СЕКРЕТНАЯ СЛУЖБА ВЕЛИКОБРИТАНИИ. СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Невидимые нити. Фрэнсис Уолсингем и Джон Тэрлоу – мастера шпионажа прошлых лет. Вклад истории в современность. Знаменитые писатели и поэты на службе разведки. «Чистые руки» спецслужб


Долгий и извилистый путь разведывательной службы Великобритании теснейшим образом связан с историей страны, с триумфами и поражениями. И это вполне естественно, ибо разведка – неотъемлемый институт государства, жизненно необходимый во все времена, важнейший инструмент его правящих кругов. Разящие удары английской разведки, этого древнейшего ремесла специально обученных людей, испытали на себе многие страны. Эта превосходная разведывательная служба конечно же не может защитить свою страну от всех бед и опасностей, она не смогла уберечь и саму Великобританию, утратившую свой былой блеск и имперское величие.

Британскую разведку нередко идеализируют, возвеличивают ее деятельность, приписывая ей способность оказывать чуть ли не решающее воздействие на судьбы стран и народов. В национальные герои возводятся такие известные в истории Великобритании личности, как государственный министр королевы Елизаветы I Фрэнсис Уолсингем, глава ведомства шпионажа у Оливера Кромвеля Джон Тэрлоу, Томас Лоуренс «Аравийский» – английский политик, военный деятель и разведчик на Ближнем Востоке в годы Первой мировой войны. Бесспорно, у них немалые заслуги в становлении разведки, в ее тайных операциях против врагов Британии. И вместе с тем за всеми ними тянется кровавый след драматических событий, цепь интриг и провокаций, которыми столь богата хронология британской разведывательной службы. Лоуренс, вовлекший в борьбу с Оттоманской империей арабские племена, действительно добился серьезных успехов на турецком фронте, но легенда о нем как о «друге арабских народов» развеялась после раскрытия исторических архивов, в которых он предстает как жестокий и коварный колонизатор, ненавистник арабов. В 30-х годах Лоуренс стал восторженным поклонником Гитлера, связался с английской фашистской партией Мосли.

Уолсингему и Тэрлоу, как одним из первых руководителей британской секретной службы, внесшим осязаемый вклад в ее становление и развитие, мне придется уделить особое внимание.

Фрэнсис Уолсингем вошел в историю как фактический создатель агентурной разведки Англии, как организатор службы перлюстрации – перехвата почтовой корреспонденции и дешифрования кодированной переписки. По существу, то, чем занималось ведомство Уолсингема, это не только разведка за рубежом – добывание информации о противнике, выявление его силы, планов и намерений. Это – тайная оперативная работа внутри страны, также путем использования агентов и прямых полицейских методов, то есть на деле – смесь деятельности разведки, контрразведки и полиции. По-другому невозможно характеризовать действия Уолсингема по подавлению внутренней оппозиции в лице католической партии, выступавшей под флагом борьбы с протестантизмом правящего королевского двора, хотя, конечно, католическая церковь Англии, делавшая ставку на шотландскую королеву Марию Стюарт, в то историческое время объективно действовала как союзница католической Испании. В качестве средства для выбивания информации и «признаний» ведомство Уолсингема широко использовало превентивные аресты и жестокие пытки узников.

Беспощадные меры по усмирению рабов будут применяться на протяжении всей истории становления Британской империи. Островитяне, подобно древним римлянам, надолго сохранят высокомерное отношение к другим народам, как к «варварам».

Методы «джентльменов» из Англии, используемые для подавления своих противников, будут отрабатываться на многочисленных полигонах. И одним из первых станет земля Святого Патрика – многострадальная Ирландия. Впрочем, раны, нанесенные «джентльменами в белых перчатках», дают о себе знать и по сей день в разных частях света. Они отзываются болью в сердцах уцелевших жителей Зеленого острова – Ирландии, потомков сипаев в Индии, внуков и правнуков героев и жертв «боксерского» восстания в Китае, детей и внуков повстанцев Малайзии и партизан «мау-мау» в Кении, восставших патриотов Греции и Кипра. Этот скорбный список можно было бы продолжить.

От жестоких карательных мер по усмирению своих противников британские спецслужбы и вооруженные силы не откажутся и позже, в наше цивилизованное время. Аресты, заключение в тюрьмы без суда и следствия, пытки и расстрелы с бесчеловечной практикой физического устранения неугодных лиц будут по-прежнему широко использоваться и во время развязанной по инициативе Великобритании военной интервенции в России. Когда гигантские волны национально-освободительного движения нахлынут на Британскую империю, «джентльмены» снова вспомнят о политике «кнута и пряника», и «кнут» будет стегать очень больно. Превентивным арестам подвергнутся национальные лидеры Кении, Замбии и других стран, входивших в империю. Убийства и истязания станут повседневной практикой в деятельности спецслужб и карательных органов. А потому и не приходится говорить о «благородстве» английской разведки, о ее стремлении делать дело «чистыми руками», не прибегая к вероломству, подкупу, коварному обману. Демократия по-британски на колонии-то уж во всяком случае не распространялась!

Именно на отстаивающих свои права гражданах испытывались новинки из арсенала карательных органов – водяные пушки для разгона демонстраций, специальные сети для выхватывания наиболее активных их участников (наподобие применявшихся в Древнем Риме гладиаторами-ретиариями), устройства для распыления слезоточивого и нервно-паралитического газа, каучуковые и пластиковые пули, дубинки с электрическим разрядом. Испытанные на «полигоне» в Ольстере (Северная Ирландия), эти новинки затем взяли на вооружение каратели в других странах. Вот и в наши дни очередными объектами устрашения – на этот раз ракетно-бомбовыми ударами – стали жители Ирака и Югославии! Подобная жестокость по отношению к людям вовсе уж непонятна в сравнении с культивируемым в Англии бережным отношением к животным, особенно домашним. «Национальной чертой англичан» назовет жестокость известный британский писатель Джон Бойтон Пристли.

Однако вернемся к истории становления британской секретной службы и узнаем еще немало любопытного и поучительного, в частности о старых приемах и методах, взятых на вооружение современниками.

В период смертельной схватки набиравшей силу Британии с феодальной Испанией, обладавшей при Филиппе II сильнейшей армией в Европе, Уолсингем, признанный мастер шпионажа, организовал эффективную разведку противника. Уолсингем внедрил агентов своей службы в ряд европейских столиц, а также в некоторые испанские порты, что дало возможность англичанам выведать военные планы испанцев, проследить за снаряжением кораблей «Великой и Непобедимой армады», готовившейся к вторжению на Британские острова. Крупнейшей акцией, а по существу провокацией в деятельности Уолсингема стало «разоблачение» его ведомством так называемого «заговора Баббингтона», раздутого до размеров общенационального бедствия. С помощью этой акции правящей британской монархии удалось укрепить свое положение, ликвидировать оппозиционную католическую партию и саму Марию Стюарт, зловеще объявленную Уолсингемом претенденткой на английский трон [3].

Ведомство Уолсингема можно в известном смысле признать основоположником системного подхода к деятельности британской разведки. По крайней мере, что касается внедрения в разведывательную работу приемов и методов подбора и использования агентуры. Уолсингем явно с пользой для себя провел несколько лет в Северной Италии, учась в одном из престижных в то время университетов в городе Падуя. Там у него была возможность познакомиться с интригами средневековых правителей, с иезуитами и святой инквизицией, он освоил классический труд Никколо Макиавелли «Государь», который, превратно трактуя вопросы морали, обоснованно считался пособием для политиков и разведчиков. В бытность послом в Париже Уолсингем оказался свидетелем Варфоломеевской ночи – события, существенно укрепившего протестантское мировоззрение и усилившего ненависть к носителям католицизма.

Агентурная сеть ведомства Уолсингема комплектовалась для выполнения разнообразных задач – выведывания и срыва планов внутренней оппозиции, ослабления позиций Испании в Европе, для контроля за ее союзниками – папским Римом и двором германского императора, для наблюдения за подготовкой «Непобедимой армады» к нападению на Англию. Агентам давались поручения следить за плаванием испанских торговых судов в Америку – информация передавалась английским корсарам, которые перехватывали испанцев на морских коммуникациях. Понятно, что диапазон завербованных агентов был достаточно широк – «смиренный монах из иезуитского колледжа, английский дворянин, вернувшийся в лоно католической церкви, богатый итальянец, портовый чиновник, путешествующий французский купец, парижский дуэлянт, студент германского университета» – таков мог быть, как отмечает в названной работе Е. Черняк, шпионский набор ведомства «плаща и кинжала» Фрэнсиса Уолсингема.

Уолсингем не гнушался привлекать к шпионской работе авантюристов, разоблаченных преступников, отбросы общества, которыми изобиловали европейские города тех лет. В ходу были агенты-двойники – отнюдь не изобретение Уолсингема. Их этот мастер шпионажа широко использовал в целях обмана противной стороны. Известным новшеством службы Уолсингема было распространение через агентов-астрологов специально составленных гороскопов – то, что сегодня получило бы название «направленной информации». Пользовался Уолсингем и методами прямой дезинформации: через одного из своих агентов он подбросил испанцам ложную информацию о том, что река Темза ввиду мелководности не годится для захода в нее кораблей «Великой армады».

Руководители Интеллидженс сервис, в частности заместитель генерального директора СИС в 50– 60-х годах Джордж Янг, оправдывали действия английской секретной службы времен Елизаветы необходимостью якобы сохранить «свободу рук». В сущности, этот модифицированный принцип иезуитов – «цель оправдывает средства» – господствовал и господствует в британских спецслужбах и по сей день.

В тот же период английская секретная служба подослала к московскому царю Ивану IV Грозному своего агента Бомелия, специалиста по составлению гороскопов. Гадание по звездам, магия и алхимия широко использовались английской секретной службой.

Со времен королевы Елизаветы I, не располагавшей большими средствами на разведслужбу, в практику оперативной работы разведки начал поневоле внедряться принцип экономного (порой – скупого) расходования денег на оплату услуг агентуры. Совсем не щедрое содержание действующей агентуры компенсировалось различными другими способами – назначением пенсий, предоставлением придворных должностей и так далее. Деньги, подкуп, освобождение от наказания за совершенное преступление – основные методы, применявшиеся при вербовке агентов. Собственно говоря, эти методы были присущи английской разведке во все последующие годы. Во многом они сохраняют свое значение и в настоящее время. «Цель оправдывает средства» – этим принципом средневековых правителей, церковников и философов руководствовались первые хозяева секретной службы Англии, и его, похоже, полностью унаследовали в Интеллидженc сервис.

Листая страницы истории разведки Великобритании, необходимо упомянуть еще об одном мастере шпионажа – Джоне Тэрлоу, государственном министре и главном разведчике лорда-протектора Англии Оливера Кромвеля. Служба разведки при Кромвеле – Тэрлоу уже официально значилась как правительственное ведомство. Джон Тэрлоу по размаху своей деятельности на посту руководителя разведки, по ее результатам, возможно, уступал Фрэнсису Уолсингему, но превосходил последнего по своим административным способностям. В целом он оставил будущим организаторам и руководителям Сикрет интеллидженс сервис солидное наследство. Кромвель, отлично понимая важное значение разведывательной службы, предоставлял ей значительные средства, намного превышавшие те, что выделялись прежде.. От Тэрлоу зависело их расходование, что он делал с большим умением.

Основной объект внимания ведомства Джона Тэрлоу – роялистские круги, действовавшие подпольно в самой Англии и в эмиграции. С целью проникновения в организации роялистов разведка Кромвеля создала широкую агентурную сеть во многих европейских странах. Успехи в подавлении роялистов были налицо, и огромную роль в этом сыграла разведслужба Тэрлоу.

Но главный вклад Джона Тэрлоу в дальнейшее развитие секретной службы, как мне представляется, состоит все же не в этом и не в конкретных акциях разведки с целью воспрепятствовать восстановлению на британском троне свергнутой королевской династии, (кстати говоря, уже после смерти Оливера Кромвеля Стюарты вновь овладели ускользнувшим от них престолом и подвергли унизительной казни статую великого лорда-протектора, установленную в Вестминстере), а, пожалуй, в том, что при Тэрлоу английская разведка стала широко использовать в своих целях дипломатов, аккредитованных в зарубежных представительствах страны. Полученная от них информация подкреплялась сведениями агентов, засылавшихся разведкой за рубеж другими путями. Это «нововведение» далекого от нас XVII века означало вывод разведывательной деятельности под «крышу» дипломатической службы. СИС сохранила и применяет до сих пор метод сочетания работы разведки под дипломатическим прикрытием с использованием других каналов разведывательного проникновения к интересующим ее секретам.

Не слишком ли много внимания уделяется далекой истории разведки? – могут подумать некоторые читатели. Ответ однозначен – автор делает это вполне осознанно, памятуя, что прошлое даже в такой специфической области, как разведка, помогает лучше понять и оценить настоящее. Конечно, можно было бы не пускаться в исторические экскурсы, но тогда не вполне будет понятно происхождение многих современных форм и методов разведывательной деятельности. В истории, хотим мы того или нет, всегда существует преемственность, прослеживаются определенные аналогии. Консерватизм же – вообще характерная черта и Англии, и большинства ее граждан. Консерватизм присущ и британским спецслужбам.

В любой стране разведка и дипломатия – части механизма государственной машины, две стороны одной и той же медали. Однако в Великобритании XVII и последующих столетий трудно, а порой просто невозможно отделить шпионскую деятельность от чистой дипломатии. Темболее, что в обеих ипостасях выступало одно и то же лицо. Нередко английские послы брали на себя функции разведчиков, а сотрудники разведывательной службы выполняли тайные дипломатические миссии. Аналогичными были приемы, с помощью которых дипломаты и разведчики достигали поставленных целей – сколачивали военно-политические союзы и коалиции, поддерживали врагов своих противников, склоняли на свою сторону влиятельных лиц из правящих кругов оппонентов. Для добывания секретной информации, для осуществления политического курса правителей страны дипломатия и разведка не делали различий в использовании методов и средств, будь то вербовка тайных агентов, подкуп соглядатаев, побуждения к предательству или перехват официальной и частной переписки. Богатый материал дала колониальная практика. Для сохранения империи в колониях создавались полицейские силы из числа покорных Англии местных жителей; в службы безопасности бывших колоний направлялись британские советники, лихорадочно вербовалась агентура для внедрения в национальные органы власти, в средства массовой информации и в торгово-промышленные круги, внедрялись агенты в ряды повстанцев.

Итак, с некоторыми историческими аналогиями мы уже познакомились, но вот еще одна. И Фрэнсис Уолсингем, и Джон Тэрлоу создавали и широко использовали в интересах разведывательной работы так называемые региональные центры в некоторых западноевропейских городах – прообраз резидентур и оперативных баз. Региональные центры прочно вошли в практику деятельности британской разведслужбы там, где ее руководители видели необходимость создания своих опорных пунктов. В XVII веке центром шпионажа и международных интриг во всей Западной Европе был Амстердам. И снова столица Нидерландов, оживленный центр торговых коммуникаций в Западной Европе, была облюбована предшественницей Сикрет интеллидженс сервис – Ми-1с – как цитадель тайной войны против кайзеровской Германии. В Амстердаме многочисленные сотрудники разведки проводили вербовку и обучение агентов перед заброской в Германию, присматривались к иностранным журналистам, допрашивали немецких дезертиров. В 30-х годах нашего столетия региональный центр СИС в Амстердаме располагался в здании фирмы «Континентал трейдинг компани». После Второй мировой войны региональный центр Сикрет интеллидженс сервис по Ближнему Востоку обосновался в Бейруте, а затем из разрушенной войной столицы Ливана перебрался в Афины.

Региональные центры – важное подспорье в работе разведки, позволяющее, в частности, иметь плацдарм для ее деятельности на территориях, куда закрыт или затруднен легальный доступ сотрудникам официальных учреждений, которые могут служить прикрытием для разведчиков.

Среди сотрудников английской секретной службы и ее агентов немало известных лиц, внесших свою лепту в становление Британской империи, в ее борьбу за мировое господство, защищавших державные интересы на полях сражений и в мирное время. Среди них – будущие политические деятели, всемирно известные писатели и поэты, знаменитые ученые и журналисты.

С разведывательной службой Уолсингема был связан драматург Кристофер Марло, современник Уильяма Шекспира. Наверное, не все знают, что с выполнения поручений разведки начинал свою скромную карьеру клерка английского посольства в Гааге Джонатан Свифт, автор «Путешествий Гулливера», принесших ему впоследствии мировую славу. Английский поэт-классицист XVII—XVIII веков Мэтью Прайор, также работавший в разведке, числился секретарем миссии в той же Гааге, занимался оформлением паспортов на въезд в Англию. Визовые секции, службы паспортного контроля в посольствах – излюбленное прикрытие разведчиков Сикрет интеллидженс сервис вплоть до последнего времени.

Одним из крупнейших разведчиков XVIII века был видный английский писатель Даниэль Дефо, автор знаменитого романа о Робинзоне Крузо. Война за испанское наследство, острейшие распри в самой Англии подогревали разведывательное усердие Даниэля Дефо, который имел обширную сеть платных агентов за границей и внутри страны. Задания разведки выполняла леди Эмма Гамильтон, супруга английского посла в Королевстве Обеих Сицилии и интимный друг адмирала Нельсона. Право же, леди Гамильтон должна остаться в памяти читателей не только как любовница адмирала Горацио Нельсона, английского флотоводца, победителя при Абукире и Трафальгаре, но и как «женщина, которая пила виски»!

Вообще следует отметить, что женщины играли и играют важную роль в деятельности спецслужб Великобритании.

Сотрудничество с разведывательной службой Великобритании приписывается популярным писателям Редьярду Киплингу, ставшему лауреатом Нобелевской премии, и Сомерсету Моэму. На стыке XIX и XX столетий получал крещение в разведке военный деятель периода англо-бурской войны Роберт Баден-Пауэлл, основатель международной организации бойскаутов. Очевидно, в этом прослеживается прямая связь с теми занятиями, когда разведчик Баден-Пауэлл, выдавая себя то за охотника, то за художника, путешествовал по России, Франции, Турции и Австрии, вел визуальное наблюдение за военными объектами, составлял карты и схемы местности.

В длинном списке писателей – сотрудников разведки уже совсем из нашей современной эпохи – Йен Флеминг, автор остросюжетных детективных романов о супершпионе Джеймсе Бонде. В 40-х годах в СИС пришли известные писатели Малькольм Маггеридж и Грэм Грин. Роман Грэма Грина «Наш человек в Гаване» – великолепная сатира на английскую разведку. Есть у него немало и других произведений о разведке. Нужно подчеркнуть, что острые конфликты, военные столкновения всегда активизировали деятельность английских спецслужб, диктовали потребность в притоке свежих сил – способных и талантливых людей. Так, немало ученых пополнило ряды разведки в период Второй мировой войны. Этим талантливым ученым и инженерам, историкам и социологам, выпускникам университетов спецслужбы Великобритании в немалой степени обязаны своим успехом.

Есть в Лондоне, наряду с обилием разнообразных музеев, Музей восковых фигур мадам Тюссо. Здесь в фигурах из воска увековечены для будущих поколений англичане и иностранцы, выдающиеся политические деятели и кинозвезды, монархи и футболисты, добропорядочные граждане и злодеи, герои и преступники. Нашлось среди них место и тем, кто прямо или косвенно причастен к секретной службе. Помещение музея не позволяет разместить в нем всех, кто, по мнению его владельцев, этого заслуживает. Происходит неизбежная ротация, кое-кого приходится отправлять в подвальные хранилища. Но даже если из музея и уберут какую-то восковую фигуру, в истории все равно сохранятся имена тех, кто связан со становлением и последующей деятельностью секретной службы.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх