«УДУШИТЬ ДИТЯ В КОЛЫБЕЛИ!»

Во главе похода четырнадцати государств на Советскую Россию. Интеллидженс сервис вступает в дело


Вконце ноября 1917 года в Париже срочно собрался Верховный совет Антанты. На повестке дня – не вопросы войны с кайзеровской Германией и ее союзниками, до капитуляции которых оставался еще долгий год кровавой бойни. Совет Антанты рассматривал планы разгрома Советской России. Это был ответ на победу Великой Октябрьской социалистической революции. Она вызвала в Лондоне бурную активность правящих кругов, увидевших в событиях в России грядущие революционные преобразования в мире, прямую угрозу владычеству Великобритании над ее огромной колониальной империей, к которой вскоре прибавятся колонии, отнятые у Германии, а также ближневосточные территории поверженной Оттоманской Турции.

По расчетам Антанты, военная интервенция считалась единственным способом свержения советской власти в России, ей отводилась важная роль стимулятора внутренней контрреволюции. Богатая коллекция Уинстона Черчилля, одного из идеологов и организаторов интервенции, пополнилась как раз в это время еще одним «элегантным» афоризмом – он потребовал «удушить дитя в колыбели», имея в виду новорожденную Советскую республику. В Лондоне считали, что с ликвидацией Советского государства развалится и сама Россия, а Великобритания существенно прирастит свои зоны влияния.

В разработке конкретных планов интервенции заметная роль отводилась официальным представительствам Лондона в Петрограде и Москве, которые действовали в теснейшем контакте с английскими разведчиками, направленными в нашу страну по дипломатическим и нелегальным каналам. Они буквально засыпали Лондон настойчивыми предложениями о военном вмешательстве. Одним из первых отметился посол Джордж Бьюкенен, осторожно намекнув, впрочем, Даунинг-стрит, что «большевистское правительство является наиболее стабильным правительством». Ему вторил в этом военный атташе Англии в Петрограде Нокс: «Никакая сила на земле не заставит русского солдата воевать. Никакое правительство не сможет собрать силы для проведения политики противодействия воле подавляющего большинства народа». И вот тогда же любитель парадоксов Бьюкенен посылает в Лондон телеграмму: «После всех наших жертв мы не можем пойти на поспешное заключение мира, который не даст нам гарантий в будущем. По моему мнению, сохранить Россию в войне как можно дольше имело бы важнейшее значение». Военный кабинет Великобритании, в котором тон задавали такие ненавистники Советской России, как Дэвид Ллойд-Джордж, Уинстон Черчилль, Джордж Керзон, Артур Бальфур, не нуждался в подталкивании [6].

23 декабря 1917 года в Париже Великобритания и Франция подписали официальное соглашение о совместной военной интервенции в России, определявшее их сферы влияния в нашей стране, районы действия сил вторжения, финансирование русской контрразведки. Они договорились также о направлении «агентов и офицеров для руководства и поддержки провинциальных правительств и их армий». В «сферу влияния» Великобритании вошли: северо-запад Советской России, Закавказье, Средняя Азия, территории казаков. Впрочем, в своей деятельности английские оккупационные власти и, конечно, разведка выходили далеко за пределы обусловленной соглашением зоны.

Мастерам дезинформации и обмана не пришлось особо трудиться над изобретением повода к военному вмешательству – «акция против установления господства Германии над Россией», «спасение русского народа от голода», «восстановление права и порядка». Весьма «убедительные» доводы, особенно в свете японо-американо-английской интервенции на далеких от Германии Дальнем Востоке и в Сибири!

Спустя многие годы (в 1940 году, во время так называемой «странной войны») начальник штаба английских войск во Франции генерал Паунелл предложил руководству Великобритании свой «оригинальный» план удара по Германии. Он заключался в том, чтобы обойти хорошо укрепленную «линию Зигфрида» и осуществить нападение на немцев через… Кавказ!

В 1918—1920 годах Великобритания энергично, не жалея средств, в условиях продолжающейся войны с Германией выполняла свою часть плана Антанты. Вехи кровавого пути английских интервентов, спонсирование контрреволюции, действия разведки хорошо известны из истории. Захват Мурманска, Архангельска, обширных территорий российского северо-запада, попытка соединиться с армией адмирала Колчака у Котласа, вторжение войск генералов Маллесона и Денстервилля в Азербайджан и Туркменистан, трагедия двадцати шести бакинских комиссаров, высадка английских войск в Одессе, Батуме, Николаеве, Херсоне, Севастополе, Новороссийске, Владивостоке, Риге, Таллине, Либаве, захват Тифлиса, нападение английских военных кораблей на базу Балтийского флота в Кронштадте – вот перечень только прямых интервенционистских действий вооруженных сил Великобритании. Следует подчеркнуть, что английская интервенция сопровождалась расправами со сторонниками советской власти, установлением диктаторских режимов, массовым ограблением оккупированных районов, вывозом в Великобританию награбленных богатств.

Англия, по существу, явилась главным вдохновителем мятежа чехословаков и организатором первого и второго походов Антанты – грозных наступлений на Республику Советов войск верховного правителя России адмирала Колчака [7] и Добровольческой армии генерала Деникина; принимала участие в подготовке марша Северо-западной армии генерала Юденича на Петроград. Англичане оказывали внушительную помощь казачьему генералу Краснову, атаманам Каледину, Семенову, Дутову, генералу Миллеру. Всех своих партнеров они в изобилии снабжали тяжелым и легким вооружением, боеприпасами, военным снаряжением, деньгами. В 1919 году одна лишь Великобритания (не считая других стран Антанты, США и Японии) предоставила адмиралу Колчаку достаточно средств для того, чтобы вооружить двухсоттысячную армию. Еще более внушительной была материальная поддержка армии Деникина, которой было поставлено 175 тысяч винтовок, 700 артиллерийских орудий, 5 тысяч пулеметов, 400 миллионов патронов, свыше 2 миллионов снарядов, 12 танков, 124 аэроплана. К генералу Деникину было прикомандировано в качестве советников свыше двух тысяч английских офицеров. Значительными были также поставки вооружения и снаряжения Юденичу. (Волков Ф. «Тайны Уайтхолла и Даунинг-стрит».)

Оперативная информация органов государственной безопасности нашей страны и рассекреченные в настоящее время документы из архивов Великобритании неопровержимо свидетельствуют о том, что английские дипломатические представительства и военные миссии в Петрограде и Москве, действовавшие совместно с разведкой, являлись не только инспираторами интервенции, но и организаторами тайной подрывной деятельности против Советской России. Наша страна «обязана» им многими заговорами, мятежами, контрреволюционными выступлениями. Некоторые действующие лица этой беспрецедентно широкой активности – посол Джордж Бьюкенен, политический агент в Москве Брюс Локкарт, военный атташе Альфред Нокс, военно-морской атташе капитан Фрэнсис Кроми. Кое с кем из них мы еще встретимся, а пока следует вернуться к действиям англичан на российском северо-западе, так как подрывные акции разведки в этом регионе в период развертывания военной интервенции отличались рядом небезынтересных особенностей [8]. Одна из них – организация нелегальной переправы в Мурманск и Архангельск офицеров-монархистов и белогвардейцев из контрреволюционного «Союза Возрождения» для формирования боевых отрядов, которые впоследствии должны были стать ударной силой готовившегося мятежа, приуроченного к высадке интервентов. Их обеспечивали деньгами и продовольствием, устраивали на жительство в конспиративных квартирах разведки.

Так создавались база для заговора и нужный для разведки вербовочный контингент. Английская разведка широко использовала также осевших в Мурманске и Архангельске антисоветски настроенных лиц из числа бывших офицеров, старой интеллигенции, купечества. Завербованных агентов продвигали в советские учреждения, прежде всего на военные посты.

МИ-1с бросала в бой своих лучших специалистов по России. В нашу страну направлялись опытные и квалифицированные сотрудники Интеллидженс сервис – Пол Дюкс, Сидней Рейли, Джордж Хилл, а также так называемые главные агенты разведки. Таким был Георгий Чаплин, бывший русский морской офицер, капитан 2-го ранга, направленный в Россию под видом британского консульского служащего Томсона. По прибытии в консульство в Архангельске он взял в свои руки руководство созданной английской разведкой агентурной сетью в городе, сам активно включился в вербовочную работу.

Институту «главных агентов» предстояло занять важное место по части разведывательной деятельности Сикрет интеллидженс сервис в мире. Как правило, они – местные граждане той страны, где в составе дипломатического представительства действует резидентура СИС. В арабских странах Ближнего Востока и Северной Африки – это арабы, но чаще не мусульмане, а приверженцы христианской религии, в Латинской Америке и Азии – выходцы из национальных общин соответствующих стран, которые по своему социальному положению, по политическим взглядам ориентируются на Великобританию. Прямая зависимость их от Англии обеспечивалась, помимо всего прочего, обучением в престижных учебных заведениях Великобритании, родственными узами, выгодными связями с британскими финансово-промышленными и торговыми корпорациями.

«Главные агенты» из местных граждан – удобное подспорье для ведения разведывательной работы, изучения кандидатов для последующих вербовок и осуществления этих вербовок, для контактов с местными учреждениями. «Главных агентов» часто зачисляли в штат разведки. Следует отметить, что СИС не использует эту категорию агентов в странах с жестким контрразведывательным режимом, где органы госбезопасности ведут активную разработку посольских резидентур, тщательно наблюдают за дипломатическими и иными представительствами.

Еще одна из особенностей агентурной работы британской разведки против Советской России состояла в использовании агентов для совершения диверсионных актов на железных дорогах, в морских и речных портах, на складах продовольствия и вооружения. Готовились и осуществлялись акции террора в отношении советских активистов. Агентуре поручалось также создавать условия для успешной высадки войск интервентов. Это не означало, что сбор информации игнорировался, но в первую очередь агенты должны были решать названные выше задачи.

Конспирация всегда была и остается сильной стороной английской разведки независимо от того, в какой обстановке ей приходилось действовать. В операциях на северо-западе англичане стремились поддерживать ее на уровне достаточно высоком для того времени. Средства связи с агентурой, шпионское снаряжение разведчиков и агентов, конечно, значительно отличались от той экипировки, которая используется в настоящее время. Однако в условиях революционной России, в обстановке военной интервенции конспирация оперативной работы считалась английской разведкой исключительно важной и обеспечивалась всеми доступными ей в то время способами и средствами. Особое внимание уделялось инструктажу агентов на этот счет. Связь с ценными источниками осуществлялась посредством агентов-курьеров, а также с помощью шифров и кодов, широко использовались конспиративные квартиры с парадным и черным ходом.

Закономерны вопросы: почему действия английской разведки по организации вооруженного заговора, по созданию разветвленной агентурной сети не попадали в поле зрения советских органов? А если попадали, почему не были пресечены? Почему от внимания местных органов ЧК ускользнули контакты английских разведчиков и агентов с предателями – командующим Северной флотилией Виккорстом, бывшим царским адмиралом, и начальником гарнизона Архангельска Потаповым?

В значительной мере это объясняется характерной для английской разведки строгой конспирацией в агентурной работе и в самой организации заговора, который был синхронизирован с высадкой десанта с зашедших в Северную Двину английских кораблей. Создававшиеся боевые группы мятежников, так называемые «пятерки», не были связаны друг с другом и, таким образом, в случае провала не могли выдать других участников подпольной организации. Поддерживать определенный уровень конспирации помогала военная выучка и дисциплинированность основных участников заговора – офицеров-белогвардейцев, известное доверие к ним со стороны советских органов, вынужденных использовать их знания и опыт и веривших их лицемерным обязательствам служить революционной России. Другая причина, возможно решающая в данной ситуации, – недостаточно эффективная работа Губернской чрезвычайной комиссии в Архангельске. Сформированная весной 1918 года, то есть тогда, когда деятельность возглавлявшейся английской разведкой подпольной организации была в самом разгаре, она не обладала необходимым оперативным опытом, не смогла, а по существу – просто не сумела раскрыть заговор, выявить его основные звенья. Малоэффективными, хотя и необходимыми в условиях нависшей угрозы иностранной агрессии, оказались массовые облавы, обыски, аресты и задержания подозрительных лиц. У органов не было времени для организации глубокой разработки объектов, на которых обоснованно падали подозрения, и для осуществления оперативных комбинаций по проникновению в ряды шпионов и заговорщиков. В противоборстве с таким изощренным противником, как английская разведка, можно серьезно рассчитывать на успех, лишь действуя адекватным способом.

В органах государственной безопасности нашей страны были сделаны надлежащие выводы о необходимости активного противодействия разведывательно-подрывным акциям британских спецслужб. В активе ВЧК—ОГПУ, а впоследствии МГБ—КГБ немало ярких разведывательных и контрразведывательных операций, связанных с проникновением в Сикрет интеллидженс сервис, осуществлением подстав нашей агентуры и ведением на этой основе оперативных игр. Одна из самых первых комбинаций такого рода – мероприятия ВЧК по команде Локкарта. Эти мероприятия проводились на раннем этапе противоборства, когда Советская Россия оказалась в огненном кольце фронтов белых армий и интервентов Антанты. Военная обстановка, естественно, диктовала применение чрезвычайных мер для подавления шпионско-подрывной деятельности противника. На войне как на войне – уместно напомнить любителям порассуждать о правилах честной игры. В Великобритании постоянно твердят о честной игре, правила которой должны неукоснительно соблюдать их соперники… Однако при этом часто забывают о кровавых преступлениях, репрессиях, убийствах и пытках противников, в которых повинны собственные политики, военные, полицейские и каратели разных мастей на протяжении всей истории страны!





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх