ЗАГАДОЧНЫЙ МИСТЕР СИ

Загадочный Мистер Си раскрывает свое инкогнито. Адмиралы и генералы в Интеллидженс сервис. Конец эры «моряков». Сенчури-Хаус и «Дом Чаушеску». «Человек-невидимка» обретает зримые черты. Дэвид Спеддинг – последний генеральный директор СИС XX столетия?


И снова о таинственном Мистере Си. Так многие годы, как известно, именовали руководителей Интеллидженс сервис, скрывавшихся, как дама полусвета, под непроницаемой вуалью секретности. Разведывательная служба Великобритании могла называться по-разному: МИ-1с или МИ-6, Сикрет интеллидженс сервис или просто секретная служба. Не так уж важно, была ли она связана пуповиной с министерством обороны (отсюда, кстати, происходят ее «родовые» названия: аббревиатуры МИ-1с и МИ-6, обозначающие «милитери интеллидженс» – подразделение военной разведки) или значилась в министерстве иностранных дел. Существа дела это не меняло – она оставалась тайным ведомством нелегальных операций, почти неведомым по характеру своих занятий рядовому обывателю и потому загадочным и интригующим.

В силу давней консервативной традиции генерального директора Интеллидженс сервис держали в тени от публики и даже от «своих» зашифровывали емким английским словом «чиф» (CHIEF) – начальник, босс, шеф, сокращая это слово до совершенно уж короткого начального «С» (Си). Не берусь судить, всегда ли в СИС с достаточной серьезностью относились к такой конспирации. Тонкий английский юмор, по-видимому, должен был играть свою роль. Тем более, что уже очень скоро личность руководителя британской разведки перестала быть секретом как для недругов Англии, так и для ее друзей. Почти анекдотической стала, например, ситуация начала 40-х годов, когда, уже в разгар Второй мировой войны, шеф нацистской службы безопасности Генрих Гиммлер поведал миру о том, что Германии известны имена руководителей английской разведки. В СИС возникла настоящая паника, доходившая порой до того, что некоторые ретивые «конспираторы» предлагали разведку расформировать…

Впрочем, в конспирации сотрудников разведки, особенно связанных с агентурными и другими нелегальными операциями, нет ничего необычного и тем более подлежащего осуждению. Если, конечно, не доводить дело до абсурда. Всем сотрудникам разведки даются условные обозначения. Это не только конспиративно, но и удобно в переписке. И особенно важно в резидентурах, которым приходится считаться с необходимостью особой конспирации.

В центральном аппарате СИС для этих целей существует шкала кодовых обозначений. Венчает эту шкалу генеральный директор Интеллидженс сервис. Зашифрованы заместители начальника разведки, руководители всех подразделений СИС, начальники низших рангов, оперработники. Обычно это аббревиатура с добавлением цифровых индексов. Нет в этом ничего удивительного и ненормального. Только не надо расстраиваться, если противнику или просто посторонним вдруг станут известны какие-то имена или аббревиатуры. Гораздо проще поменять аббревиатуры кодовых названий, нежели подлинные имена.

Первым руководителем созданного в 1909 году самостоятельного ведомства агентурной разведки стал Мэнфилд Смит-Камминг, которого чаще именуют по более «аристократичной» части его фамилии – Камминг. Он властвовал в МИ-1с четырнадцать лет – значительный для Англии срок, превзойденный пока лишь одним из последующих шефов Интеллидженс сервис – Хью Синклером. В то время, по-видимому, еще не вошло в моду менять руководителей разведки вместе с приходом к власти победившей на парламентских выборах политической партии, которая, не мудрствуя лукаво, ставила в министерствах и ведомствах своих функционеров. Не всегда это были талантливые и способные руководители разведки, но всегда – надежные для победителей люди.

В довоенные и военные годы в Интеллидженс сервис главенствовали военные (причем и в руководстве, и среди подчиненных) и на первых ролях были представители военно-морского флота, Адмиралтейства, военно-морской разведки. Те, кто мог похвастать своим морским престижем. Недаром Уинстон Черчилль гордо называл себя и при личном общении, и в переписке с главами государств антигитлеровской коалиции Ф. Рузвельтом и И.В. Сталиным – «старый моряк». Военно-морским офицером был Мэнфилд Камминг. Из военно-морского флота пришел в 1923 году в Интеллидженс сервис адмирал Хью Синклер, служивший до этого начальником разведки ВМС Великобритании.

По свидетельству британских источников, Хью Синклер, правивший в Интеллидженс сервис долгих шестнадцать лет, не любил заниматься оперативными вопросами, зато чувствовал себя как рыба в воде в политической стихии постверсальской Англии, смело бросался в бурные водовороты. Сменивший его в 1939 году Стюарт Мензис, по слухам, был внебрачным сыном короля Эдуарда VII. Его мать – фрейлина при королевском дворе. Во всяком случае, новый руководитель СИС имел репутацию настоящего царедворца и «безжалостного интригана». Ким Филби, работавший в СИС при Мензисе, был невысокого мнения о его способностях. «Больших идей в разведке он не имел, зато был приятным человеком» [34]. Мензису удалось продержаться в Интеллидженс сервис весь трудный для Великобритании военный период благодаря значительному весу в правительственных кругах, благодаря своему высокому происхождению и шарму, друзьям и удивительным способностям к интригам.

Потребности «холодной войны» диктовали приход к руководству разведкой профессионалов-практиков. Похоже, эра «моряков» в Интеллидженс сервис заканчивалась.

В 1956 году, после относительно короткого правления в СИС обмишурившегося в Портсмуте генерал-лейтенанта Джона Синклера, однофамильца адмирала, генеральным директором Интеллидженс сервис стал Дик Голдсмит-Уайт, до этого руководивший контрразведкой МИ-5. К моменту прихода в МИ-6 Дик Уайт уже имел солидный опыт оперативной контрразведывательной работы против Советского Союза. Высокий, сухопарый, с вычурными манерами, Дик Уайт привнес в джентльменскую среду СИС жесткий контрразведывательный стиль, но подчас действовал с оглядкой на высокое начальство еще более, чем Синклер. Как и подавляющее большинство сотрудников разведки, он был убежденным антикоммунистом и не менее убежденным противником СССР.

И все же назначение Энтони Иденом в разведку контрразведчика Уайта в СИС посчитали немалым оскорблением. И это не могло не сказаться на отношениях Интеллидженс сервис и МИ-5, и без того не очень гладких. Дик Уайт, несмотря на хорошие отзывы о его работе на посту генерального директора СИС, так и не был принят в элитном ведомстве, каким его считали английские разведчики.

Правители Великобритании сделали соответствующие выводы, и после этого генеральными директорами Интеллидженс сервис назначались выходцы из самой разведки. Причем предпочтение отдавалось тем, кто прошел практику «полевой» работы в резидентурах и приобрел опыт координации действий с Центральным разведывательным управлением.

Мне уже приходилось упоминать о руководителях СИС эпохи «холодной войны» – Джоне Ренни, Морисе Олдфилде, Дике Фрэнксе. Генеральными директорами Интеллидженс сервис в 80—90-х годах были Колин Фигерс, Кристофер Керуэ, Колин Макколл.

По всей вероятности, начиная с Колина Макколла генеральный директор СИС официально перестал быть «человеком-невидимкой». Его имя рассекретили и для английского общества, и для всего мира. Шутники-острословы и тут нашли повод, вполне в духе английского сатирика Паркинсона, провозгласив секретность существенным элементом работы любого начальника. «Она производит гипнотический эффект и на посторонних, и на иерархическую структуру, она гасит опасный свет гласности, она, наконец, является лучшей гарантией стабильности, независимо от реальной работы, выполняемой организацией. Ибо то, что секретно, исключает контроль. Огромная бюрократическая машина может неограниченное время крутиться вхолостую, если обеспечена должная секретность» [35].

И вот теперь руководитель английской разведки «обречен» на всеобщее внимание. Восторгов в СИС подобная гласность, однако, не вызвала.

Нынешний генеральный директор Интеллидженс сервис Дэвид Спеллинг – назначенец консерваторов: премьер-министра Джона Мейджора и министра иностранных дел Дугласа Хэрда, его номинального шефа. Дэвид Спеддинг – уже не тот таинственный Мистер Си, каким были прежние шефы разведки. Ему не приходится прятаться от публики, избегать назойливых репортеров. Досужие журналисты спешат воспользоваться дарованными им правами – снятием строгого табу на информацию о личности генерального директора СИС и местонахождении Интеллидженс сервис. Журналисты и фоторепортеры взяли в осаду лондонской квартал Ламбет, где находится штаб-квартира разведки. Новое, безумно дорогое и импозантное здание Интеллидженс сервис, чем-то похожее на древнюю ступенчатую пирамиду, с чьей-то легкой руки уже окрестили «Домом Чаушеску». Странная эта кличка наверняка надолго не прилипнет к этому великолепному творению архитектора Терри Фарелла. Скорее всего, из-за его чужеродности, а может быть, из-за судьбы человека – носителя этого имени.

Дэвиду Спеддингу гласность не нужна, но он вынужден с ней мириться. Вынужден примириться с тем, что в средствах массовой информации появляются сведения о численности личного состава вверенного ему ведомства, о его бюджете. И даже с тем, что рассылаемый владельцам СМИ «циркуляр-Д», запрещающий публикацию тех или иных нежелательных для разведки материалов, теперь сплошь и рядом игнорируется редакторами газет и журналов. Многое приходится терпеть Дэвиду Спеддингу. Но гораздо труднее, чем от журналистов, отбиться теперь бывает от парламента, от специального парламентского комитета по разведке. Генеральному директору Интеллидженс сервис нужно учиться и этому искусству.

Комитет по разведке и безопасности – ровесник последнего генерального директора СИС. Он создан в соответствии с законом 1994 года, определяющим функции и роль Интеллидженс сервис и некоторых других спецслужб Великобритании. На парламентский комитет возлагалась обязанность «наблюдать за расходами, управлением и политикой МИ-5, МИ-6 и Джи-Си-Эйч-Кью». В грозном комитете по разведке и безопасности – девять членов, включая его председателя, пятеро из которых – бывшие министры консервативного правительства. Глава Комитета – Том Кинг, бывший министр обороны, настроен решительно и очень агрессивно. Он уверен, что российская разведывательная служба после распада Советского Союза возобновила активную деятельность в Англии. Тома Кинга не смущают двойные стандарты, он внушил себе и старается убедить остальных членов парламента, что благородная британская разведка и не помышляет о подрывной деятельности против России, а вот та неблагодарно строит против его страны коварные козни…

Дэвид Спеллинг, окончив Оксфордский университет, начал свою карьеру в Интеллидженс сервис на Ближнем Востоке. В 1967 году его направили на учебу в Центр по изучению арабского языка в местечке Шемлан, близ Бейрута. В конце 60-х он – сотрудник резидентуры СИС в Бейруте под прикрытием ранга второго секретаря посольства. После сокрушительных провалов бейрутской резидентуры Спеллинга отзывают из Ливана и «прячут» в Чили, где его работа в резидентуре СИС в Сант-Яго совпадает по времени с организованным Центральным разведывательным управлением свержением правительства Альенде и гибелью последнего.

С середины 70-х годов служба в МИ-6 для Дэвида Спеллинга была прочно связана с ближневосточными делами разведки. Он – разведчик-агентурист резидентур СИС в Абу-Даби (Объединенные Арабские Эмираты) и Аммане (Иордания). Он участник сложных интриг, затеянных США и Великобританией против Ирана, посчитавшими целесообразным поддерживать Ирак и обильно снабжавшими его оружием. Очень скоро США и Англия нанесут удар по Багдаду. Спеллинг – в гуще событий. Успех в войне с Ираком возносит его вверх по служебной лестнице. И вот уже ему доверено возглавить работу Интеллидженс сервис на Ближнем и Среднем Востоке, а затем – координацию действий с контрразведывательной службой МИ-5. С 1992 года Дэвид Спеллинг – руководитель Оперативного управления СИС, ну а затем – и самая вершина власти в разведке.

Ближневосточные дела теперь не главная забота Дэвида Спеллинга. Главным становится сотрудничество со старшим партнером Великобритании по установлению нового мирового порядка. Великобритания рассчитывает, что Соединенные Штаты ей тоже позволят ухватиться за вожжи, с помощью которых Вашингтон намерен управлять миром. Остается, правда, «непредсказуемая» Россия. Остаются многие «несговорчивые» страны. Остаются проблемы борьбы с терроризмом, а терроризмом в англо-американском мире считается любое национально-патриотическое движение. Словом, забот у Дэвида Спеллинга немало. Желания, энергии, энтузиазма – тоже хоть отбавляй. Вот только ресурсов по-прежнему недостаточно.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх