«КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ!»

Проблемы кадров в Интеллидженс сервис. Размышления о том, как английский национальный характер преломляется в деятельности разведки


«Кадры решают все!» – этот лозунг в свое время вызывал в нашей стране небывалый энтузиазм. Ныне он отправлен пылиться в архив. А зря, это отнюдь не догматический стереотип. Люди – кадры – движитель истории, они определяют лицо событий, оставляют на них свой след.

Успехи и неудачи Интеллидженс сервис зависят далеко не в последнюю очередь от кадров – ее руководителей, работников центрального аппарата и, конечно, от сотрудников резидентур.

Подавляющее большинство британской нации – англичане, и они же в основном формируют личный состав разведки. Но и сами англичане – прочный теперь сплав многих национальностей, населявших Британские острова или вторгавшихся в страну на заре ее истории. Уже девять веков Англия не знает чужестранных завоевателей. Но в далекие времена их было немало – иберы, галлы, финикийцы, римляне, англы, саксы, юты, викинги, норманны. И все они перемешивались в громадном котле.

Национальный характер, играющий столь важную роль и в повседневной жизни, и в деятельности управляемых людьми государственных и общественных институтов, вырабатывался над воздействием и этих, и многих других факторов: островное положение страны, борьба за существование, «блестящая изоляция», становление величайшей в мире империи, господство на морях и в мире капитала. Французский император Наполеон Бонапарт пренебрежительно называл англичан «нацией лавочников». «Нацией моряков» именовали островитян другие любители броских эпитетов. «Страна надменных аристократов» – торопятся с определением третьи. И все они, возможно, в чем-то правы. И в то же время – далеки от истины. По отдельным мазкам нельзя судить о всей картине. Прибегать к обобщениям, основываясь на какой-то части целого, – занятие бесплодное. Потому-то мои заметки – это всего лишь отдельные мазки в обобщенном портрете людей, с которыми мне доводилось встречаться. Это и разведчики Интеллидженс сервис, и военные, и дипломаты, и журналисты, которые по разным обстоятельствам были предметом моего внимания. И те, кого мне приходилось наблюдать «со стороны».

Такие характерные для британского национального характера черты, как трудолюбие (конечно, не всеохватное), организованность, внутренняя дисциплина, рационализм, изобретательность, здоровый консерватизм, устойчивые взгляды, стремление избегать категоричных суждений и, наконец, внешняя корректность, чрезвычайно важны в работе разведчика. И они учитывались при отборе лиц для работы в разведке. Немаловажное значение имел отбор способных специалистов для разработки оперативных комбинаций, для анализа и оценки информации. Однако и англичанам бывают присущи такие качества, как самоуверенность, чопорность, непомерный снобизм (по крайней мере, у некоторых сотрудников разведки, особенно в руководящих звеньях), чувство собственного превосходства, открытый и завуалированный расизм, и это при хваленой-то терпимости британцев к национальным и религиозным различиям. Не был полезным для разведки и чрезмерный консерватизм. Не всегда на высоте были аналитики, поразительный пример приводят английские источники: резидентура СИС в Буэнос-Айресе информировала Лондон о готовящейся Аргентиной военной акции по захвату Фолклендских (Мальдивских) островов. Но в Центре сообщение резидентуры посчитали «несостоятельным». Шефы разведки нередко проявляли «избирательность» в докладе правительству информации, которая, как они полагали, «не вписывается» в политическую линию руководства страны.

Такая характерная для англичан черта, воспитываемая в них с детства, как устойчивое стремление не вмешиваться в частную жизнь других людей, нередко оказывается несовместимой с профессией разведчика. Законопослушность среднего британца не всегда уживается в сознании с крайним индивидуализмом. У тех, кто связал свою жизнь с разведкой, оперативная дисциплина, приказы начальников, интересы дела, возможно, подавляют эгоцентризм, но временами он прорывается самым неподходящим образом и влечет за собой увольнение из СИС.

Сотрудников разведки можно уподобить спортсменам, которые обязаны строго соблюдать правила игры, которым должен быть присущ корпоративный дух и которые должны уметь с достоинством одерживать победы и с не меньшим достоинством – переносить неудачи.

Оперативные достижения заграничных резидентур СИС были, конечно, далеко не одинаковыми. Они зависели от многих факторов, и не в последнюю очередь от личности самого резидента. В ряде случаев это были опытные, энергичные, «хваткие» разведчики, как, например, Николас Эллиот – в лондонском «филиале» СИС, в резидентурах Берна и Бейрута и Питер Ланн – в Вене, Западном Берлине, Бонне и том же Бейруте. Вена, Бейрут, Берлин, Стамбул и некоторые другие места были в 50—60-е и в последующие годы ареной ожесточенных сражений ЦРУ и СИС с советской разведкой. И от того, кто стоял во главе резидентуры, зависело очень многое. Маятник успехов и неудач раскачивался то в одну, то в другую сторону. Победы чередовались с поражениями, о некоторых из них пойдет речь впереди.

Решающий фактор резидентур – личный состав, их руководители. Кадрам в руководстве Интеллидженс сервис уделялось повышенное внимание. Особенно это было заметно в годы борьбы за становление и выживание Британской империи, во времена жесткой конфронтации двух общественно-политических систем. Ужесточился порядок подбора кадров, дабы не допустить в разведку лиц со взглядами, чуждыми идеологии правящего класса, но вместе с тем всячески поощрялся приток талантливых людей, способных отстаивать интересы этого класса. В Сикрет интеллидженс сервис неплохо умеют сочетать твердолобых консерваторов (особенно в руководстве разведки!) с теми, кто в силу своих природных данных, образования и культуры может стать высококлассным профессионалом. Даже если его взгляды и убеждения не считались консервативными.

Служба в разведке до недавних пор была почетной, а не просто хорошо оплачиваемой профессией, гарантирующей к тому же солидную пенсию по достижении пятидесяти пяти лет. Недаром в Интеллидженс сервис оказывалось немало выходцев из родовитых аристократических семей, обучавшихся в привилегированных частных школах, престижных колледжах и университетах. Кадровики СИС отлично сознавали, что питомцы таких учебных заведений – ярые приверженцы «британского образа жизни», уверенные в прочности и «избранности» своего положения, а потому считающие, что им по праву должна принадлежать власть.

В 40—50-е годы в Интеллидженс сервис пришло немало отпрысков аристократических фамилий, увидевших в деятельности разведки свое романтическое призвание, служение делу не ради карьеры, а «из любви к искусству». Они не жаловали чиновничье ремесло и были скорее не профессионалами, а мастерами-любителями. Недаром такие английские писатели, корифеи детективного жанра, как Артур Конан Дойл и Агата Кристи, создавали образы сыщиков-любителей, всегда посрамлявших полицейских-профессионалов. Недаром другой великолепный английский писатель Грэм Грин, сам некогда работавший в СИС, изображал в своих романах любителей от разведки, вовсю дурачивших своих коллег-службистов.

Заметим также, что те, кто хорошо знает английский национальный характер, отмечают в нем твердость, надежность, выдержку, умение переносить невзгоды и превратности судьбы. «С англичанами на моих флангах, – говорил во время недавней большой войны один американский военачальник, – я чувствую себя спокойным в центре». Это адекватно бытующей у нас крылатой фразе о друге, «с которым можно идти в разведку». Кроме того, англичанам, как правило, присуще чувство юмора, которому не чужды и сотрудники спецслужб. Вошли в историю остроумные, меткие изречения Уинстона Черчилля и других британских политиков. Думаю, когда будут открыты архивы Интеллидженс сервис, и там найдется немало свидетельств этому.

Многим разведчикам Сикрет интеллидженс сервис свойственны яркие и самобытные черты национального характера, о которых говорилось выше. Но при этом необходимо учитывать, что ценные качества личности в британских спецслужбах часто нивелируются в силу характера самой работы, где властвуют законы обмана, дезинформации, двойного стандарта, лицемерия. Не все выдерживают подобные «требования» службы.

Кадры СИС комплектуются из выпускников университетов (предпочтение отдавалось Кембриджу и Оксфорду), из военнослужащих и сотрудников полицейских органов. Желающие служить в разведке проходят всестороннюю негласную проверку, порой с привлечением полиции. По завершении проверки следуют собеседования с кадровиками, выступающими под видом сотрудников МИД или министерства обороны. Важное значение при этом имеют рекомендации родственников или друзей, работающих в разведке, а также членство в каком-либо известном английском клубе. И конечно, соответствующий социальный статус. Высоко ценится знание иностранных языков – не очень распространенное среди англичан, почитающих английский язык главным в мире. Изучение иностранных языков теперь введено во многих учебных заведениях. Для разведчиков СИС практикуется проживание в семьях эмигрантов, что служит хорошим подспорьем в изучении иностранного языка.

Ортодоксальные, даже левые взгляды не были помехой для приема на работу в СИС, если, конечно, будущие разведчики полностью принимали «правила игры» и не представляли собой того, что на языке службы контрразведки Сикрет интеллидженс сервис именуется «секьюрити риск» – «угрозу безопасности». В это емкое понятие входят: связь с компартией, с левыми и левацкими организациями; наличие близких родственников в странах-недругах; уязвимость будущего ими действующего сотрудника разведки для компрометации и шантажа, например наличие гомосексуальных наклонностей. «Болезнь аристократов», как ее называют в Англии, загубила карьеру ряда сотрудников СИС, и в том числе далеко не рядовых. До сих пор остается загадочной причина скандала с увольнением Маргарет Тэтчер из Интеллидженс сервис одного из самых ярких ее руководителей – Мориса Олдфилда.

Употребление спиртных напитков (если это не явно выраженное пристрастие к алкоголизму), внебрачные связи (не отягощенные громкими скандалами), пристрастие к азартным играм (многие англичане – завсегдатаи казино, большие любители скачек, тотализаторов на футбольных матчах, игр в бинго), коммерческая жилка препятствием к приему в Сикрет интеллидженс сервис не служат.

В Великобритании у многих бытует мнение, что «чистота рядов» разведки оставляет желать лучшего. «В СИС служат одни негодяи», – заявляют снобы. Это, конечно, крайность, но критики разведки утверждают, что там немало людей случайных, не соответствующих высокому положению самой службы. Имеются случаи самоубийств, психических заболеваний, нарушений служебной дисциплины, различных злоупотреблений. В британской прессе сообщалось о совершенном сотрудником СИС в Будапеште мошенничестве – он похитил в резидентуре крупную сумму денег и бежал в США.

Тонкий юмор, приправленный шутками в свой собственный адрес, весьма ценится англичанами. Вот одна из шуток, родившаяся в парламенте, которому приходится разбираться с многочисленными случаями нарушения этики и благопристойности самыми высокими представителями британского общества: «Лейбористы попадают в скандальные истории на почве пьянства, а консерваторы – на почве секса». Или: «В Интеллидженс сервис запрещены политические партии, но водятся пороки, которыми страдают их члены».

Вопросы «чистоты» рядов спецслужб в последние годы все чаще привлекают внимание правителей Великобритании – той «чистоты», которая всегда необходима классовому обществу и которая устраивала бы тех, кто управляет страной. Премьер-министр Эттли в 1948 году распорядился убрать со всех ответственных постов в государственных учреждениях коммунистов и лиц, известных «экстремистскими» взглядами. Вновь придя к власти, Уинстон Черчилль установил жесткий порядок проверки на «благонадежность» государственных служащих, имеющих доступ к секретным материалам. Позже были введены дополнительные меры по выявлению у сотрудников госаппарата «пагубных наклонностей». Парламентский комитет по разведке, признав в 1997 году, что меры безопасности в спецслужбах «недостаточны», рекомендовал усилить контроль за материальным положением их сотрудников и, в частности, тех из них, кто «имеет долги» или «иные финансовые проблемы».

Аппарат СИС – это сотрудники «гражданской службы». В отличие от военных и первых послевоенных лет, они не имеют воинских званий, как это было, например, с некоторыми сотрудниками разведки, пришедшими из армии. В то время (еще задолго до Второй мировой войны) ядро разведки составляли, с одной стороны, «лондонцы» – элегантные молодые люди с университетским образованием. С другой – бывшие военнослужащие и сотрудники полиции, работавшие, в частности, в Индии и поэтому именовавшиеся «индийцами». За ними в разведке установилась унизительная репутация ограниченных солдафонов. «Индийцы» же всячески демонстрировали неприязнь по отношению к «радикалам» и «интеллектуалам». С течением времени, в силу естественных причин, положение с кадрами СИС существенно изменилось. Аристократическая прослойка в Интеллидженс сервис исчезает, уступая место представителям «среднего класса», сохраняющим, впрочем, приверженность идеалам «британского образа жизни» и вполне усвоившим такие ценные в западном обществе качества, как деловая хватка, стремление к успеху (в том числе сомнительными методами), бьющий через край индивидуализм. «Мой дом – моя крепость!» И конечно, ясно осознаваемая принадлежность к «золотому миллиарду».

Для многих кадровых сотрудников СИС служба в разведке не заканчивается с уходом на пенсию. Их «пристраивают» на работу в качестве «специальных агентов», «владельцев» конспиративных квартир разведки, «почтовых ящиков» для связи с агентами и т. п.

Кадровые вопросы – всегда проблемы, не оставляют они и Интеллидженс сервис. И все же кадры решают если не абсолютно все, то многое. В том числе и в разведке.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх