«ГЛАЗА» И «УШИ» РАЗВЕДКИ

Резидентуры Интеллидженс сервис – передовые отряды разведки. Леди и джентльмены с берегов Темзы на фронтах тайной войны в чужих краях. Особый статус резидентуры СИС в посольстве Великобритании на Софийской набережной в Москве


Резидентуры Интеллидженс сервис – это аванпосты разведки, ее «глаза» и «уши», «сенсоры», способные улавливать колебания обстановки. Это протянутые к противнику «щупальца» и «присоски», которые призваны добывать нужную разведке информацию и которые порой «впиваются» в своего врага и «впрыскивают» в его тело порцию яда. Некоторым резидентурам СИС удавалось превосходно выполнять свои функции, многие испытывали неудачи, ошибались в оценке положения в стране пребывания.

Резидентуры СИС («стейшнс» – «станции», как их называют в англоязычных странах) раскинуты по всему миру. Они, сообразуясь с возможностями разведки, создаются там, где у Великобритании есть политические и экономические интересы, где необходимо обеспечивать доступ Лондона к источникам сырья и рынкам сбыта, где для разведки существуют определенное поле деятельности и возможности реализации ее планов и замыслов. Многое зависит и от финансовых возможностей разведслужб – «по одежке протягивай ножки!». Разумная экономия (не скупость!) – характерная черта английской разведки. Результаты достигаются не количеством задействованных сил и средств, а качеством и профессионализмом – вот один из постулатов Сикрет интеллидженс сервис, определяющий во многом ее стратегию и тактику.

По соображениям конспирации, бюджет СИС засекречен и тщательно скрывается от общественности. Утверждение бюджетных расходов на спецслужбы в парламенте проходит в обстановке строгой секретности. При этом бюджет не, раскладывается на отдельные спецслужбы, а определяется общей суммой расходов на разведывательную деятельность. К тому же расходы на спецслужбы предусмотрены и в разных статьях государственного бюджета. По подсчетам дотошных английских журналов, расходы на разведку составляли 10 процентов затрат на оборону. В 1981– 1982 годах они составляли 11,5 млрд. фунтов стерлингов. Журналисты «раскопали» также, что, если выделенной парламентом суммы расходов на разведывательные нужды не хватало, они покрывались за счет бюджетов Форин Офис, министерства обороны, МВД и других ведомств. Хотя конкретных цифр сейчас не называется, бюджетные расходы на спецслужбы, как отмечают английские источники, растут из года в год. В 1999—2000 годах запланировано их увеличение на 9 процентов по сравнению с предыдущим годом. По данным российских источников («Независимое военное обозрение», 1999, № 41), ежегодный бюджет МИ-6 в последние годы составлял 140—150 млн. фунтов стерлингов при явной тенденции к некоторому сокращению. Это означает, что возможен рост расходов на деятельность других спецслужб, в частности Джи-Си-Эйч-Кью.

К сказанному выше представляется уместным добавить, что сумма зарплаты генерального директора Сикрет интеллидженс сервис каким-то непостижимым образом вырвалась из-под плотной завесы секретности и оказалась на страницах британской прессы. В год она составляет до 75 тыс. фунтов стерлингов. От этой суммы надо отталкиваться при определении жалованья сотрудников СИС, в том числе разведчиков резидентур, которым иногда приплачивают за риск при работе в особых условиях.

Резидентуры Сикрет интеллидженс сервис сейчас практически всегда располагаются в зданиях посольств. Поэтому их и называют «посольские резидентуры». Таким образом надежнее обеспечивается безопасность помещений резидентур, оборудования для связи со штаб-квартирой в Сенчури Хаус, разнообразной разведывательной аппаратуры, используемой в агентурной работе. В недавнем прошлом резидентуры могли размещаться в зданиях коммерческих компаний и даже в частных домах. В этом были свои преимущества, но были и явные неудобства, поскольку не обеспечивалась необходимая защита.

Главное назначение посольских резидентур СИС – осуществление агентурной работы в странах, где они дислоцируются. В частности, работы с агентами, завербованными в других странах и передаваемыми на связь резидентуры по их месту жительства. Во многих резидентурах СИС агентурная работа тесно переплетается с подготовкой и проведением технических операций: внедрением в линии телефонной и радиосвязи, организацией подслушивания в объектах, интересующих разведку, проведением негласных обысков в квартирах и помещениях, навлекших подозрение британских спецслужб. Кое-где резидентуры осуществляют контроль за объектами с помощью радиоэлектронных средств.

Сикрет интеллидженс сервис, в отличие от других английских спецслужб, – разведывательное ведомство, в котором агентурная работа занимает центральное место. Резидентуры – аванпосты разведки, они наиболее придвинуты к секретам, которые необходимо добывать. Несмотря на колоссальный скачок в развитии иных способов получения разведывательной информации, агентура остается единственным средством проникновения к секретным сведениям, которые не могут быть добыты никакими иными способами: ни с помощью разведывательных спутников или электронного контроля, ни путем перехвата шифрованной переписки. Так, если информацию о дислокации и передвижении вооруженных сил можно получить с помощью технических средств разведки, то ничто не заменит агентов, которые в состоянии проследить за намерениями руководства страны, за ситуацией в ее правящих кругах. Или – выкрасть военные планы противника, описание и чертежи новых видов вооружения. Техническая разведка не всесильна. Она может давать большой объем информации, но агентурную разведку, пожалуй, не вытеснит никогда. В отношении технической разведки возможно изыскать способы противодействия. Например, проникновению в линии связи могут помешать защитные меры на кабельных коммуникациях, разведывательным спутникам и высотным самолетам служат помехой погодные условия, маскировка объектов, их рассредоточение на местности и т. д.

С учетом вышесказанного в английской разведке делают главную ставку на работу с агентурой. Их вербовке, «обустройству» на нужных направлениях придается большое значение. Здесь, считают в СИС, неуместны щепетильность и джентльменское благородство, неуместны интеллигентская мягкотелость и «общечеловеческие ценности». Главное – выполнить задание разведки. Авантюристы, люди с уголовным прошлым или настоящим, фашисты и лица, придерживающиеся левых взглядов, – среда, в которой СИС ищет своих потенциальных агентов. Это лица, которых можно принудить к шпионскому ремеслу с помощью шантажа, провокации, каким-либо иным способом или прельстить деньгами. Информация – товар, хотя и специфический, его можно купить. Главное, чтобы она была достаточно ценной и достоверной. Специалистами Сенчури-Хаус уже давно установлена шкала оплаты разведывательных сведений, поступающих от агентов.

Во время «холодной войны» почти все посольские резидентуры СИС были нацелены на оперативную работу против Советского Союза. В боевую готовность были приведены резидентуры в восточноевропейских государствах и в странах, расположенных по периметру СССР. Практически все резидентуры СИС были обязаны вербовать агентов из числа сотрудников советских представительств и граждан СССР, приезжавших в страны, где обретались английские разведчики. Для этих целей в резидентуры командировались опытные разведчики, владеющие русским языком. Они, где это было возможно, устанавливали контакты с местными службами безопасности и полиции, вовлекая их таким образом в оперативные мероприятия по разработке советских представителей.

При этом лучшим вариантом считалось привлечение к тайному сотрудничеству тех работников местных спецслужб, с кем устанавливались служебные контакты. Англичане хорошо оплачивали их услуги. Новоявленным агентам поручали проникать с помощью технических средств в дипломатические, консульские, торговые представительства Советского Союза. Весьма успешно действовали в этом плане резидентуры СИС в Вене и Западном Берлине, имея в виду, что в Австрии и ГДР были сосредоточены советские воинские подразделения и по территории этих стран проходили телефонные линии связи, соединявшие советские учреждения с нашей страной.

Посольские резидентуры Интеллидженс сервис управляются из Сенчури-Хаус. Для конкретного оперативного руководства ими созданы специальные отделы, построенные по образцу структуры Форин Офис, то есть по географическому принципу: Европа, Ближний и Средний Восток, Южная и Центральная Америка, Африка, Дальний Восток. Один из оперативных отделов курирует группы разведки, действующие на территории Англии. В 70-е годы его руководителем был Дик Фрэнкс, будущий генеральный директор СИС. Это подразделение Сикрет интеллидженс сервис было образовано уже после Второй мировой войны. Его главной задачей стала деятельность против официальных учреждений СССР и других социалистических стран. Для этого он обзавелся широкой агентурной сетью в тех кругах, которые, так или иначе, контактировали с названными представительствами. Это были коммерсанты, журналисты, деятели науки и искусства, студенты. Расчетливая английская разведка создала специальное бюро переводчиков, которые по заданиям СИС с готовностью обслуживали делегации, туристические группы и отдельных лиц, приезжавших в Англию из-за «железного занавеса».

Миссия лондонского подразделения Сикрет интеллидженс сервис не только вести агентурную работу, но и проникать с помощью технических средств в иностранные представительства в Лондоне (главным образом советских и восточноевропейских государств), в квартиры их сотрудников, охотиться за иностранными шифрами и кодами. В послевоенные годы в Интеллидженс сервис образно нарекут «Группой русской орбиты» тех, кто в этом подразделении занимался разработкой советских учреждений и граждан в Лондоне.

Задачи лондонского подразделения постепенно расширялись – в поле его зрения попадали и явные противники, и нейтралы, и даже союзники. Множились «щекотливые» поручения руководства разведки. Поневоле вспоминается любимое в Англии изречение: «Нет постоянных друзей и противников, есть только постоянные принципы». В Интеллидженс сервис строго следовали своим принципам и хорошо знали о «принципах», твердо знали, кого в данный момент надо считать главным противником.

Когда летом 1956 года в Портсмуте пришвартовался крейсер «Орджоникидзе» с советской правительственной делегацией Хрущева—Булганина на борту, СИС немедленно смекнула: настал ее звездный час. В Портсмут был направлен сотрудник разведки Лайонел Крэбб, капитан 3-го ранга в отставке, специалист по военно-морскому оборудованию, опытный аквалангист. Ему предстояло тайно обследовать подводную часть крейсера, оценить его броневую защиту. И не только. Капитану предстояло изучить гребной винт, измерить его параметры, чтобы можно было определить скорость движения крейсера. В Адмиралтействе не могли понять, почему корабль движется с такой большой скоростью, и СИС ретиво взялась за дело. Великая военно-морская держава просто не могла допустить, чтобы кто-то ее обошел там, где соперников быть не должно!

Детективная история эта окончилась плачевно для Интеллидженс сервис – Лайонел Крэбб бесследно исчез. Уже потом его тело было обнаружено рыбаками. Тайна миссии Крэбба была столь велика, что в разведке не сразу решились обнародовать причину его гибели. Скорее всего, капитан 3-го ранга умер в воде от сердечного приступа. Так или иначе, последовал резкий протест СССР, и разгневанный премьер-министр Антони Иден был вынужден отправить в отставку генерального директора СИС Джона Синклера. Повод был найден – операция разведки будто бы не была полностью согласована с руководством страны! Премьер просто «забыл», как обстояло дело в действительности.

Портсмутская история, организованная лондонским подразделением СИС, возглавлявшимся в то время небезызвестным Николасом Эллиотом, была не концом, да и не началом «охоты» Интеллидженс сервис за крейсером «Орджоникидзе». Корабль уже давно привлекал к себе внимание Туманного Альбиона. В 1955 году, то есть за год до инцидента в Портсмуте, в недрах СИС родился еще более дерзкий план исследования крейсера. Предполагалось, что этим займутся в одном из советских портов водолазы из СИС, которых доставят туда подводные лодки-малютки. Таких «малюток» у Интеллидженс сервис было несколько, и они стояли наготове на военно-морской базе в Стоукс-Бей. От этой авантюры в советских территориальных водах в конце концов все же отказались, решив подождать более подходящего случая.

Провал в Портсмуте не охладил пыл Интеллидженс сервис. Упрямый «консерватизм» неодолим! Охота за крейсером «Орджоникидзе» продолжалась. И вот в 1959 году английская разведка решила попытать счастья в Швеции, куда крейсер прибывал с визитом доброй воли. Только на этот раз ее интересовала не подводная часть крейсера, а установленное на нем шифровальное оборудование. Шифры советского военно-морского флота – давняя мечта Штаба правительственной связи и Интеллидженс сервис. Гребной винт крейсера отодвинулся на второй план.

В дружеской помощи шведов сомнений не возникало. Резидентура СИС в Стокгольме, поддерживавшая тесные контакты со шведской разведкой, быстро договорилась о проведении очередной совместной операции. Сотрудники Джи-Си-Эйч-Кью оперативно доставили в Стокгольм специальную аппаратуру, способную улавливать излучения шифрмашин крейсера. О том, чем завершилась эта очередная авантюра Интеллидженс сервис и британской дешифровальной службы, до сих пор ничего не известно.

В штаб-квартиру СИС в Лондоне из резидентур поступает значительный объем информации. Она обрабатывается, анализируется, оценивается в оперативных отделах и в специальной службе информации, которая одновременно отвечает за подготовку заданий резидентурам. «Обезличенная», то есть без указания на источники политическая, экономическая, военная информация направляется в Объединенный разведывательный комитет (ОРК), где тоже тщательно анализируется и оценивается; В ОРК, возглавляемый заместителем министра иностранных дел, входят руководители СИС, Штаба правительственной связи – дешифровальной службы и радиоразведки, разведслужбы министерства обороны, МИ-5. В работе ОРК также участвуют ответственные сотрудники правительства, МИД, МВД, министерства торговли и промышленности, начальник генерального штаба. Главный «потребитель» добытой информации – премьер-министр Великобритании, которому подчинены координатор по вопросам разведки и специальный комитет, разрабатывающие бюджет спецслужб и приоритетные разведывательные задания, а также дающие санкций на проведение важных тайных операций и дезинформационных акций.

Существует расхожее мнение о высоком рационализме руководства разведки в постановке оперативных задач перед подразделениями СИС, о четком планировании операций. Конечно, Интеллидженс сервис стремится всеми средствами сохранить сто лестную репутацию. Но так ли безупречно обстоят дела в этом ведомстве? Даже если сделать скидку «непредвиденные обстоятельства».

Анализ деятельности английской разведки в послевоенный период не позволяет говорить о ее безупречности, необходимы определенные оговорки. Идеальной разведслужбы, конечно, не бывает, и успех разведслужбы зависит не только от взвешенных решений ее руководства, от профессионализма и добросовестности исполнителей, но и от многих других факторов, в том числе и случайного характера. К ним относятся, в частности, стремление СИС угодить руководству страны, игнорирование определенных фактов и последствий происходящих в мире событий, упоение временными удачами, разочарование от несбывшихся планов.

Было немало случаев, когда резидентуры СИС по разным причинам (отсутствие источников информации, слабые оперработники и т. д.) оказывались не в состоянии правильно оценить ситуацию. Так случилось, например, на Ближнем Востоке, когда резидентуры британской разведки «проглядели» приход к власти Насера и решительные меры руководства Египта в отношении Суэцкого канала. В 1969 году посольская резидентура Интеллидженс сервис в Лагосе не сумела предсказать военный переворот в Нигерии, отрицательно сказавшийся на деятельности в стране нефтяных компаний «Шелл» и «Бритиш петролеум». Резидентура СИС в Москве «опоздала» с прогнозами и оценками драматических событий в Советском Союзе в конце 80-х – начале 90-х годов.

Посольские резидентуры Интеллидженс сервис отличались малочисленностью и в этом смысле уступали другим разведкам мира, в частности ЦРУ. В этом проявлялись и разумная экономия средств, и требования конспирации, и оперативная целесообразность, основанная на рациональности. По мнению англичан, количество оперработников-агентуристов в резидентуре должно определяться численностью имеющихся источников. Особенно при наличии в резидентуре агентов-групповодов, выполняющих большой объем оперативной работы по вербовке и поддержанию связи с агентурой. Не в последнюю очередь численность резидентуры определяется и существующим в стране пребывания контрразведывательным режимом, и прежде всего противодействием, которое местная служба безопасности оказывает акциям разведки.

Во многих резидентурах СИС в 70—80-е годы было два-три работника, в том числе одна женщина-секретарша. Вместе с тем женщина могла быть и оперативным сотрудником, и даже главой резидентуры, как это, например, имело место в Москве, когда в 50-е годы руководителем посольской резидентуры была Дафна Парк. Эта женщина, ставшая позже баронессой, была одной из незаурядных представительниц прекрасного пола в Интеллидженс сервис. Ей, возглавлявшей московскую резидентуру СИС, пришлось участвовать в операции английской разведки по засылке агентов-нелегалов в Прибалтику, когда эта операция уже катилась под откос и вскоре вообще сошла на нет. Резидентура и ее хозяйка исправно делали свое дело, и их вины в неудаче прибалтийской операции, по всей вероятности, нет. Однако нельзя, видимо, полностью снять ответственность за провал агента СИС—ЦРУ Олега Пеньковского с другой женщины – супруги разведчика Интеллидженс сервис в Москве Родерика Чизолма – Джанет. Впрочем, и ее действия, о которых еще предстоит поговорить, направлялись Лондоном. Надо сказать, жены сотрудников московской резидентуры всегда активно участвовали в разведывательных операциях. Даже когда были отягощены семейными заботами. Это обстоятельство, конечно, увеличило потенциал резидентуры.

Как правило, резидентуры СИС действовали в тесном контакте с аппаратами военных атташе в посольствах, выполнявших свои оперативные задачи: сбор и первичный анализ данных о вооруженных силах страны пребывания, наблюдение за военным сотрудничеством с другими государствами, за продажей оружия за границу. Аппараты военных атташе в Советском Союзе агентурных операций, скорее всего, не вели.

Отличительной чертой большинства английских резидентур была высокая конспирация разведчиков, которым в силу корпоративности других дипломатов удавалось растворяться в посольской среде, несмотря на присутствие в представительствах персонала из числа местных граждан. Надо отметить, что во многих случаях отношения резидентур с главами представительств складывались непросто. И это несмотря на то, что СИС формально входила в систему Форин Офис, а влияние министра иностранных дел на дела разведки было значительным. Некоторые послы демонстрировали презрительное, брезгливое отношение к Интеллидженс сервис, мешали предоставлению разведчикам СИС дипломатического прикрытия в посольствах, откровенно препятствовали деятельности разведки.

Обычно разведчики СИС в посольствах выступают под видом дипломатов. Это дает им право на дипломатический иммунитет, позволяет избежать серьезных неприятностей в случае провала, при задержании контрразведкой или полицией. Наиболее распространенные прикрытия – вторые и третьи секретари посольства, но нередки были и более высокие должности. Вместе с тем сотрудники разведки не назначались руководителями отделов посольства, это – прерогатива МИД. До недавнего времени британская разведка активно использовалась в качестве прикрытия должности сотрудников так называемого паспортного контроля – в консульских отделах представительств. Многие из таких прикрытий оказались расшифрованными, что влекло за собой прекращение, иногда временное, предоставления разведчикам СИС этих должностей.

«Новшеством» последних лет были «глубокие прикрытия» в посольствах, а чаще – в других представительствах. Они считались необходимыми для более строгой конспирации разведывательных акций, прежде всего по связи с агентами. «Глубокие прикрытия» еще более тщательно маскируются и оберегаются. Чаще всего СИС использует такие прикрытия в странах с менее строгим контрразведывательным режимом, чем тот, который существовал в Советском Союзе. Все-таки риск был неизбежен, а «глубокие прикрытия» не всегда предусматривали дипломатическую защиту.

Наряду с «глубоким прикрытием» Интеллидженс сервис использует и другие «крыши» – аккредитованных в зарубежных странах корреспондентов газет и журналов, сотрудников торговых представительств и т. д. По свидетельству английских источников, СИС располагала прикрытиями в крупнейших газетах и журналах Лондона, таких, например, как «Экономист», «Обсервер», «Санди таймс». Сотрудник подразделения ЦРУ в Сайгоне Фрэнк Снепп отмечал, что американцы во время вьетнамской войны использовали разведчиков МИ-6, действовавших под «глубоким прикрытием» в качестве журналистов для проталкивания в прессу ряда стран материалов, подготовленных американской разведкой.

Агентура – главная опора Сикрет интеллидженс сервис. Теперь, когда тайная война спецслужб вступила в новую фазу и английская разведка совершенствует свою агентурную работу, приобретают особое значение так называемые доверительные источники и агенты влияния, не всегда вполне сознающие, что они действуют в интересах британской разведки.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх