Глава 44

Послевоенные отношения России и Японии

29 августа 1945 г. командующий американскими войсками на Тихом океане, генерал Макартур получил предписание из Вашингтона, которым предписывалось действовать в Японии так, чтобы при любых обстоятельствах в стране было создано и функционировало правительство, «поддерживающее цели Америки». Главной целью американских оккупационных войск в Японии стало не искоренение японского милитаризма, а недопущение прихода к власти левых сил. Так, к примеру, американцы неоднократно запрещали забастовки рабочих в частных японских фирмах, угрожая применением оружия. В 1948 г. правительство США окончательно отказалось от обязательств произвести репарационные поставки из Японии.

3 мая 1947 г. в Японии вступила в силу новая Конституция, составленная по указанию американских политиков и военных. Согласно Конституции, в Японии устанавливается парламентская монархия, возглавляемая императором Хирохито, являющимся «символом государства». Высшим органом законодательной власти является парламент, состоящий из двух палат: нижней — палаты представителей; и верхней — палаты советников. Срок полномочий членов палаты представителей — 4 года, членов палаты советников — 6 лет, причем каждые 3 года половина состава палаты советников переизбирается. Высший орган исполнительной власти — Кабинет министров — ответственен перед парламентом, но имеет право его досрочного роспуска.

В статье 9 Конституции говорится: «Искренне стремясь к международному миру, основанному на справедливости и порядке, японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров.

Для достижения цели, указанной в предыдущем абзаце, никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право на ведение государством войны не признается».

Тем не менее японцы с санкции США немедленно начали создавать вооруженные формирования, используя для этого самые различные вывески. В 1946 г. в «полицейских формированиях» находились 93 тысячи человек, а в 1948 г., после очередной реорганизации численность их была доведена до 150 тысяч. Только центральное управление состояло из 30 тысяч человек, преимущественно бывших офицеров императорской армии. Кроме того, в Департаменте охраны на море, созданном в том же году, служили 10 тысяч офицеров и матросов, а в составе железнодорожной полиции — еще 20 тысяч человек. В 1950 г. был дополнительно сформирован так называемый резервный полицейский корпус в составе 75 тысяч человек, ставший ядром будущей японской армии.

1 января 1950 г. генерал Макартур в новогоднем послании японскому правительству откровенно написал: «Какие бы доводы ни приводились, положения, зафиксированные в новой Конституции, никоим образом нельзя истолковать в смысле абсолютного отрицания неоспоримого права Японии на самооборону против напавшего на нее противника». В дальнейшем Макартур и его японские поклонники сумели в своей пропаганде конкретизировать «самооборону против напавшего на нее противника», подставив под общее понятие «противник» конкретное название — «коммунистический агрессор».

Любопытно, что уже через пять дней, 6 января 1950 г., вышла Директива главнокомандующего оккупационными войсками США, генерала Макартура об отстранении от политической деятельности 24 членов ЦК компартии Японии. В июне было запрещено издание газеты «Акахата» — центрального органа КПЯ.

Война в Корее 1950–1953 гг. стала буквально манной небесной для японских военных и промышленников. Страна стала большим тылом американских войск, сражавшихся в Корее. Бомбардировщики Б-29 американских ВВС регулярно вылетали с японских аэродромов бомбить Корею.


Министр обороны Японии Тодзио


Мало того, американские самолеты с японской территории регулярно совершали дальние разведывательные полеты над территорией СССР. Так, в конце 1953 г. на аэродроме в Комаки, в Японии, была сформирована специальная группа в составе 15-й разведывательной эскадрильи ВВС США. На восьми самолетах RF-86F сняли вооружение и установили фотоаппаратуру с фокусным расстоянием от 152 до 1000 мм. Для увеличения дальности полета на RF-86F, помимо двух основных топливных баков, емкостью 850 л, навешивали еще два бака по 450 л.

С апреля 1954 г. по июль 1955 г. RF-86F совершили свыше 12 дальних полетов над территорией Китая и СССР. Им удалось пролететь над районами Владивостока, Советской Гавани, Сахалина, Дайрена, Порт-Артура и др. Обычно в полете участвовало от двух до четырех машин. Они летели днем на высоте 13,5-14,5 км и только при таких метеорологических условиях, когда отработанное топливо не оставляло видимых следов в атмосфере.

31 января 1952 г. японское правительство заявило о необходимости создания «войск самообороны», то есть регулярной армии. Войска самообороны Японии с самого начала и по сей день комплектуются на контрактной основе. В конце 1950-х годов новобранец получал оклад, примерно равный зарплате среднего рабочего, младший командный состав — в два раза больше, а высший командный состав — в 5-12 раз больше. Милитаристская пропаганда и хорошие оклады привели к тому, что на одно место рядового в 1950-1970-х годах в среднем приходилось от двух и более кандидатов.

В 1954 г. правительство Японии ввело закон о создании резерва. По данным на 31 марта 1971 г., в составе обученного резерва находились 39 тысяч человек. Обученный резерв обычно приписан к соответствующим воинским частям по месту работы и ежегодно привлекается на пятидневные сборы в частях по месту приписки.

Первые 11 лет после окончания войны Япония не имела ни мирного договора, ни дипломатических отношений с СССР. Безусловно, обе стороны были заинтересованы в развитии торговли, взаимовыгодном решении проблем рыболовства, безопасности на море и т. д.


Японские пленные под руководством советского офицера используются как носильщики-кули


В декабре 1954 г. только что сформированное правительство Итиро Хатояма, сменившее откровенно проамериканский кабинет С. Иосида, дало знать Москве о своей готовности нормализовать японо-советские отношения. В ответ в январе 1955 г. временно исполняющий обязанности советского торгового представителя в Токио А.И. Домницкий провел с Хатояма неофициальные консультации по этому вопросу.

В конце сентября 1956 г. перед поездкой в Москву премьер-министра Японии Итиро Хитояма дал интервью спецкорам газеты «Правда», находившимся в Японии. Премьер сказал: «Вы — первые иностранные журналисты, которым я с удовольствием сообщаю: в самое ближайшее время японская делегация, которую я возглавляю, отправится в Москву. Лидер советского государства Хрущев, которого я глубоко уважаю, ждет нас… Мы отправляемся на переговоры, несмотря на серьезное противодействие со стороны внутренних и внешних противников сближения с Советским Союзом. Деловые круги Японии давно требуют нормализации всесторонних связей с СССР.

Не стану скрывать: Япония остро нуждается в поставках угля, нефти, леса и бокситов. Сегодня все это мы импортируем издалека, например, из Австралии, Канады и Новой Зеландии. Огромные валютные средства переплачиваем на морских перевозках, а ведь Владивосток и остров Сахалин — рядом.

Сегодня, чтобы добраться самолетом из Токио до Москвы, приходится лететь через Южную Азию, Средний Восток и Западную Европу. Нормализация отношений откроет нам более короткий и удобный маршрут: Токио — Москва — Токио.

Развивая торгово-экономические связи, мы в обмен предлагаем нашим советским партнерам высокие технологии, разнообразную продукцию, в частности, электронику и фотоаппаратуру. Согласны делиться и научно-техническими достижениями, принимать по обмену в наши высшие учебные заведения советскую молодежь. Хотели бы также, чтобы и японские студенты учились в вузах Москвы, Ленинграда, Киева и других городов».

Ну что ж, вполне разумные высказывания. Но дальше Хатояма занесло: «На переговорах в Москве мы намерены поставить перед советским руководством вопрос о возвращении Японии островов Шикотан, Хабомаи, Итуруп и Кунашир, захваченных советскими войсками в 1945 г. Это исторически наши земли. Думаю, что Хрущев, порвавший с экспансионистскими устремлениями Сталина, поймет наши надежды и чаяния. Решение вопроса о возвращении нашей стране северных территорий упрочит японо-советские отношения, увеличит ряды сторонников дружбы с Советским Союзом в Японии».

Далее вообще начался японский юмор: «Американские войска и базы находятся у нас в соответствии с договоренностью, достигнутой в Сан-Франциско. Они имеют сугубо оборонительное значение. Их присутствие не направлено против Советского Союза, который после смерти Сталина больше не угрожает независимости Японии. Американское присутствие в Японии — это гарант стабильности и демократии в стране. Смею заверить Москву, что американские войска и военные базы находятся под полным контролем нашего правительства и парламента».


Император Японии Хирохито на смотре танковых войск


Получается, что янки завезли атомное оружие в Японию для защиты ее правительства от коммунистов или правых сил. Ну, а пассаж «полного контроля» японского правительства и парламента над американскими войсками и военными базами — это просто нахальное вранье. Ни тогда, ни сейчас, в 2008 году, полного контроля как не было, так и не будет. Американская сторона даже не изволит сообщать японцам, есть ли на борту заходящего в японский порт корабля ядерное оружие или нет.

В Москве подобное заявление вызвало раздражение, и интервью было опубликовано через… 49 лет!

С 13 по 19 октября 1956 г. в Москве прошли переговоры Итиро Хатояма с Н.С. Хрущевым и Н.А. Булганиным. Еще ранее дипломаты договорились, что дальнейшие переговоры целесообразно вести на основе так называемой формулы Аденауэра — восстановление дипломатических отношений без подписания мирного договора.

Стратегической целью советского правительства был вывод американских сил и ликвидация их баз на японских островах. Ради этого Хрущев был согласен пойти на серьезные уступки Японии. Так, СССР согласился на прием Японии в состав членов ООН, где наша страна имеет право вето в Совете Безопасности. СССР отказался от всех репарационных претензий к Японии. Наконец, Хрущев пообещал (именно пообещал), так сказать, сделал декларацию о намерении передачи Японии Южнокурильских островов.

«Из протокольной записи беседы от 17 октября 1956 г. между Н.С. Хрущевым — членом советской делегации, первым секретарем ЦК КПСС, и Итиро Коно — членом японской делегации, министром земледелия и лесоводства Японии, видно, что наш государственный интерес в возможной передаче Малой Курильской гряды Японии состоял в том, чтобы оказать давление на США с целью возвращения под японский суверенитет Окинавы и других территорий, находящихся под контролем США.

Вот что предлагал Хрущев: „Можно было бы в Совместную Декларацию включить пункт о передаче Японии островов Хабомаи и Шикотан после заключения мирного договора и возвращения Японии Окинавы и других территорий, находящихся под контролем США, но, помимо этого, устно, без записи, договориться, что мы передадим указанные территории после заключения мирного договора и не будем связывать эту передачу с возвращением Окинавы и других территорий. Мы хотим помочь Японии добиться освобождения Окинавы и других территорий. А для этого наш вариант решения территориального вопроса был бы весьма приемлем. Япония в этом случае могла бы привести в пример Советский Союз и на этом примере мобилизовать внутреннее и международное общественное мнение на поддержку борьбы за освобождение Окинавы“»[142].

Тем не менее правительство Японии 19 января 1960 г. подписало новый «договор безопасности» с США, а через пять месяцев палата депутатов ратифицировала этот договор.

Понятно, что ни СССР, ни КНР, ни вообще кто-либо не собирался нападать на Японию, это понимали и сами японцы. В июне 1960 г. четыре всеобщие забастовки против «договора безопасности» срывают визит в Японию президента США Эйзенхауэра, намеченный на 16 июня, и вынуждают премьер-министра Киси подать в отставку. Во главе правительства становиться Икэди.

27 января 1960 г. советское правительство направило памятную записку правительству Японии. Там говорилось: «Увековечение договором фактической оккупации Японии, предоставление ее территории в распоряжение иностранной державы, отрыв от Японии островов Окинава и Бонин, неизбежно вытекающая из положений договора военная, экономическая и политическая зависимость Японии — все это вызывает законный вопрос: что же в действительности останется от суверенитета Японии после вступления в силу договора?..

Ввиду этого Советское правительство считает необходимым заявить, что только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Сикотан [Шикотан] будут переданы Японии, как это было предусмотрено совместной Декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 года»[143].

Итак, Хрущев в январе 1960 г. поставил точку в разговорах о передаче островов.

Можно спорить, была ли в 1956 г. целесообразность передачи этих островов в обмен на полный нейтралитет Японии и ликвидацию всех американских баз. Но бесспорно другое — Декларация 1956 года касалась намерения совершить сделку и не являлась обязательством передать острова Японии. Причем точные условия сделки вообще выработаны не были. Япония же, подписав договор с США, сама поставила крест на переговорах об этих островах.


Подписание Совместной Советско-японской декларации о развитии торговли. Москва. 19 октября 1956 г.


Однако японское правительство не только не прекратило выдвигать свои претензии, но и заявило о новых. 5 февраля 1960 г. в Памятной записке СССР оно сообщило, что «правительство Японии не может одобрить позицию Советского Союза, выдвинувшего новые условия осуществления положений Совместной декларации по территориальному вопросу и пытающегося тем самым изменить содержание декларации не только по островам Хабомаи и Сикотан, но также и другим исконным японским территориям»[144].

С этого времени отношения между двумя странами постоянно омрачаются территориальными претензиями Японии. Спору нет, экономическое сотрудничество России и Японии с 1960 г. неуклонно растет, но, увы, в недостаточной степени, и опять же по вине японских политиков.

В 1967 г. в Японии для обозначения территориальных претензий к СССР был введен специальный термин «северные территории». Позже было даже создано Министерство по делам северных территорий. (Представим на секунду: как бы реагировали в США, если бы в Москве открылось Министерство по делам Аляски?) Любопытно, что содержание термина «северные территории» в Японии всякий может трактовать как угодно. Так, «в официозе МИД Японии „Токи-но угоки“ (1968, № 11) указывалось, что Кунашир, Итуруп, Шикотан и Хабомаи образуют Северные территории в „узком смысле“, а в „широком смысле“ в эти северные территории входят все остальные Курильские острова и южная часть Сахалина с прилегающими островами. К таковым относятся остров Монерон и остров Тюлений.

Японские националисты с того времени стали включать в „северные территории“ такие территории СССР и России, как Камчатка, Приморье, Приамурье и Северный Сахалин (Сюкан дзидзи, 1968, № 51).

В статье 6 Указа № 246 от 16 сентября 1969 г. о введении в действие Закона об Ассоциации по северным территориям, ответственность за деятельность которой несет премьер-министр, состав северных районов определен следующим образом: „Острова Хабомаи, Шикотан, Кунашир, Итуруп, а также другие северные районы по решению премьер-министра“. При такой методике определения понятия все, что севернее Японии — до Северного полюса, — несомненно, может быть объявлено „северными территориями“»[145].

Помимо пропагандистской обработки населения страны и дипломатических демаршей к правительству СССР, а позже РФ, японские правители не исключают и силового варианта возвращения «северных территорий». Формально пока об этом японские политики не говорят, но военные изредка проговариваются. Так, к примеру, 24 февраля 1977 г. Совет министров СССР принял постановление «О введении временных мер по сохранению живых ресурсов и регулированию рыболовства в районах Тихого океана и Северного Ледовитого океана, прилегающих к побережью СССР», которым эти меры распространялись на прибрежные районы шириной 200 миль.

После опубликования этого постановления в Москву срочно вылетел министр земледелия и лесоводства Японии Д. Судзуки для встречи с министром рыбного хозяйства СССР А.А. Ишковым. Министры договорились провести с 15 по 31 марта 1977 г. советско-японские переговоры по рыболовству и продлить до истечения этого срока промысел рыбы японскими судами в морских районах СССР.

На переговорах японская делегация выдвинула ряд политических вопросов: она возражала против признания суверенных прав СССР на биоресурсы в морских районах, против контроля за ведением промысла советской стороной, настаивала на выделении вопроса о промысле в районе Южных Курильских островов из общего соглашения и увязки его с проблемой «северных территорий».

2 мая 1977 г. правительство Японии приняло Закон о территориальных водах в рыболовной зоне Японии. Ширина территориальных вод увеличивалась с 3 до 12 миль, рыболовная зона устанавливалась шириной 200 миль. Принятию закона предшествовала развернутая японскими СМИ кампания антисоветского характера. Премьер-министр Японии Фукуда в одном из телеинтервью сказал, что Япония никогда не пойдет на уступки в вопросе о возвращении занимаемых СССР четырех Курильских островов и закон о 200-мильной рыболовной зоне будет применяться в отношении района вокруг этих островов. Выступая в парламенте при обсуждении закона, начальник управления национальной обороны Японии Михара заявил: «Право страны на самооборону распространяется и на проектируемую 200-мильную зону. В случае нападения на Японию в пределах указанной зоны японские силы самообороны вступят в бой, чтобы защитить Родину»[146].

Вот так — самураи вновь готовы «вступить в бой» за возвращение «северных территорий».

И, увы, это не только слова. Япония уже стала сверхдержавой не только в экономической, но и в военной области. Ее вооруженные силы не так уж и велики, но с учетом стратегически удачного положения Японии, не имеющей общих сухопутных границ с другими государствами, и огромной огневой мощи и превосходства в радиоэлектронных средствах борьбы она представляет угрозу для любой страны в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Замечу, что как в 1960 г., так и в XXI веке никто не собирается нападать на Японию и ни одна страна мира не имеет к ней территориальных претензий.

Риторический вопрос: зачем же Японии нужна такая военная мощь?

В 2003 г. военный бюджет Японии составил 41,4 миллиарда долларов США. Регулярные вооруженные силы доведены до 240 тысяч человек. Резерв — 47 тысяч человек. К этому надо добавить Департамент морской охраны — 12 250 человек. Мобилизационные ресурсы составляют 30,7 миллиона человек.

В составе сухопутных войск 148 тысяч человек. Организационно они сведены в 11 дивизий и 5 бригад, не считая артиллерийских, инженерных, зенитных и других частей. В армейской авиации состоят 20 самолетов и около 450 вертолетов.

В Военно-воздушных силах служат 45,6 тысячи человек. Боевой состав — около 300 самолетов, ядро отрядов составляют свыше 150 истребителей-бомбардировщиков F-15. Вспомогательная авиация располагает 307 самолетами и 40 вертолетами.

В Военно-морских силах служат 44,4 тысячи человек. В составе флота 111 боевых кораблей, 30 катеров, 23 вспомогательных судна, 116 самолетов и 107 вертолетов.

В составе флота находятся 22 большие дизель-аккумуляторные подводные лодки, вооруженные торпедами и ракетами «Суб Гарпун».

Ядро надводных кораблей составляют четыре эсминца-вертолетоносца водоизмещением 500–700 т; 5 эсминцев типа «Конго», полным водоизмещением 10 000 т, а также 38 эсминцев других типов.

Кроме того, в состав флота входят 9 фрегатов, 9 ракетных катеров и 40 кораблей противоминной обороны. Замечу, что среди них есть не только морские тральщики, водоизмещением 510–620 т, но и крупные корабли размером с крейсер, как, например, «Урага», водоизмещением 8400 т.

Десантные силы представлены 8 десантными кораблями и 17 десантными катерами. Три больших корабля-дока типа «Осуми» имеют водоизмещение 18 600 т и способны одновременно перевозить по 10 танков и 350 человек десанта.

Управление безопасности на море — нечто типа пограничной охраны в РФ, располагает 90 (!) патрульными кораблями и 285 патрульными катерами. Я не зря написал «нечто». Вот, к примеру, патрульный корабль «Шикишима» имеет полное водоизмещение 9350 т. Да какой это патрульный корабль? Это крейсер! Он отлично вооружен и снабжен ангаром на два тяжелых вертолета. Дальность плавания огромная — 20 тысяч километров при 18-узловом ходе. Суда типа «Музуно» имеют водоизмещение 5204 т и т. д.

Возникает риторический вопрос: зачем Японии столько патрульных судов? Неужели какие-либо злодеи-супостаты денно и нощно вторгаются в территориальные воды Японии? Я лично не слышал о вторжениях в терводы Страны восходящего солнца, хотя какие-то отдельные инциденты и могут иметь место. Так зачем же нужна такая армада «Управления безопасности на море»? На самом деле армада обеспечивает безопасность японских рыболовецких судов, ведущих незаконный лов рыбы в чужих территориальных водах. Ну, а в случае войны «патрульные корабли» будут выполнять задачи ПЛО и ПВО. Кстати, разместить «Гарпуны» и «Томагавки» на больших патрульных кораблях — вопрос двух-трех дней.

Кстати, а зачем японскому ВМФ ледоколы? Так, например, в 1982 г. в строй был введен «Shirase AGB-5002», полным водоизмещением 19 тыс. т. Дальность плавания ледокола составляет 25 тысяч миль при 15-узловом ходе. Формально на судне нет артиллерии, но на самом деле там имеются установочные части, погреба и другое оборудование для артиллерийских установок калибра до 100 мм и пусковых установок ракет. Ледокол перенасыщен радиоэлектроникой, включая разведывательное оборудование. Ледокол снабжен ангаром для двух тяжелых и одного легкого вертолетов.

Зачем такая махина Японии? Может, проводить караваны судов зимой в Нагасаки? Но у них вроде бы и льда-то не бывает, разве что на лужах на острове Хоккайдо. А может, ледоколы нужны для операций у берегов Чукотки или «освоения» Севморпути? А пока такая возможность не предоставляется, оный ледокол решили использовать для вывоза мусора с японской антарктической станции. Неужели не нашлось какой-нибудь ржавой посудины?

Огневая мощь надводных кораблей Японии очень высока. На вооружении эсминцев и фрегатов состоят новейшие американские ракеты «корабль — корабль» «Гарпун», зенитные ракеты «Стандарт» и «Си Спэрроу» и противолодочные ракеты «Асрок». Артиллерийское вооружение представлено 127-мм американскими универсальными артсистемами Мк.42,76-мм установками «Ото Мелара» и шестиствольными 20-мм автоматами «Вулкан-Фаланкс».

Любопытно, что пять новых эсминцев типа «Конго» (еще несколько единиц находятся в стадии строительства) имеют американские универсальные установки вертикального пуска шахтного типа. Универсальность их в том, что они могут стрелять как зенитными ракетами «Стандарт» (система «Иджис»), так и крылатыми ракетами «Томагавк». На каждом эсминце размещено 90 ракет в любом соотношении. Напомню, что дальность стрельбы ракетами «Томагавк» — 2500 км. Таким образом, при желании японские эсминцы типа «Конго» могут выпустить в одном залпе 450 крылатых ракет «Томагавк», которые поразят цели до Байкала и даже дальше.

Формально японцы отрицают наличие «Томагавков» на своих кораблях. Но если есть пусковые установки, то загрузить туда ракеты — дело нескольких часов, тем более что сотни «Томагавков» складированы на базах американских ВМС в Японии.


Корабль противоминной обороны «Ураган»


Но самураям XXI века этого недостаточно. Вот сообщение ИТАР-ТАСС от 24 декабря 2007 г.: «Правительство Японии сегодня утвердило решение о приведении в действие национальной системы противоракетной обороны, состоящей из двух эшелонов — морского и наземного. Постановление принято с учетом успешного испытания противоракеты SM-3 17 декабря в районе Гавайских островов. Она успешно поразила баллистическую ракету условного противника, которая была запущена с американского полигона…

Согласно постановлению правительства Японии, сфера действия национальной ПРО теперь не будет ограничиваться только зоной Токио. Более того, в экстренных случаях решение о перехвате вражеских ракет будет принимать министр обороны, не дожидаясь одобрения со стороны главы правительства.

Американские зенитные ракеты SM-3 уже установлены на японском эсминце „Конго“, который после успешных испытаний у Гавайев выдвигается сейчас в Японское море на боевое дежурство. Всего к весне 2011 г. Токио будет иметь четыре таких боевых корабля, оснащенных системами „Иджис“. Эти системы предназначены для того, чтобы одновременно отслеживать большое число летящих целей и сбивать их за пределами земной атмосферы. (Испытанные SM-3 выступают в системе в качестве оружия перехвата.)

Прорвавшиеся через первый эшелон обороны ракеты противника будут расстреливаться на подлете зенитными комплексами американского производства „Patriot“ последней модификации. Две батареи таких установок уже развернуты у Токио. К 2010 г. еще около тридцати будут дислоцированы на 11 базах по всей стране».

А как реагируют в Кремле на «наращивание мускулов» у соседа, официально претендующего на часть нашей территории? Да никак!

Не пора ли признать, что с учетом технического состояния кораблей и систем вооружений Тихоокеанского флота, а также степени обученности его личного состава японский флот за несколько дней может устроить Тихоокеанскому флоту вторую Цусиму, и похлеще первой. До сих пор японцы опасались ответного удара российских ракет по их островам. Но что произойдет, когда самураи получат противоракетный зонтик?


Примечания:



1

Сёгун — титул верховного правителя государства (предводитель, военный вождь).



14

Хунгузами (хунхузами) называли шайки профессиональных грабителей. Единого руководства у этих шаек не было, но они зачастую находились под покровительством местных китайских властей, с которыми делились частью добычи.



142

Пономарев С.А. Наши Курилы и японские притязания. Южно-Сахалинск: Сахалинское книжное издательство, 2003. С. 12–13.



143

Газета «Правда» от 29 января 1960 г.



144

Совместный сборник документов по истории территориального размежевания между Россией и Японией. МИД Российской Федерации — МИД Японии. С. 46–47.



145

Пономарев С.А. Что такое «северные территории»? // Вестник восточного университета. Февраль 2008 г.



146

Мошков Ф.А. Морская пограничная охрана России: от Петра I до наших дней. М.: Граница, 2003. С. 256.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх