ЛАБИРИНТЫ СПЕЦСЛУЖБ

Хитросплетения британских спецслужб. «Темное царство» разведки. МИ-1с превращается в МИ-6. К чему проявляют любопытство Интеллидженс сервис и МИ-5, Штаб правительственной связи и военная разведка. Специальная воздушно-десантная служба и Скотленд-Ярд


Нелегко пробираться сквозь лабиринты британских спецслужб. Надо сказать, что термин «лабиринты» как нельзя лучше характеризует их структуру. Невольно возникает мысль, что такая многосложная, запутанная структура должна, по мнению спецслужб Великобритании, обеспечить им надежную конспирацию, укрыть от любопытных взглядов сверхсекретные государственные ведомства. Но недаром Великобритания считается одной из наиболее консервативных стран мира, где свято блюдут традиции и освященные веками обычаи. И это не могло не отразиться на структуре разведки и контрразведки. Но, как свидетельствуют факты, в данном случае пристрастие к исторической старине сдобрено умным новаторством и талантом первопроходцев. Типично английский парадокс в духе Оскара Уайлда и Бернарда Шоу! Внешняя хаотичность структуры британских спецслужб по сравнению, например, с четкой структурой ЦРУ и ФБР, где все, что называется, разложено по полочкам, как раз и отражает парадоксальность британской действительности. Пусть размышления автора о деятельности английской разведки и контрразведки в различные периоды времени послужат читателю своеобразной нитью Ариадны в лабиринтах спецслужб.

Новейшая история поставила перед спецслужбами Великобритании новые задачи, значительно отличавшиеся от тех, которые им приходилось решать раньше. Положение Туманного Альбиона разительно изменялось – соперники догоняли Великобританию быстрыми темпами, с режимом «блестящей изоляции» пришлось распрощаться. С началом XX века в руководящих кругах Лондона стала ощущаться неизбежность столкновения с кайзеровской Германией. Отсюда – реанимация блоковой политики, создание Антанты – военно-политического союза с Францией и Россией. Отсюда – повышенное внимание к укреплению спецслужб, но ни в коей мере не к упрощению их структуры, не к устранению параллельных структур.

Уже много лет спустя, по окончании Второй мировой войны, структуры спецслужб примут в основном тот вид, который присущ им сегодня: Сикрет интеллидженс сервис – главный орган агентурной разведки; военная разведка министерства обороны (в ее состав входят разведывательные подразделения родов вооруженных сил); контрразведка и полиция; дешифровальная служба и радиоразведка – Джи-Си-Эйч-Кью. Однако этим перечнем нынешние лабиринты британских спецслужб отнюдь не исчерпываются.

Трудно разобраться в хитросплетениях спецслужб и политических органов Великобритании. Налицо четкая, эффективная работа и отличное взаимодействие, особенно в экстремальных ситуациях. Но нередко дают о себе знать и несогласованность действий, и подспудно существующее соперничество. Словом, многие черты, присущие всем бюрократическим аппаратам!

В 1909 году на базе разрозненных разведывательных и контрразведывательных ведомств, входивших в министерство иностранных дел, министерства колоний и по делам Индии, было создано Бюро секретных служб. Разведывательный департамент этого Бюро стал именоваться МИ-1с. В 1930-х годах его место займет МИ-6 – нынешняя Сикрет интеллидженс сервис. Департамент Бюро по внутренним делам стал прообразом будущей МИ-5 – контрразведки.

МИ-1с до начала Первой мировой войны представляла собой сравнительно небольшую, но компактную организацию с ограниченным бюджетом. Ее руководителем был эксцентричный капитан 1-го ранга Мэнсфилд Смит-Камминг. Из-за полученной в автокатастрофе травмы ноги он передвигался по штаб-квартире разведки на детском самокате. Монокль в золотой оправе – неизменная принадлежность Смит-Камминга. Подчиненные легко узнавали его начертанные зелеными чернилами резолюции на документах разведки.

По данным британских источников, МИ-1с осуществляла разведывательные операции за границей путем направления в соответствующий район отдельных своих сотрудников и специально подготовленных агентов, но уже вскоре после своего образования приступила к созданию в некоторых европейских государствах (в том числе в России) небольших по составу резидентур.

Великобритания, как и другие участники мировой войны 1914—1918 годов, не предвидела, что ей придется направить на континент многомиллионную армию и перевести всю промышленность на военные нужды. Только перед самым началом войны английская разведка приступила к изучению будущего театра боевых операций. Ей не удалось создать в районах предстоявших боевых действий эффективную агентурную сеть. Военно-морская разведка Адмиралтейства активно следила за германским флотом, но запаздывала с изучением портов и береговых укреплений Германии.

По эффективности действий в период Первой мировой войны МИ-1с, пожалуй, уступала контрразведывательной службе МИ-5, которой удалось вскрыть и ликвидировать почти всю агентурную сеть германской разведки в стране – от двадцати до пятидесяти агентов (по разным оценкам). Это был несомненный успех британской контрразведки, лишившей таким образом Германию «глаз и ушей» в стане одного из ее основных противников. Попытки немцев восстановить в Великобритании разгромленную агентурную сеть умело пресекались контрразведчиками МИ-5.

Первая мировая война привела к огромному разбуханию британских спецслужб. Разветвленные шпионские организации были созданы на оккупированных немцами территориях Бельгии и Северной Франции, в городах, сельских районах, на железнодорожных станциях. Агентурная сеть МИ-1с, насчитывавшая несколько сот человек, завербованных из числа местных жителей и иностранцев, выполняла разведывательно-диверсионные задания. Она состояла из небольших звеньев, возглавлявшихся резидентом. Связь с разведцентром осуществлялась через курьеров, с помощью воздушных шаров, голубиной почтой. Позднее, с развитием радиотехники, стала применяться радиосвязь. В некоторых случаях использовался такой вид связи, как публикация хитроумных объявлений в газетах с зашифрованной в них информацией. Непременным условием было шифрование или кодирование переписки.

Агентура служила важным источником добывания разведывательной информации, потребность в которой вынуждала британскую разведку использовать все доступные ей средства и возможности: самолеты-разведчики, допросы военнопленных, материалы цензуры, анализ периодических изданий стран противника, подслушивание телефонных переговоров. В этой связи следует особо отметить дешифровальную службу. Достаточно вспомнить хотя бы историю с телеграммой Циммермана, министра иностранных дел Германии, в которой германским послам в Мексике и США предписывалось фактически спровоцировать Мексику на войну с Соединенными Штатами в обмен на возвращение захваченных американцами территорий. Предание гласности расшифрованного текста телеграммы вызвало крупнейший политический скандал и ускорило вступление США в войну на стороне Антанты. Официальную версию раскрытия британской дешифровальной службой дипломатического кода Германии приводит в своей книге «Мировой кризис» Уинстон Черчилль. Согласно этой версии, германские шифры были извлечены русскими моряками из погибшего в Балтийском море в августе 1914 года крейсера «Магдебург» и затем переданы англичанам. Версия, лестная для России, все же отчасти сомнительна, поскольку разные ведомства пользовались разными шифрами. Существуют и другие версии, в частности, согласно одной из них, шифры были похищены агентом британской разведки в Берлине. Как бы то ни было, английские криптографы, как это будет подтверждено еще не раз, оказались на высоте!

После завершения Первой мировой войны перед британскими спецслужбами с неизбежностью встали новые задачи, им пришлось приспосабливаться к новой обстановке. Торжество Великобритании и других держав-победительниц было существенно омрачено образованием на Евразийском континенте первого в истории человечества социалистического государства. Непростыми были и проблемы, вытекавшие из навязанной миру Версальской системы. Она начала развиваться, не успев оформиться в надежную для победителей форму обеспечения своего господства над побежденными странами.

Для Великобритании противостояние с нашей страной, необходимость борьбы с национально-освободительным, движением в колониях затмевали опасности, надвигавшиеся с других сторон. Британская разведка зачастую не могла выйти за пределы этого безрассудного политического курса на конфронтацию со Страной Советов.

Период между двумя мировыми войнами оказался исключительно взрывоопасным – начали прорастать семена международных конфликтов, которые были заложены Версалем. Образно говоря, Версальский договор породил повсюду в мире, особенно в Европе, десятки и сотни коварных ловушек для всех стран и народов. Великобритания попыталась вновь уйти в «блестящую изоляцию», выручавшую ее в предыдущие годы, с трудом «переваривала» колониальное «наследство», доставшееся ей в результате передела мира, испытывала сильнейшую нервозность по поводу появления на мировой арене Советской России. Не могли не сказаться огромные потери – ущерб Великобритании в войне составил не менее трети национального богатства. Положение внутри страны было нестабильным из-за повсеместных выступлений трудящихся, требовавших улучшения жизни, существенно ухудшившейся за время войны.

Вынужденный пойти на резкое сокращение вооруженных сил и спецслужб, особенно разведывательных подразделений, Лондон постарался сохранить полицейские формирования и силы внутренней безопасности. Руководящие круги страны, мастера политических провокаций и компромиссов, лихорадочно искали пути выхода из сложного положения как внутри страны, так и за ее рубежами. Впрочем, мины замедленного действия, заложенные самими же странами-победительницами, неизбежно должны были начать взрываться уже в ближайшее время.

До середины 30-х годов руководство Великобритании придерживалось позиции, которую Уинстон Черчилль сформулировал так: «При рассмотрении проекта государственного бюджета по расходам следует исходить из предположения, что в течение ближайших десяти лет Великобритания не будет вовлечена ни в какую крупную войну, и ей, следовательно, не потребуются для этих целей никакие экспедиционные войска» [5]. (Это пророчество Чер-. чилля окажется несостоятельным уже через пять лет!) Такая установка, естественно, сказалась на настроениях в разведке, сдерживая ее активность в регионах, явно нуждавшихся в ее повышенном внимании. Когда угроза опасности начала принимать осязаемую форму, Великобритания занялась сколачиванием блоков и союзов, опять-таки следуя своему испытанному принципу таскать каштаны из огня чужими руками. На эти цели направлялись и усилия Сикрет интеллидженс сервис. Разведке предстояла непростая работа, чтобы самой Великобритании не подорваться на минных полях Версаля. Но расплата все же придет. Разведка не может исправлять промахи политиков, В лучшем случае она способна объяснить политикам, как то или иное принимаемое ими решение отразится на дальнейшем развитии событий.

В период между двумя войсками деятельность СИС не отмечена какими-либо знаменательными акциями. Сегодня, когда прошли отмеренные цензурой пятьдесят лет запрета на раскрытие тайн британской политики, гласность практически не коснулась Интеллидженс сервис. Тайны спецслужб обнародуются выборочно, так, как это выгодно государственным властям, руководителям разведки и контрразведки. Отсутствует парадное славословие в адрес СИС и ее предшественницы – МИ-1с. Зато пышным цветом расцветали пропагандистские мифы и легенды о сказочных успехах разведки Великобритании в годы Первой мировой войны. Успехи и достижения действительно были, но их неправомерно переносить на последующие годы, которые, по выражению известного исследователя иностранных спецслужб Ладислава Фараго, были годами стагнации английской разведки.

Дональд Маклахлан, считающийся специалистом в области военно-морской разведки Великобритании, объясняет пассивность английских разведывательных служб после Первой мировой войны тем, что у них не было противника. «В самом деле, – пишет Маклахлан в своей книге „Тайны английской разведки“, – не было такого правительства мирного времени, которое не сталкивалось бы с серьезными трудностями при решении вопроса: нужно ли постоянно выделять на разведку средства и затрачивать усилия на ее совершенствование? Целое поколение офицеров имело весьма смутное представление о стратегических функциях разведки».

Государственные мужи Лондона, ослепленные ненавистью к большевизму и поглощенные планами борьбы с Советским Союзом, слишком долго не замечали опасность, надвигавшуюся на Великобританию из Германии и Италии, где к власти пришли фашисты, а также со стороны милитаристской Японии. Тот же Маклахлан в книге, которую автор цитирует, усматривал в драматических событиях 1918—1939 годов лишь «несколько неприятных для Великобритании эпизодов, в частности оккупация Италией Абиссинии (нынешней Эфиопии), гражданская война в Испании, захват Германией Австрии и позорная мюнхенская сделка. „Кто мог тогда предвидеть, – вопрошает Маклахлан, – что английские войска будут вытеснены из Европы? Кто мог предсказать, что морская авиация Японии будет бомбардировать Коломбо?“ Как бы то ни было, британская разведка не сумела правильно и вовремя определить вероятных противников, а политики закрывали глаза на то, куда будет в первую очередь направлена агрессия держав оси Берлин-Рим—Токио. Неподготовленность Великобритании ко Второй мировой войне оказалась вопиющей.

Я не останавливаюсь подробно на деятельности Интеллидженс сервис во время Второй мировой войны, хотя она весьма поучительна и своими успехами, и своими неудачами. Одним из самых серьезных поражений был провал агентурной сети СИС в западноевропейских странах в самом начале войны. Нацистской секретной службе Вальтера Шелленберга в результате целенаправленного наблюдения за региональным центром Интеллидженс сервис в Амстердаме, располагавшимся в здании торговой фирмы, удалось еще до начала войны установить значительную часть агентуры английской разведки, работавшей в ряде европейских стран. После оккупации Австрии, Чехословакии, Польши, Бельгии, Голландии, Франции, Дании, Норвегии агентурная сеть СИС в этих странах была практически уничтожена. К началу войны, свидетельствует работавший в Интеллидженс сервис по заданию советской разведки Ким Филби, «между Балканами и Ла-Маншем мы не имели ни одного агента».

Уже в разгар войны СИС развернула разведывательные операции в Европе, широко используя движение Сопротивления. В 1940 году по распоряжению Черчилля было создано Управление специальных операций, которое активно занималось организацией диверсий на объектах военного назначения. Известны дерзкие разведывательно-диверсионные акции СИС в Норвегии, Чехословакии, Голландии, оккупированной части Франции.

Сикрет интеллидженс сервис – самая известная, пожалуй, из всех британских спецслужб. Ее именуют по-разному: Интеллидженс сервис, МИ-6, просто Сикрет сервис. Теперь особая маскировка уже не нужна. Ее главное назначение – добывание секретной информации через агентуру и путем применения специальных оперативно-технических средств. Диапазон «любознательности» СИС достаточно широк – политическая, военная, экономическая, научная и прочие виды информации. Интеллидженс сервис поручено также проведение так называемых «активных» тайных операций, имеющих целью активно воздействовать, в основном через средства массовой информации, на политику других государств, на общественное мнение в мире и в своей собственной стране.

СИС возглавляет генеральный директор. Как и большинство руководителей других спецслужб, он – назначенец премьер-министра, его доверенное лицо. Он подчиняется непосредственно премьеру, хотя СИС номинально числится в структуре Форин Офис, а сам генеральный директор разведки (опять-таки номинально) является заместителем министра ино-. странных дел.

Смена находящейся у власти политической партии автоматически ведет к смене почти всего верхнего эшелона государственной власти. Поэтому обычно (хотя и не всегда) новый премьер-министр назначает нового руководителя Интеллидженс сервис.

В структуру СИС входят пять директоратов: административно-кадровый; директорат постановки заданий (в том числе по заявкам потребителей «продукции») и подготовки разведывательной информации; директорат так называемых «региональных контролеров» (включающий оперативные отделы по Западной Европе, Восточному блоку (бывшие социалистические страны Европы и СССР), по Дальнему Востоку, Юго-Восточной Азии, Ближнему Востоку, Африке и Латинской Америке); директорат контрразведки и безопасности (разработка иностранных спецслужб и обеспечение собственной безопасности); и, наконец, директорат специальной поддержки (подготовка оперативно-технических средств для нужд подразделений разведки).

Помимо названных директоратов, в СИС входят группы связи с министерствами иностранных дел и обороны, а также со спецслужбами Соединенных Штатов и ряда других стран. Теснейшее сотрудничество поддерживается с Центральным разведывательным управлением, Федеральным бюро расследований, Агентством национальной безопасности – дешифровальной службой и ведомством радиоэлектронной разведки США. Оно регламентируется специальными соглашениями Вашингтона и Лондона в рамках «особых отношений» США и Великобритании.

Прочные связи существуют также со спецслужбами Канады, Австрии, Новой Зеландии. Они создавались при помощи Интеллидженс сервис, и многие их сотрудники проходят подготовку в Англии.

Можно назвать еще немало государств, спецслужбы которых имеют деловые контакты с СИС по многим аспектам разведывательно-подрывной работы, – Голландия, Дания, Скандинавские страны, Швейцария, Израиль. О них будет рассказано в связи с анализом конкретных ситуаций.

Численность личного состава Интеллидженс сервис – центрального аппарата и резидентур – уже не секрет полишинеля, а действительно тщательно оберегаемая государственная тайна. В начале 90-х годов английские журналисты, якобы сумевшие проникнуть в эту тайну, назвали цифру около трех тысяч человек, из которых, по их мнению, примерно тысяча двести работали в Центре.

В Челтенхеме, в 129 километрах от Лондона, располагается одна из крупнейших спецслужб Великобритании – Штаб правительственной связи (Джи-Си-Эйч-Кью) – дешифровальная служба и ведомство радиоэлектронной разведки Великобритании. Джи-Си-Эйч-Кью пользуется широкой популярностью и вполне заслуженной высокой репутацией. Ее успехи в области раскрытия кодов и шифров иностранных государств хорошо известны не только специалистам в этой узкой сфере деятельности спецслужб.

Джи-Си-Эйч-Кью – Штаб правительственной связи – создана на базе Правительственной школы кодов и шифров, которая в годы Второй мировой войны занималась раскрытием германских и итальянских шифров. До переезда в обширные и комфортабельные помещения в Челтенхеме ШПС размещался в самом Лондоне.

Как и СИС, дешифровальная служба входит в структуру министерства иностранных дел, и ее руководитель является заместителем министра, но фактически это независимый орган, подчиненный непосредственно премьер-министру. Он же – главный пользователь его конечного «продукта». Периферийные подразделения ШПС, те, в частности, что располагаются на территории английских военных баз, числятся в структуре министерства обороны.

За рубежом и в самой Англии у ШПС имеется сеть станций радиоэлектронного перехвата. Добываемая ими продукция – сообщения иностранных государств – служит исходным сырьем для дешифровки специалистами Челтенхема. Пункты перехвата располагались в ФРГ, Гибралтаре, Турции, Омане, на Кипре, на острове Вознесения. Оборудованные первоклассной электронной техникой пункты перехвата функционируют в ряде английских дипломатических представительств за границей.

Число сотрудников ЩПС достигает одиннадцати тысяч. Они занимаются не только криптографией и обеспечением специальных средств связи правительственных и военных ведомств Великобритании, но и несут ответственность за защиту тех систем связи, которые используются этими учреждениями, от проникновения; в них иностранных разведок.

Во всех этих областях Джи-Си-Эйч-Кью теснейшим образом взаимодействует с Интеллидженс сервис и службой контрразведки. В этих целях в 60-х годах был создан объединенный комитет трех служб – ШПС, МИ-6 и МИ-5 – по иностранным шифрам. Разведка и контрразведка по заданиям ШПС организуют настоящую охоту за шифрами иностранных государств. МИ-5 занимается этим в Англии, СИС – за рубежом. Используются разнообразные методы – Интеллидженс сервис в основном прибегает к вербовке шифровальщиков иностранных представительств или лиц, имеющих доступ к шифроматериалам. МИ-5 осуществляет вербовочные мероприятия и использует специальную аппаратуру для детекции звуковых колебаний шифромашин. Специалисты ШПС затем обрабатывают перехваченные сигналы и пытаются «расколоть» шифры.

По данным английских источников, перечень стран, по шифрам которых проводились операции, получился бы гигантским. Об этом поведал миру бывший помощник генерального директора контрразведки Питер Райт, обиженный невниманием руководства к своей персоне. Не считая, естественно, Советского Союза и восточноевропейских социалистических государств, перечень «жертв» включает Египет, Грецию, Индонезию, Аргентину, ФРГ, Францию.

В системе британских спецслужб МИ-5 слывет стражем законности и порядка. Ее задача – обеспечение внутренней безопасности, противодействие разведывательно-подрывным акциям иностранных спецслужб, контроль за местными оппозиционными партиями и группами, обезвреживание террористов. Штаб-квартира МИ-5 находится в Лондоне на набережной Миллбэнк. Численный состав контрразведки – не менее четырех-пяти тысяч человек, среди которых немало женщин. Да и генеральным директором МИ-5 до недавнего времени была представительница прекрасного пола – Стелла Ремингтон.

Служба контрразведки входит в структуру министерства внутренних дел. Ее генеральный директор одновременно является заместителем министра. Региональные отделы контрразведки имеются во всех графствах Соединенного Королевства. Представительства контрразведки существуют в ряде стран, ранее входивших в состав Британской империи. МИ-5 поддерживает тесные контакты со службами безопасности Канады, Австралии, Новой Зеландии, между ними осуществляется широкий обмен информацией и проводятся совместные операции. Активное сотрудничество налажено и с Федеральным бюро расследований.

Интеллидженс сервис нередко прибегает к помощи МИ-5 при проведении акций в отношении аккредитованных в Великобритании иностранных представительств, таких, как негласные обыски, установка техники подслушивания, слежка за объектами разведки. В 60—70-х годах, когда в СИС ощущался недостаток в опытных специалистах и оборудовании, МИ-5 оказывала помощь и самой Интеллидженс сервис, и дружественным спецслужбам в проведении специальных технических мероприятий. Так, сотрудники МИ-5 участвовали в операции по внедрению аппаратуры подслушивания в советском посольстве в Оттаве (Канада), в представительстве СССР в Австралии, в советском дипломатическом представительстве в Бонне (ФРГ).

Нельзя не отметить, что дружное взаимодействие между МИ-5 и МИ-6 перемежается порой острым соперничеством и неприязнью друг к другу.

В контексте данной темы нельзя обойти молчанием и военную разведку. При британских дипломатических представительствах за границей существуют военные атташаты – это и есть подразделение военной разведки в составе зарубежных представителей. Военные разведчики действуют в тесном контакте с посольскими резидентурами Интеллидженс сервис.

Перечень британских спецслужб был бы неполным, если не упомянуть военной разведки и Специальную воздушно-десантную службу (САС), входящую в систему министерства обороны. Эта считающаяся в Великобритании элитарной служба выполняет во взаимодействии с СИС разведывательно-диверсионные задачи. Ее подразделения носят воинские наименования полков и эскадронов. Они активно участвовали в подавлении повстанцев в Малайе, Кении, в Южной Родезии, на Борнео и Калимантане, во Вьетнаме (в составе американских вооруженных сил) и в акциях против Ирландской республиканской армии в Ольстере.

В таинственных лабиринтах британских спецслужб можно встретить и другие ведомства – специальное подразделение безопасности при кабинете министров, контрразведывательный и специальный отделы Таможенной и Почтовой службы, особые службы Скотленд-Ярда и полиции Большого Лондона, другие подразделения, выполняющие функции политической и уголовной полиции, обеспечения безопасности стратегических объектов, борьбы с терроризмом и экстремистскими организациями (левыми и правыми), подавления массовых беспорядков и так далее. Ограничусь перечислением названных спецслужб, добавив только, что все они постоянно укрепляются и совершенствуют взаимодействие друг с другом.

В 1917 году произошли события, в корне изменившие деятельность британских секретных служб, – в России победила Октябрьская социалистическая революция. Наша страна превратилась в великую мировую державу. На земном шаре появился «младенец», которого английские правители хотели «удушить в колыбели» или, по крайней мере, не дать ему встать на ноги. «Незадушенное дитя» все же повзрослело и набралось сил. В представлении Лондона оно стало нешуточной угрозой для Британской империи. Советской России, ее наследнику – СССР спецслужбы Великобритании тогда, по выражению героев Роберта Стивенсона, вручили черную метку.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх