад во время реформы был относительно неглубоким — до уровня середины 60-х годов.

    В России производство с 1950 по 1990 г. выросло в 2,6 раза. Реформа повлекла за собой быстрый и неуклонный спад производства — оно сократилось до валового уровня 1957 г. Такого низкого уровня производства, как в 1999—2000 гг. (220 кг на душу населения), в России не было с середины 1950-х годов, когда РСФСР вышла на уровень производства 280 кг молока на душу населения. На Украине производство увеличилось к 1990 г. в 3,6 раза, в годы реформы оно упало до уровня середины 50-х годов и в стадию роста пока не перешло.

    Рис. 5-70. Производство молока в Беларуси с 1950 г., млн. т



    Рис. 5-71. Производство молока в России с 1950 г., млн. т


    На рис. 5-73 показаны индексы производства молока с 1980 г. Видно, что выход из кризиса в Беларуси совершается по иной траектории, нежели в России и на Украине.

    Рис. 5-72. Производство молока на Украине, млн. т

    Рис. 5-73. Индексы производства молока в Беларуси, России и на Украине, 1980 = 100


    Производство мяса (в убойном весе) в Беларуси выросло с 1950 г. в 5,4 раза. Несомненно, это очень высокий темп развития. Пресекать его в 1991 году кажется удивительно неразумным. Длительная антиколхозная пропаганда создала в массовом сознании искаженное представление о якобы застойном характере или даже кризисе этой отрасли. Полная историческая панорама позволяет реалистично взглянуть на развитие мясного животноводства как в советский период, так и в ходе рыночной реформы, приведшей к ликвидации крупных сельскохозяйственных предприятий (колхозов и совхозов). В ходе реформы производство мяса в Беларуси сократилось в два раза и теперь с трудом набирает утраченный темп (рис. 5-74).

    Рис. 5-74. Производство мяса в Белоруссии (в убойном весе), млн. т


    В России спад был глубже — производство сократилось в 2,5 раза. С 2000 г. началось медленное восстановление (рис. 5-75). Состояние производства мяса на Украине схоже с российским.

    Рис. 5-75. Производство скота и птицы на убой в России (в убойном весе) в хозяйствах всех категорий, млн. т



    Рис. 5-76. Производство мяса на Украине (в убойном весе), млн. т


    Сравнение динамики производства мяса на одном графике приведено на рис. 5-77.

    Рис. 5-77. Индексы производства мяса в Беларуси, России и на Украине, 1980 = 100


    Производство яиц в Беларуси перенесло кризис начала 90-х годов относительно благополучно (рис. 5-78).

    Мы, кроме того, приведем здесь данные о динамике производства яиц за более длительный период — с 1959 г. Рис. 5-79 показывает, что современное крупно-масштабное производство яиц было создано в Беларуси всего за два десятилетия, с 1965 по 1986 г., объем производства вырос более чем в 3 раза.

    Рис. 5-78. Производство яиц в Белоруссии, млн. штук


    Таким образом, в производстве самых важных видов продукции сельского хозяйства в результате реформы произошел глубокий и затяжной технологический спад.

    Рис. 5-79. Производство яиц в Беларуси с 1950 г., тыс. шт.


    В сравнимой форме динамика производства яиц в Беларуси, России и на Украине представлена на рис. 5-82.

    Реформа подорвала сельское хозяйство относительно сильнее, чем промышленность, что видно по резкому снижению доли села в структуре экономики страны. Так, в России в 1990 г. сельское хозяйство дало 16,4% ВВП, а в 2005 г. 5,1%. Реформа создала небывалую ситуацию: в стране происходила деиндустриализация, и в то же время она переставала быть аграрной страной.

    Перейдем к рассмотрению того, как повлияла реформа на воспроизводство самих условий сельскохозяйственного производства — экономических, технологических, организационных и социальных.

    Рис. 5-80. Производство яиц в России, млрд. штук


    Изменения в социальной сфере села в ходе реформы



    Первым и самым прямым следствием социальных изменений стало резкое падение заработной платы работников сельского хозяйства. Динамика ее представлена на рис. 5-83...5-85. Поскольку реальная стоимость денег в ходе реформы быстро менялась, зарплата сельских тружеников выражена относительно — в сравнении со средней зарплатой по всем отраслям народного хозяйства.

    Рис. 5-81. Производство яиц на Украине, млрд. штук


    Из рисунков видно, что в России в ходе реформы зарплата работников сельского хозяйства, которая в 1990 г. превышала среднюю по стране, опустилась до уровня 40% от средней. Это снижение никак не оправдано сокращением производства — по этому показателю сельское хозяйство мало отличается от промышленности. Ничуть не меньше стали в сельском хозяйстве затраты труда работников — напротив, тяжесть труда значительно возросла из-за деградации технологической базы и сокращения использования энергии. Следовательно, в результате реформы произошла глубокая дискриминация работников сельского хозяйства по сравнению с другими отраслями производства.

    Рис. 5-82. Индексы производства яиц в Беларуси, России и на Украине, 1980 = 100


    В 1990 г. среднемесячная зарплата работников сельского хозяйства в СССР составляла 276,2 руб. при средней зарплате по всем отраслям народного хозяйства 274,6 руб. Средний совокупный месячный доход на душу в семьях колхозников был равен 147 руб., что составляло 82% от совокупного дохода рабочих и служащих. По среднедушевому доходу колхозники приблизились к горожанам. При этом доход от колхоза вместе с зарплатой членов семьи и с выплатами из общественных фондов составлял 77,4% всех доходов семьи колхозника, а доход от личного подсобного хозяйства — 25,6%.

    Рис. 5-83. Зарплата работников сельского хозяйства в Белоруссии, % от средней по народному хозяйству


    В 2006 г. средняя номинальная начисленная зарплата в сельском хозяйстве России была 4569 руб. в месяц, а у служащих банков и страховых компаний — 27 885 руб., то есть в 6,1 раза больше, чем у работников сельского хозяйства (речь идет именно о зарплате, а не о доходах собственников капитала).

    В 1984 г. уровень зарплаты работников сельского хозяйства в РСФСР (в % от средней) был на 13% больше, чем в Беларуси, в 1990 г. уровни зарплаты во всех трех республиках сравнялись, а затем стало нарастать расхождение. В 2006 г. зарплата в Беларуси составляла 62,6% от средней по экономике, а в России 43,4% (на Украине 53,1%). Сравнение уровней зарплаты дано на рис. 5-86.

    Рис. 5-84. Средняя зарплата в сельском хозяйстве, в % от средней зарплаты по всем отраслям народного хозяйства России


    Сельское хозяйство — это не только производство, но и образ жизни. Здесь, как ни в какой иной сфере, производство и быт людей неразрывно связаны. В течение 70 лет центром жизнеустройства в советской деревне было крупное сельскохозяйственное предприятие — колхоз или совхоз. Реформа подорвала возможности этих предприятий или даже разрушила их. Это не могло не сказаться самым драматическим образом на социальной сфере села.

    Рис. 5-85. Средняя зарплата работников сельского хозяйства на Украине, % от средней по всему народному хозяйству


    Важнейшим жизненно важным благом и даже условием жизни является жилье. После войны в СССР выполнялась программа интенсивного жилищного строительства, в том числе на селе. Так, за 1981—1991 гг. в сельских населенных пунктах Белоруссии построено жилых домов общей площадью 15 млн. 473 тыс. м2. Из них 7,48 млн. м2 построено государственными организациями и предприятиями, 5,32 млн. м2 колхозами и 2,37 млн. м2 населением за свой счет или с помощью государственного кредита.

    Рис. 5-86. Средняя зарплата в сельском хозяйстве, в % от средней зарплаты по всем отраслям экономики в Беларуси, России и на Украине


    Реформа повлекла за собой резкое сокращение жилищного строительства в сельской местности — в России в три раза по сравнению с серединой 80-х годов, в Беларуси в шесть раз, на Украине в 5 раз[50]. В Беларуси спад был резко, политическими средствами, остановлен в 1996 г., после чего была начата форсированная программа строительства. В России и на Украине таких целевых программ не ведется.

    Рис. 5-87. Ввод в действие жилых домов в сельской местности в Беларуси, млн. м2 общей площади


    Динамика строительства в Беларуси, России и на Украине приведена на рис. 5-87...5-89.

    На рис. 5-90 динамика строительства жилья в сельской местности в Беларуси, России и на Украине представлена в сравнимой форме в виде индексов относительно 1980 года.

    Рис. 5-88. Ввод в действие жилых домов в сельской местности в России, млн. м2 общей площади


    Рис. 5-89. Ввод в действие жилых домов в сельской местности на Украине, тыс. м2


    Рис. 5-90. Индексы строительства жилых домов в Беларуси, России и на Украине, 1980 = 100


    Ухудшение жизни сельских жителей в результате кризиса сельскохозяйственного производства усугубляется тем, что на селе сворачиваются и многие государственные предприятия и социальные службы, так что сокращается возможность приложения рабочей силы вне собственно сельского хозяйства. В рамках сельского образа жизни к началу реформы примерно половина работников, живущих в селе, была занята уже не сельским хозяйством. В ходе реформы эти возможности сократились.



    Примечания:



    4

    Примечание. Сравниваются семейные бюджеты семей крестьян (колхозников) Вологодской, Кировской, Воронежской и Харьковской областей. «Народное хозяйство СССР за 70 лет». М.: Финансы и статистика. 1987. С. 471.



    5

    В феврале 2005 г. на Всероссийском конгрессе экономистов-аграрников вице-президент Российской академии сельскохозяйственных наук и директор Института экономики сельского хозяйства И. Ушачев сказал: «В среднем объемы потребления продовольствия на душу населения с 1990 года сократились на 22%, а по отдельным видам продуктов, таких как мясо — в 1,4 раза, молоко — в 1,7 раза и рыбопродукты — в 1,8 раза... Значительная часть населения страны не может позволить себе питаться даже на уровне минимальной потребности, а средние рациональные нормы питания доступны лишь 10-20% россиян».



    42

    В одном из последних отчетов Министерства сельского хозяйства США, сказано, например: «По переписи 1997 года в США насчитывалось 1,9 млн. ферм. Они делятся на мелкие семейные с размером реализации до 250 тыс. и крупные, свыше 250 тыс. долларов. Мелкие семейные фермы к началу нового века практически выпали из числа эффективных товаропроизводителей. И хотя таких сегодня в стране абсолютное большинство — 1,6 млн., или 82%, их вклад в общий доход не превышает 12%. Если бы не государственная поддержка в размере 1200 долл. на одну ферму, они еще в 1997 году оказались бы в убытке. Эти хозяйства существуют исключительно за счет внефермерской деятельности».



    44

    Примечание: после 1993 г., в отличие от прежних лет, включены тракторы, на которых смонтированы поливальные и др. машины (они составляют около 10% общего числа тракторов).



    45

    С 2005 г. показатель включает в себя потребление электроэнергии также в отраслях «охота и лесное хозяйство», так что вычленить собственно сельское хозяйство невозможно. Однако доля охоты и лесного хозяйства в общем потреблении электрической энергии мала и не слишком сильно влияет на вид кривой.



    46

    Данные для 1981—1983, 1986—1989 гг. получены расчетным путем из приводимых в статистике данных о поставках минеральных удобрений сельскохозяйственным организациям и данных о внесении удобрений в последние годы пятилеток (1980, 1985, 1990 гг.). При расчете принималось, что доля внесенных в организации удобрений (она составляла от 69 до 71% поставок) равна доле, известной для ближайшего года. Например, в 1989 г. она равна 71%, как и в 1990 г. Вносимые при этом искажения невелики и практически не влияют на главные параметры графика.



    47

    Точки за 1981—1984 и 1986—1989 гг. получены расчетом, аналогичным для рис. 5-26.



    48

    В статистических источниках не всегда уточняется, считается ли вес зерна исходный или после доработки (разница около 6%). Поэтому столбцы таблицы дают представление об изменении сборов зерна по пятилеткам в одной и той же республике, но не позволяют точно сравнивать урожаи республик между собой.



    49

    Ссылки на то, что в 80-е годы в США тоже произошло сокращение поголовья крупного рогатого скота, несостоятельны, так как природа этого процесса в РФ и США различна. В США в ходе модернизации животноводства был сделан упор на интенсивность производства и резко повышена продуктивность скота. В РФ в ходе реформы сокращение поголовья происходило параллельно с технологическим регрессом и снижением продуктивности.



    50

    Надо к тому же отметить, что за годы реформы в сельской местности выстроено большое количество дач, загородных домов и коттеджей с очень большой, по сравнению с обычными жилищами, площадью. Данных статистика не приводит, однако если учесть эту компоненту, то объем строительства жилищ для сельских тружеников снизится еще больше.










     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх