ХВАТКА БРИТАНСКОГО ЛЬВА

Британские спецслужбы стремятся к реваншу. Кто же больше заинтересован в выдворении советских сотрудников из Лондона – МИ-6 или МИ-5?


Национальный символ Великобритании – лев, царь диких зверей. Ассоциация с могучим хищником, который у многих народов во все времена символизировал царственную власть и отвагу, в Англии, по всей вероятности, возникла не случайно. В средние века это имя горделиво носили византийские императоры и Римские Папы, им нарекали; европейские города и крепости. «Львиный» – значило верх могущества и смелости. Поэтому не случайно лев стал символом британской нации. Вполне возможно, что зрелища со львами устраивались на покоренном острове для варваров римскими легионерами Цезаря. Спустя столетия рассказы моряков, купцов и миссионеров об увиденном в далеких странах величавом и страшном звере обрели реальность, когда в лондонском Тауэре появились в клетках настоящие львы, привезенные английскими путешественниками из завоеванных стран Африки и Азии.

«Британский лев»… Звучит величественно и выглядит устрашающе. «Лев» – олицетворение мощи Британской империи. «Львиная» символика пронизывает британскую историю, политику, литературу. Король Ричард Львиное Сердце, «львиная мудрость нации», «львиная храбрость и стойкость английского солдата» – такой в самом центре Лондона высится внушительный памятник льву. Кажется, еще мгновение – и грозный рык огласит столицу Великобритании. «Старым львом» почтительно величают англичане Уинстона Черчилля – лидера страны во времена Второй мировой войны. «Львиное рычание» Черчилля не прекратилось и после похорон Британской империи. Как «старому льву» хотелось бы этого избежать! В зоопарке Сан-Франциско одного молодого льва нарекли Принцем Чарльзом – в честь наследника британского престола. И в этом проявилось уважение Соединенных Штатов к своему верному союзнику и его грозной силе.

Автор не является сторонником замысловатых аллегорий, за которыми не всегда и не сразу угадывается реальный образ. Но в данном случае аллегория исторически и фактически оправдана – железная хватка британских спецслужб сродни повадкам самого сильного в мире хищника. Силу этой хватки довелось испытать на себе многим. Не избежала мощных ударов спецслужб Великобритании и наша страна, познавшая в борьбе с сильным и коварным противником и радость побед, и горечь поражений. За многие годы спецслужбы наших стран, как заправские бойцы на ринге, многократно обменивались сильными, разящими ударами. В послевоенные годы изменились стратегия или тактика баталий, появились новые приемы и технологии. В жестком и изнурительном советско-британском противоборстве 70—80-х годов были и вспышки боевитости спецслужб на всех фронтах тайной войны, и периоды относительного затишья. Однако Лондон именно в это время внес в конфронтацию некое «новшество» – массовое выдворение из Великобритании сотрудников советских представительств. Рекордным был 1971 год. В этот год английские власти обвинили в шпионаже и выслали из страны сто пять советских граждан. И кроме того, потребовали значительного сокращения персонала советских учреждений. Изгнанию подверглись сотрудники посольства, консульства, торгпредства, аккредитованных в стране корреспондентских пунктов, работники военных атташатов при посольстве СССР.

В последующие годы вакханалия выдворений продолжалась. В 1985 году «нежелательными лицами» были объявлены две группы советских сотрудников: соответственно двадцать пять и шесть человек. И наконец, в 1989 году еще одиннадцать служащих посольства Советского Союза обвинили в недозволенной деятельности. Характерной чертой всех этих акций официального Лондона было то, что сотрудникам советских представительств, объявленных персонами нон грата, не было предъявлено каких-либо конкретных обвинений, никто из них не был задержан с поличным при совершении каких-либо противоправных разведывательных действий. Как это было, например, при выдворении советскими властями разведчиков посольской резидентуры СИС, уличенных в шпионских операциях по делу Пеньковского или в связях с эмиссарами НТС: Как это происходило, когда заявлялись конкретные претензии к английским разведчикам из военных атташатов при посольстве Великобритании в Москве, задержанных с поличным при несанкционированном фотографировании оборонных объектов или проникновении в закрытые для иностранцев районы страны. Иными словами, как того требовали неписаные правила объявления иностранцев «нежелательными лицами». Беспрецедентные шаги английских властей не были ответными мерами на какие-либо действия официальных органов Москвы, что было бы понятно и приемлемо в сложившейся обстановке.

Это была грубая политическая акция консервативного правительства Лондона, пытавшегося (в который уже раз!) приглушить добрые чувства английского народа к Советскому Союзу, не допустить улучшения двусторонних отношений. Понятно, что эта акция спровоцировала новый виток «холодной войны». Предательство Олега Лялина в 1971 году, будто бы снабдившего английскую контрразведку МИ-5 (которая его завербовала за полгода до этих драматических событий) списком опасных для Англии сотрудников советских представительств, – это, конечно, лишь удобный предлог для Лондона. Неубедительно выглядели и доводы британских чиновников в пользу численного паритета представительств двух стран. Об этом еще пойдет речь позже, а пока лишь замечу, что такой повод у Англии, к сожалению, был – штаты наших загранпредставительств (в том числе и в Великобритании) зачастую превышали разумные рамки. В 80—90-х годах руководство страны скрепя сердце пошло на значительное сокращение количества зарубежных учреждений и их персонала. Но при этом немедленно приняло ответные меры. Из Советского Союза были выдворены английские дипломаты – сотрудники посольской резидентуры Интеллидженс сервис и военных атташатов. Похоже, жесткие меры советских властей все-таки образумили Лондон – английская практика бездумных и беспричинных выдворений прекратилась.

В данной связи необходимо сделать одно существенное замечание. Уверен, что Интеллидженс сервис не была инициатором выдворения советских сотрудников из Великобритании. При наличии в Советском Союзе посольской резидентуры с определенными задачами и персоналом английская разведка не могла быть заинтересована в очередном скандале, за которым непременно последовали бы репрессалии со стороны советских органов. Это, собственно говоря, и произошло, ударив в конечном счете по интересам СИС, потерявшей в результате высылки своих разведчиков из Москвы не меньше, а скорее больше, чем теряла советская разведка в Великобритании. Маховик высылки советских сотрудников запускался по настоянию контрразведки МИ-5, не справлявшейся с контролем за всеми советскими учреждениями в Англии. Заинтересованность МИ-5 понятна. Понятна и ее чувствительность к суровой критике, которой она подвергалась со стороны правительства, парламента, в средствах массовой информации в связи с крупными неудачами в противоборстве с иностранными разведками.

Что же касается численного паритета персонала представительств, то, по моему убеждению, реальные интересы государств далеко не всегда определяются требованиями формального равенства. Это прежде всего вопрос конкретных договоренностей между сторонами. Соединенные Штаты, например, жестко настаивают на полном равенстве в обеих странах количества дипломатических и консульских загранучреждений и их численного состава. Между тем американские посольства в иных государствах-контрагентах неизмеримо внушительнее по численности, чем дипломатические представительства этих стран в Вашингтоне. В некоторых странах, однако, полного или хотя бы приблизительного равенства вовсе не требуют, считаясь с реальными потребностями наших зарубежных представительств в осуществлении деловых связей в стране пребывания, в обслуживании, охране и т. д.

В Великобритании, вероятно, решили последовать примеру американцев, игнорируя некоторые особенности работы наших учреждений в условиях заграницы, например, то обстоятельство, что если англичане используют в своих представительствах в нашей стране в качестве обслуживающего персонала наших граждан, то в наших дипломатических учреждениях в Англии наем служащих из числа местных жителей не практикуется.

История с высылкой «ста пяти» из Англии, как уже говорилось выше, была связана с вербовкой британской контрразведкой рядового сотрудника лондонской резидентуры КГБ Лялина, которого МИ-5 удалось привлечь к сотрудничеству с помощью шантажа. Это болезненно отразилось на деятельности советской разведки в Великобритании. Беда не приходит одна! В 70—80-х годах спецслужбам Советского Союза пришлось пережить новые, и весьма серьезные, неприятности. Одна из них – вербовка Интеллидженс сервис сотрудника Первого главного управления КГБ (разведка) Олега Гордиевского.

Семидесятые годы, когда происходили многие из вышеупомянутых событий, были далеко не лучшими временами для советско-британских отношений. Ставшие уже привычными зигзаги политики Лондона следовали один за другим.

Англия переживала очередной экономический и политический кризис. Вновь обострилось положение в Ольстере. Не все ладилось и в бывшем Британском содружестве, где позиции Лондона существенно пошатнулись. В Западной Европе решительными соперниками Великобритании выступали ФРГ и Франция. Консерваторы и лейбористы сменяли друг друга у руля управления страной, нередко допуская неприличные в политике шарахания. Все они признавали важное значение сотрудничества с Советским Союзом, но почти всегда дальше слов дело не шло.

Английские консерваторы, никогда не питавшие дружелюбия к нашей стране, придя к власти в 1970 году, сразу же ужесточили политический курс в отношении Советского Союза. Выдворением большой группы советских сотрудников правительство Эдварда Хита рассчитывало поправить пошатнувшийся престиж Великобритании в Европе и во всем мире, упрочить ее позиции в Содружестве наций, сорвать наметившийся процесс разрядки международной напряженности.

С приходом к власти в 1974 году лейбористского правительства Гарольда Вильсона, считавшегося левым, почувствовалось некоторое оживление в британо-советских отношениях. И тогда на Вильсона немедленно обрушились и в Вашингтоне, и ушедшие в оппозицию английские консерваторы, и его собственные коллеги – правые лейбористы. Вильсона обвиняли во всех смертных грехах. Кампания по его дискредитации была хорошо срежиссирована, отличалась ядовитым злословием. Его обвиняли в тайных связях с Советским Союзом, в диктаторстве, в насильственном устранении своего предшественника по руководству Лейбористской партией – Хью Гейтскела. И Вашингтон обрушивал на него грозные обвинения в отходе от политики «особых отношений» с Соединенными Штатами. В нападки на премьера внесли свою лепту и британские спецслужбы, пустившие в ход убийственное для английского политика обвинение в «просоветизме» и чуть ли не в том, что Вильсон является тайным агентом СССР. Гарольд Вильсон не выдержал такого психологического прессинга и уступил место лидера партии и главы правительства правому лейбористу Джеймсу Каллагэну. Наступил еще больший застой в британо-советских отношениях. «Холодная война» набирала темп, всерьез повеяло морозом, когда к власти в Англии вернулись консерваторы и премьер-министром стала «железная леди» – Маргарет Тэтчер.

Предательство Олега Гордиевского оказалось весьма кстати для Лондона.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх