«БЕРЛИНСКИЙ ТУННЕЛЬ»

«Чудо» современной техники и интеллекта. Совместное детище СИС и ЦРУ. Так кто же «правил бал»?


В интернетовском «Списке» Ричарда Томлинсона подразделения английской разведки в Федеративной Республике Германии представлены разведчиками резидентур Интеллидженс сервис, работавшими в 70—80-е годы в столице ФРГ Бонне и в Западном Берлине. Названных в «Списке» разведчиков СИС менее десятка. Это, конечно, не много в сравнении с общим количеством сотрудников Сикрет интеллидженс сервис, пребывающих постоянно в Германии. И, безусловно, не отражает того огромного интереса, который проявляет на протяжении многих лет к германским проблемам Великобритания. И это притом, что ФРГ теперь числится среди их союзников по НАТО. Многолетнее соперничество, открытая вражда, военные столкновения и войны, в которых Германия была основным противником Великобритании, – все это породило огромную антипатию и подозрительность англичан в отношении немцев.

Думаю, что и отношение немцев к англичанам отнюдь не отличается дружелюбием. Тяжелые поражения Германии в последних войнах, многолетняя оккупация страны после Второй мировой войны, напоминающие о себе военные базы, пункты размещения разведывательных подразделений – все это не прибавляет немецкому населению теплоты в чувствах к победителям. Слабым утешением теперь служат единые цели в отношении Советского Союза и России. После окончания «холодной войны» у входящей в НАТО Федеративной Республики Германии уже совсем другие цели и задачи, чем тогда, когда главным противником считался СССР. Вот уже совсем недавно – в январе 1996 года – популярный немецкий журнал «Шпигель» обвинил сотрудницу Интеллидженс сервис Роузмери Шарп в попытке подкупа трех офицеров германской разведки с целью получить через них доступ к военной технике покидавшей Германию Западной группы войск нашей страны. Полагаю, что людям, знакомым с повадками английской разведки, не нужно объяснять, чего в действительности добивалась СИС. Примеров открытой и затаенной распри между союзниками в «холодной войне» немало.

Но оставим за скобками конфронтацию английских и германских спецслужб. Это – тема особого исследования, и она не входит в задачу автора этой книги.

В послевоенное время опорные пункты СИС размещались во многих городах Германии: в Бонне, Кёльне, Франкфурте-на-Майне, Гамбурге, Бад-Сальзуфлене, Западном Берлине и других. После установления Великобританией дипломатических отношений с Германской Демократической Республикой резидентура Интеллидженс сервис расположилась в английском посольстве и в столице ГДР.

Можно с полным основанием предположить, что к настоящему времени английское присутствие в ФРГ сократилось: сегодня Германия уже не тот поверженный противник, с которым можно не считаться. В Англии отлично сознают, что современная ФРГ – одно из самых могущественных государств Европы, претендующее на лидерство не только в этом регионе. Пожалуй, не далеко время, когда объединенная Германия начнет всерьез тяготиться пребыванием на своей территории вооруженных сил США, Великобритании, Франции, не будет испытывать радостного удовлетворения оттого, что в разных частях страны разместились разведывательные подразделения союзников по НАТО.

Ну а во второй половине 40—50-х годах ситуация была иной. Страны «оси» разгромлены. Они больше не представляют опасности для победителей. Япония наводнена американскими войсками. В Италии – военные базы Соединенных Штатов и Великобритании. Германия целиком занята союзниками по Второй мировой войне, ее территория разделена на оккупационные зоны. Положение усугубит создание двух германских государств. Столица побежденной Германии Берлин так и останется разделенной на зоны. При таком положении вещей он представлял собой идеальное место для деятельности разведки. Здесь обосновались подразделения Центрального разведывательного управления, Сикрет интеллидженс сервис, французской разведки СДЕСЕ. Здесь действуют органы государственной безопасности ГДР и, конечно, спецслужбы Советского Союза. Берлин превратился в настоящее поле битв «холодной войны», где офицеры «плаща и кинжала» скрещивали оружие в бескомпромиссном тайном противоборстве. Берлин, как, пожалуй, ни один другой европейский город, стал центром противостояния Запада и Востока, Североатлантического союза и Варшавского Договора.

Западноберлинская резидентура СИС была одним из крупнейших подразделений английской разведки – она насчитывала около ста офицеров-разведчиков и сотрудников технического состава. Прикрытием для нее служила британская армия и Контрольная комиссия. В резидентуре было несколько отделов, ответственных за разные направления: добывание политической информации, проникновение в вооруженные силы СССР и ГДР, проведение оперативно-технических акций.

Подразделения СИС в ФРГ (Западный Берлин, Гамбург и другие) сравнительно легко вербовали агентов среди немцев и направляли их в ГДР для сбора информации о дислоцированных там вооруженных силах СССР. «Красная цена завербованного агента – блок сигарет». Английские разведчики были предельно циничны, отправляя агентов-немцев на очередное задание. Засылка в ГДР осуществлялась в основном под видом английских военнослужащих, снабженных фиктивными документами.

Резидентура Интеллидженс сервис в Западном Берлине была укомплектована опытными разведчиками-профессионалами, специалистами по агентурной работе и техническим операциям. В середине 50-х годов туда был направлен один из асов британской разведки – Питер Ланн. Он был переведен в Западный Берлин из Вены, где возглавлял посольскую резидентуру СИС. По оценке руководства Интеллидженс сервис, резидентура в Вене добилась «впечатляющих успехов», осуществив проникновение в телефонные коммуникации советских вооруженных сил, дислоцированных в Австрии. Операции венской резидентуры «Конфликт», «Сахар», «Лорд», открывавшие многообещавшее направление сбора разведывательной информации, обеспечивали поступление важных материалов. В Лондоне для их обработки было сформировано специальное подразделение – Отдел технических операций. Он был скомплектован из сотрудников СИС, знавших русский язык, – в то время это были так называемые «санкт-петербургские англичане» – потомки английских коммерсантов, выходцев из России, осевших в Англии, представители русской эмигрантской аристократии, бывшие польские офицеры, служившие в английской разведке во время войны.

Вот с таким блестящим опытом и с такой блестящей репутацией Питер Ланн прибывает в Западный Берлин. Он полон решимости повторить здесь свой венский опыт – организовать перехват советских кабельных коммуникаций. Невысокий, седовласый, лысеющий Ланн мог показаться нерешительным, пассивным человеком. Однако в действительности он обладал незаурядной силой воли и огромной работоспособностью. Поначалу казалось, что везение, сопутствовавшее Питеру Ланну в Вене, не покинет его и в Берлине. Он был творцом и движущей силой совместной разведывательной операции СИС и ЦРУ, получившей в документах и открытой литературе название «Берлинский туннель»: Кодовое наименование операции – «Золотой секундомер» иногда заменяют более кратким «Золото». Надо отдать должное английскому разведчику – на авторство берлинской акции претендовали многие, особенно американцы, но сам Ланн не проявлял амбиций на этот счет.

В 1952—1953 годах СИС и ЦРУ договорились о разработке операции «Берлинский туннель». В Лондоне состоялось несколько совещаний с участием ответственных сотрудников английской и американской разведок. От Интеллидженс сервис в них участвовали будущий первый заместитель генерального директора СИС Джордж Янг (тогда начальник отдела), Том Джимсон из отдела технических операций, Питер Ланн, другие специалисты. С американской стороны – начальник советского отдела Оперативного директората Фрэнк Роулетт, руководитель западноберлинской резидентуры ЦРУ Билл Харви и другие. Не очень ясно, почему и с чьей подачи пошла гулять версия об «экстравагантности» и «ковбойской лихости» будто бы «вечно пьяного» Билла Харви. Во всяком случае, руководимая им западноберлинская резидентура ЦРУ свою часть работы по «Берлинскому туннелю» выполнила энергично и с должным результатом.

Вариант подключения к проводным линиям связи, установленным на телефонных столбах, был отвергнут, как крайне ненадежный и рискованный – коммуникации проходили по территории советской зоны города и тщательно охранялись. Как и в Вене, был выбран другой вариант, гораздо более трудоемкий, но и более конспиративный – прокладка туннеля к подземным кабелям связи. Как и в Вене, задача состояла в том, чтобы добыть точный план расположения советской телефонной сети. В Вене агент-австриец, служащий городской телефонной компании, информировал резидентуру СИС о советских телефонных кабелях, проходивших по английской зоне оккупации. В Берлине информацию о телефонных коммуникациях Советского Союза в Германии, в том числе подробные карты и схемы, СИС и ЦРУ удалось раздобыть от своих агентов-немцев в министерстве почты и телеграфа ГДР. Как и в Австрии, сработал фактор везения: некоторые советские кабели связи проходили в непосредственной близости к американскому сектору Берлина, в районе Альтглиннике. Так возникла идея прокладки туннеля – сложного инженерного сооружения, углублявшегося в советский сектор на несколько сотен метров. Обязанности в англо-американской команде распределились следующим образом: ЦРУ финансировало работы, обеспечивало рабочую силу для прокладки туннеля и необходимое прикрытие в своем секторе; СИС предоставляла аппаратуру и техническое оснащение, а также специалистов для поста подслушивания. Обработка и оценка материалов осуществлялись совместной группой специалистов. Центр руководства операцией «Берлинский туннель» размещался в Лондоне, ее руководителем был англичанин.

«Берлинский туннель» был особой гордостью директора Центрального разведывательного управления Аллена Даллеса. «Исключительно ценная, дорогостоящая и отважная операция», – отмечает директор ЦРУ в своей книге «Искусство разведки» [18]. Операция СИС—ЦРУ провалилась, и Аллену Даллесу ничего не оставалось, как делать хорошую мину при плохой игре, повторяя: «Берлинский туннель», мол, «продемонстрировал превосходство» западных разведок над Советским Союзом. Чтобы скрыть раздражение от сокрушительного провала, руководитель американской разведки, верный своей манере не признавать очевидных фактов, заявил, как свидетельствует А. Даллес в упомянутой книге, что «любая разведывательная акция имеет определенные временные пределы». Генеральный директор СИС Стюарт Мензис, дававший санкцию на проведение операции «Берлинский туннель», предпочел открыто не высказываться по поводу краха операции.

Понятно многозначительное молчание Стюарта Мензиса, а также заносчивые заявления Аллена Даллеса. Реакцию ветерана американской разведки трудно комментировать иначе, чем попытку самооправдания, характерную для многих руководителей ЦРУ, когда им приходится объясняться в связи с неудачами в тайной войне.

Шестисотметровый туннель, прорытый англичанами и американцами в глубь советского сектора на территории ГДР, на границе секторов предусмотрительно перегораживался стальной дверью. Не лишняя предосторожность – она помогла американским и английским специалистам, работавшим в туннеле, избежать задержания на «чужой» территории и ретироваться в американский сектор, когда в апреле 1956 года спецслужбы СССР приняли решение прервать операцию «Золото», и Это решение было реализовано под искусным предлогом, не вызвавшим у СИС и ЦРУ подозрений по поводу истинного «виновника» утечки информации о берлинском туннеле. Им был, как теперь известно многим, выдающийся советский разведчик Джордж Блейк, участник совещания СИС—ЦРУ в Лондоне по поводу сооружения туннеля. Лондон и Вашингтон понятия не имели, что берлинская операция была обречена еще до. того, как она начала осуществляться.

Сегодня, когда снята, хотя и не до конца, завеса секретности, окружающая операцию «Берлинский туннель», обнародованы имена действующих лиц, известны подлинные причины ее провала, стали рассеиваться мифы и легенды вокруг этой неординарной акции английской и американской разведки.

После разоблачения операции «Золото», когда иностранным журналистам была предоставлена возможность побывать в той части туннеля, которая находилась на территории советского сектора, ЦРУ не могло уже отрицать свою причастность к операции. Однако в «свою» зону туннеля и в здания, где размещалась сложная «подслушивающая» электронная аппаратура, журналистов не допустили. Высокопоставленные лица из ЦРУ заявили, что операция «Берлинский туннель» сделала свое дело, была успешной и эффективной. Интеллидженс сервис, следуя привычке не афишировать своих разведывательных акций, оставалась в тени, отказавшись от сомнительных «почестей» в пользу старшего партнера. Англичане еще раз подтвердили, что им чужд синдром гаршинской лягушки-путешественницы, поспешившей оповестить мир об изобретенном ею способе путешествия в гусиной стае. Кое-кто в мире об этом действительно узнал, но и хвастливой лягушке пришлось плюхнуться в болото.

Как обстояло дело, теперь уже не секрет. Не секрет и то, что органы государственной безопасности СССР должны были считаться с тем, что перехват ЦРУ и СИС линий связи советских зарубежных учреждений с Москвой наносит ущерб интересам и безопасности СССР. Но действия советской стороны определялись в первую очередь реальной заботой о безопасности Джорджа Блейка. Ни о какой дезинформации противника по телефонным линиям, которые прослушивались ЦРУ и СИС, не могло быть речи. Переговоры с Москвой по важнейшим вопросам осуществлялись по другим каналам, которые, как было точно известно, не контролировались английской и американской разведкой.

Приоритет Центрального разведывательного управления в операции «Берлинский туннель» не более чем миф, может быть приятно щекочущий чье-то самолюбие. Не соответствует истине, возможно, приятная немцам версия о причастности к операции «Золото» западногерманской разведслужбы Райнхардта Гелена. Разведку ФРГ, которой ЦРУ и СИС не доверяли под тем предлогом, что она пронизана советской агентурой, американцы и англичане стремились держать в неведении относительно многих своих акций в Германии, особенно тех, которые не требовали ее помощи. В данном случае такой необходимости не было. Более того, западногерманские спецслужбы, как и другие правительственные ведомства и учреждения ФРГ, были объектом изучения СИС. После войны там у английской разведки имелась многочисленная агентура. С помощью своих агентов Интеллидженс сервис не только противоборствовала с Советским Союзом, но и осуществляла контроль над своим западногерманским союзником, который явно не собирался навечно оставаться в упряжке, понукаемым США и Великобританией.

Ну а руководитель западноберлинской резидентуры СИС Питер Ланн вскоре после провала операции «Берлинский туннель» получит назначение в региональный центр СИС на Ближнем Востоке, в столицу восточного Средиземноморья – Бейрут. Здесь его «звезде» суждено будет закатиться окончательно. Читатель об этом уже знает.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх