ЗАРИСОВКИ С НАТУРЫ

От Ближнего Востока и Африки к Зеленому острову. Тяжелая поступь английской разведки. Подрывные планы и покушения


Резидентуры Интеллидженс сервис – крупные и небольшие по численности – разбросаны по всему миру. Каждое подразделение МИ-6, при всем сходстве применяемой разведывательной технологии, имеет свое лицо, свои особенности, своих героев и свои, так сказать, объекты внимания. Для иллюстрации деятельности посольских резидентур СИС мною выбраны некоторые из них. Мне представляются существенными и интересными их действия в драматические моменты истории.

Начну с резидентуры Интеллидженс сервис в Бейруте.

Бейрутская резидентура, обладавшая в прошлые годы атрибутами регионального разведывательного центра, играла исключительно важную роль на Ближнем и Среднем Востоке. Сфера ее весьма эффективной оперативной работы охватывала Сирию, Ирак, Египет, Иорданию и, конечно, сам Ливан. Следует учитывать, что с некоторыми из этих государств у Великобритании были прерваны дипломатические отношения и посольских резидентур СИС там не могло быть. Определенное значение имело и то обстоятельство, что в Ливане, в местечке Шемлан (Горный Ливан), располагался организованный и финансировавшийся британским МИД специальный учебный центр по изучению арабского языка. В нем наряду с дипломатами и военнослужащими проходили обучение и разведчики СИС. В Шемлан, в частности, был командирован по линии СИС ее сотрудник – отважный советский разведчик Джордж Блейк.

В 50—60-е годы столица Ливана Бейрут, «жемчужина Средиземноморья», был подлинным центром шпионажа на Ближнем Востоке. Недаром английская разведка назначила руководителями бейрутской резидентуры своих асов – Николаса Эллиота и Питера Ланна.

Ближний Восток после Второй мировой войны считался районом с преобладающим западным влиянием. Как и везде в мире, в этом районе происходил бурный подъем борьбы народов за независимость, против остатков колониального господства. Великобритания и Франция теряли свои позиции – в Египте, Ираке, Сирии. В этих условиях Бейрут стал плацдармом для иностранных разведок, отстаивающих геополитические интересы своих государств. Ливан «облюбовали» Центральное разведывательное управление США, израильская разведслужба Моссад, разведывательные органы Франции, Египта и Сирии. В Бейруте разразилось ожесточенное противоборство разведок Великобритании и Советского Союза. К акциям против нашей страны, против советских представителей в этом регионе СИС привлекала свою разветвленную сеть в Бейруте, своих агентов в других странах Ближнего Востока, занимавших важное положение в государственном аппарате, в вооруженных силах, в службах безопасности и полиции, в экономических структурах и в средствах массовой информации. В 60-е годы ими руководили, как правило, шефы резидентуры – Николас Эллиот и Питер Ланн. Заместителем Ланна был опытный разведчик СИС Юстас Макнот, который, как и сам резидент, использовал дипломатическое прикрытие первого секретаря посольства. Разведчиков связывала предшествующая работа в Западном Берлине, где они активно участвовали в разведывательных акциях против Советского Союза.

В разведывательные операции против нашей страны сотрудники СИС пытались вовлечь ныне покойного короля Иордании Хусейна. Следует отметить, что английская разведка славится умением использовать в своих интересах высокопоставленных персон, она мастерски играла на связях королевских домов Европы и всего мира с Великобританией. Вспомним, в частности, браки отпрысков монархических семейств Европы (Дания, Голландия, Греция, даже царская Россия). Иорданский монарх был связан с Великобританией – женат на англичанке и получил военное образование в Англии. Были и другие факторы, влиявшие на менталитет монархических кругов (и не только в Иордании), – члены королевских семей являлись крупными вкладчиками лондонских банков, акционерами богатых английских компаний.

Бейрут служил для СИС своеобразным полигоном. Здесь была тщательно отработана система отношений с агентами-групповодами, которым поручалось руководство небольшими группами источников. Налажено использование помещений английских коммерческих компаний для контактов с агентами. В Бейруте проводились встречи с агентами из других стран, которые у себя в стране не могли контактировать с разведчиками СИС.

Николасу Эллиоту в Бейруте пришлось выполнять деликатные поручения Лондона. Так уж случилось, что почти одновременно с ним там оказались Ким Филби и Джордж Блейк, советские разведчики, служившие в Интеллидженс сервис. Филби уже в течение ряда лет находился в Ливане в качестве специального агента СИС под журналистским прикрытием корреспондента одной из лондонских газет. Блейк был направлен в Центр по изучению арабского языка в Шемлане. К этому времени в британских спецслужбах укрепились подозрения в их причастности к советской разведке. Напомню: Джордж Блейк, не подозревавший об ожидавшей его участи, был приговорен к сорока двум годам заключения. Он сумел совершить легендарный побег из лондонской тюрьмы и благополучно прибыл в Советский Союз. Попытка Эллиота склонить Кима Филби к возвращению в Англию потерпела неудачу – советская разведка организовала его конспиративный выезд из Бейрута в СССР.

Здесь в Бейруте советской разведке удалось вскрыть практически всю агентурную сеть СИС, связанную с посольской резидентурой, выявить личный состав подразделений разведки в регионе. Провал, пережитый бейрутской резидентурой, вполне может быть сравним с тем, что резиденту СИС в Ливане Питеру Ланну пришлось испытать в Берлине, когда органами государственной безопасности СССР была при активной помощи Джорджа Блейка раскрыта и локализована совместная операция ЦРУ и СИС по перехвату советских кабельных коммуникаций. Рассказ о «Берлинском туннеле» еще впереди, хотя хронологически связанные с ним события предшествуют тому, что позже произойдет в Бейруте.

Возникшая в 70-х годах клановая междуусобица в Ливане, временная оккупация Бейрута израильтянами, ввод в страну сирийских войск, военное вмешательство США – все это положило конец функционированию бейрутской резидентуры в качестве регионального ближневосточного центра СИС. Он вынужден был перебраться в другое место.

В 50—60-е годы политика Великобритании на Ближнем и Среднем Востоке подверглась серьезному испытанию. Суэцкий кризис – одно из ее самых унизительных поражений в XX столетии. Победа возглавляемых Насером национально-патриотических сил оказалась неожиданной для Лондона, равно как и для резидентуры Интеллидженс сервис в Каире. Причиной тому, как считают английские источники, явилась допущенная разведкой серьезная ошибка, состоявшая в том, что вербовка агентов-информаторов осуществлялась в дружественных, пробританских кругах, а не в среде военно-политической оппозиции. Она-то и покончила с пробританским режимом.

В 1952 году Египет, где к власти пришел Насер, решительно потребовал от Великобритании ликвидировать на его территории все свои военные базы и вывести с них войска. Были очищены от пробританских элементов командный состав армии, полиция и служба безопасности, организованная совсем недавно с помощью английских советников. В прогнозах Интеллидженс сервис зазвучали мрачные нотки: «Следует ожидать закрытия Египтом Суэцкого канала, прекращения транспортировки по нему нефти в Европу» [17]. Но худшее для Англии было еще впереди, и тогда в Лондоне сделали ставку на применение военной силы, на изоляцию и физическую ликвидацию самого Насера.

Как всегда, этому предшествовала немедленно развязанная психологическая война. В центре антинасеровской пропагандистской кампании оказалось действовавшее в Каире Арабское агентство новостей, по существу, – филиал резидентуры СИС. Его возглавлял англичанин Джеймс Суинберн, а помощниками у него были два сотрудника Интеллидженс сервис – Уильям Стивенсон и Сефтен Делмер.

Англо-египетский конфликт вступал в решающую фазу. Контрразведывательная служба Насера приступила к охоте за агентами английской разведки, десятки платных помощников МИ-6 были обезврежены. Были арестованы и высланы из страны Суинберн, Стивенсон и Делмер. Выдворены еще два разведчика из посольской резидентуры СИС в Каире – Дж.Б. Флакс и Дж.Т. Тоув. Агентурная связь Интеллидженс сервис в Египте была катастрофически подорвана, и поток разведывательной информации в Лондон иссякал. Правда, на помощь, как всегда, пришла Джи-Си-Эйч-Кью, которой удалось «расколоть» египетские шифры. И вот одна из перехваченных дешифровальной службой телеграмм прямо-таки повергла Лондон в смятение: Советский Союз выражал готовность оказать поддержку Египту вплоть до направления в зону конфликта своих вооруженных сил.

Потом, когда начнется объединенная англо-франко-израильская агрессия, Великобритании будут преподнесены и другие сюрпризы. Пока же премьер-министр Антони Иден все больше склонялся к идее физического устранения Насера. «Саламандра» – план убийства египетского лидера готовился еще до военного нападения на Египет. В Интеллидженс сервис рассматривались разные варианты – от применения нервно-паралитического газа до организации пожара в штаб-квартире Насера. Иден колебался и так и не дал санкции разведке, опасаясь, что могут быть обнаружены следы подготовки покушения.

К плану «Саламандра» англичане вернулись позже – когда военный поход на Египет не дал желаемых результатов. Для этой цели был, в частности, завербован специальный исполнитель плана – заместитель начальника разведки ВВС Египта Махмуд Халиль. На организацию и проведение операции ему была выдана огромная сумма – 167 с половиной тысяч фунтов стерлингов. Был повторен опыт Локкарта—Рейли, и с тем же печальным результатом. Операция «Саламандра» потерпела полное фиаско. Халиль, прикинувшись другом СИС, действовал в соответствии с указанием Насера.

Позиции Англии в Египте в результате всего этого резко пошатнулись. Региональный центр Интеллидженс сервис волей-неволей пришлось из Каира перевести в Бейрут.

В Суэцком кризисе Англия и Израиль выступали единым фронтом. Установилось взаимопонимание и между Интеллидженс сервис и израильской разведкой Моссад. Это давалось нелегко – в Израиле относились к англичанам с подозрением и недоверием, поскольку их связи с арабскими странами: были весьма основательными. Переход ряда арабских государств на антиимпериалистические позиции изменил положение. Интеллидженс сервис и Моссад наладили контакты и обмен информацией – о Египте, Сирии, Ливии, Ираке. СИС помогала Моссад внедрять агентуру в палестинские организации, вести операции против палестинцев. Бейрут представлял неплохие возможности для развития сотрудничества между двумя разведками.

Турция многие годы служила Сикрет интеллидженс сервис идеальным плацдармом для ведения разведывательно-подрывной деятельности против нашей страны. После Второй мировой войны у СИС были в Турции целых две резидентуры – в столице Анкаре и в Стамбуле. Стамбульская резидентура в 40—50-е годы считалась главной. Судя по «Списку Томлинсона», обе они сохраняются английской разведкой до настоящего времени.

Важность для Интеллидженс сервис турецкого плацдарма понятна. Турция до недавней поры граничила с Советским Союзом, Стамбул же был «воротами» в Черное море, а оттуда можно контролировать движение наших военных и торговых судов. Сегодня Турцию заполонили «челноки» из России, а турецкие курорты обживают обеспеченные российские граждане. Это уже новая ситуация, но ею охотно пользуются иностранные спецслужбы.

Уместно отметить еще одно немаловажное обстоятельство, а именно: СИС с давних времен взаимодействует в работе против нашей страны с турецкой службой безопасности. До распада Советского Союза англичане пользовались ее услугами для разработки сотрудников наших представительств, организации контроля в Стамбуле за проливами, для засылки в СССР английской агентуры. Тут Интеллидженс сервис пригодился опыт Второй мировой войны, когда она забрасывала на оккупированную территорию Европы небольшие агентурные группы. Обычно они состояли из двух человек, один из которых был радистом. Эти группы, как правило, поддерживали связь с Центром по рации, но иногда она осуществлялась с помощью курьеров, направлявшихся из других стран. Таким же способом СИС намеревалась действовать и в данном случае. Но положение было иным, и агентурным группам не удавалось обрести в Закавказье твердую почву под ногами, да и нелегальный переход границы был затруднен.

К тому же органы безопасности Турции были строптивыми партнерами. СИС приходилось считаться с их недоверчивостью и ревниво-подозрительным отношением к своим союзникам. В Интеллидженс сервис с этим мирились как с неизбежным злом, решая главную для себя задачу. А она была непростой – проникновение в Советское Закавказье.

Планы английской разведки в Закавказье в 20– 40-е годы были связаны с деятельностью грузинских меньшевиков Ноя Жордания, который еще в 1918 году был главой опекаемого Германией марионеточного правительства Грузии, а потом бежал на Запад. В памяти англичан все еще были живы воспоминания об оккупации британскими войсками черноморских портов, а также «легкая прогулка» армии интервентов в тогдашний Тбилиси. В 20-е годы английская разведка готовила вооруженное восстание в Грузии, по-прежнему делая ставку на Жордания и его сторонников. Утратив чувство реальности, СИС и после Второй мировой войны продолжала линию на поддержку грузинской эмиграции на Западе, связанной с фашистской Германией и сверх всякой меры насыщенной агентурой немецких спецслужб. Готовились агентурные группы для засылки в Грузию через турецкую границу. К операции подключались и турки, спешившие взять забрасывавшихся агентов под свой непосредственный контроль. Совместная англо-турецкая операция, как и следовало ожидать, полностью провалилась.

После захвата в Кении специальной группой турецкой разведки лидера курдов Оджалана кое-кто, вероятно, обратил внимание на деятельность спецслужб Великобритании в этой стране. Резидентура СИС в Найроби (она значится в «Списке Томлинсона») – далеко не заурядное подразделение английской разведки, ее деятельность наверняка распространяется и на другие страны. СИС еще в период обретения Кенией независимости стремилась укрепить позиции Великобритании в этой бывшей колонии Британской империи. Английский агент из числа белых поселенцев Брюс Маккензи, известный велогонщик, ставший в Кении одним из ведущих политических деятелей белого меньшинства, установил контакт с лидером национально-освободительного движения Кениатой и действовал в классической манере агента влияния. Интеллидженс сервис не оставила своим вниманием правительственные учреждения, вооруженные силы и особенно службу безопасности нового африканского государства. Еще долгое время в Кении действовали английские советники, дававшие рекомендации и готовившие кадры государственных чиновников, а заодно внедрявшие куда нужно своих агентов и доверенных лиц. В 70-е годы Брюс Маккензи вновь приобрел известность – обеспечивал дозаправку израильских самолетов в аэропорту Найроби, когда специальная команда Моссад совершила дерзкий рейд в Уганду и вырвала из рук палестинцев захваченный ими израильский гражданский самолет с пассажирами.

«Зеленый остров», как с древних времен называют Ирландию, – позор Великобритании. В этой первой английской колонии зарождалась захватническая имперская идеология, которую столетиями исповедовали правящие круги Великобритании и которая сыграла существенную роль в формировании английского национального характера. «Ирландский синдром» определял мышление и действия поколений британских правителей и политиков, начиная с Елизаветы I и Оливера Кромвеля, Уильяма Питта Младшего и Уинстона Черчилля, Маргарет Тэтчер и Энтони Блэра. В Ирландии оттачивалась колониальная, карательная политика Великобритании. Ирландия, отторгнутая от нее, и вошедшая в состав Соединенного Королевства ее северная часть – Ольстер стали полигоном для британской армии, полиции, разведки и контрразведки. Здесь отрабатывались новейшие методики подавления сопротивления непокорных. Когда полиция, МИ-5 и САС отступили в бессилии перед новым подъемом национально-освободительного движения, перед возглавленной Ирландской республиканской армией (ИРА) вооруженной борьбой, в дело активно включилась Интеллидженс сервис. Деятельность посольской резидентуры в Дублине четко координировалась и со специальными оперативными группами СИС, дислоцированными непосредственно в Ольстере. «На войне как на войне» – английская разведка прибегала к провокациям, готовила диверсии и уничтожение руководителей ИРА, используя для этих целей профессиональных преступников. Правительство Великобритании потом официально признает, что спецслужбы действительно использовали подобные грязные методы, но сделает это «сквозь зубы», и не из-за прозрения политиков, а в результате провалов СИС в Ирландии.

События 80-х годов показали, что Лондон фактически узаконил политику ликвидации ИРА. Вооруженные силы, Интеллидженс сервис действовали таким образом, чтобы ирландских террористов живыми не брать, а под их видом попросту уничтожать всех истинных борцов за объединение Ирландии.

Один из примеров – история агентов Сикрет интеллидженс сервис братьев Кеннета и Кейта Литтлджон. Братья-ирландцы, осужденные в свое время за ограбление банков, были завербованы СИС специально для действий в Ирландии. Им поручалось осуществлять взрывы и грабежи, ответственность за которые можно было бы возложить на ИРА и тем самым навлечь на нее гнев ирландских властей и населения. Интеллидженс сервис поручила братьям Литтлджон также организацию убийства ряда лидеров ИРА. Братья рьяно взялись отрабатывать полученный от разведки гонорар. Они совершили двенадцать ограблений банков в Ирландии. При налете на банк «Allied Arish Bank» в Дублине в октябре 1972 года Литтлджоны «наследили», но им удалось бежать с места преступления и укрыться в Англии. Нешуточный скандал в прессе вынудил британскую полицию арестовать братьев Литтлджон, и они признались, что являются агентами СИС и действовали по заданию разведки. Арестованных передали Ирландии, где они и предстали перед судом. Примерно в это же время ирландской службой безопасности на встрече с агентом СИС, служащим ирландской полиции, был задержан с поличным сотрудник посольской резидентуры СИС в Дублине Джон Уаймен.

В общем, неплохая иллюстрация к рассуждениям об «идеальной британской демократии» и «превосходной репутации» сотрудников английских спецслужб как «истинных джентльменов». Да, корректность, такт, сдержанность в проявлении чувств – прививаемые с детства неотъемлемые черты характера британских джентльменов. Но попробуйте представить себе элегантного офицера, который, попыхивая трубкой, вежливо и корректно, в изысканной манере отдает приказ о повешении индийских сипаев, кенийских, малайских, ирландских повстанцев, или о расстреле вероломно схваченных руководителей Бакинской Коммуны, или плененных интервентами красноармейцев и просто сотрудников советских учреждений. Или о расправе с неугодными Британии национальными лидерами. Или о подготовке ядерных ударов по своим бывшим союзникам, о безжалостной бомбардировке «целей» в Ираке и Югославии.

В деле Литтлджонов Интеллидженс сервис оказалась между молотом и наковальней. Официальным кругам Великобритании пришлось отмежевываться от топорных действий своих спецслужб. Но последовала еще одна неприятность – на этот раз от старшего партнера. Дело в том, что в США проживает свыше двадцати миллионов лиц ирландского происхождения. Это – серьезный электорат. И многие из них пользуются в Соединенных Штатах большим влиянием, имеют широкие связи с прессой. Это, например, клан Кеннеди, многие члены Конгресса, банкиры и промышленники. Ирландские корни и у нынешнего президента Билла Клинтона. Все они, так или иначе, вынуждены искать поддержки ирландской общины США. Отсюда – осторожная политическая и финансовая помощь Ирландии, заигрывание с ИРА. Отсюда – новый виток осложнений в англо-американских отношениях.

Европейские государства в «Списке Томлинсона» представлены в полном объеме. И вот что любопытно: это не только Советский Союз—Россия или страны бывшего Варшавского Договора, в которых присутствие Интеллидженс сервис было бы, так сказать, правомерно. Не только государства с нейтральным статусом, где наличие посольских резидентур СИС тоже было бы как-то оправдано интересами противодействия «главному противнику». Но и страны НАТО, имеющие собственные сильные спецслужбы, способные в случае надобности справиться с происками враждебных иностранных разведок. В этом, кстати сказать, проявляется полная аналогия с Центральным разведывательным управлением США, которое тоже не оставляет своим вниманием и заботой нейтральные государства и союзников по Североатлантическому альянсу.

Чем же можно объяснить такое положение вещей?

Тут возможны три варианта. Первый – резидентуры МИ-6 выполняют в странах НАТО функции координатора сотрудничества. Хотя отлаженный механизм взаимодействия по линии спецслужб существует в самой штаб-квартире альянса в Брюсселе. Второй, достаточно реальный, вариант – подразделения СИС, по договоренности с властями стран пребывания, осуществляют разработку иностранных представительств и их служащих, пользуясь помощью местных органов безопасности. И третий вариант, тоже вполне допустимый, – посольские резидентуры Интеллидженс сервис, используя гостеприимство хозяев, ведут оперативную работу против них самих. Фантастическое предположение? Нисколько. Примеров – хоть отбавляй! О некоторых из них уже говорилось выше.

Резидентура английской разведки в Финляндии по числу упомянутых сотрудников занимает в интернетовском «Списке Томлинсона» скромное место. Назван только один разведчик, работавший в резидентуре в Хельсинки в 1973 году, – Ричард Фрэзер-Дарлинг. Однако роль этого подразделения и финского направления деятельности Интеллидженс сервис весьма внушительна. Достаточно вспомнить, что Интеллидженс сервис использовала свою резидентуру в Хельсинки – одной из первых – для проведения разведывательно-подрывных, акций против нашей страны. Через советско-финскую границу в 20—30-е годы осуществлялась нелегальная переправка агентов в Советский Союз. «Окно» на границе пытался использовать для проникновения в СССР уже известный читателю английский разведчик Сидней Рейли. По одной из версий, СИС в 1985 году именно через Финляндию организовала побег из Советского Союза своего агента Олега Гордиевского.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх