ЕЩЕ НЕМНОГО СТАРОДАВНЕЙ ИСТОРИИ. СЕКРЕТНАЯ СЛУЖБА НА МАРШЕ

Роль разведки в истории Великобритании. Секретная служба и становление Британской империи. Правители страны и разведывательная служба


Англия – родина почтовой службы. И она же стала родиной перехвата почты спецслужбами, первооткрывательницей перлюстрации почтовой переписки.

Еще в средние века английская разведка сделала серьезную ставку на перлюстрацию корреспонденции как на средство получения информации. Перехват официальных депеш и частных писем вошел в повседневную практику разведки и напрямую был связан с работой агентов. Методы и приемы перехвата и обработки переписки постоянно совершенствовались. Появились специально обученные сотрудники и агенты, которым поручались такие акции, требовавшие, конечно, особых знаний и навыков; необходимы были специальное оборудование и материалы. Для перехвата переписки на маршруте ее доставки адресатам, а также для негласного изъятия корреспонденции у объектов наблюдения использовались агенты, которые вербовались из числа почтовых работников, курьеров, прислуги, секретарей. Практиковалась подстава агентов-женщин иностранным дипломатам, высокопоставленным чиновникам, членам монарших семей. В XVIII—XIX веках английская разведка стремилась контролировать, по существу, все каналы связи иностранных представительств со своими правительствами. Эта тенденция сохранялась и во все последующие времена. Разведка выполняла и чисто контрразведывательные функции: занималась перехватом переписки и своих дипломатов. Применялись также другие формы контроля – действия иностранных разведывательных служб мерились собственным аршином, слишком хорошо была известна сила подкупа и компрометации, применявшиеся английской секретной службой.

Перехват иностранной почты привел к организации в Великобритании специальной службы шифрования и дешифровки корреспонденции, подчиненной министру иностранных дел. «Секретное бюро», иногда называемое «Иностранным отделом», было именно такой организацией, которая взяла на себя роль изобретательных кустарей-одиночек. В ней уже наблюдалось определенное разделение труда: дешифровальщики, переводчики, специалисты по вскрытию писем, по изготовлению печатей, подделке почерков, эксперты в области химии, симпатических чернил и так далее.

«Секретное бюро» – предтеча современной дешифровальной службы Великобритании, расположившейся в городке Челтенхеме, неподалеку от Лондона. Она значится как Штаб правительственной связи – Джи-СигЭйч-Кью (GCHQ). Научный прогресс значительно расширил ее функции. В настоящее время это не только криптография и разработка кодов и шифров для нужд правительственных учреждений страны. Это – широкое использование средств радиоэлектронной разведки для добывания информации, перехвата линий связи иностранных государств, как недружественных стран, так и своих союзников и нейтралов.

Английские источники утверждают, что Штаб правительственной связи является крупнейшей организацией спецслужб Великобритании по численности персонала и объему добываемой «продукции». Во время Второй мировой войны, особенно в ее первый период, Великобритания терпела поражения от немцев, а британская разведка с трудом перестраивалась на военный лад. Вот тогда-то талантливым криптографам из Правительственной школы кодов и шифров (так называлась в то время дешифровальная служба Великобритании) удалось с помощью созданной ими электронно-вычислительной машины расшифровать немецкий код «Энигма». «Алтрэ» (кодовое наименование, присвоенное операции) не только сыграла существенную роль в противостоянии военным и подрывным акциям нацистской Германии, но стала настоящей спасительницей СИС, над которой нависла угроза расформирования за провалы и неудачи. Руководителю Сикрет интеллидженс сервис Мензису пришла поистине чудотворная мысль воспользоваться блестящей работой криптографов, которые отнюдь не были у него в прямом подчинении, и взять на себя реализацию материалов операции «Алтрэ».

До недавнего времени Великобритания была монополистом электронно-шифровальных машин. Поскольку они экспортировались во многие страны мира, англичане реально владели возможностью расшифровывать коды государств – их пользователей. Немалое подспорье для британских спецслужб!

Сегодня номинальное руководство Джи-Си-Эйч-Кью принадлежит министерству иностранных дел. Фактически же дешифровальная служба – в руках премьер-министра Великобритании. Вместе с тем она самым тесным образом взаимодействует с СИС, которая является, наряду с министерством обороны, главным получателем расшифрованных материалов.

Джи-Си-Эйч-Кью имеет в своем распоряжении широкую сеть станций перехвата – на территории самой Великобритании, в Гибралтаре, Омане, ФРГ, на острове Вознесения, на Кипре, в Турции и в Ботсване. Вероятно, впрочем, что некоторые из этих станций перехвата (как, например, в Гонконге) Великобритании пришлось закрыть или упрятать за ширму, подходящую по обстоятельствам. Одна из станций перехвата находилась в Мешхеде, у советско-иранской границы. Во время народных волнений в стране она подверглась нападению, четверо ее сотрудников были убиты, а сама станция прекратила свое существование. Тщательно замаскированные подразделения радиоэлектронной разведки – «уши» дешифровальной службы – располагаются в некоторых зарубежных представительствах Великобритании. Есть такое подразделение и в английском посольстве в Москве.

Таким образом, корни нынешней дешифровальной службы Великобритании уходят в глубь истории. Далекая и совсем близкая история определяла создание и развитие всей системы спецслужб страны. В разведывательной службе вооруженных сил долгое время господствовала военно-морская разведка, подразделение всемогущего Адмиралтейства. Не сразу выделилась в самостоятельную разведывательную службу Интеллидженс сервис – главный орган агентурной разведки Великобритании, входившая поначалу в военное ведомство. Уже во время Второй мировой войны, отражая нужды войны, а главное – послевоенного «замирения» колоний и зависимых стран, появилась Специальная воздушно-десантная служба – ведомство тайных операций военного и полувоенного характера.

Потребности оптимизации деятельности спецслужб диктовали необходимость централизации разведки. В наше время централизация обрела форму Объединенного разведывательного комитета, подчиненного премьер-министру Великобритании. Неминуемый, по сути, процесс централизации проходил трудно, обнажая не только бюрократические сложности становления государственного аппарата, определенные различия политических и клановых интересов правящей элиты страны, но и традиционный консерватизм англичан (не всегда, впрочем, негативный!), их стремление не ломать старые порядки. Самостоятельные разведывательные службы имели в своем распоряжении такие известные английские военачальники, как герцог Мальборо, дальний предок Уинстона Черчилля, и кумир Англии фельдмаршал Артур Уэлсли Веллингтон. Разведывательной деятельностью занимались – отдельно друг от друга – многие ведомства, некоторые влиятельные персоны. Объектами разведки при этом становились их непосредственные интересы. Безусловно, централизованной деятельности разведслужб способствовали общенациональные проблемы, такие, например, как борьба с Испанией и Голландией за мировое господство, война за независимость североамериканских колоний, схватка с революционной и наполеоновской Францией. Пропаганда внушала населению, что в каждом испанце или французе нужно видеть врага и что каждый из них может оказаться шпионом или диверсантом. В последующие годы пропаганда твердила то же самое, но уже применительно к немцам или русским. Недаром же с давних времен в Великобритании и по сей день бытует пословица: нет постоянных друзей и противников, есть только постоянные интересы.

Победы и поражения Великобритании в военных конфликтах и крупномасштабных операциях вовсе не являются следствием высокой или низкой эффективности английской разведывательной службы. Они в конечном счете определяются соотношением сил борющихся сторон, политической ситуацией в стране и развитием ее экономического потенциала. Тем не менее нельзя недооценивать ловкости и гибкости британских правящих кругов в использовании противоречий и слабостей в стане противника. В этом отношении необходимо отдать должное и дипломатии, и разведке.

Яркий пример британской политики и разведывательной деятельности – Война за независимость Соединенных Штатов. О масштабах разведывательных акций можно судить по тому, что на них выделялось до одной десятой государственного бюджета. Информация от агентуры о положении дел в Северной Америке, о дислокации и передвижении инсургентов шла сплошным потоком. Британской разведке удалось склонить к предательству некоторых американских военачальников, скомпрометировать и подкупить ряд влиятельных политических деятелей. Можно поносить короля Георга III, генералов, терпевших поражения в сражениях с повстанцами, можно клеймить их позором за бездарность, но североамериканские колонии были потеряны Великобританией не из-за неэффективности разведки, а в силу иных причин. И главная из них – революционный подъем народа колоний, по преимуществу тех же англичан, осознавших необходимость независимого развития.

Ожесточенная тайная война с Францией – очередная страница британской секретной службы. Великая французская революция придала англофранцузскому противостоянию особо острый характер. Именно ко второй половине XVIII века относится укрепление военно-морской разведки, ее становление в качестве постоянно действующего ведомства шпионажа. И не случайно – Великобритания превращалась в ведущую морскую державу мира, и вскоре британский флот уже не имел себе равных. «Моря достались Альбиону» [4]. Высокомерное презрение к потенциальным противникам и уверенность в собственном превосходстве с течением времени, правда, сыграет злую шутку с руководителями Адмиралтейства и военно-морской разведки.

Росла активность разведывательной службы министерства иностранных дел Она широко прибегала к таким излюбленным методам, как разрушение враждебных Великобритании военно-политических союзов, сколачивание коалиций против своих недругов. Большое распространение получила выдача субсидий иностранным государствам, способным расплатиться за полученные деньги кровью своих солдат. Английские источники сообщают о неудачных попытках организовать через свою агентуру в роялистских кругах Франции бегство арестованного Национальным собранием короля Людовика XVI и его супруги Марии-Антуанетты, а также инспирировать с помощью роялистов мятежи в разных районах страны, приурочив их к вторжению во Францию иностранных войск. Агенты британской разведки сумели наладить добычу секретных материалов о заседаниях Комитета общественного спасения, доставляли во Францию изготовленные за ее пределами фальшивые деньги в расчете дестабилизировать финансово-экономическое положение республики.

Противоборство с наполеоновской Францией открыло новую фазу смертельной схватки, принявшей, по существу, характер борьбы за господство и выживание. Наполеон Бонапарт сам стал главным объектом целого ряда неудавшихся покушений, организованных с участием английской разведки. По некоторым данным, британский посол в Петербурге был замешан в подготовке заговора против русского императора Павла I, когда тот вступил в союз с наполеоновской Францией.

Тайная война между спецслужбами Великобритании и Франции проходила с переменным успехом. Обеими сторонами применялись все доступные им средства – от использования агентов для сбора разведывательной информации и проведения акций по дезинформации противника до организации заговоров и политических убийств. Общий итог противоборства известен. Известно и то, какие по преимуществу государства способствовали разгрому Наполеона.

Правящие круги Лондона вместе с тем отчетливо сознавали, что Великобритания находится на грани катастрофы. Осознание этого факта определило характер политической стратегии страны, направленной на то, чтобы избегать непосредственного участия в крупных вооруженных конфликтах в Европе. Роль арбитра стала основой политики «блестящей изоляции», которую Лондон проводил в XIX столетии и которую пытался осуществлять в последующем. Ставка делалась на укрепление военно-морского флота, как гаранта сохранения могущества Великобритании, и на обещавшие сравнительно легкий успех колониальные войны с использованием незначительных собственных сухопутных сил. Эта общая политическая стратегия определяла и задачи, которые ставились правителями Великобритании перед своей разведкой. Менталитет руководителей разведки (как и всей правящей элиты) оказался на длительное время в плену догм, порожденных верой в могущество и безопасность Великобритании, в ее умение загребать жар чужими руками. ……





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх