ОТ ВОЙНЫ «ГОРЯЧЕЙ» К ВОЙНЕ «ХОЛОДНОЙ»

Кто развязал «холодную войну»? Интеллидженс сервис переориентируется. Совместные разведывательные программы в действии


Вторая половина 40-х годов. Американские и английские стратегические бомбардировщики застыли в полной боевой готовности на аэродромах в Великобритании и Западной Германии. В бомболюках – атомные бомбы, опробованные на японских городах Хиросиме и Нагасаки. Генералы ВВС Соединенных Штатов и Англии ждут лишь приказа о вылете и поражении целей в Советском Союзе. Ждут и поторапливают своих главнокомандующих – президента США и премьер-министра Великобритании, полагая, что им предстоит всего лишь легкая военная прогулка, а наша страна не способна нанести ответный атомный удар.

Военные планы американских и английских правителей, нацеленные на сокрушение СССР, лихорадочно разрабатывались в кабинетах Вашингтона и Лондона, подпитываясь информацией спецслужб о соответствующих объектах на территории нашей страны. Крупные города – Москва, Ленинград, Горький, Свердловск, Куйбышев и многие другие, намеченные для нанесения атомно-ракетных ударов, – представлялись летчикам США и Королевских военно-воздушных сил Великобритании великолепными мишенями – они хорошо различимы и при относительно большой высоте полета. Другое дело, если придется поражать отдельные, трудно различимые на земле объекты, такие, например, как объекты ПВО и ПРО, небольшие предприятия в городках и поселках, воинские части, пункты управления, склады. Особенно если эти объекты находятся в районах, закрытых для иностранцев, и надежно укрыты от любопытных взоров. Их надо было предварительно разведать, нанести на карты, «привязать» к принятой у американцев и англичан сетке координат.

2 ноября 1945 года Комитет начальников штабов США рассмотрел очередной доклад Объединенного разведывательного комитета, в котором предлагалось обрушить атомный удар на двадцать объектов в Советском Союзе. В 1947 году планировалось подвергнуть бомбардировкам уже семьдесят крупных городов СССР, а в 1959 году число городов и населенных пунктов – объектов для экзекуции – возросло до семи тысяч. «Аппетит приходит во время еды» – в последующие годы на картах для авиационно-ракетных ядерных ударов появлялись новые тысячи объектов.

В соответствии с планом «Троян» стратеги Вашингтона и Лондона должны были начать войну с Советским Союзом в январе 1950 года. Новый военно-стратегический план «Дропшот» передвинул эту дату на 1957 год.

Забегая немного вперед, отмечу, что приказа на вылет американским «Б-29» и английским «ланкастерам» на Москву, Ленинград, Киев и Минск так и не последует. Правомерен вопрос: почему зловещие планы ракетно-ядерного уничтожения СССР не осуществились? Конечно же эти проволочки и очевидная нерешительность президентов Соединенных Штатов и премьер-министров Великобритании объяснялись отнюдь не их морально-этическими соображениями. Расчетливые планировщики подсчитали, что имевшихся в их распоряжении атомных бомб явно недостаточно для поражения намеченных объектов. К тому же потери авиации от советских средств ПВО будут слишком велики – свыше 50 процентов от количества бомбардировщиков, которые полетят к «целям». А это совершенно недопустимо. Разрабатывались новые планы, множились предложения военных, переносились сроки нападения, увеличивалась армада самолетов дальнодействующей авиации.

Но вот в 1949 году рухнула американская монополия на ядерное оружие, вызвав полную растерянность Белого дома и Уайтхолла. Надо было искать новые пути и средства расправы с ненавистным противником. Необходимо было наращивать на своих картах потенциальные объекты уничтожения. И настойчиво искать другие подходы к осуществлению цели, которую поставили перед собой Вашингтон и Лондон.

Разведывательно-подрывные акции спецслужб, как никогда ранее, оказались востребованными на этом этапе противостояния.

Поисками новых объектов занимались подразделения радиоэлектронной разведки, дислоцировавшиеся на базах, сооруженных по периметру Советского Союза; разведывательные самолеты, подлетавшие к советским границам, а иногда и проникавшие в глубь нашей территории; корабли специального назначения, бороздившие воды у наших берегов. Эта же задача была поставлена и перед посольскими резидентурами Центрального разведывательного управления и Интеллидженс сервис, перед специалистами из военных атташатов в представительствах США, Англии и их союзников, к ее выполнению привлекались дипломатические работники посольств и консульств. На осуществление этой задачи были нацелены многочисленные разведывательные программы: «Редсокс», «Редскин», «Легальные путешественники» и другие, в рамках которых по легальным и нелегальным каналам в Советский Союз засылались обученные агенты со специальными заданиями.

Вся эта армия «следопытов» шла на различные уловки и ухищрения, чтобы поближе подобраться к объектам, интересующим разведку, сфотографировать их, нанести на карту, составить схему или сделать зарисовки. Мнимые путешественники грубо нарушали правила, установленные для иностранцев, чтобы «открыть» закрытые для иностранных граждан районы. Английская и американская разведки не считались и с потерями, когда, например, советские власти настигали настырного туриста, отклонившегося на десятки километров от заявленного им маршрута поездки, или выдававшего себя за советского гражданина, или ведущего разведку с помощью тщательно замаскированной фотоаппаратуры и всевозможных спецприборов. Не гнушались джентльмены и приемами из уголовной практики, когда представлялась, например, возможность похитить телефонный справочник со стола зазевавшегося администратора гостиницы или какие-нибудь служебные бумаги из помещений, куда им доводилось заглядывать. Поистине тернист и опасен труд разведчика и агента!

Далеко не все было подвластно агентам и разведчикам резидентур ЦРУ и СИС, действовавшим в СССР в составе официальных представительств своих стран. И тогда спецслужбы США и Великобритании изобрели немало способов преодоления преград, воздвигнутых в нашей стране на пути иностранных разведок, занимавшихся добыванием информации о подлежащих уничтожению объектах в Советском Союзе.

Так, в 40—50-е годы ими был придуман один из таких весьма хитроумных способов. Сотни легких серебристых воздушных шаров взмывали ввысь с баз английской и американской разведок в Западной Европе и уносились потоками воздуха на восток. На высоте нескольких километров они пролетали над советской территорией и если не становились мишенью для средств ПВО нашей страны и не сбивались с пути, то отдельные шары могли долететь до Японии. На всякий случай их нарекли «метеорологическими зондами» и даже сулили награду тем, кто их найдет и вернет хозяевам – американским и английским «метеорологам». В действительности же на них была установлена разведывательная фотоаппаратура, которая в автоматическом режиме, с привязкой к конкретным районам, над которыми они пролетали, производила фотосъемку территории нашей страны. Конечно, дождь, облачность, грозовые разряды, стаи птиц и т. п. могли послужить помехой для шаров и даже вывести их из строя, но с этим не считались. В Японии прорвавшиеся туда шары приземляли с помощью установленных на них и управляемых по радио специальных приборов, и тогда специалисты из разведки скрупулезно изучали полученные фотографии. На частые дипломатические ноты советских властей организаторы полетов воздушных шаров и те, кто их прикрывал в дипломатических ведомствах, внимания не обращали, игнорировали предупреждения советской стороны об опасности шаров для воздушного транспорта. Ветры дули с запада на восток, и это определяло стратегию разведки. Все остальное: ноты, потеря воздушных шаров, демонстрация иностранным дипломатам и журналистам сбитых шаров и установленной на них специальной разведывательной аппаратуры – списывалось на неизбежные производственные убытки. На воздушных шарах спецслужбы не ставили своих опознавательных знаков. Не пойман – не вор!

Предвоенный период конфронтации спецслужб Великобритании и Советского Союза был долгим, тогда были наработаны впоследствии оправдавшие себя в полной мере формы и методы разведывательной деятельности. Затем последовало их кратковременное взаимодействие во имя борьбы с общим врагом. Когда же отгремели сражения Второй мировой войны и планета волей англо-американского блока была надолго ввергнута в пучину «холодной войны», характер деятельности спецслужб существенно изменился. В огромной степени возросли масштабы разведывательно-подрывных операций США и их основного партнера – Великобритании против СССР, значительно увеличился арсенал используемых сил и средств, на службу разведке были поставлены новейшие достижения научно-технической мысли. Великобритания и США как бы поменялись местами, но оставались в одной упряжке, только главенствующая роль в новом «крестовом походе» против нашей страны прочно закрепилась за Соединенными Штатами.

Опускаю страницы ожесточенных, но исторически бесперспективных попыток Великобритании сохранить в послевоенный период свою империю. Несмотря на успехи Сикрет интеллидженс сервис и ее собрата САС (разведывательно-диверсионная служба), в Малайе, Кении, Родезии, Омане, на Кипре, где национально-освободительное движение приняло форму вооруженной борьбы с колонизаторами; несмотря на проведение политики «разделяй и властвуй» в Британской Индии, Малайе и Родезии; несмотря, наконец, на создание в колониях, борющихся за свою независимость, послушных органов безопасности и полиции из числа своих наемников (СИС и САС), все же не удалось обеспечить победу Лондона. Все попытки англичан удержать Британскую империю от распада под насквозь фальшивым предлогом борьбы с коммунизмом и с Советским Союзом оказались тщетными.

Иногда приходится слышать, что «холодная война» началась с пресловутой речи Уинстона Черчилля в Фултоне. Мол, отставленный английскими избирателями с высокого поста Черчилль обиделся. что не были оценены его военные заслуги, и выплеснул свою обиду в Фултоне, Лидер английских консерваторов действительно сделал немало для развязывания новой затяжной конфронтации между возникшими после войны двумя общественно-политическими системами. И все же приписывать ему одному сомнительную славу первопроходца «холодной войны», право же, несправедливо. Подстрекательская речь Черчилля («объявление войны Советскому Союзу»), по оценке Бернарда Шоу, была согласована с лейбористским правительством Эттли и санкционирована президентом США Трумэном, который лично присутствовал на устроенном в Фултоне политическом спектакле. Но дело даже не в Фултоне.

Бикфордов шнур «холодной войны» был подожжен не в маленьком американском городке 5 марта 1946 года, от каковой даты иногда ведется ее отсчет, а значительно раньше. В Фултоне она была лишь официально озвучена. Фактически же вызревала в кабинетах Вашингтона и Лондона еще до того, как капитулировали державы «оси».

Планы и действия спецслужб – лучший барометр для оценки положения дел в этой области. Собственно говоря, даже во время Второй мировой войны Сикрет интеллидженс сервис и другие британские спецслужбы не оставляли своим вниманием Советский Союз. Еще в 1939 году предполагалось значительно усилить работу по проникновению в государственные структуры нашей страны, прежде всего в органы разведки. Эта идея была тогда временно оставлена в связи с начавшейся войной с Германией. В 1944 году, наряду с уже существовавшим подразделением по Советскому Союзу, было решено укрепить разведывательные подразделения, нацеленные на СССР, и создать специальный отдел для проведения операций по контролю и дискредитации органов государственной деятельности безопасности нашей страны. Директива руководителя СИС Стюарта Мензиса предписывала новому отделу «сбор и анализ информации о подрывных действиях Советского Союза и других стран с коммунистическими режимами во всех регионах мира». Уже тогда к работе против СССР привлекались попавшие в руки англичан сотрудники немецко-фашистских спецслужб и их агентура. Проводилась вербовка выходцев из СССР из числа эмигрантов и так называемых перемещенных лиц. Создавался таким образом резерв для будущих операций СИС против нашей страны, которые развернутся сразу же после капитуляции нацистской Германии.

После войны Сикрет интеллидженс сервис претерпела очередную крупную реорганизацию. Она была вызвана необходимостью переориентировать работу разведки на Советский Союз, социалистические страны Восточной Европы, на расширившееся и окрепшее международное коммунистическое движение. Как грибы после дождя, появлялись на свет многочисленные разведывательные программы.

Одна из первых разведывательных программ «холодной войны» – уже знакомая читателю программа запуска в направлении СССР воздушных шаров с фотоаппаратурой, предназначенная для выявления объектов, подлежащих ударам с Запада и Востока, где в спешном порядке создавались нацеленные на Советский Союз военные базы.

И все же программа полетов воздушных шаров над Советским Союзом не приносила ожидаемых дивидендов и, по существу, оказалась несостоятельной – слишком велики были неудачи и прямые потери, слишком незначительны реальные результаты. Она числится лишь «эпизодом» в тайной войне спецслужб. Надо было срочно искать замену. И она была найдена. Новую программу венчала разведывательная операция «Оверфлайт».

1956—1960 годы – очередная веха «холодной войны», очередной «эпизод», серьезный и болезненный для обеих участвовавших в нем сторон, но все же – лишь «эпизод» противоборства. На этот раз фотографирование объектов в глубине территории нашей страны осуществлялось с высотных разведывательных самолетов «У-2». Самолеты «У-2» фирмы «Локхид» – шедевр американской авиационной техники, гордость конструкторов и инженеров, блестящая идея руководителей разведки, поставивших это достижение научно-технической революции на службу интересам спецслужб. Главным достоинством «У-2», делавшим его столь неоценимым для целей проникновения в советское воздушное пространство, считалась высота полета, на которой он мог следовать по заданному маршруту. Высота в 23– 24 километра, как полагали в разведке, была недосягаема для советских зенитных орудий и самолетов-перехватчиков. В наличие у советской стороны других средств ПВО организаторы программы «У-2» попросту не верили. Их аргументация была, таким образом, сродни «философии» воров-домушников, уверенных в безнаказанности. «Пусть СССР попробует узнать, что в небе летит чужой самолет. Средствам ПВО он все равно будет недоступен».

Программе использования высотных самолетов «У-2» для ведения разведки против СССР были приданы поистине американский размах и деловитость. Для нее были подобраны и прошли специальную подготовку пилоты-асы. По всему миру были развернуты базы, где содержались, откуда стартовали и где завершали полет разведывательные самолеты «У-2», – в Великобритании, Западной Германии, Норвегии, Турции, Пакистане, Японии. Программа была строго засекречена и внешнему миру представлялась как программа исследования погоды. Без большой выдумки, но надежно, поскольку не допускалось и мысли, что самолет и летчик когда-либо попадут в руки противной стороны.

Сегодня об этой операции ЦРУ известно все или почти все. Известна печальная судьба пилота «У-2» Фрэнсиса Гэри Пауэрса, сбитого советской ракетой над Свердловском. Бедный Пауэрс! Он не стал национальным героем Америки. Там, на родине, он был подвергнут изощренной травле, когда в конце концов его обменяли на советского разведчика-нелегала и он вернулся домой в Соединенные Штаты. Его обвиняли в предательстве и не простили того, что в нарушение великолепного сценария руководства спецслужб он не покончил с собой и позволил взять себя в плен. В 1977 году он погиб в авиакатастрофе. Пауэрсу удалось уцелеть в советском небе, но гибель настигла его в небе американском.

За провал разведки «отдуваться», как известно, пришлось президенту США Дуайту Эйзенхауэру. Провал повлек за собой срыв майской встречи в верхах 1960 года, ухудшение советско-американских отношений, резкое похолодание политического климата в мире.

И теперь о том, что, наверное, еще неизвестно многим. И дело не в том, что использовавшаяся самолетами-разведчиками высокоточная аппаратура высотного фотографирования разрабатывалась совместно американскими и английскими специалистами. И даже не в том, что аэродромы в Англии служили и основными, и перевалочными базами для «У-2». Засылка разведывательных самолетов в Советский Союз была совместной операцией спецслужб Соединенных Штатов и Великобритании. Санкцию на полет Пауэрса, в частности, давал не только президент Соединенных Штатов, но и английский премьер-министр. Правда, роль Великобритании в этой операции была вспомогательной, но это ничего не меняло в вопросе об ответственности. Англичане так и остались в тени. Дипломатическим легким испугом отделались причастные к операции «Оверфлайт» и к другим программам использования разведывательных полетов «У-2» Норвегия, Пакистан, Турция, ФРГ, Япония. Всю ответственность взял на себя генерал Эйзенхауэр, прикрыв своей широкой спиной друзей и союзников.

В «холодной войне» было немало эпизодов, подобных операции «Оверфлайт». В основном это были совместные акции спецслужб США и Великобритании. Продолжительные по времени и быстротечные, изощренные и незатейливые. Их основной задачей было выявить как можно больше объектов для ракетно-бомбовых ударов. Любым разведывательным операциям их разработчики старались дать броские, интригующие названия: «Редсокс» («Красные носки»), «Легальные путешественники», «Редскин» («Краснокожий») и т. п. Встреча с некоторыми из них ждет читателя впереди. Агентура, оперативно-технические средства – вот основные рычаги этих мероприятий спецслужб. Главное правило, которое должно при этом соблюдаться неукоснительно, – действия спецслужб не скомпрометировали, не бросили тень на руководство страны, которое их осуществляет, поэтому они подлежат тщательной зашифровке. Не менее важна разработка «легенды прикрытия», как мы видели это на примере операций американцев и англичан с воздушными шарами и самолетами «У-2». Необходимо отметить, что английские спецслужбы чрезвычайно чувствительны к провалам подобных операций, и не потому, что отличаются от своих старших партнеров большей деликатностью или стыдливостью. Скорее они больше заботятся о своем престиже, более скрупулезно блюдут одну из основных заповедей разведки – конспирацию, вынуждены больше, чем американцы, думать о последствиях разоблачения.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх